<<
>>

2.1. Объективно-субъективные признаки уголовно-правового понятиявымогательства


Для уяснения сущности вымогательства и шантажа важное значение имеет, прежде всего, правильное установление объекта и предмета названных преступлений. Это даёт возможность раскрыть качественное содержание данной группы преступлений, оценить характер их об-щественной опасности, а также обеспечить правильную квалификацию конкретных преступлений.
Теоретическая и, прежде всего, практическая значимость обозначенного вопроса обусловливает необходимость обращения к общим положениям, признакам понятия объекта и предмета преступления, которые обстоятельно разработаны в теории российского уголовного права. При этом традиционным положением является то, что объектом конкретного преступления выступают соответствующие общественные отношения, взятые уголовным законом под охрану и которым виновный причиняет или может причинить ущерб. Эти общественные отношения в соответствии с объёмом содержания и служебной ролью в уголовном праве традиционно подразделяют на общий, родовой, видовой и непосредственные объекты преступления. Основываясь на отмеченных общих положениях рассмотрим наиболее характерные черты объекта и предмета вымогательства и шантажа.
Действующее уголовное законодательство при конструировании составов вымогательства и шантажа обрисовало сложный объект этих посягательств, называя отношения собственности, жизнь, здоровье, честь, достоинство, репутацию личности потерпевшего. Однако основными, определяющими при этом являются отношения собственности, которые и выступают в качестве видового объекта. В юридической литературе собственность как объект преступления подвергалась всестороннему анализу. И тем не менее, этот вопрос в Российской уголовно-правовой науке остаётся дискуссионным, имеют место различные точки зрения относительно содержания объекта преступлений против собственности, в том числе и вымогательства, и шантажа.
Следует отметить, что характер спорных точек зрения по этому вопросу сохраняется уже более ста лет. И обусловлен он, по нашему мнению, особенностями законодательной техники, когда при конструировании составов некоторых преступлений законодатель употребляет такие обороты как "имущество", "право на имущество", "действия имущественного характера". Поэтому ещё профессор Таганцев Н.С. с учётом данной Уголовным уложением 22 марта 1903 года характеристики разбоя, вымогательства и шантажа проводил отличия между ними в соответствии с особенностями законодательного выражения объекта посягательства: при разбое это - вещь; при вымогательстве - право на имущество или
обязательство по имуществу; при шантаже - имущественная выгода,
96
имущество, невыгодные сделки по имуществу.
В настоящее время в юридической литературе по-прежнему нет единой точки зрения относительно содержания права собственности как объекта имущественных посягательств. В связи с этим можно встретить следующие определения объекта исследуемых преступлений: а) собственность как экономическая категория; б) собственность как правовая категория; в) имущественный интерес; г) имущество.
По нашему мнению, наиболее логичной и убедительной представляется точка зрения тех авторов, которые признают объектом собственность и как экономическую категорию, и как правовую.
Действительно, при имущественных преступлениях посягательство направлено против права собственности, имеющего сложную структуру. Касаясь этого вопроса, ещё К. Маркс в статье "О краже леса" высказывал оригинальную и, как представляется, верную мысль: "Преступная сущность действия заключается не в посягательстве на лес, как на нечто материальное, а в посягательстве на государственный нерв его - на право собственности как таковое». А право собственности в соответствии с Гражданским кодексом России - это юридическая категория, это урегулированное правом отношение, возникающее между собственником и другими гражданами по поводу владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом. Именно эта классическая триада (владение, пользование, распоряжение) составляет сущность собственности как объекта имущественных посягательств.
Однако при характеристике объекта рассматриваемых преступлений недостаточно ограничиваться лишь его правовым содержанием, правоотношением, связанным с осуществлением права собственности. По мнению К.Маркса, " правовое (разрядка моя - А.Г.У.) представление, свойственное определённым отношениям собственности, хотя и вырастает из них, с другой стороны, всё же не совпадает и не может совпадать с ними". Следовательно, необходимо иметь в виду, что правовые отношения собственности имеют и экономическое содержание, они представляют собой правовую форму экономических отношений.
Именно собственности как экономической категории, экономическим производственным отношениям причиняется вред, а этим и определяется сущность общественной опасности имущественных посягательств, в том числе вымогательства и шантажа. Собственник лишается возможности использовать принадлежащее ему имущество, тогда как одновременно вымогатель или шантажист получает возможность паразитировать, существовать за чужой счёт. Содержание диспозиций статей, объединённых в главе 21 Особенной части УК РФ 1996 г., обусловливает вывод, что основным объектом исследуемой группы преступлений является чужая собственность.
Таким образом, правовое и экономическое содержание понятия собственности как объекта имущественных посягательств нельзя разрывать, тем более, что законодатель назвал 21 главу УК РФ "Преступления против
1П^
собственности.» И особенности редакционной интерпретации отдельных составов преступлений против собственности не изменяют их содержания. Закон, говоря в диспозиции о посягательстве на "имущество", имеет в виду объективированное выражение права собственности, то есть право владения, пользования и распоряжения этим имуществом. В этой связи необходимо отметить мнение профессора Фойницкого И.Я., который понимал имущество «объектом преступных посягательств не само по себе, ...а лишь как конкретный предмет юридического господства человека, как одну из частей его правовой сферы. Преступная деятельность здесь, следовательно, направляется против правовых отношений лица к имуществу, против права на имущество или в полном его объёме, образующем право собственности, или только в одной из частей собственности - право владения, распоряжения или пользования". И в рамках понятия собственности он выделял посягательства на чужое имущество; чужое движимое имущество; чужое недвижимое имущество; отношения по имуществу; отвлечённая собственность.
Подводя итог изложенному выше, следует отметить, что видовым объектом вымогательства и шантажа является собственность как экономическая и правовая категория. При этом по действующему уголовному законодательству одинаково охраняются все формы собственности, признаваемые гражданским законом: 1) частная (имущество, принадлежащее на правах собственности гражданам и юридическим лицам); 2) государственная (имущество, принадлежащее на праве собственности Российской Федерации и субъектам РФ); 3) муниципальная (имущество, принадлежащее на праве собственности городским и сельским поселениям, а также другим муниципальным образованиям); 4) иные формы собственности (ст. 212-215 ГК РФ).
Несколько иная интерпретация понятия объекта предложена А.И.Бойцовым. По его мнению, основным объектом вымогательства служат вещные отношения по поводу имущества, а также обязательственные отношения по поводу имущественных прав, работ или услуг, которые потерпевший принужден передать, выполнить или сказать вымогателю. Соответственно, имущественный вред от вымогательства может наступать как в виде прямых убытков, так и упущенной выгоды (неполученного дохода).
В качестве непосредственного объекта, по нашему мнению, выступает собственность конкретного физического или юридического лица. Для исследуемых преступлений закон называет дополнительные непосредственные объекты. Так, при вымогательстве, когда виновный угрожает насилием, дополнительным объектом будет выступать жизнь и здоровье личности потерпевшего. Если виновный угрожает уничтожением имущества, то непосредственные объекты совпадают. Однако, как представляется, совпадение будет иметь место лишь в том случае, когда требуемое имущество и имущество, которое угрожают уничтожить, входит в собственность потерпевшего. А если требуемое имущество принадлежит организации, где трудится потерпевший, а имущество, которое угрожают уничтожить, принадлежит потерпевшему, то совпадения непосредственных объектов быть не может.
При шантаже уголовный закон предполагает следующие дополнительные непосредственные объекты: честь, достоинство, репутация как личностные свойства (права) потерпевшего.
Немаловажное значение для понимания содержания составов вымогательства и шантажа имеет правильное определение предмета преступления.
В теории уголовного права доминирует точка зрения, что объект
определяется сущностью взаимоотношений людей в обществе, а предмет
является проявлением или выражением этой сущности, т.е. предмет
преступления - это структурный материальный элемент объекта преступного
посягательства, воздействуя на который преступник нарушает или создаёт
угрозу нарушить нормальное функционирование конкретных общественных
отношений (непосредственного объекта). Установление предмета
преступления как структурного элемента общественных отношений
позволяет определить наличие диалектической взаимосвязи между ними.
Существующие высказывания в научной литературе о предмете
преступления можно условно объединить в три группы. Одни авторы исходят из того, что предмет является элементом объекта преступного посягательства, другие считают, что предмет - это самостоятельное правовое
1 ПК
явление, которое не имеет никакого отношения к объекту, а третьи не усматривают какого-либо различия между ними. Мы придерживаемся точки зрения, что предмет и объект преступления соотносятся друг с другом как часть с целым, то есть не разрываем, но и не отождествляем эти понятия. Следовательно, если объект преступления охраняется уголовным законом, то и предмет преступления, как составная часть объекта преступного посягательства, также охраняется тем же уголовным законом.
В диспозиции ч.1 ст. 163 УК РФ в качестве предмета названо имущество, причём понимаемое в теории уголовного права в узком смысле, то есть конкретные вещи материального мира, созданные общественно полезным трудом, обладающие определённой стоимостью и представляющие собой движимые или недвижимые предметы.110
Кроме того, в большинстве специальных работ предметом считают также право на имущество (имущественные права) и действия имущест-венного характера.111 Основанием для такого вывода служит гражданско- правовое понятие имущества. В соответствии со ст. 128 ГК РФ имуществом признаются разнообразные вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права.
В уголовно-правовой литературе имеются довольно аргументирован-ные толкования этого понятия с соответствующим специфическим преломлением к проблемам уголовного права. Это, в свою очередь, породило определённые спорные вопросы, решить которые с позиций гражданского права сложно. Так, Н.Г. Иванов отмечает, что "гражданское законодательство относит к имуществу не только вещи материального мира, этакую физическую субстанцию, но и право на нее. В этой связи уголовное право должно определиться: либо по-прежнему считать имуществом лишь физическую материальную субстанцию, и тогда такое положение следует признать уголовно-правовой фикцией, либо присоединиться к гражданско- правовой интерпретации, и тогда соответствующим образом пересмотреть
110См.: Кригер Г.А., Бабаев М.М. Социалистическая собственность неприкосновенна. М., 1968. С. 14; Ляпунов Ю.И. Понятие социалистического имущества как предмета хищения // Социалистическая законность. 1978. № 2. С. 53; его же. Драгоценные металлы как предмет преступлений // Социалистическая законность. 1981. № 7. С. 33; Пинаев А.А. Проблемы дальнейшего совершенствования советского уголовного законодательства об ответственности за хищения. Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Киев, 1984. С.4; и другие.
11 См.: Прохоров Л.А., Прохорова М.Л. Уголовное право. Учебник. М., 1999. С. 356; Уголовное право. Особенная часть. Учебник // Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новосёлова, М., 1998. С.240-241; Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. Учебник // Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1996. С. 165; Уголовное право. Особенная часть. Учебник // Под ред. А.И. Рарога. М., 1996. С. 132-133; и другие.
редакции ст.159 и 163 УК РФ". К этому мнению присоединяется и С.М. Кочои.
Довольно своеобразную точку зрения по этому вопросу высказали Л.Д. Гаухман и С.В. Максимов. По их мнению, предмет преступления - факультативный признак в составе преступления вымогательства. "В случаях, когда деяние выражается в требовании передачи чужого имущества, вымогательство является предметным (разрядка моя - А.У.) преступлением, а в случаях выражения притязаний вымогателя в требовании передачи права на имущество или совершения других действий имущественного характера - беспредметным (разрядка моя — А.У.).
Особое внимание, уделяемое нами определению предмета вымогательства и шантажа, вызвано не только теоретическими соображениями, но, прежде всего, практическими целями. Как уже отмечалось ранее, включение в систему Особенной части УК новых сходных составов (ст. 179 УК - принуждение к совершению сделки или к отказу от её совершения), изменение редакции состава самоуправства (ч.2 ст.330 УК), новая законодательная интерпретация качественного содержания угроз при вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступлений или при принуждении к даче показаний с дифференцированной оценкой характера угрозы с установлением самостоятельных санкций (ч.1 и ч.З ст. 150 УК; ч.1 и ч.2 ст.302 УК) требует более тщательного и точного установления объективных пределов посягательства.
С учётом отмеченных положений и наличием иных неоднозначно решаемых вопросов представляется необходимым изложить свои соображения относительно понятия предмета посягательства при вымогательстве и шантаже. Прежде всего хотелось бы возразить Н.Г. Иванову по поводу предложенной им постановки вопроса. Почему мы должны презюмировать, что гражданско-правовая интерпретация понятия имущества истинна, а уголовно-правовая — фикция? Тем более, что в теории российского права не выработано единого определения понятия имущества. Так, в учебной литературе имущество определяется различно: 1) совокупность имущественных прав и обязанностей, принадлежащих определенному гражданину или юридическому лицу; 2) совокупность одних только имущественных прав (без обязанностей); 3) совокупность вещей, реальных ценностей, принадлежащих определенному лицу. Именно из этих определений следует сделать выбор при характеристике предмета
преступлений против собственности.
Представители общей теории права, теории уголовного права отдают
предпочтение третьему определению, раскрывающему реальное экономическое содержание понятия имущества. Так, профессор Алексеев С.С. отмечал: «Если попытаться определить понятие имущества, отправляясь от неправовых, экономических позиций, то наиболее приемлемым окажется
117
определение, характеризующее имущество как материальное благо.»
Аналогичное содержание вкладывал в понятие имущества и Б.С. Никифоров, полагая, что «в интересах отграничения объекта преступления — общественного отношения - от его предмета, общественным отношением не являющегося..., представляется целесообразным понимать под имуществом именно совокупность вещей, определенную совокупность материальных предметов внешнего мира..., обладающих свойствами экономической, хозяйственной полезности».
Подобный вывод вытекает и из анализа ч.2 ст.35 Конституции Российской Федерации, которая гласит: «Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами». Конкретизируя эту конституционную форму и особо акцентируя внимание на экономическом содержании понятия имущества, ч.2 ст. 213 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает: «Количество и стоимость (разрядка моя - А.У.) имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, не ограничиваются, за исключением случаев, когда такие ограничения установлены законом...» Аналогичное соотношение понятия права собственности и понятия имущества подчеркнуто и в ст.209 ГК РФ «Содержание права собственности», ст. 212 ГК РФ «Субъекты права собственности», ст.216 «Вещные права лиц, не являющихся собственниками».
Однако не совсем в унисон с данными нормами звучит определение имущества, содержащееся в ст. 128 ГК РФ «Виды объектов гражданских прав»; «К объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.» По нашему мнению, данная законодательная формулировка понятия имущества довольно неудачна. Так, тавтологией следует считать, что объектом гражданских прав являются имущественные права. Далее, объектом гражданских прав признаются работы и услуги как определенные виды деятельности, а вот применительно к интеллектуальной деятельности объектом признаются её результаты. Последнее установление
закона, как представляется, наиболее верное.
Бесспорно, трудно совместить в качественном отношении кошелёк с
деньгами и имущественное право, например, право хозяйственного ведения имуществом (ст.294 ГК РФ), право оперативного управления имуществом (ст.296 ГК РФ). Тем более, в современной юридической литературе сложилось принимаемое большинством мнение, что имущественные права - это субъективные права участников правоотношений, связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом, а также с теми материальными (имущественными) требованиями, которые возникают между участниками гражданского оборота по поводу распределения этого имущества и обмена. Имущественными правами являются: правомочия собственника, право хозяйственного ведения и т.д.
Следовательно, имущество как предмет преступного посягательства на собственность - это, прежде всего, вещи и предметы материального мира, способные удовлетворять материальные и культурные потребности человека, и в создание которых вложен общественно необходимый труд человека, обособливающий вещь из природного состояния. Причём, предметом вымогательства и шантажа может быть только чужое имущество, то есть такое, на которое виновный не имеет ни действительного, ни предполагаемого права, что характерно для самоуправства.
На этот признак предмета специально обращено внимание в постановлении Пленума Верховного Суда РФ №5 от 25 апреля 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности", где отмечено: «...предметом хищения и иных преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена нормами главы пятой УК РСФСР, является чужое, т.е. не находящееся в собственности или законном владении виновного имущество". Отнесение к предмету преступления при вымогательстве и шантаже названных в диспозиции ч.1 ст. 163 УК РФ «материальное право" и "действия имущественного характера», как видно из проведенного анализа, нелогично. Такого же мнения придерживается и Г.Н. Борзенков, полагающий, что «предмет любого преступления против собственности всегда материален, а право на имущество - категория нематериальная, относящаяся к области общественных отношений».
Нельзя согласиться и с мнением А.Д. Гаухмана и С.В. Максимова о том, что эти разновидности рассматриваемых имущественных посягательств относятся к «беспредметным» преступлениям. По нашему мнению, в первом случае предметом вымогательства и шантажа является носитель информации об этом материальном праве, документ, объективирующий «субъективные права участников правоотношений, связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом, а также теми материальными (имущественными) требованиями, которые возникают между участниками экономического оборота по поводу распределения этого имущества и обмена (товарами, услугами, выполняемыми работами, деньгами, ценными бумагами и др.). Имущественным правом являются правомочия собственника, оперативного управления (вещные имущественные права) и обязательственные права (в их числе и права на возмещение ущерба, причиненного здоровью гражданина вследствие утраты заработка, а также вреда, причиненного имуществу физического или юридического лица), права авторов, изобретателей, рационализаторов на вознаграждение (гонорар) за созданные ими произведения (результаты их творческого труда), наследственные права».
Между прочим, и сами Л.Д. Гаухман и С.В. Максимов, раскрывая содержание предмета посягательства на собственность, говорят о документах, предоставляющих право на имущество (подтверждающих право на имущество или на его получение).
Не представляется возможным признать «беспредметными» составы вымогательства и шантажа в случаях, когда законодатель связывает их с требованием виновного совершить действия имущественного характера, то есть совершить поступки, приносящие материальную выгоду или избавляющие от определённых затрат. Нельзя признавать предметом
125
вымогательства и шантажа сами «действия имущественного характера». Если неукоснительно следовать основной мысли, содержащейся в ст. 128 ГК РФ, то предметом преступления при этой разновидности вымогательства и шантажа необходимо признать "вещные" результаты данных действий, обладающие количественной характеристикой и стоимостью. Сюда можно отнести, например, бесплатный ремонт квартиры, машины, постройку дачи, гаража, а также действия, способные принести виновному имущественную выгоду, например, отказ от наследства, от доли в общей собственности. Но при этом следует учитывать одно принципиальное требование - чтобы эти "действия имущественного характера» не обладали признаками гражданско- правовой сделки.
Подводя итоги проведённого анализа, можно сделать следующие выводы:
основным объектом вымогательства и шантажа является собственность, как право владения, пользования и распоряжения имуществом, а равно вещное право (право пожизненного наследуемого владения земельным участком - ст.265 ГК РФ); право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком - ст.268 ГК; сервитуты - ст.274, 277 ГК; право хозяйственного ведения имуществом - ст.294 ГК; право оперативного управления имуществом - ст.296 ГК;
- дополнительным объектом вымогательства является жизнь и здоровье личности, а шантажа - честь и достоинство личности;
предметами посягательства при вымогательстве и шантаже выступают: а) имущество как соответствующие объекты гражданских прав - вещи, деньги, движимое и недвижимое имущество и т.д.; б) документы, подтверждающие право на имущество или на его получение; в) возможные результаты действий имущественного характера;
предмет вымогательств и шантажа составляет только чужое имущество, на которое у виновного нет ни действительного, ни предполагаемого права;
это имущество не должно быть изъято из свободного оборота (радиоактивные вещества, оружие и боеприпасы, наркотические средства и психотропные вещества), в противном случае меняется объект преступления (ст.221,226, 229 УК РФ).
Характеристика объективной стороны вымогательства, содержание её признаков, а также роль в квалификации совершённых преступлений в полной мере зависит от законодательной конструкции состава вымогательства. Только на основе тщательного анализа диспозиции уголовно-правовой нормы можно сделать вывод об определении момента окончания состава преступления (в юридическом смысле), возможность самостоятельной квалификации по совокупности последующих действий
виновного, отграничении этого состава от сходных по объективно-
субъективным признакам составов.
Часть I ст. 163 УК гласит: "Вымогательство, то есть требование
передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других
действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо
уничтожения или повреждения чужого имущества..." Данная диспозиция в
части формулировки объективной стороны вымогательства получила
различное толкование в работах, посвященных исследованию этого вида
преступлений. Так, Л.Д. Гаухман и С.В.Максимов отмечают:
"Вымогательство с объективной стороны всегда выражается в совершении
двух различных по содержанию, характеру и направлению действий: 1)
требования передачи имущества, права на имущество или совершения
других действий имущественного характера, и 2) угрозы причинения вреда
физическим, имущественным или моральным благам личности, насилия над
личностью, или действий, направленных на причинение тяжкого вреда
здоровью потерпевшего".
Профессор Игнатов А.Н. полагает, «что объективная сторона
вымогательства выражается в совершении ряда действий (разрядка моя
- А.У.), а в квалифицированных видах - и в причинении определённых
последствий».? По мнению профессора Незнамовой З.А., вымогательство с объек-тивной стороны "представляет собой сложное составное преступление: требования передачи имущества, права на имущество, совершение действий имущественного характера, с одной стороны, применение психического насилия - с другой».
С.М. Кочои считает, что "объективная сторона вымогательства, согласно закону, характеризуется прежде всего требованием: а) передачи имущества (права на имущество) или б) совершение других действий имущественного характера".
Л.А.Прохоров и М.Л. Прохорова подчёркивают, что "объективная сторона состоит в требовании виновного передать ему имущество или право на имущество либо совершить действия имущественного характера, сопровождающимся угрозой определённого содержания".
Анализ приведённых определений объективной стороны вымогательства позволяет сделать следующий вывод. При наличии существенных различий их всех объединяет то, что в основу понятия вымогательства заложен стержневой термин - требование. Однако, как мы убедились, одни авторы требование передать имущество, право на имущество, совершить другие действия имущественного характера рассматривают в ряду с другими действиями (угрозы различного рода), придавая им равноценное значение. А другие авторы полагают, что именно в требовании и заключается суть
вымогательства (как, например, в разбое - "нападение").
По нашему мнению, вторая точка зрения является наиболее верной,
соответствующей законодательной конструкции состава вымогательства. В диспозиции речь идёт об одном акте поведения - предьявлении требования передать имущество, право на имущество или совершить другие действия имущественного характера. Требование - это выраженное в решительной, категорической форме распоряжение, обязательное для выполнения. И не имеет значения используемая виновным форма выражения требования. Оно может быть выражено по телефону, письменно (что было характерно в "доперестроечный" период), устно (эта форма получила распространение во время расцвета рэкета в 1991 - 1996 годы). Безразлично в уголовно-правовом смысле и содержание требования - оно может быть выражено как изысканно, вежливо, спокойно, так и грубо, резко, цинично. Криминальную же окраску требование передать имущество, право на имущество или совершить другие действия имущественного характера обретает лишь тогда, когда оно получает угрожающее содержание. Чтобы сломить волю потерпевшего, виновный применяет законом обозначенный способ - угрозу.
Применительно к вымогательству закон называет два вида угроз: 1) применить насилие; 2) уничтожить или повредить имущество. Наиболее часто, почти в 80 - 85 % случаев преступники применяют угрозу насилием. Насилие как конструктивный или квалифицирующий признак состава преступления широко используется в уголовном законодательстве: в Особенной части УК РФ 72 статьи содержат указание на совершение преступления с применением физического насилия, а в 44 статьях предусмотрен термин «насилие». Этимологический смысл слова «насилие» в толковых словарях русского языка связывают со словами, производными от слова «насиловать», то есть неволить, принудить, заставлять против воли, силою. Э.Ф. Побегайло, раскрывая юридический термин «насилие», отмечает:»В общепринятом значении (этимологическом смысле) под насилием понимается беззаконное применение силы, принудительное, т.е. против воли другого лица, воздействие на него».
В теории уголовного права насилие понимается в двух аспектах: физическое и психическое насилие. Однако в законе, по мнению профессора Л.Д.Гаухмана, «под термином «насилие» подразумевается только физическое насилие. Если же предусматривается ответственность за угрозу применения насилия, то это специально оговаривается в диспозиции уголовно-правовой нормы». К сожалению, это не единственный приём законодательной техники, в уголовном законодательстве нередко встречаются иные способы и терминологические обороты введения термина «насилие» в диспозиции норм. Например, Л.В. Иногамова - Хегай отмечает: «В ряде статей УК РФ в качестве конститутивного или квалифицирующего признака состава преступления предусмотрены «насилие или угроза его применения», «насилие, не опасное для жизни и здоровья, или угроза применения такого насилия» и «насилие, опасное для жизни и здоровья , или угроза применения такого насилия». Понять, как правило, что охватывается насилием , исследуя признаки диспозиции, невозможно. Фактически содержание насилия устанавливается из анализа санкции.» А.И. Трахов перечисляет одиннадцать вариантов законодательной формулировки насилия. Подобный подход законодателя к конструированию составов соответствующих преступлений создаёт трудности при квалификации насильственных преступлений.
Насильственный способ воздействия на потерпевшего создаёт представление о вымогательстве как корыстно-насильственном посягательстве. Раскрывая этот вид угрозы, хотелось бы обратить внимание на следующие моменты. Во-первых, по точности и полноте законодательной формулировки состава этого вида вымогательства в УК РФ 1996 г. сделан шаг назад в сравнении с предшествующим законом. Законодатель не указал адресата угрозы применения насилия, как это сделано, например, применительно к шантажу, изнасилованию, принуждению к даче показаний и другим составам, где предполагается в качестве потерпевших определённый круг лиц. Эта непоследовательность законодателя ставит правоприменительные органы перед необходимостью прибегать к расширительному толкованию анализируемой нормы, что является, в принципе, нежелательным. Её применение в ситуациях, когда угроза была направлена не против собственника или лица, в ведении либо под охраной которого находилось имущество, а против других лиц, есть реанимация аналогии закона, что категорически запрещает УК РФ. Поэтому целесообразно внести коррективы в эту часть законодательного понятия угрозы и дополнить диспозицию указанием круга лиц, в отношении которых может быть направлена угроза применения насилия. Это, прежде всего, лицо, к которому предъявлено требование, а также близкие потерпевшему лица (близкие родственники: родители, дети, родные братья и сестры, усыновитель и усыновлённый, бабушка, дедушка, супруг; а также иные лица,
жизнь и здоровье которых не безразличны, дороги потерпевшему в силу
1
различных жизненных обстоятельств: близкий друг, невеста и т.д.).
Во-вторых, угроза применения насилия в отношении перечисленных выше лиц должна быть реальной, опасность приведения ее в исполнение является для потерпевшего очевидной. При этом закон не акцентирует внимание на характере психического насилия - это может быть угроза избить, причинить любой вред здоровью, в том числе убить. В данном случае угроза убийством, хоть и представляет собой самостоятельный состав преступления (ст.119 УК РФ), отдельной квалификации не подлежит, так как входит в состав вымогательства в качестве конструктивного признака. Степень насилия, содержащаяся в угрозе, на квалификацию не оказывает влияния, но определяет степень общественной опасности совершённого преступления и должна быть учтена при назначении наказания в соответствии с требованиями ст.60 УК РФ.
В-третьих, необходимо подчеркнуть, что угроза применения насилия при вымогательстве - это своеобразный способ подкрепления требования о передаче имущества, права на имущество, совершении действий имущественного характера. Психическая угроза характерна также и составам грабежа, разбоя. Поэтому, естественно, возникают вопросы, какова роль психического насилия в создании состава вымогательства; отличии этого вида насилия при вымогательстве от насилия при грабеже и разбое; угрозу виновный направляет только на будущее время, связывая её с будущим невыполнением требования вымогателя или может привести её в исполнение немедленно. В теории уголовного права, правоприменительной практике встречаются неоднозначные ответы на поставленные вопросы. Так, Л.Д. Гаухман и С.В.Максимов считают, "что реализация угрозы вымогателя предполагается в будущем, причём в случае, если потерпевший не выполнит требований виновного. Этим данная угроза, когда она представляет собой запугивание насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего, отличается от угрозы при разбое, а когда - насилием, не опасным для данных благ личности - от угрозы при грабеже. Реализация такой угрозы при разбое и грабеже предполагается немедленно, если потерпевший не выполнит имущественных притязаний виновного".
Ещё более спорная позиция изложена профессором Незнамовой З.А.: «Угроза применения насилия направлена в будущее. Немедленная реализация угрозы превращает психическое насилие в физическое, а вымогательство - в грабеж или разбой». То, что психическое насилие может превратиться в физическое, сомнений не вызывает. А вот с тем, что вымогательство при этом превратится в грабёж или разбой, согласиться нельзя. Как верно отмечает здесь же автор: «...требование это обычно направлено в будущее. Именно по данному признаку вымогательство отграничивается от хищений, в частности, от грабежа и разбоя». Поэтому совсем уж нелогично звучит следующий вывод: "Если же и останется состав вымогательства, то квалифицированный, предусмотренный п. «в» ч.2 ст. 163 УК, - вымогательство, совершенное с применением насилия".
Какой смысл автор вкладывает во фразу "если же и останется состав вымогательства..."? Ведь не от применения или неприменения насилия зависит разграничение названных составов. Если во время действия прежнего уголовного законодательства (УК РСФСР 1960 г.) этот вывод имел бы право на существование, то в соответствии с действующим УК РФ он неприемлем. Главную роль в подобной ситуации играет содержание требования - имущество должно быть передано немедленно или в будущем, спустя определённое время. Это положение специально отмечено в указанном постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о вымогательстве": "Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, тогда как при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем".
Например, по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ осуждены С. и четыре члена созданной им для занятия рэкетом преступной группы. Они были признаны виновными в следующем. С. получил информацию о том, что некий Н., провернув мошенническую операцию, получил наличными 8 тысяч долларов США. Тогда он вместе с другими членами группы приехал к Н. и его другу, который, кстати, не был причастен к сделке и не имел никаких доходов, и, пригрозив расправой, потребовали через три дня передать им названную сумму. Когда Н. сказал, что он не может выполнить требование, так как большую часть долларов уже истратил, вымогатели подвергли его и друга избиению монтировкой, сломав последнему ребро и нос. Следствие и суд верно квалифицировали содеянное как вымогательство, хотя к потерпевшим было немедленно применено физическое насилие. В соответствии же с позицией профессора Незнамовой З.А. виновные должны были бы отвечать за разбой, что явно противоречит законодательной конструкции состава разбоя.
Требование вымогателя, изложенное в сочетании с угрозой применения насилия, должно быть, как уже нами отмечалось, незаконным и направленным на безвозмездную передачу имущества, права на имущество, совершение действий имущественного характера. На эту характерную черту "требования" уже было обращено внимание в литературе. Возмездный характер передачи не образует посягательства на собственность или иные вещные права в форме вымогательства и шантажа. Поэтому представляется возможным согласиться с высказанным ранее предложением указать в законе на признак безвозмездности в определении вымогательства и шантажа, как это сделано применительно к определению хищения (прим.1 к ст. 158 УК).
Второй вид угрозы при вымогательстве - это угроза уничтожить или повредить чужое имущество, которая встречается в судебной практике, как показали наши исследования, в 10 - 15% случаев. Также как и при угрозе применения насилия адресат этого вида угрозы в диспозиции не обозначен. В теории уголовного права и судебной практике признают в качестве таковых имущество лица, которому предъявлено требование, а также имущество близких ему лиц (перечень рассмотрен ранее). Уничтожить имущество - это значит привести его в полную негодность, когда имущество теряет свои качества и ценность, не может быть восстановлено даже в процессе ремонта. Повреждение имущества - это такое ухудшение качества имущества, когда его использование по назначению возможно лишь после ремонта, реставрации. В своё время известный учёный-криминалист И. Я. Фойницкий ограничивал пределы угрозы при вымогательстве, включая в ее содержание только наиболее опасные формы. Он отмечал, что "при вымогательстве она ограничивается только угрозою учинения физических насильственных действий против личности или поджога; не обнимаются, ею, с одной стороны, угрозы причинения личности нравственных страданий, например, позорящими разоблачениями, с другой - угрозы причинения вреда имуществу, помимо случаев поджога".
Состав вымогательства сконструирован по типу формальных, он считается оконченным в момент предъявления подкрепленного соответствующей угрозой требования передать имущество, право на имущество или совершения
действий имущественного характера. В силу этого все последующие действия вымогателя выходят за рамки состава, предусмотренного соответствующей частью ст.163 УК РФ, и требуют самостоятельной квалификации по совокупности. Проанализируем наиболее часто встречающиеся в судебной практике ситуации.
Вымогатель требует передать имущество, заведомо для него не принадлежащее потерпевшему, например, кассиру, продавцу и т.д. Он прекрасно понимает, что для удовлетворения его требования последний вынужден совершить хищение. В случае, если потерпевший совершает хищение для передачи имущества вымогателю, то совершенные вымогателем действия подпадают под признаки, предусмотренные ч. 4 ст. 33 УК, то есть подстрекательство к хищению путем угрозы. Следовательно, содеянное виновным должно быть квалифицировано как вымогательство (ст.163 УК) и соучастие в хищении соответствующей формы. Вопрос об ответственности лица, совершившего хищение для выполнения требования вымогателя, решается в соответствии с конкретными обстоятельствами дела с учетом положений ст.39 и 40 УК РФ.
В судебной практике нередко встречаются более сложные для квалификации ситуации. Так, вымогатель, под угрозой применения насилия требует передать ему через определенный период времени соответствующую сумму денег. Но после этого здесь же сразу забирает понравившуюся ему вещь (часы, картины, видеотехнику). В одних случаях совершённое квалифицируют как хищение, в других - вымогательство, в третьих - по совокупности как хищение и вымогательство. Например, А., Д. и Е., угрожая пистолетом, вывезли за город директора крупного предприятия и потребовали передать им через три дня 100 тысяч рублей, В случае невыполнения требования пригрозили встретить вечером его дочь- школьницу и позабавиться. Затем они забрали у него дипломат, сняли золотые часы и высадили из машины. Следователь возбудил уголовное дело по п. "а" и "г" ч.2 ст. 162 УК РФ, - разбой, совершённый группой лиц по
152
предварительному сговору с применением оружия.
В данном случае юридическую оценку получила лишь вторая часть совершенных виновными действий. А требование передачи 100 тысяч рублей под угрозой применения насилия остались без оценки. Хотя явно усматривается вымогательство, совершённое в целях получения имущества в крупных размерах - п. "б" ч.З ст. 163 УК РФ. Следовательно, совершение более тяжкого преступления осталось за пределами обвинения.
С целью устранения различий в квалификации подобных преступных действий Пленум Верховного Суда РФ специально отметил: "... следует иметь в виду, что если вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего, то при наличии реальной совокупности преступлений эти действия должны дополнительно квалифицироваться в зависимости от характера применённого насилия как грабёж или разбой". При этом, как представляется, не имеет значения последовательность совершаемых действий - вначале может быть совершено вымогательство, а затем грабёж или разбой, а может быть всё наоборот. Главное, чтобы верно было установлено наличие реальной совокупности, выделено предъявленное виновными требование о передаче имущества в будущем.
3. Психическое и физическое насилие, о котором идёт речь в ст. 163 УК, выполняет роль способа совершения преступления, оно подкрепляет требование о передаче имущества, права на имущество или совершении действий имущественного характера. Поэтому оно применяется в самый момент предъявления требования или же сразу после этого. Если угроза применения насилия реализуется через определенное время, то причинение вреда здоровью соответствующей тяжести должно быть оценено отдельно. Действия вымогателя будут квалифицированы по ст. 163 и соответственно по ст. 111, 112, 115, 116 УК РФ. но это только в том случае, если виновный, применяя насилие, не повторит ранее предъявленное требование. В противном случае все совершенное виновным составит продолжаемое преступление и ответственность наступит по ч. 2 или ч. 3 ст. 163 УК РФ.
В случае реализации вымогателем угрозы уничтожить или повредить чужое имущество ответственность наступает также по совокупности преступлений - ст. 163 и ст. 167 УК РФ.
Субъективная сторона вымогательства характеризуется виной в форме умысла, вид - прямой и корыстной целью. Формула прямого умысла должна рассматриваться с учётом конструкции объективной стороны. Как уже отмечалось, вымогательство считается оконченным с момента предъявления требования, сопровождающегося угрозой, независимо от достижения виновным поставленной цели. Поэтому интеллектуальный момент умысла вымогателя заключается в осознании того, что он предъявляет незаконное требование о безвозмездной передаче имущества, права на имущество, совершении действий имущественного характера, соединённое с угрозой применения к потерпевшему или его близким насилия, уничтожения или повреждения их имущества.
Волевой момент умысла вымогателя заключается в желании поступить именно таким образом, совершить обозначенные в диспозиции действия. Вопрос о форме вины, отмечает А.И.Рарог, в отношении квалифицирующих последствий, выражающихся в причинении вреда здоровью человека, возникает при квалификации преступлений, при законодательном описании которых квалифицирующее значение отведено применению насилия (п. «в» ч.З ст.163 УК РФидр) .
Корыстная цель при вымогательстве заключается в стремлении виновного обогатиться путём завладения имуществом или правом на имущество либо в результате совершения потерпевшим в пользу виновного или третьих лиц действий имущественного характера.
Субъект анализируемого состава преступления общий - физическое, вменяемое, то есть способное осознавать фактический характер и общественную опасность совершаемых действий и руководить ими лицо, достигшие 14-летнего возраста. Следует отметить, что по УК РСФСР 1960 года возраст привлечения к уголовной ответственности за вымогательство был установлен в 16 лет. Однако внесенные в формулировку состава вымогательства существенные дополнения, касающиеся применения физического насилия, обусловили понижение возраста до 14 лет. В литературе отмечено, что это решение законодателя связано и с фактом значительного увеличения числа подростков, вовлеченных в рэкет. По нашему мнению, это обстоятельство действительно имеет существенное значение, но только применительно к вымогательству, к насильственному посягательству, а не полностью к ст. 163 УК РФ. По нашему мнению, нельзя признать обоснованной, справедливой и целесообразной позицию законодателя, установившего возраст привлечения к уголовной ответственности за имущественный шантаж с 14 лет (подробно этот момент будет рассмотрен в следующей главе).
<< | >>
Источник: Уфалов Андрей Германович. Проблемы совершенствования уголовно- правового регулирования ответственности за вымогательство и шантаж. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук Саратов - 2003 г.. 2003

Еще по теме 2.1. Объективно-субъективные признаки уголовно-правового понятиявымогательства:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. 1.2. Развитие уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность за вымогательство и шантажв законодательстве России
  3. 2.1. Объективно-субъективные признаки уголовно-правового понятиявымогательства
  4. Глава 3. Уголовно-правовое понятие шантажа и проблемы ответственности за его совершение
  5. 1.1. Уголовно-правовые подходы к терроризму
  6. 1.2. Развитие уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность за вымогательство и шантаж в законодательстве России
  7. 2.1. Объективно-субъективные признаки уголовно-правового понятия вымогательства
  8. Глава 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ЛЖЕПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА С УЧЕТОМ ОБЪЕКТИВНЫХ И СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  9. 1.2. Уголовно-правовые детерминанты предмета доказывания.
  10. § 2. Уголовно-правовая характеристика ненадлежащего оказания медицинской помощи
  11. § 2. Субъективные признаки состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
  12. §2. Субъективные признаки дорожно-транспортных преступлений.
  13. §3. Уголовно-правовые способы защиты прав и законных интересов акционеров
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -