<<
>>

§ 3 Обеспечение уголовно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина нормами Особенной части уголовного закона.

В предыдущих параграфах уже говорилось, что задача уголовно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина обеспечивается не только нормами и институтами Общей части уголовного закона, но и большинством норм Особенной части, устанавливающих уголовно-правовые запреты за посягательства на те или иные права и свободы. Можно утверждать, что в данном случае относительно цельный комплекс прав и свобод человека и гражданина, как объект уголовно-правовой охраны, распадается на конкретные права и свободы, которые составляют либо родовой, либо видовой, либо непосредственный объекты преступления.
С учетом этих объектов уголовный закон объединяет различные преступные

117

посягательства в отдельные группы (разделы, главы) и определяет их место в системе Особенной части.1

При определении места отдельных видов преступлений против основных прав и свобод человека и гражданина законодатель основывается на нескольких критериях: степени важности охраняемого объекта» характере и степени опасности причинения вреда охраняемому интересу, субъективных признаках (формах вины, целях и мотивах) посягательства. На основании названных критериев все преступные посягательства на основные права и свободы человека и гражданина можно, прежде всего, разделить на: а) преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие; б) умышленные и неосторожные; - по известным, установленным в ст.ст. 15, 24-26 УК РФ, критериям. Однако подобная классификация традиционна, формализована и не отражает специфики рассматриваемой проблемы.

Вместе с тем, наибольший интерес в контексте настоящей диссертации представляет, по нашему мнению, классификация преступлений против основных прав и свобод человека и гражданина по степени важности охраняемых нормами Особенной части УК РФ объектов. Здесь можно выделить следующие виды преступлений.

1, Посягательства на жизнь-ст. ст. 105-110,277,295,317 и 357 УК РФ.

Кроме того, сюда же можно отнести целый ряд статей, расположенных в разных главах Особенной части УК РФ и предусматривающих ответственность за причинение смерти по неосторожности при совершении самых различных преступлений, а именно: ч. 4 ст. 111, ч. 3 ст. 123, ч, 3 ст. 124; п. «в» ч, 3 ст. 126, ч. 3 ст. 127, п. «а» ч. 3 ст. 1271, ч. 3 ст. 1272, ч. 2 ст. 128; п. «а» ч. 3 ст. 131, п. «а» ч. 3 ст. 132; ч. 2 ст. 143; ч. 2 ст. 167; ч. 3 ст. 205, ч. 3 ст. 206, ч. 3 ст. 211, ч.ч. 2 и 3 ст, 215, ч. 2 ст. 215\ ч. 3 ст. 2152, ч.ч. 2 и 3 ст. 216, ч.ч. 2 и 3 ст. 217, ст. 218, ч.ч. 2 и 3 ст. 219, ч.ч. 2 и 3 ст. 220, ч. 3 ст. 227; ч. 3 сг. 230, ч. 2 ст. 235, ч. 2 ст. 236, ч.ч. 2 и 3 ст. 238; ч. 3 ст. 247, ч. 2

1 Кузнецов А.В. Уголовное право и личность, с.65,

IIS

ст. 248, ч. 3 ст. 250, ч. 3 ст. 251, ч. 3 ст. 252, ч, 3 ст. 254; ч.ч. 2 и 3 ст. 263, чл. 2 и 3 ст. 264, ч.ч. 2 и 3 ст. 266, ч.ч. 2 и 3 ст. 267, чл. 2 и 3 ст, 268, ч.ч. 2 и 3 ст. 269; ч. 3 ст. 293; чл. 2 и 3 ст. 349, чл. 2 и 3 с. 350, ст.ст. 351 и 352 УК РФ. 2.

Посягательства на свободу и личную неприкосновенность - ст.ст. 126, 127, 1271, 1272, 128, 136, 206, 239 УК РФ. Особое место здесь занимают посягательства на половую свободу (ст.ст. 131, 132 и 133) и половую неприкосновенность (ст.ст, 134 и 135 УК РФ) в силу специфики данных преступлений.1 3.

Посягательства на достоинство личности, ответственность за которые, с одной стороны, предусмотрена в главе 17 «Преступления против свободы, чести и достоинства личности» (ст.ст.

129 и 130)5 с другой стороны, - в разных главах УК РФ: стхт. 297, 298,319, 335 и 336 УК РФ. 4.

Посягательства на неприкосновенность частной жизни - ст.ст. 137, 138,155,183,310 УК РФ. 5.

Посягательства на неприкосновенность жилища - ст. 139, ч< 3 ст, 158, п. «в» ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 162 УК РФ,

6. Посягательства на право выбора национальной принадлежности - ст.ст. 136,282,357 УК РФ. 7.

Посягательства на свободу передвижений и выбора места жительства -ст.ст. 126,127,1271,1272 и 128 и 136 УК РФ. 8.

Посягательства на свободу совести и вероисповедования - стхт. 136 и 148 УК РФ. 9.

Посягательства на свободу мысли и слова - ст.ст. 136 и 149 УК РФ.

Подробно эти составы преступлений рассмотрены в известных работах АЛ. Дьяченко, А.Н. Игнатова, И.Я. Козаченко, А.Н« Красикова, Ю.К. Сущенко и других авторов, которые указаны в библиографическом разделе диссертации. 1 Посягательства на свободы, названные в этом и последующих пунктах,

являются частными случаями посягательств на свободу человека и

гражданина в целом.

119

Приведенная классификация посягательств не претендует на полноту и бесспорность/ В ее основу положен тот круг основных прав и свобод человека и гражданина, который определен нами в третьем параграфе главы 1 в качестве комплексного объекта уголовно-правовой охраны. Думается, что в своей совокупности названные составы преступлений обеспечивают уголовно-правовую охрану основных прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных международными договорами и Конституцией Российской Федерации. Основным либо дополнительным, но равнозначным основному, объектами конкретного преступления здесь выступают права и свободы человека и гражданина, в какой бы главе Особенной части УК РФ названные составы не располагались. Степень реализации международных обязательств в данной сфере в российском уголовном законодательстве отражена в таблице, находящейся в приложении 5 к диссертации.

С учетом сказанного, сформулируем определение понятия рассматриваемых преступлений. По нашему мнению, преступлениями против основных прав и свобод человека и гражданина признаются предусмотренные уголовным законом - нормами разных глав Особенной части УК РФ общественно опасные деяния, посягающие на наиболее важные (основные) права и свободы личности, закрепленные в Конституции Российской Федерации и вытекающие из соответствующих международных стандартов. В силу универсальности и объема этих прав и свобод посягательства на них вряд ли могут быть объединены в одной главе или

1 В уголовно-правовой литературе существуют и другие классификации преступлений против прав и свобод человека и гражданина. Однако они, в основном, затрагивают лишь посягательства на конституционные права и свободы в рамках главы 19 УК РФ. См., например, работы: Красиков АЛ. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России, Саратов, 1996; Мачковский Л.Г, Преступления против конституционных прав человека и гражданина. М.,2005; Серебренникова А.В. Уголовно-правовое

обеспечение конституционных прав и свобод человека и гражданина по законодательству Российской Федерации и Германии. М,2005 и другие.

120

даже одном разделе Особенной части Уголовного кодекса. Поэтому весьма спорным является предложение некоторых авторов сосредоточить все подобные деяния в разделе VII «Преступления против личности», расширив его название и содержание за счет других посягательств на права и свободы человека и гражданина.1

Состояние уголовно-правовой охраны основных прав и свобод человека и гражданина от преступлений, о которых говорится в настоящем параграфе, характеризуется данными по Российской Федерации за 2001-2005 г.г., содержащимися в приложении 3.

Здесь лишь следует сказать, что наиболее распространенными видами преступных посягательств на такие права и свободы в 2005 г. были:2 -

убийства3 - 34 342; -

оскорбление представителей власти (ст, 319 УК РФ) - 16 774; -

оскорбление (ст. 130 УК РФ)-16 414; -

нарушение неприкосновенности жилища (ст, 139 УК РФ) - 12 524; -

незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ) - 1 278; -

похищение человека (ст, 126 УК РФ) - 1 135; -

клевета (ст-129 УК РФ) - 876 зарегистрированных уголовных дел.

В то же время единичными в 2005 году были факты выявления таких преступлений как:

Нуркаева Т.Н. Личные (гражданские) права и свободы человека и их охрана уголовно-правовыми средствами. Автореф. дисс.докг. юрид. наук., сЛ 1

См.: Состояние преступности в России за январь-декабрь 2005 года / Главный информационно-аналитический центр МВД России, М.,2006. 3 Включены все виды убийств (ст.ст. 105-108 УК), причинение смерти по неосторожности (ст, 109 УК), доведение до самоубийства (ст. 110 УК), посягательства на жизнь отдельных категорий лиц (ст.ст, 277, 295,317 УК)

121

- воспрепятствование праву на свободу совести и вероисповедания (ст. 148 УК РФ) -1;

- нарушение равноправия граждан (ст. 136 УК РФ) - 0 (2004 г. - 2); -

незаконное помещение в психиатрический стационар (ст. 128 УК РФ)-2; -

использование рабского труда (ст, 127-2 УК РФ) - 20; -

торговля людьми (ст. 127-1 УК РФ) - 60; -

захват заложника (ст. 206 УК РФ) - 20; -

нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ) - 32; -

возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282 УК РФ)-80 дел.

Эти тенденции подтверждаются и статистическими данными за 2001-2005 годы по Воронежской области (см, приложение 4). Причины такого положения дел многообразны и требуют самостоятельного изучения.

С учетом проведенного исследования, можно вполне обоснованно предположить, что одной из таких причин является латентность большинства преступлений, посягающих на основные права и свободы личности, и недооценка как законодателем, так и правоохранительными органами степени общественной опасности посягательств на основные права и свободы человека и гражданина (за исключением посягательств на жизнь). Об этом косвенно говорят результаты нашего опроса работников правоохранительных органов и студентов юридических вузов г, Воронежа. Так на вопрос: «В достаточной ли степени права и свободы человека и гражданина защищены уголовно-правовыми средствами?», ответили: «да, достаточно» - 10,8 %; «недостаточно» - 75,2 %; затруднились ответить определенно - 14 % респондентов. При этом выяснилось, что в

122

правоохранительные органы обращалась лишь 1/3 (31 %), не обращались -2/3 (69 %) опрошенных или их близких.

При анкетировании названных лиц также выявлялись позиции, направленные на совершенствование уголовного законодательства. Так на вопрос: «Какие преступления, по Вашему мнению, посягают на основные права и свободы человека и гражданина?», ответили: «предусмотренные всеми статьями главы 19 УК РФ» - 53,5 %, «предусмотренные статьями 136-139 УК РФ» - 37,5 %; дали иные варианты ответа - 9 %. На следующий вопрос: «Какие меры по совершенствованию уголовного законодательства в этой сфере необходимо принять?», респонденты предложили: «изменить редакцию действующих статей УК РФ» - 34,4 %, «дополнить УК РФ новыми статьями» - 39,5 %; иные решения этой проблемы - 26,1 %}

С этих позиций целесообразно дать сопоставительный анализ некоторых составов преступлений, посягающих на основные права и свободы человека и гражданина, в частности, предусмотренных ст.ст, 136 и 282 УК РФ. На наш взгляд, наибольший интерес, из-за универсальности и важности объекта посягательства, представляет состав, предусмотренный ст. 136 УК РФ «Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина» (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г«, № 162-ФЗ). Данный состав относится разными авторами к различным видам преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Так, А.В. Наумов рассматривает этот состав в группе преступлений против социальных прав и свобод. А,В. Кладков включает ст. 136 УК «Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина» в группу

Более полные результаты опроса содержатся в приложении 1 к диссертации.

2 Наумов А.В. Российское уголовное право. Курс лекций- Том 2. Особенная часть. М,2004,с.154.

123

преступлений против политических прав и свобод. Аналогичного мнения придерживается СМ. Корабельников. Думается, что в силу многогранности своего содержания рассматриваемое преступление может посягать как на социальные, так и на политические права и свободы. Однако, прежде всего, это деяние является посягательством на личные права человека, в частности, на личную свободу, на выбор национальной принадлежности, на свободу передвижений и места жительства, на свободу совести и вероисповедания, на свободу мысли и слова.

Такой вывод подтверждается юридическим анализом состава преступления, предусмотренного ст. 136 УК РФ, Само наличие данной статьи является уголовно-правовой гарантией конституционного принципа равноправия граждан (ст. 19 Конституции РФ, ст. 4 УК РФ). Отсюда непосредственным объектом преступления выступают правоотношения, устанавливающие равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам.

В процессе посягательства, в зависимости от способа нарушения равенства прав и свобод, вполне обоснованно можно говорить о факультативном (дополнительном) объекте. Это будет иметь место, например, при нарушении равноправия с помощью насилия, угрозы его применения, оскорбления, когда совершается посягательство на здоровье, личную неприкосновенность человека, достоинство и честь гражданина. Вместе с тем, вряд ли можно согласиться с утверждением о том, что при

1 Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть, Под ред. проф, Л.В, Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева, М.? 2004, сЛ21,

2 Учебно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации, Под общ. ред. А.Э. Жалинского, М., 2005, с,412.

124

нарушении равенства с использованием лицом своего служебного положения (ч, 2 ст, 136 УК РФ) дополнительным (факультативным) объектом является законная деятельность предприятия, учреждения, организации, где работает виновный, использующий при совершении посягательства свое служебное положение.1 Думается, что в подобном случае посягательства на законный порядок деятельности предприятия, учреждения, организации не происходит, если только потерпевший не работает в том же месте и существует служебная зависимость между потерпевшим и виновным. В этом случае речь должна идти о квалификации деяния по совокупности с соответствующим должностным преступлением (стхт. 285, 286 УК РФ) или иным служебным преступлением (ст. 201 УК РФ).

Потерпевшими от данного преступления являются лица, равноправие которых нарушено. Ими могут быть как граждане Российской Федерации, так и иностранные граждане и лица без гражданства (апатриды). Это вытекает из содержания ч. 3 ст. 62 Конституции РФ, где сказано, что иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации, Данное обстоятельство подчеркивает универсальность принципа равноправия и усиливает уголовно-правовые гарантии его охраны.

Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется деянием, выраженным преимущественно в форме действия, нарушающего равноправие. Поскольку состав преступления формальный, то наступление каких-либо последствий для признания его оконченным не имеет юридического значения. Вместе с тем, это может оказать влияние на назначение наказания. Способ совершения преступления также не влияет на

Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть, с. 122.

125

квалификацию содеянного, Однако это может быть учтено при назначении наказания через обстоятельства, отягчающие ответственность,

В качестве субъекта преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 136 УК РФ, признается физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, Поскольку ч, 2 ст. 136 УК РФ указывает на квалифицирующий признак -использование лицом своего служебного положения, то в этом случае следует говорить о специальном субъекте преступления. Это может быть как должностное лицо, так и иное лицо, имеющее и использующее для нарушения равноправия служебные полномочия в отношении потерпевшего.

Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла, когда субъект преступления осознает, что нарушает равенство прав и обязанностей человека и гражданина по причинам, указанным в диспозиции ч. 1 ст. 136 УК РФ, и желает сделать это. Мотивы данного преступления выражаются в неприязни, нетерпимости, озлобленности к человеку из-за его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным организациям или каким-либо социальным группам. Если названных мотивов не выявлено, то содеянное нельзя квалифицировать по ст, 136 УК РФ.

Логическим продолжением уголовной ответственности за нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина (ст. 136 УК РФ) является уголовно-правовой запрет на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ). Взаимосвязь этих составов основана на положениях ч. 5 ст. 13 и ч. 2 ст. 29 Конституции РФ, в которых запрещается разжигание расовой, национальной и религиозной розни. Причинение вреда правам и свободам граждан по причине их расовой, национальной или иной принадлежности либо вероисповедания рассматривается как нарушение равноправия граждан (ст, 136 УК РФ). Действия же, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также

126

на унижение человеческого достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, влекут уголовную ответственность по ст. 282 УК РФ.

Несмотря на «родство» этих составов преступлений, взаимодополняющих друг друга, они помещены не только в разные главы, но и в разные разделы: ст. 136 - в раздел VII «Преступления против личности» (глава 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина»), ст. 282 - в раздел X «Преступления против государственной власти» (глава 29 «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства»), Думается, что такой подход законодателя не вполне обоснован, что подтверждает юридический анализ состава ст. 282 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года, № 162-ФЗ).

Можно подчеркнуть, что данная статья выступает в качестве уголовно-правовой гарантии, как равноправия граждан, так и запрета действий, возбуждающих национальную, расовую или религиозную вражду, а также направленных на унижение человеческого достоинства по признакам, указанным в диспозиции ст.ст. 136 и 282 УК РФ.

В силу однородности названных составов объектом преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ, являются конституционные основы национальных, расовых и религиозных отношений на основе принципа юридического равенства всех граждан, В этой связи было бы логичным поместить рассматриваемый состав преступления в главу 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина», что вытекает из анализа упомянутой уголовно-правовой нормы.

Объективную сторону данного преступления могут составлять три вида альтернативных действий. Во-первых, посягательство может быть выражено в совершении любых действий, направленных на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды. Подобные действия могут

127

заключаться в распространении взглядов, идей, оценок или призывов, носящих враждебный характер; в совершении различных провокаций, инсценировок, ложных обвинений; в дискриминации и вытеснении из трудового коллектива, учреждения, органа власти или региона представителей определенных лиц или групп населения; в надругательстве над национальными и религиозными символами, святынями, захоронениями и т.п.

Как правило, распространение таких взглядов и идей опирается на вымышленные факты или тенденциозно преподносимые сведения, возбуждающие чувство неприязни к образу жизни, исторической роли, семейно-бытовому укладу, культуре, нравам и обычаям той или иной национальности, расы, а также культовым ценностям и обрядам определенной концессии. При использовании подлинных сведений обычно имеет место и определяющее значение тенденциозная интерпретация фактов и целенаправленное воздействие на публику.1

Во-вторых, объективная сторона данного преступления может выражаться в действиях, направленных на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам, указанным в диспозиции ст, 282 УК РФ. В частности, это различные формы третирования на почве национальной принадлежности, издевательства над историей, духовными ценностями и традициями какой-либо нации. При совершении подобных действий определяющее значение принадлежит не личности конкретного потерпевшего, а его принадлежности к той или иной нации. Персональное унижение достоинства лица, связанное с его индивидуальными качествами, а не с расовой и национальной принадлежностью или иными признаками, указанными в ст. 282 УК, образует состав оскорбления, предусмотренный ст. 130 УК РФ.

Учебно-практический комментарий к УК РФ, с.857.

128

В-третьих, объективная сторона преступления может проявляться в пропаганде исключительности или превосходства либо, напротив, в пропаганде неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности. В подобных случаях речь идет о пропаганде исключительности либо неполноценности не отдельных представителей национальных, этнических групп или религиозных конфессий, а в целом этих групп и конфессий. Идеологической основой подобных действий являются антисемитизм, мусульманский фундаментализм (ваххабизм), расизм, фашизм, шовинизм и т.п.1

Распространение литературы, содержащей идеи ненависти либо вражды либо унижающей достоинство человека или определенной национальной (иной социальной группы), может быть квалифицировано по ст. 282 УК РФ только при условии направленности этих действий на возбуждение ненависти либо вражды. Если имеют место иные цели, то квалификация по ст. 282 УК РФ исключается.

Общим и обязательным признаком всех описанных выше действий, характеризующих объективную сторону, является то, что они совершаются публично (в присутствии значительного количества людей) либо с использованием средств массовой информации. Ситуацию, когда действия выполнены тайно (например, ночью нанесены соответствующие надписи на стенах домов), но были рассчитаны на последующее ознакомление с ними значительного количества людей, также следует оценивать как соответствующую признаку публичности.

По своей конструкции состав анализируемого преступления -формальный, поскольку признается оконченным с момента выполнения указанных в диспозиции статьи действий, даже если вражда между людьми, принадлежащими к различным нациям (национальностям), расам, конфессиям или другим социальных группам, фактически не возникла. В

1 Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть, с.531-532,

129

случае наступления такой вражды либо иных последствий (погромов, разрушений, убийств, причинения вреда здоровью и т.п.) речь должна идти о дополнительной квалификации содеянного по соответствующим статьям УК РФ, а если это невозможно - об учете последствий при назначении наказания.

В качестве субъекта данного преступления признается любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Исключение здесь составляет п. «б» ч. 2 ст. 282 УК РФ, который предусматривает наличие признаков специального субъекта - лица, использующего свое служебное положение. Фактический возраст такого субъекта - должностного лица, государственного служащего, служащего органа местного самоуправления, лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации - всегда выше 16 лет.

С субъективной стороны рассматриваемое преступление предусматривает прямой умысел, когда лицо осознает общественную опасность действий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, и желает совершить такие действия. Мотивы и цели, помимо указанных в диспозиции ст. 282 УК, значения для квалификации не имеют.

Часть 2 ст. 282 УК РФ предусматривает квалифицирующие обстоятельства, связанные с совершением деяния:

а) с применением насилия или с угрозой его применения;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) организованной группой.

При этом под насилием понимается причинение средней тяжести или легкого вреда здоровью хотя бы одному лицу, а также иные насильственные действия, не связанные с причинением вреда здоровью, если они не содержат состава более тяжкого преступления (например, истязания по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды - п. «з» ч. 2 ст. 117 УК РФ). Другие квалифицирующие признаки подробно рассмотрены

130

либо на страницах настоящей работы, либо в специальной литературе и не требуют дополнительного комментирования.

Следует также отметить, что совершение любого другого преступления, кроме рассмотренных нами стлл\ 136 и 282 УК РФ, по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды влечет двоякие юридические последствия: либо является квалифицирующим признаком конкретного преступления (например, убийства с отягчающими обстоятельствами - п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ), либо учитывается в качестве обстоятельства, отягчающего наказание - п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ,

С позиций реализации уголовно-правовой охраны основных прав и свобод человека и гражданина уголовно-процессуальными средствами следует обратить внимание на то, что уголовные дела о преступлениях против этих прав в большинстве своем подследственны следователям органов прокуратуры, а подсудны как мировым судьям, так и районным судам. Думается, что такое закрепление подследственности и подсудности в целом отражает целевые установки уголовной политики на особую важность государственно-правовой охраны основных прав и свобод человека. Анализ же практики применения конкретных уголовно- правовых норм о преступлениях против основных прав и свобод человека и гражданина, особенностей квалификации названных преступлений не входит в предмет настоящего исследования, поскольку эти вопросы достаточно полно рассмотрены в уголовно-правовой

литературе, посвященной данной проблеме, В ней же содержится ряд интересных предложений о совершенствовании уголовного законодательства в сфере ответственности за преступления против

131

конституционных прав и свобод человека и гражданина,

Судебная практика по уголовным делам о преступлениях, посягающих на основные права и свободы человека и гражданина, за исключением посягательств на жизнь, половую свободу и неприкосновенность2, не является распространенной, стабильной и достаточно цельной. Видимо, по этой причине отсутствует постановление Пленума Верховного Суда РФ, обобщающее практику применения законодательства об охране прав и свобод человека и гражданина, хотя потребность в таких руководящих разъяснениях существует. Так при ответе на вопрос: «Нуждается ли в совершенствовании практика применения статей УК РФ, направленных на защиту прав и свобод человека?», опрошенные работники правоохранительных органов и студенты-юристы вузов г. Воронежа ответили: «да» - 86 %, «нет» -14 %.

В некоторой степени такое положение компенсируется постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»3, постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции

Ахмедов МБ. Проблемы уголовно-правовой охраны конституционных прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств, с.16-17,41-43; Мачковский Л.Г. Преступления против конституционных прав человека и гражданина: проблемы теории и практика правового регулирования, М.,2005; Нуркаева Т.Н. Личные (гражданские) права и свободы человека и их охрана уголовно-правовыми средствами (вопросы теории и практики). СП6.,2003идр.

2 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (стЛ05 УК РФ) // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1999 № 3, с.2-6; Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 года № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2004, № 8,с.2-3.

3 Бюллетень Верховного Суда РФ, 1996, № 1, с.3-6.

132

общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»1, а также недавно принятым постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».2

Так, в отношении основания уголовной ответственности за нарушения международных договоров, в которых установлены стандарты прав и свобод человека, в п. 6 постановления № 5 от 10 октября 2003 г, говорится, что международные договоры, нормы которых предусматривают признаки составов уголовно наказуемых деяний, не могут применяться судами непосредственно, поскольку такими договорами прямо устанавливается обязанность государств обеспечить выполнение предусмотренных договором обязательств путем установление наказуемости определенных преступлений внутренним (национальным) законом. Поскольку уголовной ответственности в Российской Федерации подлежит лицо, совершившее деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом РФ, то международно-правовые нормы, предусматривающие признаки составов преступлений, должны применяться судами Российской Федерации в тех случаях, когда норма Уголовного кодекса РФ прямо устанавливает необходимость применения международного договора Российской Федерации,

Это означает, что большинство международно-правовых норм, устанавливающих стандарты в области прав и свобод человека и гражданина, в настоящее время не могут быть обеспечены уголовно-правовыми средствами непосредственно, без имплементации мер ответственности за их нарушения в нормы Уголовного кодекса Российской Федерации. С одной стороны, такое положение понижает уровень уголовно-правовой охраны

1 Бюллетень Верховного Суда РФ, 2003, № 12, с. 3-8.

2 Российская газета, 2005,15 марта.

133

основных прав и свобод человека и гражданина, с другой, - повышает роль национального российского уголовного законодательства в обеспечении охраны названных неимущественных благ,

В целях усиления гарантий обеспечения уголовно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина заслуживает внимания предложение о том, что в таких ситуациях возможно использовать исключения, установленные самим уголовным законом, когда положения международного договора Российской Федерации оказывают непосредственное воздействие на квалифицирующие признаки преступления и, следовательно, на основания уголовной ответственности,1 Это означает, что, в принципе, возможно формулирование и последующее принятие уголовно-правовой нормы, устанавливающей ответственность за нарушение прав и свобод человека и гражданина, установленных международным договором Российской Федерации (по примеру диспозиции ст.ст. 355 и 356 УК РФ),

Представляется, что предлагаемый подход будет полностью соответствовать тому, что большинство положений существующих международных договоров в сфере обеспечения прав человека предполагает их выполнение посредством национальной (внутригосударственной) юрисдикции. Эти договоры обязывают государства - участники, с одной стороны, принять все необходимые меры для привлечения виновных к ответственности за нарушения прав человека через систему национальных судов, независимо от места их совершения, с другой стороны, - принять соответствующие меры для создания внутригосударственных правовых основ установления запрета, в том числе в уголовном законодательстве, на подобные посягательства. Именно поэтому в механизме защиты прав и свобод человека и гражданина национальная уголовная юрисдикция является в настоящее время преобладающей,

1 Зимненко Б.Л. О применении норм международного права судами общей юрисдикции, с.62.

134

В определенной степени, ситуацию с реализацией ответственности за нарушение стандартов в области прав и свобод человека и гражданина посредством международной уголовной юрисдикции может изменить ожидаемая ратификация Российской Федерацией Статута Международного уголовного суда, хотя, безусловно данный шаг не является бесспорным.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что нормы Особенной части уголовного закона, с одной стороны, в достаточной степени обеспечивают уголовно-правовую охрану комплекса основных прав и свобод человека и гражданина как обобщенного объекта такой охраны Уголовным кодексом Российской Федерации. С другой стороны, эти нормы и практика их применения могут быть усовершенствованы, в частности: - посредством формулирования и дополнения УК РФ статьей об ответственности за нарушение прав и свобод человека и гражданина, установленных международным договором Российской Федерации, - объединения двух однородных составов преступления, предусмотренных ст.ст. 136 и 282 УК РФ в одной главе «Преступления против прав и свобод личности», - а также путем подготовки и принятия специального постановления Пленума Верховного Суда РФ, посвященного судебной практике по делам о преступлениях против прав и свобод человека и гражданина.

<< | >>
Источник: Амрахов Надир Исламзаде оглы. Права и свободы человека и гражданина как объект уголовно-правовой охраны / Диссертация / Москва. 2006

Еще по теме § 3 Обеспечение уголовно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина нормами Особенной части уголовного закона.:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -