<<
>>

§3. Теоретическое исследование специального субъекта преступления

В действующем уголовном законодательстве как России, так и Армении нет общего определения понятия специального субъекта преступления.

Однако уголовное законодательство предусматривает ответственность лиц, которые, помимо общих признаков субъекта (достижение определенного возраста и вменяемость), должны обладать дополнительными, указанными в законе, либо вытекающими из него, признаками.

Многие составы преступлений по своему характеру таковы, что совершить их может только определенная категория лиц — так называемые специальные субъекты. Как отмечалось, это специальные составы преступлений.

Изучение специального субъекта преступления, в таком составе, а также полное уяснение содержания и признаков этого понятия, имеют важное значение для правильного установления основания уголовной ответственности, а значит, и для обеспечения законности и осуществления подлинного правосудия. Это, в полной мере, относится и к случаям совместной преступной деятельности с участием специальных субъектов преступлений. В Уголовном кодексе России и Армении специальный субъект указывается в рамках института соучастия — в срезе ответственности соучастников, участвовавших в совершении преступления, субъект которого специально указан в соответствующей статье Особенной части УК {ч. 4 ст. 34 УК РФ, ч. 3 ст. 39 УК РА). Тем самым законодатель впервые термин «специальный субъект преступления» использует в Общей части УК. Следовательно, есть все основания заключить, что изучение проблемы специального субъекта преступления должно быть продолжено с учетом современных позиций, включая и вопрос необходимости включения в Общую часть нормы о сущности данной категории, условий признания лица специальным субъектом и т.д. Исследование особенностей ответственности за соучастие в преступлении со специальным составом, а также проблем квалификации в таких преступлениях, возможно лишь на основе всестороннего анализа совокупности современных аспектов специального субъекта преступления. Изучение проблем специального субъекта необходимо также при решении вопроса об уголовной ответственности за

188

неоконченную преступную деятельность, ответственность в целом, в том числе и особенностей наказания за эти преступления.

Точное установление в каждом конкретном случае свойств и признаков, характеризующих специальные субъекты преступлений, является важным и необходимым условием для правильного применения уголовного закона, поскольку, как правило, дополнительные, особые свойства субъекта преступления оказывают решающее значение в процессе квалификации преступлений.

В соответствии с принятой концепцией, проблема специального субъекта должна исследоваться, прежде всего, в рамках специального состава преступления.

В тоже время, полное и всестороннее освещение теоретико-правовых аспектов специального субъекта предполагает изучение данного вопроса и с позиций тех составов преступлений, в которых только субъект обладает определенными дополнительными качествами (свойствами), которые по своему происхождению и юридической природе существенно отличаются от признаков и свойств субъектов в специальных составах.

Традиционные вопросы специального субъекта преступления исследовались применительно к отдельным составам или группе составов преступлений (должностных, воинских, против правосудия и т.п.).

Однако различные аспекты специального субъекта рассматривались без должного учета взаимосвязи такого субъекта с другими элементами состава преступления.

Наиболее обстоятельно проблема специального субъекта преступления с этой позиции исследована такими учеными как Б.В. Вол-женкин, Г.И. Вольфман, А.В. Галахова, Б.В. Здравомыслов, Д.В. Калякин, В.Ф. Кириченко, Н.И. Коржанский, В.И. Коробеев, Б.В. Коробейников, Б.А. Куринов, Б.М. Леонтьев, Ю.И. Ляпунов, В.Г. Попов, А.Я. Светлов, В.И. Соловьев, В.Я. Таций и другими.

Некоторые ученые проблему специального субъекта преступления изучали в рамках развития учения о составе преступления. К числу таких исследователей относятся: Г.Н. Борзенков, В.А. Владимиров, Н.Г. Грабовская, Л.Д. Ермакова, В.Н. Кудрявцев, А.М. Лазарев, Г.А. Левицкий, Н.С. Лейкина, А.В. Наумов, B.C. Орлов, Р. Орымбаев, В.Г. Павлов, Ш.С. Рашковская, С.А. Семенов, А.Н. Трайнин, В.В. Устименко и другие.

Проблема специального субъекта многими учеными освещалась и при исследовании института соучастия. При этом внимание об-

189

ращалось на вопросы квалификации соучастников в преступлениях со специальным субъектом, затрагивались особенности функциональной роли неспециальных субъектов в совместной преступной деятельности со специальными субъектами и т.д. В этом направлении большой вклад в изучение проблемы специального субъекта преступления внесли работы таких ученых, как В.А. Алексеев, А.А. Ахметшин, Ф.С. Бражник, Ф.Г. Бурчак, А. Возьный, P.P. Галиакбаров, O.K. Зателепин, Н.Г. Иванов, М.И. Ковалев, А.П. Козлов, Г.А. Кригер, М.Д. Лысов, И.П. Малахов, Н.А. Петухов, А.И. Рарог, П.Ф. Тельнов, А.А. Тер-Акопов и другие.

Понятие и признаки специального субъекта преступления разными исследователями определяются по-разному.

Так, B.C. Орлов в своих исследованиях пишет, что «существование в уголовном праве особого понятия - специальный субъект преступления обусловлено спецификой отдельных видов преступлений, совершение которых возможно только в связи с определенной деятельностью людей, в связи с выполнением возложенных на них законом определенных обязанностей»1.

Н.С. Лейкина и Н.П. Грабовская пишут, что «специальным субъектом называются субъекты, обладающие конкретными особенностями, указанными в диспозиции статьи»2.

Еще более полное и точное определение специального субъекта преступления раскрывает Р. Орымбаев. Он предлагает различные основания классификации признаков специального субъекта преступления, выделяя эти признаки конкретно к каждой главе Особенной части УК бывших союзных республик, что имеет важное теоретическое и практическое значение.

Р. Орымбаев в своем исследовании приходит к выводу, что «специальный субъект должен быть определен как лицо, которое кроме необходимых признаков субъекта (вменяемость, достижение определенного возраста) должно обладать еще особыми дополнительными признаками, ограничивающими возможность привлече-

1 Орлов B.C. Субъект преступления. - М.: «Юр. лит.», 1958. - С.138.

2 Лейкина Н.С, Грабовская Н.П. Субъект преступления // В кн: Курс советского уголовного права. Часть Общая. Т.1. — Л., 1968. - С.389.

190

ния к уголовной ответственности за совершение данного преступления» !.

При этом автор имеет в виду те признаки, свойства человека, которые указаны только в уголовном законе, охватываемые составом преступления, включая и признаки, относящиеся к характеристике личности2.

В.В.Устименко дает такое определение: «Специальный субъект преступления - это лицо, обладающее наряду с вменяемостью и возрастом уголовной ответственности иным(и) дополнительным(и) юридическим(и) признаком(ами), предусмотренным(и) в уголовном законе или прямо вытекающим(и) из него, ограничивающим^) круг лиц, которые могут нести ответственность по данному закону»3.

С.А. Семенов в качестве специального субъекта преступления рассматривает вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности и обладающее предусмотренными законом признаками, детерминированными качествами объекта преступления, позволяющими данному лицу совершить общественно опасное деяние, описанное в диспозиции статьи Особенной части УК4.

В современной юридической литературе под специальным субъектом преступления традиционно понимается лицо, обладающее, наряду с общими признаками субъекта, особенностями и дополнительными признаками, указанными в диспозиции статьи Особенной части УК или прямо вытекающими из нее5.

Представляется, что такое определение понятия специального субъекта преступления является неполным и включает в себя не все признаки, характеризующие уголовно-правовое содержание специального субъекта преступления. Каждое из вышеприведенных определений понятия специального субъекта преступления имеет свои

1 Орьшбаев Р. Специальный субъект преступления. - Алма-Ата: «Наука», 1977. - С.46.

2 Там же. - С.113.

3 Устименко В.В. Специальный субъект преступления. - Харьков, 1989.-СП.

4 Семенов С.А. Специальный субъект преступления: Генезис и исто рия: Учебное пособие. 2-е изд. - Владимир, 2001. — С.18.

5 Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практи ка. - М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2003. - С.129.

191

преимущества. Вместе с тем, имеющиеся недостатки, на наш взгляд, обусловлены в основном рассмотрением проблемы специального субъекта в рамках Особенной части УК. При этом не принимается во внимание то обстоятельство, что преступление со специальным составом обуславливает специфический характер всего деяния (специальный объект посягательства, специальная причинная связь и т.д.).

Среди приведенных определений понятия специального субъекта преступления большого внимания заслуживает позиция С.А. Семенова. Автор данное понятие описывает через те специфические признаки субъекта, которые детерминированы особенностями объекта преступления. Выделение признаков специального субъекта через призму особенностей объекта преступления, позволили автору сформулировать качественно новое понятие такого субъекта. Вместе с тем, С.А. Семенов не отмечает, о способности и возможности совершения субъектом какого именно преступления идет речь: общего, специального, либо того и другого?

Значительное место проблеме понятия и сущности и других вопросов специального субъекта преступления в своих исследованиях посвящает проф. В.Г. Павлов. При этом особое внимание обращается на признаки, позволяющие субъекту совершить преступление и способность лица нести за это уголовную ответственность1. Однако по-прежнему не конкретизируется, какое преступление имеется в виду.

Таким образом, специальный субъект преступления должен исследоваться, прежде всего, в рамках состава преступления. Одним из существенных недостатков приведенных определений является указание на дополнительные признаки специального субъекта в отрыве от особенностей специального состава преступления, и, прежде всего, специального объекта посягательства. Кроме того, из определения понятия специального субъекта должно вытекать, кто может быть исполнителем данного преступления. Уголовный закон устанавливает ответственность специальных субъектов за посягательство как на общие, так и специальные объекты. Поэтому важное теоретическое и практическое значение приобретает вопрос о понятии и сушности специального субъекта с этой позиции.

Павлов В.Г. Субъект преступления. — Санкт-Петербург: «Юриди-1еский центр Пресс», 2001. - С.208.

192

К числу современных актуальных теоретических проблем специального субъекта преступления, образующих составную часть целостного учения о субъекте преступления, на наш взгляд, относятся: определение наиболее правильного и полного понятия специального субъекта преступления; выделение признаков и соответствующих критериев классификации признаков специального субъекта; освещение особенностей ответственности специального субъекта; выделение условий признания лица специальным субъектом и отражение проблем ненадлежащего субъекта; отражение способов и оснований выделения в уголовном законодательстве преступлений со специальным составом и др.

С учетом этих позиций рассмотрим признаки и особенности специального субъекта преступления и на основе этого сформулируем новое понятие специального субъекта.

1. Специальный субъект преступления является разновидностью субъекта преступления, он обладает всеми признаками общего субъекта и отличается от него лишь некоторыми дополнительными признаками (свойствами).

Анализ норм Особенной части УК свидетельствует о том, что в большинстве статей, предусматривающих ответственность специальных субъектов, дополнительные признаки непосредственно указываются в самих статьях (в некоторых случаях - в примечаниях к статьям). Вместе с тем, во многих нормах нет прямых указаний на особенности субъекта, и к выводу о специальном характере субъекта можно прийти лишь на основе их толкования. Такие признаки субъекта преступления являются общими, они имеют юридический характер, являются обязательными, поэтому их отсутствие исключает наличие в содеянном состава преступления со специальным составом.

Анализ признаков специального субъекта показывает, что они в преступлениях со специальным составом обусловлены наличием особого статуса субъекта, включающего специфические права и обязанности, необходимые для осуществления им функций в сфере данных специальных отношений. Так, получение взятки возможно благодаря наличию специальных полномочий конкретного должностного лица. Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности возможно лицами, которые в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством уполномочены функциями уголовного преследования, привлечения виновных лиц к уголовной

ответственности и т.п. (это прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, а также начальник следственного отдела, принявший дело к своему производству). Неисполнение приказа начальника возможно посредством отказа подчиненным исполнения возложенной на него обязанности и т.д. Наличие особых прав и полномочий возникает в связи с фактом включения лица в специальную сферу отношений. Способность лица быть участником данных отношений определяется совокупностью таких качеств и свойств, которые позволяют ему осуществлять соответствующие функции, а в случае нарушения установленного порядка поведения нести за это ответственность. Очевидно, что такие субъекты должны прежде всего обладать признаками общего субъекта, т.е. иметь возраст, установленный законом и быть вменяемым.

Посредством нарушения специально установленного порядка поведения, субъект разрывает связь с элементами тех отношений, участниками которых он является. Таким образом, вред причиняется охраняемому уголовным законом специальному объекту, а лицо, причинившее вред, превращается в специального субъекта преступления.

Отсюда следует, что причинение вреда специальным объектам таким способом всегда предполагает существование лица, причинившего его. Таким лицом может быть никто иной, как участник специальных отношений, обеспечивающих деятельность данного объекта. О специальном субъекте преступления можно говорить применительно к сфере специальных отношений. Иначе говоря, о специальном субъекте преступления приходится говорить в связи с существованием норм, охраняющих специальные ценности.

В этом контексте возникает вопрос о «первичности» и «вторич-ности» признаков объекта и субъекта в специальных составах преступлений, в особенности, когда происходит разграничение составов преступлений как по признакам объекта, так и признакам субъекта (например, разграничение между воинскими насильственными преступлениями и преступлениями против личности; преступлениями против правосудия и некоторыми преступлениями против личности, например, незаконного ареста и незаконного лишения свободы и т.п.).

С точки зрения конструирования уголовно-правовых норм, первичным является объект преступления. В правоприменительной деятельности «зависимость получается обратной: большей частью

194

раньше устанавливаются признаки субъекта преступного посягательства, а в связи с этим, с учетом характера действий, определяется и объект»1. Так, установив, что один военнослужащий применил насилие в отношении другого военнослужащего, связанное со служебной деятельностью последнего, делается вывод о том, что совершено воинское преступление, поскольку вред причинен не только личности, но и порядку воинских взаимоотношений, выступающему в качестве основного объекта преступления.

Вопросы квалификации преступления по признакам специального субъекта не всегда легко решить. Как отмечалось, совершение преступления с использованием своего служебного положения, т.е. специальным субъектом во многих составах преступлений предусмотрено в качестве квалифицирующего обстоятельства. В связи с этим возникают трудности уголовно-правовой оценки содеянного. Рассмотрение специального субъекта в срезе специального состава преступления позволяет данный вопрос решить с учетом приоритета основного объекта преступного посягательства. Это означает, что причинение таким субъектом вреда общему объекту не может оцениваться как преступление со специальным составом.

Таким образом, есть все основания утверждать, что специальный субъект преступления является разновидностью субъекта преступления, но с присущими ему такими дополнительными признаками, которые дают ему возможность и способность причинить вред специальным объектам. Признаки специального субъекта детерминированы особенностями специальных отношений. Они так или иначе связаны с особыми правилами и обязанностями специальных субъектов. При этом чем выше правовой статус таких лиц, тем больше причиняющая способность их преступного поведения.

2. Анализ норм Особенной части УК показывает, что дополнительные признаки специального субъекта весьма разнообразны и в диспозиции соответствующих норм они не всегда выделяются. «Различные сочетания признаков образуют различные виды специальных субъектов»2.

Правовая природа признаков специального субъекта преступления и законодательные конструкции специальных составов престу-

1 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд., перераб. и дополн. - М.: «ЮРИСТЬ», 2001. - С.163.

2 Семенов С.А. Указ. соч. - С.19.

195

плений свидетельствуют, что основное назначение этих признаков состоит в обосновании уголовной ответственности данных субъектов. Этот вывод можно объяснить тем, что признаки специального субъекта обусловливают преступность деяния, т.е. описываются в основном составе преступления. В юридической литературе отмечается, что «признаки, относящиеся к субъекту и увеличивающие степень общественной опасности преступления определенного вида, являются признаками специального субъекта»1. Такое положение небесспорно. К числу таких обстоятельств могут относится прежняя судимость и другие данные, характеризующие личность виновного. Обстоятельства, увеличивающие степень общественной опасности, не обуславливающие преступность деяния, не могут считаться признаками специального субъекта. Тем не менее, данный вопрос является дискуссионным.

В юридической литературе отмечается, что повторность, как квалифицирующий признак составов преступлений, характеризует повышенную общественную опасность лица, его совершившего. Законодатель использует указанный признак для дифференциации ответственности. Кроме того, отмечается, что в ряде составов преступлений роль признака повторности и судимости сводится не только к этому.

Учет этих признаков сужает круг лиц, подлежащих ответственности за данное преступление. Поэтому совершение преступления по этим признакам возможно только со стороны специального субъекта.

В юридической литературе высказывалось мнение и о том, что признак повторности относится к признакам объективной стороны преступления2.

Данный вопрос всесторонне исследован многими авторами3. Тем не менее единого подхода в этом вопросе не имеется. Наша пози-

1 См.: Орымбаев Р. Указ. соч. — С.49; Устименко В.В. Указ. соч. — С.16.

2 См.: Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. — М., 1969. - С.66; Борзенков Г.Н. Специальный субъект преступления: Курс уголовного права. Общая часть/Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. Т.1. - М.: «ЗЕРЦАЛО», 1999. - С.286.

3 См.: Дагель П.С. Учение о личности преступника в советском уголовном праве. — Владивосток, 1970. — С.86; Малков В.П. По-

196

ция состоит в том, что все признаки специального субъекта должны быть обусловлены особенностями объекта преступления. Лишь такие признаки должны относиться к характеристике специального субъекта, которые дают ему возможность и способность совершить посягательство на специальные объекты.

Данные, характеризующие общественную опасность виновного, не связаны с особенностями тех или иных объектов, охраняемых нормами уголовного закона. В некоторых нормах данные признаки учитываются в качестве конструктивных (альтернативных) признаков основных составов преступлений, что должно учитываться сознанием всех участников преступления. Однако это не означает, что данные признаки характеризуют преступление в качестве специального состава.

Таким образом, дополнительные признаки субъекта в преступлениях со специальным составом должны рассматриваться только на уровне основных составов. Это положение сочетается с позицией ученых по поводу данного вопроса применительно к общим составам преступлений1.

Признаки квалифицированного состава, относящиеся к субъекту преступления, не являются признаками специального субъекта преступления2.

3. Как известно, состав преступления и его признаки нельзя сводить лишь к признакам, указанным в диспозиции статей Особенной части УК. Ни одна диспозиция не содержит описания всех признаков конкретного состава преступления. Раскрытие (описание) содержания признака состава, как правило, производится с учетом норм Общей и Особенной части УК и других нормативно-правовых актов с использованием систематического толкования, разъяснения закона, данного в постановлениях пленумов Верховных судов, судебных решениях, научных источниках.

вторность преступлений. - Казань, 1970. - С.З.

1 Лесниевсш-Костарева ТА. Квалифицирующие обстоятельства в уголовном праве. — Ярославль, 1993. - С.51; Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования/Под ред. Н.Г. Келиной и В.Н. Кудрявцева. - М.,1987. - С.90.

2 Уголовное право России. Общая часть/Под ред. В.П. Малкова и Ф.Р. Сундурова. - Казань, 1994. - С.175.

197

Этот универсальный, важный методологический подход в зако нодательной технике позволяет избегать произвола в правоприме нительной деятельности. Сказанное в полной мере относится и к понятию специального субъекта преступления. :

Поскольку понятие специального субъекта преступления в уголовном законе не дается, возникает вопрос, где искать эти признаки, только в системе норм уголовного законодательства или для их анализа нужно обращаться и к нормам иных законодательных актов?

Изучение законодательства, а также судебной и следственной практики, свидетельствует о том, что нередко для выявления всех признаков субъекта преступления, условий привлечения лица к уголовной ответственности, правильной квалификации содеянного, приходится обращаться к различным положениям соответствующих законодательных актов.

Так, расследование уголовного дела, связанного с вынесением заведомо неправосудного приговора, требует выявления тех норм материального или процессуального закона, которые были нарушены и в своей совокупности свидетельствуют о заведомо неправосудном решении суда. Кроме того, субъект данного преступления (ст. 305 УК РФ) влечет возрастные ограничения. В соответствии с законодательством субъектами данных преступлений могут быть лица, достигшие не 16, а 18 лет (для заседателей), 25 лет (для судей судов первых инстанций) и т.д.

Или, к примеру, субъектом преступления, предусмотренного в статье 367 УК РА (нарушение уставных правил караульной службы), может быть признан лишь тот военнослужащий, который входит в состав караула. Категория таких военнослужащих определяется в Уставе гарнизонной и караульной служб ВС РА.

При решении вопроса о надлежащем субъекте указанного преступления, привлечении лица к уголовной ответственности по этой статье — принципиально важное значение имеет ст. 10 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РА, запрещающая назначать в караул, на боевое дежурство, военнослужащих, не принявших военной присяги1.

1 Устав внутренней службы Вооруженных Сил РА. — Принят Национальным Собранием РА 03.12.1996г. - СЮ.

А в соответствии со ст. 130 Устава гарнизонной и караульной служб ВС РФ, кроме того, что запрещается в караул назначать военнослужащих, не усвоивших соответствующей программы подготовки прибывшего пополнения, а также совершивших проступки, содержащие признаки деяний, предусмотренных Уголовным кодексом РФ, по которым ведется расследование больных, иных военнослужащих, которые в данное время по своему морально-психологическому состоянию не могут нести караульную службу1. Возникает вопрос, если нарушается это уставное положение, то может ли такой военнослужащий быть признан субъектом воинского преступления.

Или, например, на должность судьи назначается лицо недостиг-шее 18летнего возраста, выносит заведомо неправосудное судебное решение. Возникает аналогичный вопрос: может ли лицо нести ответственность за данное преступление?

Вопросы, связанные с признанием или непризнанием таких лиц субъектами специальных составов преступлений, излагаются ниже, в рамках проблемы так называемого ненадлежащего субъекта.

Здесь же приведем некоторые примеры из судебной практики.

Военным судом Казанского гарнизона рядовой С. был признан виновным в дезертирстве и осужден по ч. I ст. 338 УК.

В кассационной жалобе С. указал, что не мог быть осужден по данной статье УК, поскольку к моменту самовольного оставления части и места службы он не принял военную присягу.

.Признавая обоснованным привлечение С. к уголовной ответственности за уклонение от военной службы. Приволжский окружной военный суд в кассационном определении отметил, что положения п. 10 ст. 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» судом первой инстанции применены правильно.

В Уголовный кодекс впервые введена статья об ответственности за нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности (ст. 343 УК).

1 Устав гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил РФ. — Утвержден Указом Президента РФ от 14.12.1993г. № 2140 // Собрание актов Президента и Правительства РФ. - 1993. - № 51. -Ст.4931. - С.27; Зателепин O.K. О толковании некоторых терминов в ст.342 УК РФ // Бюллетень Управления военных судов и Военной коллегии Верховного Суда РФ. - М: Воениздат, 1999. - № 1(173).

199

В отдельных случаях действующее законодательство о воинской обязанности и военной службе устанавливает ряд обязательных условий, лишь при наличии которых военнослужащие могут выполнять возложенные на них обязанности.

В частности, согласно ст. 4! Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» к выполнению боевых задач (участию в боевых действиях, несению боевого дежурства, боевой службы, караульной службы), задач при введении режима чрезвычайного положения и в условиях вооруженных конфликтов .могут привлекаться лишь те военнослужащие, которые были приведены к Военной присяге. Только за ними могут закрепляться оружие и военная техника.

Поэтому обязательным признаком, субъекта любого из преступлений против порядка несения специальных служб (ст. 340 — 344 УК) является факт приведения военнослужащего к Военной присяге. При отсутствии указанного условия военнослужащие субъектами названных преступлений признаны быть не могут.

Военным судом Петрозаводского гарнизона рядовой Л., наряду с другими преступлениями, был признан виновным в нарушении правил несения пограничной службы и осужден на основании ч. 1 ст. 341 УК.

Военным судом Ленинградского военного округа при кассационном рассмотрении дела было установлено, что Л. после призыва на военную службу военную присягу не принимал. С учетом изложенного суд округа пришел к правильному выводу о том, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 341 УК, Л. по указанному основанию признан быть не может и обоснованно прекратил дело по данной статье за отсутствием состава преступления1.

Из приведенных примеров вытекает вывод о том, что при решении вопроса о признании лица специальным субъектом преступления (способным и имеющим возможность нести уголовную ответственность за посягательство на специальный объект), учет и анализ тех общеобязательных признаков, которые предусмотрены в уголовном законе (возраст, вменяемость), а также содержащихся в диспозициях норм Особенной части УК (при специальном субъекте преступления) во всех случаях, как общие, являются необходимыми, однако недостаточными, в тех случаях, когда признаки специ-

Обзоры судебной практики военных судов — С.62.

200

ального субъекта в диспозиции не оговорены, и вывод о специальном субъекте не вытекает из самого уголовного закона, характера совершаемого деяния.

В подобных случаях такие дополнительные, специфические признаки, присущие только конкретному преступлению или виду (роду) преступлений содержатся вне рамок уголовного законодательства, поскольку включение такого большого массива признаков, свойств в уголовный закон (в диспозицию конкретных норм), практически невозможно, хотя к этому, по возможности, нужно стремиться.

Очевидно, что такие специфические, особые признаки субъекта преступления (когда они предусмотрены в законодательных актах) имеют важное уголовно-правовое значение, самым непосредственным образом влияют на признание лица субъектом преступления и являются специфическими и необходимыми условиями (дополнительными основаниями) для привлечения лица к уголовной ответственности.

Такие признаки (свойства) человека тесно связаны с субъектом преступления, полностью вписываются в рамки конкретного состава преступления.

Уголовный кодекс, предусматривая ответственность за преступление, которое может быть совершено только специальным субъектом, должен исключать из сферы своего применения всех иных лиц, лишенных свойств данного специального субъекта.

4. Анализ норм!0собенной части УК свидетельствует о том, что кроме преступлений, совершаемых специальными субъектами, закон содержит и такие составы преступлений, совершить которые может более узкий круг специальных субъектов. Например, субъектом воинских преступлений может быть военнослужащий (специальный субъект преступления). В системе составов воинских преступлений, как отмечалось, имеются такие деяния, субъектами которых могут быть не все военнослужащие, а лишь их некоторая категория, в каждом конкретном случае указанная в диспозиции нормы. Скажем, субъектом неисполнения приказа может быть только подчиненный (т.е. военнослужащий, по служебному положению или воинскому званию находящийся в подчинении начальника; субъектом преступлений против порядка несения специальных видов военной службы могут быть не все военнослужащие, а лишь те, которые входят в состав соответствующего наряда и т.д.)

201

Причем, такие составы преступлений содержатся не только в различных главах Особенной части УК, но и внутри глав, охватывающих составы со специальными субъектами преступления.

При этом ограничение круга субъектов обусловлено специальным признаком субъекта — им может быть только то лицо, которое является надлежащим субъектом отношений, охраняемых данной уголовно-правовой нормой.

Эти признаки, в отличие от общих признаков специального субъекта, которые прямо предусмотрены в диспозиции статьи или непосредственно вытекают из толкования норм уголовного закона, как раз и содержатся вне уголовного законодательства. Несмотря на то, что подобные признаки содержатся в иных законодательных актах, они приобретают юридический характер и именуются «факультативными» .

В юридической литературе предлагалось такие субъекты именовать «конкретными» субъектами преступлений1 или «специально-конкретными» субъектами.

B.C. Орлов правильно указывал, что -«специальный субъект является как бы родовым понятием по отношению к видовому понятию специально-конкретный субъект»2.

На таких лиц возлагаются не просто специальные, а конкретно-специальные обязанности, строго ограниченные и определенные законом.

Калининградским гарнизонным военным судом В. и К. были признаны виновными, в числе других преступлений, и в нарушении уставных правил внутренней службы, повлекшем тяжкие последствия.

Будучи дневальными по специальным объектам, В. и К. допускали на указанные объекты сослуживцев, которые совершали хищения радиодеталей из охраняемой дневальными техники.

Эти действия В. и К. были ошибочно квалифицированы по ч. 1 ст. 344 УКРФ.

Согласно закону, субъектом нарушения правил внутренней службы может быть признан только военнослужащий, входящий в состав суточного наряда части. Исчерпывающий перечень лиц, вхо-

1 Трайнин АН. Общее учение о составе преступления. - М.: «Юр. лит.», 1957. - C.19I-194.

2 Орлов B.C. Субъект преступления. - М.т «Юр. лит.», 1958. - С.179.

202

дяших в состав суточного наряда части, и их обязанности содержатся в главе б Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации.

Специфические обязанности, выполнявшиеся В. и К. в качестве дневальных на этих объектах, Уставом внутренней службы не предусмотрены, а определялись лишь инструкцией командира части, в связи с чем В. и К., согласно действующему законодательству, не являлись лицами, входящими в состав внутреннего наряда части.

В связи с этим Балтийский флотский военный суд отменил приговор в отношении В. и К. в части их осуждения по ч. I ст. 344 УК РФ и прекратил дело в этой части за отсутствием состава преступления.

Аналогичное решение вынесено военным судом Приволжского военного округа по делу Б., который обвинялся в том, что, находясь в составе караула в должности повара, самовольно покинул караульное помещение и, с охраняемого караулом объекта, совершил кражу чужого имущества. Незаконное включение Б. в состав караула послужило основанием прекращения дела по ч. 1 ст. 342 УК РФ1.

Конструирование таких составов преступлений и, соответственно, конкретизация специальных субъектов преступлений обусловлено спецификой и важностью тех общественных отношений, которые охраняются уголовно-правовой нормой.

Изложенное позволяет сформулировать тезис, что традиционное определение специального субъекта преступления, в соответствии с которым, лицо, совершившее предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние, наряду с обшими признаками должно обладать совокупностью дополнительных признаков, отмеченных только в уголовном законе и указывающих на способность нести уголовную ответственность, — нуждается в уточнении и корректировке.

На наш взгляд, было бы правильным в понятии специального субъекта преступления, наряду с признаками, указанными в уголовном законе, выделить (дополнить) положение о том, что особые (дополнительные) признаки, свойства могут содержаться также и в иных законодательных актах (бланкетные признаки).

1 Обзор судебной работы военных судов гарнизонов и объединений за 1 полугодие 1999г.

203

На первый взгляд кажется, что делать это нет необходимости, поскольку понятие специального субъекта преступления, вероятно, включает в себя и это обстоятельство {якобы, наличие и учет этих дополнительных признаков, указанных вне рамок уголовного законодательства, всегда подразумеваются).

Между тем, это не так, поскольку в юридической литературе, в отдельных монографических исследованиях, как уже отмечалось, под специальным субъектом преступления понимается лицо, обладающее особенностями, указанными в диспозиции статьи Особенной части УК. Более того, в литературе, в том числе и специальной, обращается внимание только на то обстоятельство, что в тех составах, где признаки специального субъекта преступления предусмотрены уголовным законом или прямо вытекают из него, является обязательным, а их отсутствие исключает наличие в содеянном состава преступления.

Верность этого положения бесспорна. Однако при этом ничего не говорится о том, что если некоторые признаки (качества, свойства), относящиеся к признанию лица надлежащим, в данном случае специальным субъектом, закреплены в иных законодательных актах, и являются ли они обязательными для решения вопроса о привлечении такого лица к уголовной ответственности или же не имеют значения для состава преступления?

Представляется, что и в этом случае подобные ограничительные признаки (качества, свойства лица), наряду с общими признаками, являются обязательными для установления и учета в процессе квалификации преступления.

Признаки специального субъекта преступления разнородны и для их полного установления и учета в правоприменительной деятельности необходимо анализировать не только диспозиции конкретной нормы или отыскивать их путем толкования других норм уголовного закона, но и в определенных случаях обращаться к соответствующим нормативно-правовым актам.

Сказанное свидетельствует о том, что нормы уголовного закона (в случае бланкетных диспозиций) должны применяться с учетом норм различных отраслей права. Поэтому в законе нужно расширить перечень источников уголовного законодательства. При этом уголовно-правовое значение должны иметь те нормативно-правовые акты, которые имеют силу закона. Нормы таких законов, специально предусмотренных в бланкетных диспозициях статей,

204

совместно с нормами УК, определяют уголовную ответственность и ее пределы. Подобные предложения предлагаются многими юристами .

Установление признаков специального субъекта преступления можно проводить по следующей схеме.

Анализ вышеприведенных признаков специального субъекта преступления свидетельствует о том, что эти дополнительные свойства обусловлены специальным статусом субъектов, особенностями социальных функций, для выполнения которых они включаются в сферу конкретных специальных отношений. Наряду с признаками специального субъекта следует различать и другие качества и черты, которые являются необходимыми условиями для реального участия в данной сфере отношений (физические свойства, состояние здоровья и т.п.).

Именно благодаря дополнительным признакам (должностное положение, характер обязанностей, положение в системе правосудия и т.д.) лицо становится носителем конкретных специальных отношений, охраняемых уголовным законом. Для решения проблемы уголовной ответственности специальных субъектов важно не только наличие возможности совершить посягательство на данные отношения, но и способность лица нести ответственность за содеянное.

Лицо может нести ответственность за совершенное деяние (посягательство на специальный объект) только в том случае, когда он, кроме признаков возраста и вменяемости, наделен такими дополнительными признаками, которые позволяют ему быть участником определенных специальных отношений. .

Выявление всех признаков специального субъекта в каждом конкретном случае возможно лишь на основе анализа всех элементов специального состава преступления, и, прежде всего, объекта посягательства.

Признаки специального субъекта преступления Общие дополнительные Непосредствен- Указанные Устанавливаемые но указанные в качестве путем в диспозициях квалифици- толкования норм норм рующих уголовного / признаков / /

1

Указанные в

Указанные примечаниях в к особым нормативно- нормам УК прав am овых

Таким образом, признаки субъекта преступления со специальным составом, предопределяют возможность и способность лица причинить вред данным специальным отношениям и за совершенное деяние нести уголовную ответственность в качестве исполнителя преступления. Уголовная ответственность специального субъекта преступления должна определяться с учетом объема всех его признаков.

Именно наличие таких дополнительных признаков дает возможность субъекту «изнутри» совершить посягательство на те отноше-

206

ния, участником которых он является. Это обусловливает способность лица нести полную ответственность за совершенное преступление.

На основании вышеизложенного понятие специального субъекта преступления можно определить следующим образом:

Специальный субъект преступления (субъект преступления со специальным составом) — это лицо, являющееся надлежащим субъектом специальных общественных отношений, охраняемых уголовным законом, и совершившее предусмотренное этим законом общественно опасное деяние, связанное с нарушением возложенных на него обязанностей, обладающее наряду с общими, и дополнительными признаками, указанными в диспозиции статьи Особенной части, или непосредственно вытекающими из уголовного закона, а в необходимых случаях, перечисленных в иных законодательных актах, свидетельствующих о его возможности и способности совершить соответствующее деяние и нести уголовную ответственность в качестве исполнителя преступления.

Из приведенного определения следует, что главными показателями специального субъекта преступления являются:

1. Главный тезис приведенного определения состоит в том, что нет понятия специального субъекта самого по себе. Необходимо говорить о понятии субъекта преступления со специальным соста вом. В таком составе все элементы специальные. Специфика опре деляется, в первую очередь, объектом посягательства, поэтому все особенности специального субъекта детерминированы качествами специальных отношений.

Уголовно-правовая охрана специальных отношений обусловливает также специальный характер деяния, причинной связи и особенностей содержания субъективной стороны такого преступления. Именно по содержанию предусмотренного состава деяния, в первую очередь определяется, кто может быть субъектом данного преступления. 2.

Лицо, совершившее общественно опасное деяние, предусмот ренное уголовным законом в качестве специального состава, явля ется субъектом специальных общественных отношений, охраняе мых этим законом. 3.

Включение субъекта в систему специальных отношений нор мативным (специальным) способом.

207

4. Специальный характер обязанностей, нарушение которых об разует преступление. 5.

Наличие дополнительных признаков (свойств, качеств) субъ ектов, предусмотренных или непосредственно вытекающих не толь ко из уголовного закона, но, в некоторых случаях, и из иных зако нодательных актов. 6.

Способность лица нести уголовную ответственность в качестве исполнителя преступлений. Это обстоятельство имеет важное зна чение для определения ответственности за соучастие в преступле ниях со специальным составом1.

Только при наличии всех этих признаков человек может быть признан специальным субъектом преступления.

Отсутствие хотя бы одного из этих признаков означает отсутствие надлежащего субъекта преступления, со всеми вытекающими отсюда уголовно-правовыми последствиями.

Следовательно, говорить о специальном субъекте преступления в отрыве от других элементов состава неверно. На самом деле речь должна идти о субъекте преступления со специальным составом, в котором не только субъект, но и остальные элементы имеют специальный характер. Конкретный субъект преступления может быть наделен определенными свойствами (качествами). Однако они в контексте приведенного понятия не могут считаться специальными субъектами, если в данной норме описанное деяние не относится к числу преступлений со специальным составом. Например, субъект состава убийства матерью новорожденного ребенка — специальный. Им может быть только мать новорожденного ребенка. Однако в данной норме (ст. 106 УК РФ) устанавливается ответственность за совершение преступления с общим составом (общий объект посягательства; деяние не связано с нарушением специальных правил поведения; отсутствие специальной причинной связи и т.п.).

В Особенной части УК РФ и РА содержится немало норм, устанавливающих ответственность за посягательство на общие объекты, субъекты каждых наделены определенными качествами (изнасилование; хищение имущества, вверенного виновному; незаконное

1 Аветисян С.С. Актуальные проблемы понятия специального субъекта преступления. // Прокурорская и следственная практика. -Журнал Координационного совета генеральных прокуроров стран СНГ. - Москва. - 2003. - № 1~2. - C.187-I93.

т

производство аборта; заражение венерической болезнью; оставление в опасности и т.д.)- Дополнительные признаки субъектов данных преступлений не обусловлены особенностями общественных отношений, обеспечивающих функционирование соответствующих объектов.

Это преступления с общим составом. В таких составах только субъект имеет определенные особенности. Объективную сторону таких деяний (полностью или частично) могут выполнить и общие субъекты, поскольку нарушения какого-либо специального порядка поведения не требуется.

Таким образом, мы будем придерживаться той позиции, что существуют составы преступлений, в которых все элементы специальные, и составы, в которых только субъект специальный. Данный подход в определении понятия специального субъекта преступления имеет принципиальное значение для обоснования ответственности специальных субъектов и соучастников с новых позиций, имеющих универсальный характер и позволяющих устанавливать единые основания ответственности этих лиц.

5. Исследование проблемы специального субъекта с отмеченных позиций позволяет ввести новые критерии классификации признаков специального субъекта.

В теории отечественного уголовного права применительно к УК РФ и РА приводятся различные классификации признаков специального субъекта преступления. Классификация признаков на определенные группы, как правило, проводится в зависимости от тех специальных признаков, которые определяют субъекта конкретных видов преступлений1. При этом авторы приводят классификацию признаков в отрыве от их взаимосвязи с объектами преступлений.

1 Уголовное право России. Общая часть: Учебник/Под ред. Б.В. Здравомыслова. — М.: «Юристъ». 1996. — С.216—217; Григорян М.В. Уголовное право. Общая часть: Учебник. — Ереван, 2003. -С.254; Орымбаев Р. Указ. соч. С.50; Устименко В.В. Указ. соч. -С.39-41; Гаухман Л.Д- наряду с классификацией «по горизонтали», выделяет признаки и узкоспециальных субъектов преступлений разных уровней, т.е. «по вертикали». Например, лицо, занимающее служебное положение; должностное лицо; лицо, занимающее госдолжность РФ и т.д. (Квалификация преступлений: Закон, теория, практика. - М: АО «Центр ЮрИнфоР», 2003. - С.131).

209

Попытка предопределения классификации признаков специального субъекта классификацией объектов преступления сделана С.А. Семеновым'. Однако автор не конкретизирует объекты преступления, поэтому предложенная классификация признаков по-прежнему не позволяет выделить те из них, которые характеризуют субъекты в специальном составе преступления, и отдельно — определенного субъекта в общем составе.

С учетом этого обстоятельства признаки специального субъекта преступления можно разделить на две группы: 1) признаки, детер-мированные качествами специальных объектов преступлений и 2) дополнительные признаки, необходимые субъекту для совершения определенных преступлений, не связанных с посягательством на специальные объекты.

В результате проведенного анализа признаков специального субъекта полагаем возможным предложить следующую классификацию таковых:

1. Признаки специального субъекта, детерминированные качествами специальных объектов (по Уголовному кодексу РФ).

а) в области обеспечения конституционных прав и свобод чело века и гражданина (должностное лицо — ст. 140, 145, 149; характер деятельности -ст. 142, 143, 154, 155);

б) в области экономической деятельности (должностное лицо - ст. 169, 170; характер деятельности - ст. 176, 177, 178, 185, 189, 192, 193, 195, 196, 197, 199, 200);

в) в области службы в коммерческих и иных организациях (ха рактер деятельности — ст.201, 202, 203, ч.З ст.204);

г) в области общественной безопасности и общественного по рядка {характер обязанностей - ст. 215, 216, 217, 218, 219, 225);

д) в области обеспечения здоровья населения и общественной нравственности (характер обязанностей — ч. 5 ст. 228, 233, ч. 4 ст. 234, 236, 237);

е) в области экологической безопасности (характер обязанностей - ст. 246, 247, 248, ч. 2 ст. 249, 251, 252);

ж) в области безопасности движения и эксплуатации транспорта (характер обязанностей - ст. 263, 266, 270, 271);

з) в области основ конституционного строя и безопасности госу дарства (характер обязанностей - ст. 283, 284);

Семенов С.А. Указ. соч. - С.22.

210

и) в области государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (должностное лицо - ст. 285, 286, 287, 288, 2S9, 290, 292, 293);

к) в области интересов правосудия (должностное лицо - ст. 299, 300, 301, 302, 303, 305, 307, 308, 310, 311, 313, 314, 315);

л) в области военной безопасности (должностное или правовое положение - ст. 331-352);

м) в области мира и безопасности человечества (должностное лицо - ст. 353, 356, 358).

Это специальные составы преступлений, содержащиеся в различных главах Особенной части УК. По нашим подсчетам, 35% статей УК описывают преступления со специальным составом.

2. Признаки субъекта, не детерминированные особенностями специальных объектов преступлений.

2.1. Физические признаки личности. К таким относятся:

а) пол (мужской — ст. 131);

б) состояние здоровья (больной — ст. 121, ч. 13 ст. 122; трудо способный — ч. 2 ст. 157);

в) возраст (совершеннолетний — ст. .134, 135, 150152, ч. 2. ст. 157 и др.).

2.2. Признаки, характеризующие определенные обязанности субъекта по отношению к потерпевшему.

а) обязанность по оказанию помощи в случае наличия опасности для жизни и здоровья (врач — ст. 124, 125);

б) обязанность по надлежащему воспитанию (родители — ст. 125, 156; иные лица, на которых возложены обязанности воспитания детей — ст. 156; педагог — ст. 156; другие работники образователь ного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязан ного осуществлять надзор за несовершеннолетними — ст. 156);

в) обязанность оберегать вверенное имущество (ст.160, 312);

г) обязанность по выполнению родственного долга (мать — ст. 106; родители — ст. 125, 156, ч. 1 ст. 157; дети — ч. 2 ст. 157 и

ДР-);

д) обязанность проходить военную или альтернативную службу - ст. 328.

2.3. Признаки, характеризующие профессию и род деятельности лица.

а) профессия (медицинский работник - ч. 4 ст. 122, 123, 128; педагог - ст.156; спортсмены, тренеры, спортивные судьи, руково-

211

дители команд, организаторы и члены жюри зрелищных коммерческих конкурсов — ч. 3 и 4 ст. 184 и др.);

б) род деятельности субъекта (индивидуальный предприниматель - ст. 180, 238, 253, 254; гражданин-непредприниматель - ст. 198, 238). 2.4.

Ответственность лица за нарушение правил безопасности (ст. 224, ч. 1 ст. 249, 257, 268, 269, 272, 273, 320, 357). 2.5.

Признаки, характеризующие гражданство лица (гражданин РФ - ст. 275, 283, 284; иностранный гражданин или лицо без граж данства - ст. 276).

Общее количество таких составов преступлений, в которых субъект обладает определенными особенностями, составляет примерно 17%.

Таким образом, больше половины преступлений, предусмотренных в Особенной части УК РФ (52%) могут быть совершены только специальными субъектами. При этом важное значение имеет то обстоятельство, что из них большая часть (35%) относятся к числу специальных составов преступлений, а остальные составы (17%) — общие, в них только субъект специальный.

В целом такое соотношение рассматриваемых составов преступлений усматривается и в УК РА.

Любая классификация, в том числе, и предложенная, не может считаться завершенной, и не лишенной недостатков, но ее достоинство состоит в том, что в ее основе лежит принцип выделения дополнительных признаков субъекта, обусловленных и необусловленных особенностями специальных отношений. Кроме того, выделенные группы таких признаков соответствуют порядку глав Особенной части УК.

Сравнительный анализ Уголовных кодексов России (1960, 1996), а также нового УК РА свидетельствует о том, что количество специальных составов преступлений возрастает. Данная тенденция развития уголовного законодательства является объективным закономерным процессом. Представляется, что и в последующем эта тенденция будет сохраняться. Последнее обстоятельство можно объяснить, в частности, тем, что, с одной стороны, возникновение и развитие все более новых, специфических отношений в различных сферах общественной и государственной жизни нуждается в уголовно-правовой охране, а с другой стороны, законодатель должен учитывать не только специфику этих отношений, но и призна-

212

ки определенного (специального) субъекта. Особые, специальные отношения включают и специальных участников - субъектов отношений.

Необходимо отметить, что признаки специального субъекта включаются законодателем в конструкции составов преступлений не совсем произвольно. Эти признаки устанавливают ответственность специального субъекта, характеризуют природу преступления, его общественную опасность, а также определяют преступность деяния.

Кроме того, уголовно-правовое значение признаков специального субъекта заключается и в том, что по этим признакам определяется, дифференцируется ответственность лиц, совершивших преступления. Признаки специального субъекта влияют на характер общественной опасности преступления.

6. Содержание и особенности конкретных способов вьщеления в уголовном законодательстве преступлений со специальным составом имеют определенный теоретический и практический интерес не только для ответственности специальных субъектов, но и для установления оснований ответственности соучастников за участие в преступлении с такими составами.

6.1. Основным способом выделения в уголовном законодательстве преступлений со специальным составом является выделение в самом законе (на уровне отдельных глав) определенного количества таких составов преступлений.

В уголовном законодательстве указанный способ выделения специального состава преступления отражен в трех формах:

1) Субъектами преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (глава 30 УК РФ) могут быть только должностные лица, а также лица, занимающие государственные должности Российской Федерации и лица, занимающие государственные должности субъектов Российской Федерации. Уголовно-правовое понятие должностного лица дается в примечании к статье 285 УК. В соответствии с этой статьей, «должностными лицами... признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных и муниципальных учреждениях, а так-

213

же в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях РФ».

В примечании раскрывается также понятие лиц, занимающих государственные должности РФ в субъектах РФ.

Понятие должностного лица аналогичным образом определяется и в новом УК РА (ст. 308).

Многие разъяснения приводятся в постановлениях Пленумов Верховного суда РФ1.

Несмотря на это, понятие должностного преступления в уголовном праве является нестабильным.

Исследованию данного вопроса посвящена обширная юридическая литература.

Анализ соответствующих норм Особенной части УК свидетельствует, что ответственность должностных лиц за совершение иных преступлений, с учетом особенностей объекта посягательства, устанавливается, исходя из уголовно-правового статуса должностного лица как специального субъекта. При этом все преступления, совершаемые должностными лицами по субъекту, подразделяются на следующие группы:

а) общие должностные преступления, указанные в главе 30 УК;

б) специальные должностные преступления, которые могут быть совершены в отдельных сферах деятельности государственного ап парата и органов местного самоуправления и только должностными лицами, наделенными дополнительными специфическими призна ками;

в) альтернативно-должностные преступления, которые могут быть совершены как должностными, так и частными лицами2.

! См.: ППВС СССР от 20.03.1990г. N4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге», с изм. от 10.02.2000г.; ППВС РФ от 10.02.2000г. N6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе». // Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ. - М.: «Экзамен», 2002. -С.397, 529. 2 Павлов В.Г. Указ. соч. - С.213—216.

214

2) В Уголовном кодексе РФ впервые введены статьи, предусмат ривающие ответственность за посягательства против интересов службы в коммерческих и иных организациях (глава 23 УК).

Законодатель в данном случае определил круг субъектов, подлежащих ответственности за данные преступления в самом законе (примечание к ст. 201 УК). Согласно этому примечанию, ответственность за преступления, предусмотренные в главе 23 УК, может быть возложена на лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, т.е. осуществляющих в ней постоянно или временно организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности. Указанная категория лиц не относится к числу должностных, согласно примечанию к ст. 285. Они не обладают правовым статусом должностных лиц и не реализуют государственное управление, а только лишь соблюдают публичные интересы в установленных законом пределах.

3) Указание применительно к определенной группе преступле ний в уголовном законе специального субъекта дается также и по отношению к преступлениям против военной службы (глава 33 УК РФ).

В соответствии со ст. 331 УК РФ, субъектами преступлений против военной службы, предусмотренных в указанной главе, являются военнослужащие и граждане, пребывающие в запасе во время прохождения военных сборов.

Содержание военной службы и категории военнослужащих определяются соответствующими законодательными актами.

Как уже отмечалось, среди специальных субъектов преступлений выделяются также специально-конкретные субъекты. Это относится и к военнослужащему как специальному субъекту преступления. Законодатель в одних случаях указывает на специально-конкретный субъект преступления непосредственно в диспозиции статьи УК (например, подчиненный в ст. 332, 336, военнослужащие, входящие в состав пограничного наряда, караула — применительно к ст. 341, 342 и др.), а в других случаях на это прямо не указывается, но специально-конкретный характер субъекта преступления вытекает из анализа самой диспозиции нормы. Например, из анализа ст. 334 УК следует, что субъектом насильственного действия в отношении начальника может быть только тот военнослужащий, который по службе или по воинскому званию постоянно или временно подчи-

215

нен лицу, в отношении которого совершаются насильственные действия.

6.2. Законодатель конкретно указывает на специального субъекта в диспозиции статьи УК применительно для данного специального или общего состава преступления.

Анализ статей Особенной части УК, в которых специальные субъекты непосредственно указаны, свидетельствуют о том, что данный способ выделения преступления со специальным субъектом применяется, исходя из содержания и правовой природы, которые описаны в статье преступления, притом, что подобное деяние может быть совершено конкретно-специальными лицами (врачи, родители, опекуны, граждане РФ, иностранные граждане и лица без гражданства и т.д.).

Причем, указание в диспозиции на конкретно-специального субъекта является своеобразным конструктивным признаком преступления.

Например, государственную измену могут совершить только граждане РФ (ст. 275 УК), или граждане РА (ст. 299 УК РА), заведомо ложное показание могут дать свидетели, потерпевшие, а заведомо ложное заключение — эксперты (ст. 307 УК).

Следует отметить, что установление уголовной ответственности за конкретное преступление со специальным субъектом, о котором прямо указывается в диспозиции статьи, является неслучайным.

Приведенные исследования свидетельствуют о том, что при конструировании конкретных составов преступлений законодатель принимает во внимание те признаки, свойства личности преступника, с которыми связывается возможность постановки под уголовно-правовую охрану конкретных общественных отношений. Причем, некоторые преступления могут быть совершены только теми лицами, с которыми связана возможность уголовной ответственности и о которых говорится в самой норме как о специальном субъекте.

Например, в ст. 122 УК РФ устанавливается ответственность лица, зараженного ВИЧ-инфекцией за заведомое поставление другого лица в опасность заражения такой инфекцией. В ст. 123 говорится о производстве аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля (акушерки, сестры и т.п.). В ч. 1 ст. 160 предусмотрена ответственность лица за присвоение или растрату чужого имущества, вверенного ему под охрану и т.д.

216

Таких лиц можно назвать «разноименными» специальными субъектами, имея в виду, что в каждом конкретном составе законодатель, исходя из выполняемой субъектом социальной роли, указывает на конкретно-определенное лицо (врач, опекуны, дети и т.д.).

Такой способ выделения специальных субъектов используется и при конструировании специальных составов преступлений.

Так, в Особенной части УК содержатся определенные группы преступлений со специальным составом, субъектом которых могут быть «одноименные» специальные субъекты («должностные лица» применительно ко всем преступлениям, содержащихся в главе 30 УК РФ, «военнослужащие» - при совершении преступлений против военной службы» и др.).

Следует заметить, что законодатель прямо указывает на специального субъекта, как правило, в диспозиции статьи УК, в тех случаях, когда возникает необходимость выделения в уголовном законе состава преступления со специально-конкретным субъектом, наделенным конкретно-определенными специальными обязанностями.

Такие составы преступлений содержатся в различных главах Особенной части УК, а некоторые из них, как уже отмечалось, имеются и внутри глав, охватывающих составы со специальными субъектами преступлений. В последнем случае специально-конкретный характер субъекта преступления определяется, исходя из анализа и толкования диспозиции статьи или других норм УК, а иногда указываются дополнительные, особые признаки или свойства субъекта, включенные в сферу специально-конкретных общественных отношений, в соответствующих нормативно-правовых актах.

6.3. В Особенной части УК РФ и РА содержится ряд составов преступлений, толкование и анализ которых позволяет сделать вывод, что субъект этих деяний - специальный, а состав преступления — общий. При этом возможны следующие ситуации:

а) Конструкция конкретного состава преступления такова, что его субъект выступает в качестве только специального. Причем в диспозиции статьи о возможном круге субъектов ничего не говориться. Например, незаконное помещение лица в психиатрический стационар (ст. 128) может быть допущено только врачом-психиатром, которому законом предоставлено право госпитализации больных и обращение с заявлением в суд.

217

Или, из анализа ст. 131 УК следует, что субъектом изнасилования является мужчина. Толкование ст. 125 позволяет сделать вывод, что субъектом оставления в опасности могут быть лица, обязанные заботиться о беспомощном. Такая обязанность может возникнуть из профессии виновного, из договора, из его предшествующего поведения.

Объектом таких преступлений являются общие ценности. Для совершения таких преступлений нарушения какого-либо специального порядка поведения не требуется. Это преступления с общим составом.

б) Из толкования и анализа диспозиции норм УК вытекает, что субъектом преступления может быть как общий, так и специальный.

К числу таких преступлений относится, например, незаконное предпринимательство - ст. 171'.

При осуществлении предпринимательской деятельности без регистрации субъектом преступления может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16летнего возраста. В случае незаконного предпринимательства, выраженного занятием той или иной деятельностью без специального разрешения (лицензии) или нарушением условий лицензирования, субъект преступления становится специальным, т.е. лицом, которое либо зарегистрировано в качестве индивидуального предпринимателя, либо является руководителем или иным представителем интересов юридического лица. Субъект незаконной банковской деятельности может быть как общий, так и специальный (ст. 172 УК РФ). При незаконной банковской деятельности, осуществляемой без регистрации - общий субъект. Та же деятельность, проводимая без лицензии или с нарушением условий лицензирования возможна со стороны специальных субъектов. Или, например, за недоброкачественный ремонт транспортных средств, путей сообщения, средств сигнализации или связи, либо иного транспортного оборудования к ответственности может быть привлечен общий субъект, а за выпуск в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств — только лицо, ответственное за техническое состояние транспортных средств, (ст. 266).

1 См.: Яни П.С. Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство: Пособие для прокуроров. — М., 2000.

218

В подобных случаях для правильного определения субъекта преступления необходимо тщательно проанализировать содержание данного состава преступления, поскольку на основании этого содержания и законодательной конструкции статьи можно сделать вывод о конкретном составе преступления (общий или специальный).

При этом, как было отмечено, во всех случаях, когда в законе ответственность предусматривается за нарушение специальных обязанностей, субъект преступления может быть только специальным. Это преступление со специальным составом.

Поэтому законодатель с учетом специфики специальных отношений и особенностей совершаемого деяния, норм, предусматривающих ответственность за посягательства на эти отношения, конструирует их различными способами.

В связи с этим на практике возникают определенные трудности в установлении круга субъектов преступления.

Так, по мнению одних авторов субъектом дезорганизации нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, является специальный — достигший 16 лет — осужденный по приговору суда и отбывающий наказание в учреждениях, обеспечивающих эту изоляцию от общества, а также подозреваемый (обвиняемый), которому в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу1.

То обстоятельство, что указанные лица являются субъектами данного преступления (в качестве специального субъекта), безусловно, верно. Однако субъектом указанного преступления может быть и общий субъект. Например, угрозу применения насилия в отношении сотрудника места лишения свободы или содержания под стражей допускает постороннее лицо, оказавшееся в указанных местах, скажем, с целью лосешения осужденного, или лицом, правомочным входить в эти учреждения с целью проведения контроля. Более того, преступление, предусмотренное в ст. 321 УК, может быть совершено любым лицом и вне мест лишения свободы или места содержания под стражей.

Такой вывод вытекает из конструкции рассматриваемого преступления. В отличие от этого, в ст. 771 УК РСФСР прямо указыва-

1 Уголовное право. Особенная часть. М.: «ИНФРА. М ~ НОРМА», 1998. - С.685.

219

лись лица, отбывающие наказания в виде лишения свободы как субъекты преступления, связанного с дезорганизацией работы исправительно-трудовых учреждений.

По сути, в новом уголовном законе данное преступление, совершаемое только специальным субъектом (по УК РСФСР) и с учетом других признаков переросло в преступление, субъектом которого могут быть и иные лица, не включенные в сферу данных специальных отношений, т.е. общий субъект. Аналогично данный вопрос решен и в ст.319 УК РА.

Например, в ст. 320 УК РФ устанавливается ответственность за разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа. В Комментарии к УК РФ говорится, что субъектом рассматриваемого преступления может быть лицо, достигшее 16 лет1.

В вышеприведенном учебнике по уголовному праву РФ говорится, что субъект данного преступления — специальный, поскольку в соответствии с законом «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» ответственность за разглашение несут: должностные лица органов, обеспечивающих безопасность должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов (работники органов внутренних дел, органов контрразведки, таможенных органов и др.); должностные лица предприятий, учреждений и организаций, в адрес которых направлены решения органов, обеспечивающих безопасность (работники адресных столов, паспортных служб, подразделений Госавтоинспекций и т.п.)2. То есть, по мнению авторов указанного учебника, субъектом данного преступления может быть только лицо, которому стали известны сведения по службе о мерах безопасности.

1 Комментарий к Уголовному кодексу РФ/Под общей ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. - М.: «Норма-Инфра М»: 1999. - С.728.

2 Федеральный закон РФ «О государственной защите судей, долж ностных лиц, правоохранительных и контролирующих органов» от 20.04.1995г. № 45 - ФЗ с изм. и доп. от 21.07.1998 г., 29.02.2000 г.,18.06. и 29.11.2001 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - № 17. - Ст.1455.

220

Представляется, что вышеприведенный вывод о том, что субъект рассматриваемого преступления только специальный, комментируется неверно. То обстоятельство, что круг лиц, уполномоченных на применение соответствующих мер безопасности, определен в вышеуказанном законе, а сведения о мерах безопасности становятся известными по службе этой категории лиц, вовсе не означает, что субъектами данного преступления могут быть только указанные лица в качестве специальных субъектов.

Посторонние граждане, которым стали известны соответствующие меры безопасности, могут также быть субъектами преступления, предусмотренного ст. 320, поскольку законодатель при конструировании данного состава преступления не ограничил круг возможных субъектов, подлежащих ответственности. (Подобной нормы в новом УК РА не содержится).

В отличие от этого, законодатель, например, в ст. 311 УК РА, предусматривающей ответственность за разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса, в диспозиции статьи определил круг субъектов преступления на лиц, которым эти сведения были доверены или стали известны в связи с их служебной деятельностью.

В соответствии с предложенным определением специального субъекта преступления, лицо должно обладать дополнительными признаками, которые необходимы и достаточны для возможности и способности совершить соответствующее преступление и нести за него уголовную ответственность в качестве исполнителя.

Упомянутые признаки в диспозициях статей уголовного закона, как отмечалось, учитываются по-разному.

Вышеприведенные способы описания признаков специального субъекта в конкретных составах преступления находятся в определенной зависимости от видов диспозиций уголовно-правовых норм.

Как известно, диспозиция статьи Особенной части УК — это та ее часть, в которой содержится описание признаков состава преступления. Как правило, в диспозиции описывается преступное деяние, способ его совершения и его последствия. В определенных случаях в диспозиции указывается и на признаки субъекта. В таких случаях возникает вопрос о специальном субъекте.

Проведенное исследование показывает, что статьи, описывающие специальные составы преступлений имеют описательные, бланкетные и простые диспозиции. В одних случаях признаки спе-

221

циального субъекта описываются, в других называются, а в третьих — подразумеваются.

Таким образом, признаки специального субъекта преступления могут содержаться в различных видах диспозиций статей Особенной части УК. При этом важное значение имеет то обстоятельство, что детальное описание признаков специального субъекта содержится в различных законных актах. Как было сказано, специальные правила поведения лиц, включенных в ту или иную сферу специальных общественных отношений, должны регулироваться только законодательными актами. В юридической литературе справедливо отмечается, что основным источником права в сфере специальных отношений должен быть закон. Подзаконные акты, изданные с нарушением требований соответствующих законов, применяться не могут1.

<< | >>
Источник: Аветисян С.С.. Соучастие в преступлениях со специальным составом. Монография. - Москва-Юнити. - 459 с.. 2004

Еще по теме §3. Теоретическое исследование специального субъекта преступления:

  1. § 4. Место повторности в системе форм множественности преступлений
  2. 1.4. Потерпевший как субъект уголовных правоотношений
  3. §1. Понятие и социально-правовая сущность соучастия в преступлении по Уголовным кодексам России и Армении
  4. Причинная связь между действиями соучастников и совершенным преступлением.
  5. §4. Проблема взаимосвязи соучастников с исполнителем, как элементом состава преступления
  6. §1. Уголовно-правовой анализ специального состава преступления
  7. §2. Посягательство на специальный объект
  8. §3. Теоретическое исследование специального субъекта преступления
  9. §4. Проблема ненадлежащего специального субъекта преступления
  10. §6. Содержание субъективной стороны преступлений со специальным составом
  11. §1. Правовые основания ответственности за соучастие в преступлении со специальным составом
  12. §5. Соучастие в преступлениях с ненадлежащим специальным субъектом
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -