<<
>>

§1. Уголовно-правовой анализ специального состава преступления

Состав преступления относится к числу фундаментальных и наиболее сложных проблем уголовного права. Процесс квалификации преступления тесно связан с понятием состава преступления. И это неслучайно, поскольку единственным основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным кодексом (ст.

8 УК РФ, ст. 3 УК РА).

Проблема состава преступления исследовалась многими учеными-юристами1.

1 См.: Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. — М., 1963; Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. - М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2003; Гонтарь И.Я. Преступление и состав преступления как явления и понятия в уголовном праве. - Владивосток, 1997; Игнатов А.Н., Костарева Т.А. Уголовная ответственность и состав преступления. — М., 1996; Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. — М., 1974; Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. - 2-е изд., перераб. и дополн. — М.: «ЮРИСТЪ», 2001; Кузнецова Н.Ф. Квалификация смежных составов преступлений // Уголовное право. - 2000. — № 1; Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. — М., 1976; Малков В.П. Состав преступления в теории и в законе // Государство и право. — 1996. — № 7; Наумов А.В., Новиченко А.С. Законы логики при квалификации преступлений. — М., 1978; Рарог А.И. Состав преступления как инструмент ква-

133

Вместе с тем некоторые ее аспекты малоисследованны и заслуживают отдельного изучения. К числу таких вопросов относится проблема специального состава преступления, комплексное изучение которой имеет важное не только теоретикоправовое, но и практическое значение.

Освещение обозначенной проблемы на страницах предлагаемой работы обусловлено комплексным исследованием основной постановочной проблемы - соучастия в преступлениях со специальным субъектом, а вернее, со специальным составом.

В отмеченных и других исследованиях проблема специального состава преступления различными учеными затрагивалась фрагментарно.

В современной юридической литературе отдельных монографических исследований по данной проблеме не имеется. В учебной литературе в темах «о составе преступления» дается только понятие родового состава, а проблема специального состава преступления не выделяется. Следует выделить только упомянутую книгу проф. А.А. ТерАкопова (Преступление и проблемы нефизической причинности в уголовном праве), в которой автор проблеме специального состава преступления посвятил отдельную главу. Обозначенная им проблема и ее краткое освещение с точки зрения детерминации элементов специального состава преступления является глобальной и требует дальнейшего комплексного исследования в общем учении о составе преступления.

В юридической литературе выделяются обший состав, родовой состав и конкретный состав преступления. Традиционно специальные составы преступления выделяются в рамках родового состава преступления. При этом учитывается однородность преступлений по объекту посягательства. В некоторых случаях основным родовым признаком выделяется субъект преступления. Например, должностное лицо как субъект преступления является единым родовым признаком составов преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного са-

лификации/В кн.: Квалификация преступления по субъективным признакам.

- Санкт-Петербург: «Юридический центр Пресс», 2003; Тер-Акопов А.А. Уголовная политика РФ. - М.: Изд-во «МНЭПУ», 1999; Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. — М.: «Юр. лит.», 1957 и др.

134

моуправления; военнослужащий — единым родовым признаком составов воинских преступлений. Это так называемые, преступления со специальным субъектом. Анализ уголовно-правовой литературы, посвященной исследованию подобных родовых составов преступлений, показывает, что ученые в основном акцентируют внимание на проблеме специального субъекта и вопросов его уголовной ответственности за совершение таких преступлений. При этом не учитывается то обстоятельство, что ряд родовых (специальных) составов преступлений имеет в качестве общего признака одинаковую форму деяния. Так, экологические преступления, преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта, многие преступления против правосудия, преступления против военной службы и др., проявляются в форме нарушения специальных правил поведения.

Кроме того, в таких составах может обнаруживаться специфика признаков субъективной стороны: вины, мотива и цели.

Анализ ряда родовых составов преступлений свидетельствует о том, что основанием их выделения является наличие в них специфических признаков, характеризующих все элементы состава. Именно такие составы преступлений следует относить к числу специальных, в которых не только объект и (или) субъект, но и остальные элементы имеют специальный характер.

При исследовании проблемы специального состава преступления нужно иметь в виду, что если в составе преступления только субъект специальный (изнасилование; убийство матерью новорожденного ребенка; хищение имущества, вверенного виновному под охрану, и т.д.), то такие составы не следует относить к специальным. Это не тождественные понятия, поэтому наряду с анализом специального состава преступления отдельно возвратимся и к характеристике составов, в которых только субъект специальный.

Состав преступления включает в себя не только признаки, указанные в статье Особенной части УК, но и признаки и положения Общей части УК- Поэтому, как отмечалось, для соучастника основанием ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, в котором он принимал участие, а также признаки, указанные в нормах о соучастии, где дано законодательное описание его функциональной роли.

Всестороннее исследование оснований и пределов ответственности соучастников, а также выведение общих правил квалификации

135

соучастия возможно посредством уголовно-правового анализа специального состава преступления и отдельно - состава, в котором только субъект специальный.

Исследование проблемы специального состава преступления предполагает освещение, по крайней мере, следующих основополагающих вопросов: •

формулировка понятий и определений, связанных со специ альным составом преступлений; •

соотношение общего понятия преступления и специального состава преступления; •

специальный состав преступления как основание уголовной ответственности; •

соотношение специального состава с родовым составом пре ступления; •

определение элементов и признаков специального состава преступления; •

основания выделения таких составов преступлений и их клас сификация; •

уголовно-правовое и криминологическое значение специаль ных составов преступлений и др.

Некоторые специальные составы преступлений совпадают с родовыми составами, распределенными по главам УК. Например, нормы о преступлениях против военной службы (гл. 33 УК РФ, гл. 32 УК РА) выделены в отдельную главу с целью охраны военной безопасности государства. Определение понятия преступления против военной службы указывает на его особые видовые признаки: не только объекта, но и субъекта, и противоправности в их совокупности. Следовательно, все элементы состава воинского преступления имеют специальный характер. Поэтому все преступления, предусмотренные в главе 33 УК РФ (преступления против военной службы), составляют родовой состав воинского преступления. Вместе с тем посягательство на военную безопасность государства может осуществляться военнослужащими и посредством совершения общеуголовных преступлений (хищение военного имущества; хищение и нарушение правил охраны огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств и т.д.)1. Такие пре-

1 Преступления против военной службы (военно-уголовное законодательство РФ). Научно-практический комментарий УК РФ. — М.,

136

ступления, совершаемые военнослужащими, квалифицируются по соответствующим статьям других разделов и глав Особенной части УК (это так называемые воинские преступления в широком смыс-ле').

Посягательство на интересы военной службы возможно и со стороны невоеннослужащих, например посредством противодействия военным органам и отдельным военнослужащим (статьи 317 и 328 УК РФ и др.).

В отличие от преступлений, предусмотренных в главе 33 УК РФ, иные преступления военной службы не относятся к числу родовых составов воинских преступлений. В обоих случаях вред причиняется или может быть причинен и военной безопасности государства, т.е. специальному объекту, однако другие элементы таких составов не имеют специального характера, в частности, отсутствует специальная уголовная противоправность, военная безопасность выступает в качестве дополнительного объекта и т.п.

Кроме того, такие составы предусмотрены в разных главах Особенной части УК, т.е. являются составами конкретных преступлений. Поэтому проф. А.А. Тер-Акопов справедливо отмечает, что «специальный состав преступления нельзя рассматривать как совокупность специальных признаков, характерных только для определенного состава преступления, в противном случае специальный состав будет отождествляться с составом конкретного преступления»2.

Как известно, главы Особенной части УК разделены по содержанию родового объекта посягательства. Одни родовые объекты имеют общий характер (жизнь и здоровье; собственность и т.д.), другие - специальный (правосудие; интересы военной службы и др.). При этом выделение специальных составов осуществляется не по содержанию специальных ценностей, выступающих в качестве

1999.-С. 175.

1 Тер-Акопов А.А. Развитие системы военно-уголовного законодательства/В кн.: 50 лет военно-юридического образования в СССР. - М.: Военный инст., 1987. - С.119-120.

1 Тер-Акопов А.А. Преступление и проблемы нефизической причинности в уголовном праве. - М.: «Юркнига», 2003. - С.148.

137

объектов преступлений, а «по степени общности отношений, в систему которых та или иная ценность входит»1.

Специальные объекты могут охраняться не только специальными, но и общими уголовно-правовыми нормами. Такие составы, как известно, принято называть многообъектными. Например, при посягательстве на жизнь судьи в связи с рассмотрением дела в суде (ст. 295 УК РФ) вред причиняется как интересам правосудия (основной объект), так и жизни судьи {дополнительный объект). Причем один и тот же объект в одних случаях может быть основным, а в других иметь значение только дополнительного объекта.

Таким образом, в одних случаях специальные составы преступлений совпадают с родовыми составами (должностные, воинские и др.). В такие составы включается ряд признаков, характеризующих определенный вид преступлений. Причем эти признаки определяют содержание всех элементов подобных составов. Значит, все специальные составы преступлений — родовые. Однако не все родовые составы преступлений специальные. В связи с этим следует согласиться с позицией АЛ. Тер-Акопова, в том, что «специальный состав — это характеристика не конкретного преступления, а преступлений одного вида, он является промежуточным между общим и конкретным составами преступлений»2.

Вместе с тем нельзя согласиться с мнением автора в том, что когда в общем составе выделяется признак совершения этого деяния «лицом с использованием своего служебного положения», образуется специальный состав3. В таких случаях субъект преступления — специальный. Однако если уголовный закон устанавливает ответственность специального субъекта за посягательство на общие объекты, речь должна идти об общем составе, поскольку в таком составе остальные элементы, прежде всего объект преступления, не имеют специального характера, а особые признаки субъекта не обусловлены особенностями такого объекта4.

1 Там же.

2 Там же. - С.148.

4 Аветисян С.С. Квалификация соучастия в преступлениях со специальным составом по признаку группы лиц // Военно-уголовное право (вкладка к журналу «Право в Вооруженных Силах»). - 2004.

-№2.

138

Специальный состав преступления А.А. Тер-Акопов определяет как «совокупность закрепленных отдельными уголовно-правовыми нормами признаков, характеризующих содержание и структуру преступлений, посягающих на специальные сферы общественных отношений, обеспечивающих безопасность личности, общества и государства»1.

Автор отмечает, что «главный признак специального состава преступления, который, собственно, и делает состав специальным, — это особый характер отношений, выступающих в качестве одного из объектов преступлений»2. Это, безусловно, верный вывод. Все объекты делятся на общие и специальные. Доступ к общим объектам имеют все граждане. Такими объектами являются сам человек, его жизнь, здоровье, честь, достоинство, свобода и другие объекты, охраняемые нормами уголовного закона (это «различные по содержанию материальные и идеальные блага, принадлежащие личности, обществу и государству»3).

Специальные объекты, выступающие в качестве самостоятельных объектов преступного посягательства, возникают и поддерживаются в связи с необходимостью осуществления особых социально необходимых функций, обеспечивающих жизнедеятельность личности, общества и государства. Это, например, «отношения, вытекающие из служебных профессиональных обязанностей должностного лица, военнослужащего, медицинской или юридической профессии и т.д.»4.

Специальные объекты, как правило, доступны только для лиц, включенных в данную сферу специальных отношений для выполнения социально полезных функций. Для реализации таких функций государство определяет круг субъектов, способных быть участниками соответствующих отношений, и устанавливает нормативный порядок включения этих лиц в данную сферу отношений. В

1 Тер-Акопов АЛ. Указ. соч. - С.149.

2 Там же.

3 Зателепин O.K. Современные концепции объекта преступления в Российском уголовном праве // В кн.: Криминальная безопасность человека: угрозы и пути их преодоления: Сб. науч. тр./ Науч. ред. К.В. Харабет. - М: «МНЭПУ», 2003. - Вып.5. - С.40-49.

4 Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. — М.: «МНЭПУ», 2001. - С.83.

139

зависимости от характера и других особенностей выполнения таких функций учитываются возраст, пол, профессия, уровень подготовки, здоровье и другие психофизические и иные качества человека.

Следовательно, специальные отношения можно определить как установленный законодательными актами специальный порядок поведения субъектов, необходимый для реализации особых социально необходимых функций.

Специальные отношения — это особые сферы жизнедеятельности общества и государства. В системе специальных отношений установлен особый порядок функционирования и взаимоотношения ее участников между собой.

Отличительной особенностью специальных отношений является то, что они являются средством посягательства на специальные объекты. Правы те ученые, которые объектом преступления признают «социальные интересы, ценности»1, безопасность субъектов социальной жизни («социальная безопасность»2). При этом в перечень ценностей предлагается включить и общественные отношения, имея в виду те отношения, через воздействие на которые лицо причиняет или может причинить вред охраняемым уголовным законом интересам личности, общества и государства. При совершении любого преступления страдают и соответствующие отношения. Но общественные отношения не образуют самостоятельного объекта преступления. Нарушение порядка отношений имеет уголовно-правовое значение только в тех случаях, когда вред охраняемым интересам причиняется посредством нарушения этого порядка. Подобный механизм причинения вреда возможен только в преступлениях со специальным составом.

Причинение вреда специальным объектам таким способом возможно только участниками самих отношений — специальными субъектами.

Военным судом Уфимского гарнизона А., совершивший побег с гарнизонной гауптвахты, на которой он находился в связи с избранием в отношении него меры пресечения по уголовному делу в виде заключения под стражу, был осужден по чч. 1 ст. 313 и 338 УК.

Действия А. суд первой инстанции расценил как побег из-под стражи и дезертирство.

Тер-Акопов А.А. Указ. соч. - С.29-40. Зателепин O.K. Указ. соч. - С.48-49.

140

Военный суд Приволжского военного округа, рассмотрев дело в кассационном порядке, пришел к правильному выводу о том, что с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу и помещения на гарнизонную гауптвахту А. был выведен из сферы воинских правоотношений, в связи с чем он не подлежал ответственности по ч. 1 ст. 338 УК.

По данным основаниям суд второй инстанции приговор в отношении А. в части осуждения за дезертирство отменил и дело прекратил.

Приведенное решение военного суда округа по существу является правильным. Однако изложенные в кассационном определении мотивы такого решения не в полной мере основаны на законе.

Применение меры пресечения в виде заключения под стражу, действительно, временно выводит лицо из сферы воинских правоотношений. Вместе с тем, продолжая оставаться военнослужащим, это лицо, вопреки утверждению в кассационном определении, в полной мере обладает всеми признаками субъекта преступления против военной службы.

Совершая побег из места предварительного заключения, виновный посягает не на установленный порядок прохождения военной службы, а на другие охраняемые законом отношения (в сфере правосудия).

Именно в связи с отсутствием этого признака состава воинского преступления — его объекта, а не субъекта, и следовало в данном случае сделать вывод о невозможности привлечения А. к уголовной ответственности по ст. 338 УК1.

Более корректным с этой точки зрения является приговор военного суда Ижевского гарнизона в отношении лейтенанта С, осужденного по ч.1 ст.313 УК.

С. признан виновным в том, что наряду с другими преступлениями совершил побег из-под стражи после применения к нему этой меры пресечения.

1 Обзор судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими // Обзоры судебной практики военных судов РФ по уголовным делам <1996-2001гг.). - М: Воен. изд-во, 2002. - С.44.

141

Исключая из обвинения по данному эпизоду ч. 1 ст. 338 УК, суд гарнизона в приговоре указал, что после заключения под стражу С. был временно выведен из сферы воинских правоотношений, а поэтому не мог совершить уклонение от военной службы.

Необходимо также отметить, что применение к военнослужащему в связи с уголовным делом любой другой, кроме заключения под стражу, меры пресечения не влечет перечисленных выше последствий. Поэтому уклонение такого лица от военной службы следует квалифицировать по соответствующей статье главы 33 Уголовного кодекса как воинское преступление.

Поскольку при осуждении военнослужащего к содержанию в дисциплинарной воинской части мера пресечения в отношении него отменяется, последующее самовольное оставление им части также должно расцениваться как воинское преступление1.

Посягательство на специальные объекты возможно и со стороны неспециальных субъектов. Разница состоит в механизме причинения вреда. Неспециальный субъект не может нарушить особый порядок поведения.

Полагаем, что отмеченные обстоятельства нужно учесть при определении специального объекта преступления.

Таким образом, можно заключить, что под специальным (родовым) объектом следует понимать охраняемую уголовным законом группу однородных по своей сущности специальных ценностей, принадлежащих личности, обществу и государству, подвергающихся преступному посягательству посредством нарушения специальных отношений, обеспечивающих деятельность данных объектов.

Возвращаясь к анализу понятия специального состава преступления, данного А.А. Тер-Акоповым, заметим, что из приведенного определения следует, что автор систему специальных составов преступлений рассматривает в широком смысле.

В узком смысле - это те составы, в которых все элементы имеют специальный характер.

Кроме того, случаи посягательства на специальные сферы отношений со стороны неспециальных субъектов, в соответствии с этим определением, также отнесены к числу специальных составов.

Из определения также видно, что любое преступное посягательство специального субъекта на специальные объекты также образует

1 Там же. - С.44-45.

? 142

преступление со специальным составом. В последних двух случаях можно говорить о специальном составе преступления в широком смысле.

Представляется, что столь широкий диапазон специальных составов преступлений может привести к размыванию определяемого понятия и определенным трудностям в правоприменительной практике, в частности при разграничении подобных составов преступлений между собой и с другими смежными (неспвциальными) составами.

Затруднения, испытываемые следственными и судебными органами при решении вопроса об ответственности соучастников в таких преступлениях, не будут преодолены.

Аналогичная проблема существовала применительно к понятию воинского преступления по Уголовному кодексу РСФСР1. В соответствии со ст. 237 УК «воинскими преступлениями признавались предусмотренные Уголовным кодексом преступления против установленного порядка несения воинской службы, совершенные ...».

Такая же формулировка содержалась и в ст. 1 Закона СССР «Об уголовной ответственности за воинские преступления» 1958 г.

В то же время из приведенного определения усматривалось, что одним из признаков воинского преступления являлась специальная противоправность, т.е. запрешенность деяния упомянутым Законом. Тем самым возникло противоречие: деяния военнослужащих, направленные на интересы военной службы, охраняемые нормами различных глав Особенной части УК, признавались воинскими преступлениями (хищение воинского имущества и др.).

Данная проблема окончательно решена в ст. 33! УК РФ (ст. 356 УК РА), в которой указывается, что «преступления против военной службы признаются предусмотренные настоящей главой (выделено нами — С.А.) ...».

Важное практическое значение имеет то обстоятельство, в какой именно главе Особенной части УК конкретно закреплена норма,

1 См.: Зателепин O.K. Понятие воинского преступления в истории уголовного права // Военно-уголовное право (вкладка к журналу «Право в Вооруженных Силах»). — 2002. - № 1—2; Зателепин O.K. Понятие преступления против военной службы, (комментарий к ст.331 УК РФ // Военно-уголовное право (вкладка к журналу «Право в Вооруженных Силах»). - 2002. - № 3-4.

143

предусматривающая ответственность за данное преступление, поскольку от этого зависит правильная квалификация содеянного, имея в виду, что одно и то же деяние может фигурировать в числе признаков разных составов преступлений.

Если отдельные стороны специальной сферы отношений охраняются другими нормами уголовного закона, то нет необходимости предусматривать ответственность за их нарушение специальными уголовно-правовыми нормами. К специальным составам преступлений должны относится лишь те, которые посягают на специальные объекты как основные объекты, и в силу этого не охватываются нормами общих составов преступлений. В этом должен состоять специальный характер рассматриваемых составов преступлений. В остальных случаях борьба с общественно опасными деяниями специальных субъектов должна осуществляться на основании норм общих составов преступлений.

При определении понятия специального состава преступления необходимо учитывать еше одно немаловажное обстоятельство. Посягательство на специальные объекты характеризуется специальной противоправностью, поэтому субъектами его совершения могут быть лишь те, которые предусмотрены в соответствующей норме или главе УК. Иные лица не могут признаваться исполнителями преступлений со специальным составом.

Признаки конкретного состава преступления, в том числе и специального, как правило, не все указываются в соответствующей статье. Известно, что правильная квалификация преступления возможна только на основе анализа всех юридических признаков, характеризующих данный состав преступления1. Эти признаки можно установить путем анализа специального состава преступления как родового понятия.

Понятие специального состава преступления должно помогать установлению непосредственного объекта, субъекта и в общем виде субъективной стороны конкретного состава, когда описание их признаков отсутствует в соответствующей статье. Кроме того, спе-

1 См.: Курс уголовного права. Т.1. — Ленинград: Изд. ЛГУ, 1966. — С.255—256; Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. - М: «Юр. лит.», 1973. - С.66; Аветисян С.С. Воинские преступления: теория и практика. — Ереван: «ЗАНГАГ», 2001. - С.21 и др.

144

циальный (родовой) состав преступления должен позволять не только сделать правильный анализ признаков конкретного состава, но и провести разграничение между специальными и общими составами, сходными, как правило, по объективным признакам.

Определяя понятие специального состава преступления, А.А. ТерАкопов обращает внимание на такую совокупность закрепленных отдельными уголовно-правовыми нормами признаков, которые характеризуют содержание и структуру преступлений, посягающих на специальные сферы отношений. При этом автор отмечает, что «структура преступления, как акта поведения, включает большее число признаков, чем состав преступления, закрепленный уголовным законом*1. Это положение бесспорно. Всякое преступное деяние характеризуется признаками объекта, субъекта, объективной и субъективной стороны, и лишь некоторые из них выделены в число признаков состава и закреплены в уголовно-правовой норме.

Однако следует ли из анализируемого понятия специального состава, что в нем имеются в виду все позитивные признаки, характеризующие данное родовое понятие. Думается, что нет, по следующим соображениям.

Состав преступления — это не только совокупность, а упорядоченная система таких признаков, которые необходимы и достаточны для признания, что лицо совершило соответствующее преступление, в том числе со специальным составом. «Поскольку состав преступления имеет определенную структуру, - отмечает В.Н. Кудрявцев, - ему должна быть присуща такая конструкция, которая включает характер и внутреннюю связь между его признаками»2.

Я.М. Брайнин по этому поводу писал: «Структурную основу состава преступления образует система его элементов: объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны»3.

Следовательно, при определении специального состава преступления как родового понятия следует указать на такую совокупность признаков, которые характеризуют четыре соответствующих эле-

1 Тер-Акопов Л.А. Указ. соч. - С.24.

2 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступления. - М., 1972. - С.73.

3 Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в совет ском уголовном праве. — М., 1963. — C.J62.

145

мента преступления. Это и будет структурной основой определяемого понятия, которая вписывается в общее учение о составе преступления.

«Конструкция состава преступления есть лишь его форма, а для применения закона необходимо глубоко знать содержание состава и каждого из признаков. Под содержанием состава понимается совокупность образующих его признаков»1.

С этой точки зрения, понятие специального состава преступления должно служить основой для уяснения и понимания признаков конкретных составов таких преступлений, что является одним из важных условий правильной квалификации содеянного.

Применительно к специальным составам преступлений проблема состоит в том, что для полного уяснения содержания конкретного состава анализ системы норм уголовного законодательства недостаточен. Дело в том, что конструкции специальных составов преступлений имеют бланкетный характер, поэтому вопрос о том, нужно ли для уяснения содержания состава учитывать и так называемые «подразумеваемые» или «латентные» (неявные) признаки, которые устанавливаются при толковании закона или научными исследованиями, - действительно не простой, и, по справедливому замечанию В.Н. Кудрявцева, имеет «социально-политическое значение»2. Бланкетные признаки являются переменными. Многие из них закреплены не только в законных, но и подзаконных актах, что вызывает определенные сложности для их уголовно-правовой оценки. Законодательные акты, регулирующие специальные правила поведения, должны относиться к источнику уголовного законодательства.

Таким образом, признак специального состава преступления можно определить как обобщенное юридически значимое свойство (качество), присущее всем преступлениям данного вида. По гносеологической сущности рассматриваемые признаки подразделяются на две группы: 1) объективные и 2) субъективные. Объективные — это признаки, характеризующие специальный объект и объективную сторону, а субъективные - специальный субъект и субъективную сторону специального состава преступления.

Кудрявцев В.Н. Указ. соч. - С.83. ! Там же. - С.86.

146

Характерной особенностью специального состава преступления является то, что его признаки детерминированы самой сущностью специальных отношений, обеспечивающих безопасность личности, общества и государства.

К обоснованию данного вывода возвратимся ниже.

На основании вышеизложенного исследуемое понятие можно определить следующим образом.

Специальный (родовой) состав преступления ~ это система объективных и субъективных признаков, закрепленных в уголовном законе, необходимых и достаточных для признания, что специальным субъектом совершено посягательство на специальные ценности посредством нарушения общественных отношений, обеспечивающих безопасность личности, общества и государства, характеризующих конкретную группу преступных деяний.

В приведенном определении устанавливается понятие родового состава, т.е. совокупности признаков, единых для определенной группы преступлений, представленной в одном разделе Особенной части УК. Так, раздел X УК РФ содержит родовой состав преступлений против государственной власти.

Каждый родовой состав в свою очередь подразделяется на видовые составы в соответствии с главами соответствующего раздела. Например, в отмеченном разделе выделяются видовые составы преступлений против правосудия (глава 31), против порядка управления (глава 32) и т.д.

Каждый видовой состав включает в себя конкретные (индивидуальные) составы преступлений, различающиеся между собой, как правило, по объективной стороне, а в отдельных случаях - также по субъективной стороне и по субъекту.

Из упомянутого определения следует, что конкретный специальный состав преступления — это совокупность признаков преступления, указанных в конкретной норме Особенной части УК. Привлечение к уголовной ответственности, квалификация преступления осуществляется на основе конкретного состава.

Из приведенного определения следует, что главными показателями специального состава преступления являются следующие:

1) Объектом специальных составов преступлений выступают социальные ценности, деятельность которых регулируется специальным порядком, установленным особыми законодательными актами.

147

Специальным объектам вред причиняется или может быть причинен посредством нарушения специально установленного порядка поведения. В таких составах специальный объект всегда является основным. Если же в составе имеется и дополнительный объект, то посягательство на данный объект возможно со стороны и общих субъектов. В таких конструкциях составов преступлений причинение вреда общему объекту служит средством посягательства на специальный объект.

2) Субъектом преступления со специальным составом может быть участник данных специальных отношений — специальный субъект. Неспециалыше субъекты исполнителем или соисполните лем таких преступлений не могут быть, поскольку на них специ альные правила поведения не могут возлагаться.

Механизм фактического причинения вреда специальным объектам со стороны неспециальных субъектов иной.

3) Специальный состав преступления характеризуется специаль ной уголовной противоправностью. Это означает, что конкретный состав преступления может быть признан специальным лишь в том случае, когда он предусмотрен в соответствующем разделе (главе) Особенной части УК.

Иные преступления, совершаемые специальными субъектами и причиняющие ущерб данной сфере специальных отношений (например, разглашение военнослужащим государственной тайны военного характера), к числу специальных составов преступлений не могут относиться. Такие деяния должны квалифицироваться по другим статьям УК, предусматривающим ответственность за посягательство на иные объекты.

Наличие специальной противоправности свидетельствует о том, что «преступления в специальных сферах неспеииальной категорией лиц не могут совершаться»'.

4) Специфика специальных составов преступлений состоит так же в том, что все эти преступления, будучи бланкетными, наруша ют не только соответствующий уголовно-правовой запрет, но и специальный порядок поведения, установленный особыми законо дательными актами. Содержание каждого специального состава

1 Преступления против военной службы (военно-уголовное законодательство РФ). Научно-практический комментарий УК РФ. — М., I991.-C.58.

148

преступления можно уяснить только посредством анализа соответствующих нормативных актов, устанавливающих специальные права и обязанности участников специальных отношений.

В соответствующих процессуальных документах следственные и судебные органы обязаны в точности указывать, какие конкретно правила нарушены, в чем выразились нарушения, в каких источниках они закреплены.

Отступление от этого требования ведет к внедрению элементов объективного вменения.

Таким образом, специальные составы преступлений предлагается рассматривать в узком смысле. Объектом таких преступлений являются специальные интересы. Исполнителем (соисполнителем) этих деяний могут бытьтолько специальные субъекты.

Специальный характер отношений определяет и специфику субъекта преступления, направленного против этих отношений.

В теории уголовного права существует концепция, согласно которой «всякая система отношений при совершении преступления повреждается изнутри. Совершая преступление, субъект нарушает установленный, в том числе и для него, порядок отношений, в чем и проявляется его посягательство на этот объект»1. При посягательстве на общие объекты определенные отношения, регулирующие функционирование данных объектов также нарушаются. Субъектом таких преступлений могут быть любые вменяемые и достигшие соответствующего возраста лица. Правила поведения в таких системах не регулируются нормами права (например, нельзя убивать, насиловать, воровать и т.д.). К общим субъектам не предъявляются какие-либо особые условия, специальный порядок поведения.

В специальную сферу отношений доступ граждан ограничен. Для выполнения особых социально полезных функций в сферу конкретных социальных отношений включается определенная категория граждан. При этом способ включения имеет нормативный характер. Благодаря своему особому правовому статусу только они могут выполнять такие функции и допустить нарушение своих обязанностей и причинить, таким образом, вред для данной системы отношений. Субъект преступления и объект посягательства находятся между собой в органической взаимосвязи. Отношения, регулирующие существование и функционирование социально значи-

Тер-Акопов А.А. Указ. соч. — С.334—335.

149

мых объектов, представляют собою связь между субъектами, субъект входит в объект в качестве его элемента. Следовательно, «субъект преступления соответствует субъекту отношений, охраняемых уголовным законом»1.

Специальные отношения включают и спеииальных участников — субъектов отношений. Поэтому субъектами специальных составов преступлений могут быть лишь специальные субъекты, т.е. участники данных отношений, на которые допускается посягательство.

Военным судом Нижнетагильского гарнизона рядовой С. наряду с другими преступлениями осужден за дезертирство по п. «а» ст. 247 УК РСФСР. Как указано в приговоре, 20 сентября 1994г. С, будучи прикомандированным к войсковой части S353I и не желая продолжать службу, которой тяготился, самовольно оставил часть и уехал в поселок Новый Вагиль Свердловской области. Проживая там, он каких-либо мер к продолжению службы не предпринимал, принадлежность к армии скрывал, а 2 января 1995г. был задержан.

Военный суд Уральского военного округа в кассационном порядке лело в отношении С. в части осуждения его по п.»а» ст. 247 УК РСФСР прекратил за отсутствием состава преступления по следующим основаниям.

Признавая С. виновным в дезертирстве, военный суд гарнизона не учел, что С. был призван на военную службу в декабре 1992 года сроком на 1 год и 6 месяцев. В период прохождения военной службы в отношении С. было возбуждено уголовное лело, и он был заключен под стражу. 15 августа 1994 г. уголовное дело в отношении С. было прекращено по ст. 6 УПК РСФСР и он был освобожден из-под стражи. Поскольку в июне 1994 года установленный срок военной службы С. истек, он в соответствии с Законом Российской Федерации «О воинской обязанности и военной службе» подлежал увольнению с военной службы. В соответствии с Законом никто не мог продлить С. истекший срок'военной службы. Однако военный прокурор Нижнетагильского гарнизона неправомерно прикомандировал С. к войсковой части 83531, а командование этой части в течение длительного времени в нарушение закона не издавало приказ об увольнении С. в запас. С, считая, что срок его военной службы

1 Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. - М.: «МНЭПУ», 2001. - С.84.

150

истек, не дождавшись приказа об увольнении, покинул часть и убыл к месту жительства родных.

Таким образом, после 25 июня 1994г. С. на военной службе находился незаконно, и поэтому он не должен был нести за указанные действия уголовную ответственность1.

По приговору военного суда Астраханского гарнизона М. признан виновным в неявке в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше месяца и осужден по п. «в» ст. 246 УК РСФСР к направлению в дисциплинарный батальон сроком на 1 год и 6 месяцев.

Однако из материалов дела следует, что М. гражданином Российской Федерации не являлся: родился в 1976 году в городе Баку, по национальности лезгин, прибыл в Россию в марте 1992 года, после вступления в силу Закона Российской Федерации «О гражданстве Российской Федерации». После прибытия из Азербайджана в Российскую Федерацию М. не поднимал вопроса о принятии гражданства России. Следовательно, он был необоснованно призван в Вооруженные Силы Российской Федерации. Поэтому он не мог быть субъектом воинских правоотношений и нести уголовную ответственность за воинские преступления.

Рассмотрев дело в кассационном порядке, военный суд Северо-Кавказского военного округа приговор в отношении М. отменил и прекратил дело за отсутствием состава преступления по п. 2 ст. 5 УПК РСФСР2.

Таким образом, понятие специального субъекта должно определяться посредством взаимосвязи со специальным объектом. Иначе говоря, проблема специального субъекта должна исследоваться в сфере специального состава преступления, поскольку понятие и признаки такого субъекта детерминированы особенностями специальных объектов.

Данный вывод имеет принципиальное значение в новом осмыслении проблемы специального объекта. Детерминация преступления, совершаемого специальным субъектом признаками специаль-

1 Обзоры судебной работы военных судов гарнизонов и объедине ний за первое полугодие 1996г. // Обзоры судебной практики воен ных судов РФ по уголовным делам (1996-2001 гг.). — М.: Воен. изд- во, 2002. - С.92.

2 Там же. - С.93.

151

ного состава преступления, позволяет определить качественно новые подходы в решении вопросов уголовной ответственности таких субъектов.

Исследование проблемы специального субъекта с этих позиций может стать ключом к всестороннему исследованию проблем участия в преступлениях со специальным составом.

Изучение проблемы специальных субъектов с точки зрения обусловленности признаков особенностями специальных отношений позволяет вьщелить качественное отличие данных субъектов от тех, которые, хотя и наделены определенными особенностями (свойствами, качествами) и благодаря этому могут совершить определенное преступление, но не со специальным составом.

Например, посягающими могут быть лица, которые оказались в одной с потерпевшим системе отношений в силу естественно сложившихся обстоятельств. Таким обстоятельством может быть рождение, принятие гражданства, пол, изменение места жительства и т.д. Они являются носителями общих (открытых) общественных отношений. Так, субъектом изнасилования может быть мужчина (ст. 131 УК РФ). Однако его физиологические качества никак не обусловлены особенностями объекта данного преступления. Или, скажем, исполнителем убийства новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ) является мать.

В теории уголовного права и на практике данные субъекты именуются специальными. Однако социальный статус таких субъектов совершенно иной по сравнению с теми субъектами, которые включаются в специальную сферу отношений нормативным способом.

Признаки пола, другие демографические признаки, соматическое состояние субъекта (например, наличие венерической болезни), наличие прошлой судимости и т.д., не могут считаться признаками специального субъекта в том понимании, о котором отмечалось выше. Иначе говоря, такие признаки не обусловлены особенностями тех или иных специальных отношений. Объекты преступлений, предусмотренные в ст. 106, 131 и др. — общие. Данные деяния не относятся к числу специальных составов преступлений. В них только субъект имеет определенную специфику.

Различие в характеристике субъекта преступления в специальном составе (специальном субъекте) и субъекта, наделенного определенными особенностями, фигурирующего в общем составе, имеет принципиальное значение в определении правовых оснований от-

152

ветственности за соучастие в преступлении с такими субъектами. В ч. 4 ст. 34 УК РФ (ч. 3 ст. 39 УК РА) речь должна идти о преступлениях со специальным составом.

Такой вывод, конечно, требует отдельного обоснования.

На основании изложенного признак специального субъекта следует определить как признак специального состава преступления, детерминированный особенностями специальных отношений, охраняемых данной нормой уголовного закона, вменяемый всем соучастникам и обусловливающий особенности соучастия в таких преступлениях.

К числу других особенностей, характеризующих специальный субъект преступления, относится ряд специфических условий, необходимых для их привлечения к уголовной ответственности1.

Таким образом, специальный субъект преступления должен определяться как субъект отношений, выступающих в качестве специального объекта преступления. Важным моментом в определении этого понятия должно быть и указание на наличие особых условий, свидетельствующих о возможности и способности субъекта совершить соответствующее деяние и нести за это уголовную ответственность в качестве исполнителя преступления.

Главным в понятии специального субъекта должно быть положение о его способности быть субъектом специальных отношений, которая в свою очередь зависит от способности соблюдать установленный специальный порядок поведения.

Особенности специального состава преступления проявляются не только в наличии специальных объекта и субъекта преступления.

Отличительные признаки и особый характер специального объекта, содержащегося в специальном составе преступления, оказывают своеобразное влияние и на деяние, которое тоже имеет специальный характер. Вред специальным объектам причиняется посредством нарушения субъектом возложенных на него специальных правил поведения. Непосредственному причинению вреда предше-

1 См., напр.: Аветисян С.С. Условия признания лица специальным субъектом преступления // Вопросы правоведения. — Ереван. — 2002. - № 4. - С.67-74; Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. - М., 1960. - С.89, 137; Тер-Акопов А.А. Ответственность за нарушение специальных правил поведения. — М.: «Юр. лит.», 1995. - С.73-92 и др.

153

ствует нарушение этого порядка. Никто иной такое посягательство осуществить не может, поскольку не включен в эти отношения. Например, превышение власти, выразившееся в применении насилия к потерпевшему, выражается, прежде всего, в нарушении виновным своих функциональных обязанностей. Основным объектом выступают интересы деятельности органов государственной власти и управления. При этом здоровье потерпевшего является дополнительным объектом. Содеянное требует дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против жизни и здоровья только в тех случаях, когда примененное насилие не охватывается специальным составом (ст. 286 УК РФ).

Изложенное позволяет прийти к выводу, что если уголовный закон предусматривает ответственность за нарушения специальных обязанностей, основной состав преступления — специальный. Следовательно, исполнителем (соисполнителем) преступления может быть только специальный субъект.

Специфика признаков объективной стороны специальных составов преступлений выражается в особом характере наступивших последствий.

В сфере специальных отношений наступает такой вред, который должны предотвратить участники данных отношений. Происходит посягательство «изнутри», что свидетельствует о повышенной опасности таких преступлений, поскольку всегда разрушается особая социальная роль, происходит недостижение той социально значимой цели, которая поставлена перед этой ролью.

Последствия, вызываемые в сфере специальных отношений, нередко внешне сходны с последствиями, причиненными общим отношениям. Так, лишение жизни человека является конструктивным признаком как общих, так и специальных составов. Отличие состоит в том, что причинение смерти человеку в системе специальных отношений является результатом действия или бездействия лица, являющегося элементом той же специальной системы отношений.

Если преступное деяние специального субъекта повлекло причинение вреда, находящегося вне специальной сферы отношений, специальный состав преступления отсутствует.

Таким образом, последствие в специальных составах преступлений также имеет специальный характер, определяемый особенностями объекта.

154

Наибольшую сложность составляет проблема причинной связи в преступлениях со специальным составом. Проблеме причинности в уголовном праве, в том числе в сфере специальных отношений, охраняемых нормами уголовного закона, посвящен ряд фундаментальных исследований1.

В нашу задачу входит дальнейшее изучение особенностей причинной связи в преступлениях со специальным составом с целью всестороннего исследования проблем соучастия в таких преступлениях, в частности, вопроса об ограничении ответственности за соучастие в преступлении со специальным составом по признакам объективной стороны.

В специальном составе преступления причиной наступления общественно опасного вреда может быть только деяние, совершенное специальным субъектом, выражающееся в нарушении возложенных на него специальных функциональных обязанностей.

Иные лица могут участвовать в совершении таких преступлений только в качестве соучастников.

Наиболее детально исследовавший особенности причинной связи в сфере специальных отношений, А.А. ТерАкопов выделил признаки причинной связи и условия, относящиеся к специальным правилам поведения, при которых можно признать причинную связь между их нарушением и последствиями.

К числу признаков причинной связи в таких преступлениях он относит:

а) наличие общественно опасных последствий;

б) необходимость совершения определенных действий либо воз держания от них в целях предупреждения этих последствий;

в) наличие у лица обязанности совершить необходимое действие или воздержаться от совершения отрицательных;

г) несовершение лицом необходимого действия или совершение им отрицательного действия;

1 См.: Малинин В.Б. Причинная связь в уголовном праве. — СПб., 2000; Тер-Акопов А.А. Указ. соч.; Тер-Аколов А.А. Бездействие как форма преступного поведения. - М., 1980; Тимейко Г.В. Общее учение об объективной стороне преступления. - Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1977; Церетели Т.В. Причинная связь в уголовном праве. — М., 1963 и др.

155

д) наличие у него объективной возможности совершить требуе мое действие или воздержаться от запрещаемого действия;

е) несовершение необходимого действия либо совершение за прещаемого действия должны быть необходимым условием насту пившего последствия, т.е. таким условием, устранение которого (или его отсутствие) предупреждает последствие1.

Условиями, относящимися к правилам, при которых существует причинная связь, по его мнению, являются:

а) правила, которые должны обеспечивать функционирование регулируемого ими объекта;

б) правила, отражающие существующие закономерности, поря док. Они должны носить не формальный, а материальный характер, их нарушение, хотя бы при каких-либо стечениях обстоятельств, может повлечь вредные последствия для регулируемого объекта. Если в нарушении правил такой возможности не содержится, то ответственность исключается в виду отсутствия в них причинных свойств;

в) причиной может признаваться только нарушение правил, ко торые должны включать права и обязанности. В противном случае причинная связь и ответственность исключаются;

г) причинная связь между поведением данного лица и насту пившим последствием отсутствует, если его обязанности приняло на себя и нарушило вышестоящее должностное лицо, обладающее таким правом. Причинная связь отсутствует также, если должност ное лицо вышестоящей инстанции внесло коррективы в обязанно сти и именно вследствие соблюдения этих корректив наступили вредные последствия. Подчиненный в данном случае выступает в качестве средства причинения, источником которого является его начальник и др.2

Приведенные теоретические положения будут использованы в качестве базы для освещения особенностей причинной связи в преступлениях со специальным составом и отражения этих особенностей при изучении проблемы соучастия в таких преступлениях.

Таким образом, признаки объективной стороны специальных составов преступлений специфичны. Специальный характер деяния

! Тер-Акопов АЛ. Ответственность за нарушение специальных правил поведения. — М.: «Юр. лит.», 1995. — С.117. 2 Там же. -С.117-124.

156

выражается в нарушении функциональных обязанностей (специальных правил поведения), предусмотренных отношениями, обеспечивающими деятельность специальных объектов преступления. Специальные последствия представляют собой результат воздействия специального субъекта на специальный объект и отражают вредные изменения в этом объекте посредством нарушения специальных отношений, обеспечивающих безопасность специальных объектов. Причинная связь в специальных составах преступлений - это связь между деянием специального субъекта, сопряженным с нарушением специального порядка поведения, и наступившим последствием, характеризующаяся тем, что деяние с необходимостью порождает данное последствие в специальной системе отношений.

Субъективная сторона специальных составов преступлений также имеет специфические особенности. Признаки субъективного элемента - вина, мотив, цель, эмоции — в специальных составах преступлений отражают специфику специального объекта, специального характера деяния и наступивших последствий.

В умышленных преступлениях со специальным составом лицо должно сознавать все специальные признаки состава, в частности, что посягательство совершается на те специальные отношения, участником которых оно является. Кроме осознания фактических признаков специального состава преступления, закрепленных в уголовном законе, сознанием виновного охватывается и специальная противоправность деяния, т.е. что в результате деяния нарушаются не только требования уголовного закона, но и различных особых законодательных актов, устанавливающих его специальный статус и порядок деятельности.

Механизм преступного поведения в специальных составах преступлений представляет сложное взаимодействие специального субъекта преступления, социальной среды и конкретной сферы специальных отношений, на основе которого формируется актуальная потребность субъекта, образующая мотив.

Мотив и цель в таких составах преступлений отражаются различными способами и имеют различное уголовно-правовое содержание. По этим признакам можно определить конкретный объект преступления. Главное в деянии специального субъекта — фактическое посягательство на специальный объект, т.е. преследование цели причинения специальному объекту.

157

Цель в таких составах рассматривается как связь субъективной стороны преступления со специальным объектом, как отражение объекта в сознании виновного в виде желаемого изменения в данном объекте.

По приговору военного трибунала Северного флота от 30 апреля 1985г. военный строитель рядовой Б. осужден на основании п. «а» ст. 242 УК РСФСР (п. «в» ч. 2 ст. 334 УК РФ).

Б. признан виновным в нанесении телесных повреждений начальнику в связи с исполнением им обязанностей по военной службе при следующих обстоятельствах.

19 января 1985 г. Б., находясь вместе со своим сослуживцем П. в овощехранилище части, где они чистили картофель, в ответ на требование работника овощехранилища С, являвшегося младшим сержантом, убрать картофельные очистки и вычистить печь от сгоревшего угля, отказался выполнить это требование. Когда же С. повторно потребовал сделать это, Б., озлобившись на С, подобрал на месте металлическую кирку без ручки весом более 2,5 кг и нанес шесть ударов по голове С, одетого в шапку.

После того как С. упал, Б. убежал.

В результате этих действий С. были причинены менее тяжкие телесные повреждения в виде ушиба головного мозга, открытого перелома пластинки затылочной кости, множественных рвано-ушибленных ран на голове, кровоподтеков и ссадин на лице.

По делу установлено, что Б. не было известно действительное воинское звание С, и он посчитал его рядовым. Однако это обстоятельство не получило должной оценки.

При таких обстоятельствах расценивать содеянное Б. как насильственные действия в отношении начальника не было достаточных оснований.

Вина Б. состоит в том, что он нарушил уставные правила взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, что выразилось в нанесении потерпевшему шести ударов киркой и причинении ему менее тяжких телесных повреждений.

В силу изложенного Военная коллегия Верховного Суда СССР определила приговор военного трибунала Северного флота от 30 апреля 1985 г. в отношении Б. изменить: переквалифицировать действия Б. с п. «а» ст. 242 УК РСФСР (п. «в» ч. 2 ст. 334 УК РФ) на п. «б» ст. 244 УК РСФСР (на п. «д» ч. 2 ст. 335 УК РФ), определив

158

наказание по этой статье закона в виде лишения свободы в исправительно-трудовой колонии усиленного режима сроком на четыре года1.

Представляется, что аналогичную цель должны преследовать и соучастники таких преступлений. В противном случае в действиях как исполнителя, так и соучастников специальный состав преступления отсутствует.

Особенности признаков, субъективной стороны специальных составов преступлений заслуживают отдельного исследования.

Изложенное позволяет прийти к выводу, что субъективная сторона специального состава преступления — это совокупность предусмотренных нормой уголовного закона признаков, характеризующих психическое отношение специального субъекта к элементам специального состава.

Таким образом, есть все основания для выделения в Особенной части УК специальных составов преступлений, в которых все элементы имеют специальный характер.

Одним из оснований выделения в уголовном законе специальных составов преступлений является уголовно-правовая охрана специальных объектов.

Новые социальноэкономические, правовые и иные преобразования, проводимые в государстве, постоянно расширяют сферы практической и познавательной деятельности общества. Выявляются новые формы, способы и средства воздействия на природу и общество. В результате этого рождаются новые общественные отношения, представляющие социальную ценность для личности, общества и государства, внедряются новые виды энергии, обладающие огромной созидательной, но в то же время и разрушительной силой, создаются новые технические и иные средства, обеспечивающие качество человеческой деятельности, способные, однако, при неправильной эксшгуатации привести к непредсказуемым последствиям.

На этом фоне повышается охранительная и регулятивная роль уголовного права. Актуальной задачей науки уголовного права и законодательного органа становится конструирование таких уго-

1 Определение Военной коллегии Верховного Суда СССР от 8 августа 1985г. № М2-0134/85 // БУВТ и ВК ВС СССР. - 1986. -№ 2(125). - С.72-73.

159

ловно-правовых норм, направленных на охрану как общих, так и специальных отношений, которые обеспечивают общественно полезную, созидательную активность личности и предупреждают наступление конкретных вредных последствий социальной «пассивности», ориентируя людей на пассивное воздержание от общественно опасных действий.

В связи с этим меняется и структура норм, предусматривающих ответственность за действие, бездействие или нарушение специальных правил поведения.

Максимально полный учет интересов специальных отношений, нуждающихся в защите от общественно опасных посягательств, а также возможно более полное и четкое закрепление уголовно-правовых признаков специальных составов преступлений в нормах УК являются важной задачей уголовного права.

Криминализация деяний, в том числе и тех, которые совершаются в различных сферах специальных отношений, является основной формой реализации уголовно-правовой политики государства1.

Вышеприведенное основание выделения в уголовном законе специальных составов преступлений созвучно также положениям ст. 2 УК РФ (ст. 2 УК РА), в которой определены задачи уголовного законодательства.

Для достижения указанной задачи в уголовном законе устанавливаются перечень и признаки общественно опасных деяний, совершение которых влечет за собой наступление уголовной ответственности. Поэтому преступление со специальным составом является способом определения в уголовном законе преступности деяния. Признать то или иное деяние преступным можно лишь путем указания в законе признаков его состава. Следовательно, выделение в уголовном законе преступлений со специальным составом, с одной стороны, является основанием реализации уголовной ответственности, а с другой — сужает круг возможных субъектов, подлежащих уголовной ответственности за посягательства на специальные объекты.

1 Аветисян С.С. Актуальные проблемы конституционно-правовых основ уголовной политики Республики Армения // Конституционное правосудие. - Вестник Конференции органов конституционного контроля стран молодой демократии. — Ереван: Центр Конституционного права РА. - Выпуск 3 (17) 2002. - С.75-83.

160

Преступления со специальным составом выполняют функцию разграничения преступлений между собой, а также отграничения последних от смежных составов преступлений и иных правонарушений.

Закрепление в уголовном законе признаков преступления со специальным составом служит одной из гарантий законности применения уголовной ответственности.

Выделение в уголовном законе преступлений со специальным составом является также дифференциацией уголовной ответственности. А.В. Наумов и Т.В. Кленова утверждают, что выделение специальных уголовно-правовых норм из общих является дифференциацией уголовно-правовых предписаний и одновременно дифференциацией уголовной ответственности1. Аналогичного мнения придерживается и Б.В. Яцеленко, который утверждает, что дифференциация уголовной ответственности проявляется и в конструировании специальных норм уголовного закона2.

Однако Т.А. Лесниевски-Костарева придерживается иного мнения, указывая, что конструирование специальных уголовно-правовых норм не есть дифференциация ответственности, а только ее установление3. В качестве примера автор приводит случай выделения состава преступления «насильственные действия сексуального характера» (ст. 132 УК РФ) из состава изнасилования (ст. 131 УК РФ), имея в виду, что оба состава характеризуются сходными признаками.

1 Наумов А.В. Форма уголовного закона и его социальная обуслов ленность // Проблема совершенствования уголовного закона. — М-, 1984. — С.24; Кленова Т.В. Квалификация преступлений при кон кретизации законодательства // Реализация уголовной ответствен ности: материально-правовые и процессуальные аспекты. - Куй бышев, 1992. - С.25.

2 Яцеленко Б.В. К вопросу о критериях (основаниях) и принципах конструирования специальных уголовно-правовых норм // Со вершенствование правоохранительной деятельности органов внут ренних дел. - М., 1990. - С.72-73.

3 Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответст венности. Теория и законодательная практика. - М.: «НОРМА», 2000. - С.81.

,, . 161

Тем самым, появление нового состава преступления не относится к процессу дифференциации уголовной ответственности, а должно рассматриваться как ее установление.

Представляется, что обе точки зрения должны рассматриваться в совокупности, поскольку в одних случаях, действительно, преступления со специальным составом выводятся из общих преступлений, а в других — включаются в УК в качестве совершенно новых специальных уголовно-правовых норм.

В этом смысле конструирование преступлений со специальным составом является формой дифференциации уголовной ответственности.

Изучение действующих уголовных законодательств России и Армении показывает, что составы со специальным составом преступления постоянно изменяются. Процесс изменения с учетом различных элементов состава проходит по следующим направлениям:

а) включение в УК новых норм со специальным составом (кри минализация);

б) конструирование специального состава преступления посред ством выведения определенных признаков действующего конкрет ного специального состава;

в) перерастание преступления с общим составом в специальный состав;

г) исключение из УК специальных составов преступлений (дек риминализация);

д) установление составов, предусматривающих ответственность как общих, так и специальных субъектов преступления, и др.

В конечном счете целью законодателя является максимально полно и правильно правовое регулирование тех благ, принадлежащих личности, обществу и государству, которые нуждаются в уголовно-правовой охране, т.е. тех, которым в результате преступления причиняется вред или создается угроза его причинения.

В то же время в правовых нормах не всегда возможно полное закрепление как особенностей конкретных составов преступлений, так и специфики соответствующих специальных отношений. В связи с этим на практике постоянно возникают затруднения при применении подобных норм. Поэтому большое теоретическое и практическое значение приобретает исследование вопроса о законода-

162

тельных способах конструирования специальных составов преступлений.

Применительно к воинским составам преступлений в юридической литературе справедливо отмечается, что «новый УК по существу разрушил имеющуюся систему военноуголовных норм об ответственности за неуставные отношения и воинские должностные преступления. Поэтому предлагается восстановить прежнюю систему норм о данных воинских преступлениях»'.

Комплексное исследование проблемы специального состава преступления обозначенными и в общих чертах освещенными вопросами не исчерпывается.

В данном параграфе сделана попытка выделения проблемы специального состава преступления, постановки ключевых вопросов теоретико-правового характера, всестороннее освещение которых необходимо для правильного решения различных вопросов, возникающих в правоприменительной деятельности, в том числе при соучастии в таких преступлениях.

Дальнейшее исследование определенного спектра отмеченных и других многочисленных вопросов специального состава преступления позволит создать целостную концепцию учения о специальном составе преступления в уголовном праве. Разумеется, решение такой задачи требует усилий многих ученых.

Вместе с тем, эта попытка предпринимается автором с целью фундаментального исследования актуальных проблем соучастия в таких преступлениях.

Как отмечалось, соучастие в преступлении предполагает связь соучастников со всеми элементами состава преступления: объектом, субъектом, объективной и субъективной сторонами. Это относится и к случаям соучастия в преступлениях со специальным составом. Поэтому институт соучастия в таких преступлениях требует анализа всех элементов состава преступления для оценки оснований и пределов ответственности за соучастие.

Основанием уголовной ответственности специального субъекта является наличие в деянии всех специфических элементов, обра-

1 Толкаченко А.А. К вопросу о совершенствовании военно-уголовного законодательства РФ/Уголовное право в XXI веке. — Мат. Междунар. науч. конф. МГУ от 31 мая по I июня 2001г. — М.: «ЛексЭст», 2002. - С206-211.

163

зующих в своей совокупности преступление со специальным составом. Отсутствие хотя бы одного из таких элементов исключает ответственность субъекта за посягательство на специальные отношения, участником которых он является. Ответственность может наступить за иные составы преступления. Это обстоятельство отражается и на ответственности соучастников.

Поэтому перейдем к детальному уголовно-правовому анализу элементов специального состава преступления.

<< | >>
Источник: Аветисян С.С.. Соучастие в преступлениях со специальным составом. Монография. - Москва-Юнити. - 459 с.. 2004

Еще по теме §1. Уголовно-правовой анализ специального состава преступления:

  1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  2. 2.1. Объективно-субъективные признаки уголовно-правового понятиявымогательства
  3. 1.2. Развитие уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность за вымогательство и шантаж в законодательстве России
  4. 2.1. Объективно-субъективные признаки уголовно-правового понятия вымогательства
  5. §2. Наказание как средство предупреждения рецидива преступлений
  6. § 3 Обеспечение уголовно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина нормами Особенной части уголовного закона.
  7. 2.3. Права и обязанности как элементы уголовно-правового статуса потерпевшего
  8. Квалификация при конкуренции составов преступлений
  9. §4. Проблема взаимосвязи соучастников с исполнителем, как элементом состава преступления
  10. §1. Уголовно-правовой анализ специального состава преступления
  11. §3. Теоретическое исследование специального субъекта преступления
  12. §4. Проблема ненадлежащего специального субъекта преступления
  13. §6. Содержание субъективной стороны преступлений со специальным составом
  14. §1. Правовые основания ответственности за соучастие в преступлении со специальным составом
  15. §1. Признак группы в преступлениях со специальным составом
  16. Признаки состава преступления и их значение для квалификации преступлений против жизни
  17. Тема 6. Преступления против свободы, чести и достоинства
  18. ГЛАВА I Теоретические предпосылки исследования механизма уголовно-правового регулирования
  19. § 1. Предмет уголовно-правового регулирования
  20. § 4. Содержание регулятивных уголовно-правовых отношений
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -