2.3. Требование законности к форме и содержанию приговора

Содержание — это внутренняя сторона явлений, предметов, основа их существования и целевого назначения. Содержание выражается в форме. Форма есть структура, или выражение содержания. Определенному содержанию должна соответствовать определенная форма.
Содержание и форма находятся во взаимосвязи, взаимопроникновении . Содержание должно облекаться в форму, форма должна быть содержательна. Всякий предмет, всякое явление представляет собой единство содержания и формы. Но главным, определяющим в этом единстве является содержание. Именно содержание определяет сущность предмета, явления, его основу. Будучи определяемой содержанием, форма не является пассивной, она воздействует на содержание.

Обвинительный приговор, отличаясь содержанием от оправдательного приговора кругом и характером решаемых в нем вопросов, отличается от последнего и по форме. Постановляя обвинительный приговор, суд положительно обосновывает правильность своих выводов, то есть приводит доказательства, подтверждающие совершение преступления подсудимым. В оправдательном же приговоре суд может обосновать свой вывод о невиновности обвиняемого как в положительной, так и в отрицательной форме170. Имеется различие и в структуре приговоров. Такое отличие существует не только между разными видами приговоров, но и в пределах одного определенного вида. Если взять несколько правильно изложенных обвинительных или оправдательных приговоров по различным делам, то и здесь можно увидеть, что форма их будет несколько отлична друг от друга. Это объясняется тем, что не может быть двух одинаковых по содержанию уголовных дел. Каждый отдельный приговор, обладая индивидуально - определенным содержанием, имеет и соответствующую ему форму. Но говоря о различии содержания и, естественно, о различии формы в отдельных приговорах, мы имеем в виду индивидуальные особенности каждого конкретного приговора, которыми он отличается от других.

Учитывая индивидуальные особенности каждого приговора, нужно не забывать, что главным является то общее, что свойственно всем как обвинительным и оправдательным приговорам, так и приговорам одного и того же определенного вида. Именно решение этих вопросов является главным содержанием каждого приговора. Общее, в основном, содержание должно влечь за собой и общую, в основных своих чертах, форму171. Поэтому не является противоречивым по отношению к индивидуальным особенностям конкретного дела указание закона на общую форму, обязательную для всех приговоров каждого вида. Содержащееся в законе требование об общеобязательной форме приговоров вполне целесообразно и полностью себя оправдало на практике. Точное соблюдение закона в отношении формы приговоров помогает судам выносить доброкачественные приговоры, поскольку не только содержание, но и форма является существенной. Не может быть до конца правильным содержание, если оно облечено в неправильную, несоответствующую ему форму.

Требования к форме приговора стали предметом специальных обсуждений при принятии нового Уголовно-процессуального кодекса. Результатом этих обсуждений стали принятые законодателем приложения к уголовно-процессуальному кодексу, в которых имеется и определенная единая форма приговора. Впервые за всю отечественную историю права форма (бланки), в которой фиксируются результаты уголовно-процессуальной деятельности, приобрела силу закона.

Придавая большое значение форме приговора, законодатель учитывал, что только в правильной форме содержание приговора может быть понятно как обвиняемому, другим участникам процесса, вышестоящему суду, органам, фактически исполняющим приговор, так и всем присутствующим в зале судебного заседания гражданам'.

Неправильная форма приговора сковывает его содержание, не позволяет ему полностью раскрыться, или же, наоборот, содержание растворяется в чрезмерно широкой, не соответствующей ему форме. Как первое, так и второе несоответствие формы приговора может привести к искажению его содержания. Говоря о форме приговора, мы имеем в виду, во-первых, определенный порядок как расположения всех составных частей приговора, так и изложения каждой его части, во-вторых, логичность изложения всех элементов приговора с приведением соответствующей мотивировки и, в- третьих, грамотный язык изложения содержания приговора.

Форма решения — одна из черт, присущих процессуальной форме судопроизводства в целом, а потому точное соблюдение предусмотренной законом формы решения — непременное условие законности судопроизводства и законности решения172. Правильное оформление состоявшегося решения не может рассматриваться как технический момент, как простое соблюдение требуемых законом формальностей. Несоблюдение этих правил может существенно отразиться на содержании приговора. Отсутствие одной из частей приговора или пропуск одного составного элемента отдельной части — пробел в содержании приговора. Нарушение логической последовательности изложения, естественно, разрывает внутреннюю логическую связь между отдельными частями приговора в ущерб всему содержанию. Отсутствие мотивировки выводов суда или неправильное ее изложение делает приговор непонятным, неубедительным; в таком приговоре неправильно выражено внутреннее убеждение судей, которое лежит в основе приговора173. Большое значение грамотного языка, как существенного элемента формы приговора, бесспорно.

Для того чтобы приговор обладал такими свойствами, необходимо, прежде всего, обеспечить высокое качество дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства. Однако, может случиться и так, что плохо составленный приговор сведет на нет всю большую и напряженную работу, которую провели по данному делу органы расследования, прокуратура.

Согласно УПК, приговор должен состоять из вводной, описательно- мотивировочной и резолютивной частей. Здесь интересно отметить следующее. Название первой и третьей частей приговора больших сомнений никогда не вызывало, название же центральной его части было всегда в центре внимания ученых-процессуалистов. В УПК РСФСР эта (центральная) часть называлась описательной. Наименование центральной части приговора описательной не отражало полностью специфики этой части приговора и не раскрывало ее содержания. Представляется, что наименование центральной части приговора описательной принижало ее значение как части приговора, в которой суд излагает свое решение по вопросам, требующим разрешения в приговоре суда. В этой части приговора суд не только и не столько описывает обстоятельства дела, сколько принимает весьма важные решения, формулирует конечные выводы. Поэтому название в УПК этой части приговора не описательной, а описательно-мотивировочной соответствует действительности.

Таким образом, можно сделать вывод, что приговор состоит из трех совершенно самостоятельных частей, каждая из которых освещает определенный и законченный круг вопросов. Но это не означает, что между этими частями нет ничего общего, что между ними нет никакой связи и взаимной обусловленности. Напротив, речь идет о составных частях единого целого, в котором каждая предшествующая часть подводит к последующей. Описательно-мотивировочная часть приговора прямо и непосредственно обусловливает резолютивную часть приговора. Несовпадение этих двух частей приговора свидетельствует о противоречивости приговора, его необоснованности и нередко служит основанием для его отмены или изменения вышестоящим судом. И, наоборот, полная согласованность этих двух частей приговора, как правильно писал еще в 1960 году профессор И.Д.Перлов, «свидетельствует о его обоснованности, мотивированности и логической правильности»174.

Статья 304 фиксирует содержание вводной части. Во вводной части приговора указывается: 1.

Приговор постановлен именем Российской Федерации.

В ст. 304 УПК и п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. « О судебном приговоре», в бланке приговора, утвержденном Федеральным законом от 4 июля 2003 года, конкретно указано, что приговор выносится именем Российской Федерации и никакого указания о написании «России» нет. Практически всеми районными судами и большинством мировых судей в Оренбургской области приговоры вынесены не именем Российской Федерации, а именем Российской Федерации - России175. Судьей Оренбургского районного суда, в нарушение требований ст. 304 УПК, ст. ст. 4, 5 и 71 п. «о» Конституции Российской Федерации, ни в одном приговоре не указано, что он вынесен именем Российской Федерации176. 2.

Время и место постановления приговора.

Процессуальный закон не указывает, что следует считать временем (датой) постановления приговора. Время постановления приговора определяется по-разному. Разный подход к определению момента постановления приговора не имеет значения, если совещание судей и оглашение приговора имели место в течение одного дня. Однако по большим и сложным делам, по которым совещание судей для постановления приговора длилось более одного дня, правильное определение момента постановления приговора приобретает практическое значение. Представляется, что под моментом постановления приговора следует понимать все время, в течение которого суд совещался для его постановления. Нельзя сводить момент постановления приговора лишь к моменту его оглашения.

В приговоре должно быть указано только место его постановления, т.е. место, где приговор постановлялся в совещательной комнате, а не разные населенные пункты, в которых состоялись судебные следствия. На практике, между тем, не во всех приговорах указывается место постановления приговора. Такая ошибка, например, характерна для Соль - Илецкого районного суда Оренбургской области177.

3. Наименование суда, постановившего приговор, состав суда, сведения об обвинителе, защитнике; данные о секретаре судебного заседания, о потерпевшем, о гражданском истце, гражданском ответчике и об их представителях.

В приговоре указывается точное и полное наименование суда, разбиравшего дело. Неправильное указание об этом в приговоре может привести к его отмене. Состав суда указывается так, чтобы было ясно, кто председательствовал в судебном заседании. В приговоре не должно указываться должностное положение судьи. Однако это достаточно распространенная ошибка178.

В приговоре указываются не только фамилии, но и инициалы судей, эти данные помогают проверить законность состава суда. Небрежность в указании фамилий и инициалов судей в приговоре, расхождения с данными о них, содержащимися в протоколе судебного заседания, могут привести к отмене приговора.

Во вводной части приговора должны быть отражены сведения о государственном обвинителе, защитнике, причем в эти сведения входит указание о документах, подтверждающих его полномочия. Это номер удостоверения и данные ордера адвоката на защиту.

Обобщение практики показало, что не полностью приводятся сведения об обвинителе: наименование прокуратуры, должность обвинителя. Судьи пишут, что дело рассмотрено с участием прокурора (либо государственного обвинителя), и далее указывают фамилию. Поэтому невозможно определить должностное положение и место работы государственного обвинителя. По одному из таких дел приговор был постановлен Ленинским районным судом г. Оренбурга, и в нем указано, что дело рассмотрено с участием прокурора Ч. Данный прокурор работает в прокуратуре области, однако из приговора это не видно179. Судья Промышленного районного суда в приговорах пишет, что дело рассмотрено с представителем государственного обвинения180.

В большинстве случаев в приговоре нет ссылки на номер удостоверения адвоката, номер и дату выдачи ордера на осуществление защиты.

Поскольку УПК по определению или постановлению суда допускает возможность участия в деле наряду с адвокатом одного из близких родственников или иного лица, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, во вводной части приговора должны быть указаны сведения и об этих лицах.

Часто в приговорах суда не указываются данные на иных участников: потерпевших, гражданских истцов и ответчиков, законных представителей несовершеннолетних подсудимых.

Некоторые судьи во вводной части, наоборот, пишут те данные, которые не предусмотрены действующим уголовно- процессуальным законом. Так, в приговорах Промышленного районного суда указано, что дело рассмотрено с участием свидетелей, и при этом перечислены фамилии всех свидетелей, которые были допрошены в судебном заседании*. Пожалуй, такой подход не согласуется с охраной прав свидетеля.

В приговоре суда часто не пишут инициалы секретаря судебного заседания либо вообще не указывают ни фамилию, ни инициалы участвующего в деле секретаря судебного заседания. Так, рассматривая уголовное дело по обвинению А.Е. Дехаева в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 2, ст. 265 УК РФ, судья Промышленного районного суда не отразил факт участия при рассмотрении дела секретаря судебного заседания181.

4. Имя, отчество и фамилия подсудимого, год, месяц, день, место его рождения, место жительства, место работы, занятие, образование, семейное положение и иные сведения о личности подсудимого, имеющие значение для дела.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом данные о личности подсудимого отражаются прежде всего во вводной части приговора. Следует заметить, что вводная часть приговора не должна содержать широкий круг сведений такого рода, поскольку данные о личности могут содержаться и в описательно-мотивировочной части приговора. Поэтому следует дифференцированно подходить к отражению данных о личности подсудимого, которые могут иметь существенное значение при решении вопроса о виновности и назначении наказания, определении вида исправительно- трудовой колонии и др.

Правильно замечают авторы научно-практического комментария к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации, что если подсудимый был ранее осужден или скрывался под разными фамилиями, то в приговоре должна быть названа его настоящая фамилия и указаны другие фамилии. Место рождения подсудимого должно быть указано по существующему на день рассмотрения дела административно- территориальному делению. Далее также отмечается, что, если данные о личности подсудимого имеют существенное значение для назначения наказания, вида исправительной колонии и разрешения других вопросов, суды должны подробно излагать их в приговоре182. Заслуживает внимания и такая деталь рекомендации авторов комментария к УПК относительно сведений, сообщенных о себе подсудимым. Если суд считает необходимым включить их в вводную часть приговора, то они должны быть проверены по документам или иным путем. Все, что у суда вызывает сомнение, не может быть включено в приговор183.

Сегодня в следственной и судебной практике все чаще и чаще появляются ситуации, когда возникают определенные трудности с привлечением лица к уголовной ответственности ввиду неустановления данных о нем как о личности. Поэтому ученые и практики по-разному трактуют, как должны поступить следователь и суд, если не представляется возможность по каким- либо причинам установить настоящую фамилию, имя и отчество лица, совершившего преступление. Подобные ситуации сегодня нередкое явление. Как быть? Профессор А.Д. Прошляков полагает, что ответ на такой вопрос достаточно прост. Если быть твердо убежденным и уверенным в том, что общие признаки субъекта преступления могут быть установлены только материальным уголовным законом, то проблема лишь в том, как именовать лицо, данные о личности которого неизвестны, в процессуальных документах184. Он предлагает на выбор несколько вариантов наименования: «лицо, именующее себя...», «гражданин, отказавшийся назвать себя» и др. В основе такой позиции точка зрения автора, что общие признаки субъекта преступления — возраст и вменяемость — могут устанавливаться законом, потому-то А.Д. Прошляков полагает, что неустановление или неполное установление анкетных данных о личности лица, совершившего преступление, не может служить препятствием для привлечения к уголовной ответственности185. Такой позиции придерживаются В.И. Казаков и С.В. Зуев. Их обоснования заключаются в том, что уголовная ответственность предусмотрена законом не в отношении личности, а применима к лицу, виновному в совершении преступления186. Названным авторам возражает А.П. Гуськова187. Она считает, что здесь имеет место смешение понятий. Личность — категория социальная. Любая личность раскрывается через свое поведение. Познание личности происходит через установление действий (бездействия) субъекта преступления. И здесь, бесспорно, должны быть доказаны все факты, из которых складывается уголовно наказуемое деяние, содержащее объективные и субъективные элементы состава преступления. Для установления субъекта преступления необходимо наличие ряда данных личностного характера, к примеру, возраст субъекта. Установление же вменяемости субъекта преступления, субъективной стороны также требует наличия ряда данных, относящихся к личности, в том числе к психической структуре личности, ибо мотив и цель связаны с личностной характеристикой. Все это возможно установить с помощью процессуальных средств доказывания. Понятно, что установление таких данных должно происходить при установлении анкетных данных о личности. Закон напрямую связывает установление анкетных данных личности обвиняемого с обязанностью следователя и суда фиксировать их в ряде важных процессуальных документов: в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, в приговоре суда (в его вводной части). Поэтому при доказывании виновности лица в совершении преступления, а также другой группы обстоятельств, указанных в п. 2 ст. 73 УПК, анкетные данные лица включаются в предмет доказывания как необходимый элемент.

В этой связи значение анкетных данных о личности не стоит принижать. Другое дело, что сегодня возникают определенные трудности объективного порядка ввиду сложности при установлении достоверных личностных данных анкетного характера. Поэтому обоснованно ставится вопрос о присвоении подозреваемому фамилии по аналогии с установлением данных в гражданском порядке найденного (подкинутого) ребенка. Когда же исчерпаны пути по установлению данных о личности такого лица, В.И. Казаков и С.В, Зуев предлагают подозреваемому (обвиняемому) присваивать личный номер188. Думается, что это будет правильно. Порядок присвоения может быть различный: свободный, соответствующий личной дактилформуле. Правом выносить такое решение еще на этапе предварительного расследования должен наделяться суд в порядке контрольных функций как орган судебной власти. Такая информация должна находиться в информационных центрах (банках) правоохранительных органов, что позволит по мере необходимости истребовать такие данные. Поскольку вопрос об обязательном дактилоскопировании населения сегодня находится в стадии решения, то, конечно, его следует решать без проволочек. Необходимым условием в таких случаях также должно стать обязательное назначение судебно-медицинской экспертизы на предмет определения возраста лица и комплексной судебно-психолого-психиатрической экспертизы для установления вменяемости лица или возможных других психических отклонений.

Правильно в свое время заметил И.Е. Карасев, на что обращено внимание со стороны проф. А.П. Гуськовой, что приговор, как уголовно-процессуальный документ, нельзя превращать в психолого-педагогическую характеристику осужденного . Не стоит забывать, что личность, проявившая себя в преступлении, должна быть прежде всего раскрыта именно в связи с фактом ее осуждения за это.

К иным сведениям о личности подсудимого, которые, согласно п. 4 ст. 304 УПК, указываются во вводной части приговора, могут относиться, в частности, сведения об участии подсудимого в боевых действиях по защите Родины; о наличии у него правительственных наград, ранений, контузий, инвалидности, тяжелых заболеваний, почетных воинских и других званий; о судимостях с указанием времени осуждения, применимого уголовного закона, меры пресечения; о содержании в местах лишения свободы.

Обобщение судебной практики показывает, что во вводной части приговора допускаются ошибки и нарушения: в большинстве приговоров не указан род занятий подсудимого; не указано гражданство; при указании места работы подсудимого приводятся сокращения либо аббревиатура, не принятые на всей территории Российской Федерации; сокращения в указании года рождения (г.р.); неправильное написание дат (например, указана дата рождения - 18.02.45 г., правильно должно быть 18.Q2.1945)189.

Если судимости сняты в установленном законом порядке, погашены либо действия лица декриминализированы, то суд не вправе их указывать во вводной части приговора. И это требование нарушается. Так, во вводной части приговор по обвинению Костина Ю.А. по ч. 1 ст. 228 УК РФ суд сослался на три судимости: в марте 1998 г.; в октябре 1998 г., феврале 2002 года. Однако все кражи, ранее совершенные Костиным, были на сумму, не превышающую 5 минимальных размеров оплаты труда, в связи с чем с 1 июля 2002 года за них предусмотрена не уголовная, а административная ответственность. И поэтому суд не вправе был указывать эти судимости в приговоре190.

Если подсудимый ранее судим, однако судимость погашена или снята, следует указать - «судимости не имеющий», если он ранее к уголовной ответственности не привлекался — «ранее не судимый».

Полагаем, было бы целесообразно по данным вопросам дать разъяснения в Пленуме Верховного Суда РФ.

5. Уголовный закон, предусматривающий ответственность за преступление, в совершении которого обвиняется подсудимый (статья, часть, пункт). Обобщение судебной практики показало, что в ряде приговоров не указана статья ( часть, пункт), по которой обвиняется подсудимый.

Таким образом, можно заключить, что круг вопросов, подлежащих освещению во вводной части приговора, убедительно говорит о ее важности и большом значении для последующих частей приговора.

Одним из элементов вводной части приговора является фиксирование, открытым, или закрытым было судебное разбирательство. Если все судебное разбирательство от начала до конца было открытым или закрытым, то не возникает никаких вопросов при фиксировании этого момента. Но, как известно, возможны случаи, когда суд частично рассматривал дело в закрытом заседании, частично в открытом. Представляется, что суду в этих случаях в приговоре следует указать, что дело частично рассматривалось в закрытом заседании. Здесь мы полностью разделяем взгляд проф. И.Д. Перлона, что та часть судебного заседания, которая происходила при закрытых дверях, будет указана в протоколе судебного заседания191.

Описательно - мотивировочная часть обвинительного приговора, согласно ст. 307 УПК, должна содержать: 1)

описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления; 2)

доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства; 3)

указание на обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а в случае признания обвинения в какой-либо части необоснованным или установления неправильной квалификации преступления — основания и мотивы изменения обвинения; 4)

мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбыванию, применению иных мер воздействия; 5)

обоснование принятых решений по другим вопросам, указанным в ст. 299 УПК.

Условно эту часть приговора можно разделить на несколько составных частей: -

описание преступного деяния (формулировка обвинения); -

изложение доказательств (обоснование) обвинения, его мотивов, мотивирование выводов о виновности подсудимого (обоснованность квалификации и изменение обвинения); -

мотивирование выводов о наказании, указание на обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание, или на обстоятельства, которые могут повлечь освобождение от наказания, а также на обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, которые учитываются при обосновании и назначении наказания.

В этой части оправдательного приговора вначале излагается существо предъявленного подсудимому обвинения и его обоснование в обвинительном заключении (обвинительном акте) и выступлении обвинителя в судебных прениях, после чего формулируются выводы суда об обстоятельствах дела, как они были установлены в ходе судебного заседания192.

Это требование процессуального закона не всегда выполняется.

Так, в приговоре Александровского районного суда по уголовному делу в отношении Р.З. Шарипова, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 УК РФ, вообще не указано, в чем конкретно обвинялся подсудимый. Описательная часть начинается со ссылки о возложении бремени доказывания на сторону обвинения. А затем указывается, что «никто из свидетелей не подтвердил в суде, что слышал оскорбительные слова от Шарипова...»193.

В качестве примера правильного изложения начала описательной части приговора можно привести приговор Советского районного суда г. Орска по делу Б.:

«Органами предварительного следствия подсудимый Б. обвиняется в умышленном причинении смерти К.

Преступление, как указано в обвинительном заключении, совершено подсудимым при следующих обстоятельствах... (описание событий).

Действия Б. органами предварительного следствия квалифицированы по ч, 1 ст. 105 УК РФ...»194.

Далее это преступление (преступления) описывается более подробно. Нарушением норм уголовно-процессуального закона является отсутствие в приговоре описания преступного деяния.

Так, в приговоре по уголовному делу по обвинению Е.Б. Потребовой, обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 228 ч. 3 п. «б», «в». 228 ч. 4, 234 ч. 1, 234 ч. 2 УК РФ, вообще отсутствует описание преступного деяния, признанного судом доказанным195. После слова «установил» приговор вместо описания преступного деяния начинается с показаний подсудимой: «Подсудимая Потребова Е.Б. вину свою... не признала...».

Некоторые судьи в отношении лиц, привлеченных к уголовной ответственности по двум и более составам преступления, не описывают все преступные действия, совершенные виновными. Так, в приговоре Октябрьского районного суда г. Орска по делу по обвинению М.А. Куру шина, осужденного по ст. 158 ч. 2 и 330 УК РФ, в описательной части обвинительного приговора не содержалось описания преступного деяния по ст. 330 УК РФ196. В описательной части обвинительного приговора по уголовному делу по обвинению А.В.

Бооль в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 2 п. «б», «в» УК РФ, не указаны время, способ совершения преступления, характер вины и мотив197.

Если преступление совершено группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в приговоре должно быть об этом указано и, кроме того, должно быть четко определено, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления. Так, по уголовному делу по обвинению B.C. Борисова и Р.И. Арсланова198 в описательной части приговора ничего не говорится о предварительном сговоре подсудимых на совершение кражи. Но, несмотря на это, суд признал Борисова и Арсланова виновными в совершении кражи, совершенной по предварительному сговору группой лиц.

Если государственный обвинитель в судебном разбирательстве изменил обвинение в сторону его смягчения (ч. 8 ст. 246 УПК), полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения должен быть мотивирован со ссылкой на предусмотренные законом основания, а вынесение судом соответствующего решения допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты199.

Соблюдая логическую последовательность приговора и с учетом требований ст. 307 УПК, после описания деяния, в котором суд признает виновным подсудимого, следует указать отношение виновного к предъявленному обвинению.

Если подсудимый признает себя виновным полностью, то можно сформулировать это так: «В предъявленном обвинении подсудимый виновным себя признал и пояснил...». Далее должны следовать показания подсудимого, полностью подтверждающие признание им своей вины. Не единичны случаи, когда в приговоре делается ссылка на то, что обвиняемый признает себя виновным полностью, а фактически, как следует из его показаний, он признает вину частично либо вообще не признает200.

При частичном признании вины или при полном отрицании подсудимым своей вины следует указывать, в чем конкретно подсудимый признает себя виновным, а какую часть обвинения отрицает, с приведением доводов и версий событий. В случае, если подсудимый, используя свое конституционное право, в судебном заседании отказался от дачи каких-либо объяснений, суд должен сделать соответствующую запись в этой части приговора.

После подробного и ясного изложения подсудимыми содеянного и их отношения к обвинению в приговоре должны быть приведены доказательства, подтверждающие вину каждого из подсудимых.

В приговоре обязательно нужно указать квалификацию преступления, совершенного подсудимым.

По групповым или многоэпизодным делам структура описательной части приговора усложняется, и в практике судов встречаются различные варианты изложения, причем выбор того или иного варианта обусловлен как объективными причинами (особенностями самого дела), так и субъективными склонностями судьи, основанными на его личном опыте.

Если обвинение не слишком громоздко, применяется, как правило, вышеуказанный вариант: сначала излагаются целиком все пункты обвинения в отношении всех подсудимых, а затем анализируются доказательства (в той или иной последовательности, о чем будет сказано ниже). Если же подсудимых, а главное — эпизодов обвинения много, такая структура изложения становится нецелесообразной и даже неприемлемой, поскольку невозможно сохранить четкую связь между формулировкой и обоснованием отдельных частей обвинения. По таким делам со значительным числом подсудимых, а также эпизодов преступлений целесообразно начать с общего краткого описания содеянного в целом всей группой. Это сразу же покажет общую оценку судом совместной преступной деятельности подсудимых и поможет затем лучше понимать характер и степень общественной опасности отдельных эпизодов преступлений. После этого описывается и обосновывается признанное доказанным обвинение каждого из подсудимых в конкретных преступлениях. Наиболее простым в этих случаях является следующий способ: описывается первый эпизод обвинения и относящиеся к нему доказательства, затем второй эпизод и его обоснование и т.д.

Более сложным, но иногда наилучшим является другой способ, когда эпизоды обвинения группируются по определенному признаку и структура приговора выглядит таким образом: описывается группа однородных эпизодов обвинения, признанных доказанными, и приводятся соответствующие доказательства; затем излагаются другие эпизоды обвинения и подтверждающие обвинение доказательства и т.д. В приговоре по групповому многоэпизодному делу могут сочетаться различные способы изложения.

Также важно отметить, что по групповому делу при описании преступных деяний в приговоре должна быть видна роль каждого из подсудимых в совершении преступлений: какие конкретно действия, при каких обстоятельствах, по каким мотивам совершил каждый из подсудимых. Если действия подсудимых тесно связаны, не следует механически разделять их при изложении в описательно-мотивировочной части приговора.

Статья 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора в первую очередь обязывает приводить мотивы, по которым суд опровергает доказательства, представленные стороной обвинения.

В описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются: 1)

существо предъявленного обвинения; 2)

обстоятельства уголовного дела, установленные судом; 3)

основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие; 4)

мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения; 5)

мотивы решения в отношении гражданского иска.

В случае постановления оправдательного приговора в отношении лица, обвинявшегося в совершении нескольких преступлений, квалифицированных одной или несколькими статьями (пунктами, частями статей) уголовного закона, суд должен в описательной части приговора с приведением мотивов сформулировать вывод о признании обвинения необоснованным по каждой статье (пункту, части статьи, эпизоду обвинения) с указанием соответствующего основания оправдания, предусмотренного законом201.

Необходимо остановиться еще на одном важном моменте описательно- мотивировочной части приговора, который может быть постановлен судом апелляционной инстанции.

В ст. 367 УПК записано, что при принятии решения суд апелляционной инстанции вправе ссылаться в обоснование своего решения на оглашенные в суде показания лиц, не вызывавшихся в заседание суда апелляционной инстанции, но допрошенных в суде первой инстанции. Если эти показания оспариваются сторонами, то лица, давшие их, подлежат допросу.

В решении указываются основания, по которым приговор суда первой инстанции может быть полностью или частично отменен или изменен.

Как представляется, первый блок описательно-мотивировочной части такого приговора, по существу, напоминает решение суда кассационной инстанции, когда есть основания для отмены или изменения приговора. Суд апелляционной инстанции не может отменить оправдательный приговор по мотивам существенного нарушения прав подсудимого в ходе судебного разбирательства, если эти нарушения не привели к неправильному решению по существу202.

Второй блок описательно-мотивировочной части такого приговора — новый приговор суда, который как раз и постановляется по правилам гл. 39 УПК. При этом судом апелляционной инстанции должны быть в полном объеме выполнены требования закона, установленные для постановления приговора. Так, если суд, например, свое описание закончит тем, что выводы суда об оправдании являются неправильными, а выше приведет анализ доказательств, на основании которых он придет к такому выводу, повторно анализировать эти доказательства не имеет смысла. В этом случае суд вправе сделать вывод о виновности лица, в отношении которого рассматривается уголовное дело. А дальше суду будет необходимо решать все вопросы, предусмотренные уголовно-процессуальным законом, без изъятий.

Учитывая изложенное, можно предложить более совершенную редакцию ст. 368 УПК, а именно: «в случаях отмены оправдательного приговора суда первой инстанции и при вынесении нового обвинительного приговора, отмены обвинительного приговора и оправдании подсудимого или прекращении в отношении него уголовного дела, а также в случаях изменения приговора суда первой инстанции суд постановляет новый приговор в соответствии с требованиями части 2 статьи 368, статьи 367, а также главы 39 настоящего Кодекса».

Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора, вынесенного по окончании особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, должна содержать описание преступного деяния, с обвинением в совершении которого согласился подсудимый, а также выводы суда о соблюдении условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства. Позиция законодателя, содержащаяся в ч. 8 ст. 316 УПК, о том, что анализ доказательств и их оценка судьей в приговоре не отражаются, достаточно спорная. Вряд ли можно говорить о законности и обоснованности приговора, который не содержит обоснования принятого судом решения. Полагаем, что в приговоре должны быть отражены показания подсудимого, потерпевшего со ссылкой на заявленное ходатайство, мотив избрания данного вида и размера наказания203. Иные доказательства, если они не исследовались в суде, не могут быть отражены в приговоре204.

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК при подтверждении обвинения, с которым согласился обвиняемый, доказательствами, собранными по уголовному делу, судья постановляет обвинительный приговор, но закон не устанавливает, как должен поступить судья, если нет оснований постановить обвинительный приговор. По-видимому, он должен поступить в соответствии с ч. 6 этой же статьи, то есть вынести постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке, что необходимо указать в законе205. При постановлении приговора по делу, рассматриваемому судом с участием присяжных заседателей, в описательно - мотивировочной части оправдательного приговора излагается существо обвинения, по поводу которого коллегией присяжных заседателей был вынесен оправдательный вердикт, и содержатся ссылки на вердикт коллегии присяжных заседателей либо отказ государственного обвинителя от обвинения. Приведение доказательств требуется лишь в части, не вытекающей из вердикта, вынесенного коллегией присяжных заседателей; а в описательно- мотивировочной части обвинительного приговора должны содержаться описание преступного деяния, в совершении которого подсудимый признан виновным, квалификация содеянного, мотивы назначения наказания и обоснование решения суда в отношении гражданского иска.

В большинстве изученных приговоров судом не указано отношение подсудимого к предъявленному иску: признает он иск или нет; если признает, то полностью или частично.

Вопрос о судьбе несовершеннолетних детей решается одновременно с постановлением приговора путем вынесения определения или постановления. При этом суд должен решить вопрос о передаче указанных лиц на попечение близких родственников, родственников или других лиц либо помещении их в детские или социальные учреждения (ч. 1 ст. 313 УПК). Вместе с тем, в нарушение ст. 313 УПК судами в мотивировочной части приговора оговаривается судьба несовершеннолетних детей подсудимых, а в резолютивной - указывается о передаче детей органам опеки и попечительства. Так, рассматривая уголовное дело по обвинению В.М. Елизаркина, не вынесла отдельного постановления о передаче несовершеннолетней дочери осужденного указанным в законе лицам либо учреждениям, а решила данный вопрос в приговоре. При этом в мотивировочной части приговора она констатировала лишь то, что: «с подсудимым... проживает его несовершеннолетняя дочь Ирина, и в соответствии со ст. 313 УПК суд должен решить вопрос о ее передаче на попечение близких родственников или других лиц либо помещение ее в детские или социальные учреждения»206. Резолютивная часть приговора представляет собой формулировку юридически значимых выводов, к которым пришел суд в результате рассмотрения конкретного уголовного дела. Она должна быть предельно краткой и ясной, формулировки должны строго соответствовать закону, чтобы в процессе исполнения приговора не возникало никаких сомнений относительно существа каждого вынесенного судом решения207. Именно эта часть приговора исполняется. В ней содержаться веления суда, провозглашаемые именем государства и сообщающие приговору силу закона. Это не исключает того, что весь приговор в целом представляет собою решение, а не только его резолютивную часть. Поэтому краткость, категоричность и определенность, которые должны быть свойственны всему приговору, все эти требования должны особенно предъявляться к резолютивной части приговора. Здесь каждое слово имеет значение. Малейшая небрежность или упущение могут привести к отмене всего приговора в целом. Они могут затруднить или сделать невозможным исполнение приговора208.

В резолютивной части обвинительного приговора содержатся следующие сведения: -

фамилия, имя и отчество подсудимого; -

решение о признании подсудимого виновным в совершении преступления;

уголовный закон, предусматривающий ответственность за преступление, по которому подсудимый признан виновным; -

вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, которое признано доказанным; -

окончательная мера наказания, подлежащего отбытию в соответствии со ст. 69 и 70 УК РФ; -

вид исправительного учреждения, где должен отбывать наказание осужденный к лишению свободы, и режим данного исправительного учреждения; -

длительность испытательного срока в случае применения условного осуждения и обязанности, которые возлагаются при этом на осужденного; -

решение о дополнительных видах наказания в соответствии со статьей 45 Уголовного кодекса РФ; - решение о зачете предварительного заключения, если подсудимый до постановления приговора был задержан, или к нему применялись меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, или он помещался в медицинский или психиатрический стационар;

- решение о мере пресечения в отношении подсудимого до вступления приговора в законную силу.

Один только перечень вопросов, решаемых судом в резолютивной части приговора, свидетельствует об огромном ее значении. В этой части содержатся конечные выводы и решения суда от имени государства по всем правовым вопросам. Без резолютивной части нет приговора как акта государственного принуждения.

Наказание во всех случаях должно быть обозначено таким образом, чтобы при исполнении приговора не возникло никаких сомнений относительно его вида и размера. В резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны вид и размер не только основного, но и дополнительного наказания, назначенного осужденному за каждое преступление, признанное доказанным, основная и дополнительная меры наказания, подлежащего отбыванию осужденным по совокупности преступлений или приговоров. Если подсудимому было предъявлено обвинение по разным статьям уголовного закона и решения суда по ним различны, то в резолютивной части приговора должно быть точно указано, по каким из них подсудимый оправдан и по каким осужден.

Так, рассматривая уголовное дело по обвинению А.В. Чудорина в совершении преступлений, предусмотренных ст. 131 ч. 2 п. «б», «в», 132 ч. 2 п. «а», «б», «в» УК РФ, судья в мотивировочной части приговора указала, что доказательств о совершении Чудориным изнасилования потерпевшей в судебном заседании не установлено. Но в резолютивной части приговора по данному составу преступления не приняла никакого решения (не оправдала подсудимого)209.

Судья, постановляя обвинительный приговор при особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, назначает подсудимому наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. П. 2 ст. 316 УПК регламентирует вопрос о размере наказания, но не регулирует ситуацию, связанную с возможностью назначения дополнительного наказания, например, в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Пока непонятно, может ли суд назначить дополнительное наказание при применении правил главы 40. Если да -должно ли оно «вписываться» в пределы, предусмотренные ч. 2 ст. 316 УПК, и каким образом210. Со своей стороны полагаем, что в таких случаях дополнительное наказание может назначаться.

В резолютивной части оправдательного приговора должны быть указаны: 1)

фамилия, имя и отчество подсудимого; 2)

решение о признании подсудимого невиновным и основания его оправдания; 3)

решение об отмене меры пресечения, если она была избрана; 4)

решение об отмене мер по обеспечению конфискации имущества и мер по обеспечению возмещения вреда, если таковые были приняты; 5)

разъяснение порядка возмещения вреда, причиненного подсудимому в связи с его уголовным преследованием (ст.306 УПК). При постановлении оправдательного приговора в отношении лица, обвиняемого в совершении нескольких преступлений, в приговоре должно быть точно указано применительно к каждому из преступлений, по какому именно основанию принять решение об оправдании.

В соответствии с ч. 2 ст. 302 УПК оправдательный приговор постановляется в случаях, если: 1)

не установлено событие преступления; 2)

подсудимый непричастен к совершению преступления;

3) в деянии подсудимого отсутствует состав преступления. В отношении конкретного подсудимого суд обязан указать причину оправдания, что не всегда выполняется. Так, Оренбургским районным судом был оправдан Костин, привлеченный к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 264 УК РФ. Однако в резолютивной части приговора не указано, в связи с чем оправдан подсудимый211. Ленинским районным судом г. Оренбурга был оправдан С.Г. Обязов, привлеченный к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 228 УК РФ . В приговоре суда указано, что Обязов оправдан «в связи с неустановлением события преступления и отсутствием в деянии подсудимого состава преступления». Судом указаны взаимоисключающие причины оправдания: если не установлено событие преступления, то о каком деянии может идти речь?

В случае оправдания подсудимого суд обязан отменить меру пресечения, если она была избрана. Однако это не всегда делается. 28 мая 2004 года Курманаевским районным судом был оправдан А. А. Глухов, привлеченный к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 318 УК РФ. Решая вопрос о мере пресечения, суд указал, что в отношении оправданного мера пресечения подлежит отмене после вступления приговора в законную силу212.

Оправданному должно быть разъяснено его право, предусмотренное ст. 1070 и 1100 ГК РФ, на возмещение материального ущерба и компенсацию морального вреда, причиненного ему в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности. Из числа изученных приговоров в 50% такое право оправданным не разъяснялось, хотя, надо заметить, право на восстановление чести и достоинства является составной частью содержания принципа уважения чести и достоинства личности4.

Считаем, что резолютивная часть приговора в части разъяснения порядка возмещения вреда должна быть изложена следующим образом. Признать за (ф.и.о. оправданного) право на реабилитацию и обращение в ... районный суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда. Разъяснение же порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием, должно быть указано в извещении, которое, в соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК, направляется оправданному после провозглашения оправдательного приговора.

В соответствии со ст. 309 УПК в резолютивной части как оправдательного, так и обвинительного приговора должны быть изложены решения суда о гражданском иске, вещественных доказательствах, процессуальных издержках и по иным вопросам, которые обсуждались в совещательной комнате. В резолютивной части приговора должны также содержаться разъяснения о праве осужденного и оправданного ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции. В ходе обобщения судебной практики было выявлено нарушение данной нормы213.

По каждому делу, в котором имеются вещественные доказательства, суд обязан решить их судьбу в зависимости or оснований оправдания и других обстоятельств. И это требование действующего законодательства не всегда выполняется. Имеют место случаи, когда при оправдании подсудимого за непричастностью его к совершению преступления судом указывается об уничтожении вещественных доказательств. В данном случае вещественные доказательства уничтожаться не могут, судом должно быть принято решение о направлении уголовного дела вместе с вещественными доказательствами прокурору для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

В резолютивной части приговора Бузулукского городского суда по делу М.А. Прозорова обвинявшегося по ст. 115 ч. 1 УК РФ, указано, что вещественных доказательств нет214. При отсутствии по делу вещественных доказательств в резолютивной части приговора ничего не надо указывать.

<< | >>
Источник: Бенина А. В.. Приговор суда как акт правосудия. Его свойства.. 2005

Еще по теме 2.3. Требование законности к форме и содержанию приговора:

  1. § 2. Право собственности на землю. Формы, виды, содержание
  2. б) категории формы и содержания, применительно к источникам международного права
  3. СОДЕРЖАНИЕ, ФОРМА, ВИДЫ И ПРИМЕРНЫЕ ФОРМУЛИРОВКИ ВОПРОСОВ КАНДИДАТАМ В ПРИСЯЖНЫЕ ЗАСЕДАТЕЛИ ДЛЯ УСТАНОВЛЕНИЯ ИХ СООТВЕТСТВИЯ ТРЕБОВАНИЯМ ЗАКОНА*
  4. 7. Форма и содержание кассационной жалобы (ст. 277 АПК РФ)
  5. 3. Требования к форме и содержанию решения третейского суда
  6. 2.3. Требование законности к форме и содержанию приговора
  7. §3. Форма и содержание решения о возбуждении уголовного дела
  8. §2. Требования, предъявляемые к форме решения о возбуждении уголовного дела
  9. 11.2. Форма и содержание судебного решения
  10. 17.1. Реализация закона, ее формы и методы обеспечения
  11. Тема III. ТРЕБОВАНИЯ ЗАКОННОСТИ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ К ПРАВОВЫМ АКТАМ УПРАВЛЕНИЯ. ПОРЯДОК ПОДГОТОВКИ И ПРИНЯТИЯ ПРАВОВЫХ АКТОВ УПРАВЛЕНИЯ.
  12. Глава 1. СФЕРА ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О МЕЖДУНАРОДНОМ КОММЕРЧЕСКОМ АРБИТРАЖЕ. ТРЕБОВАНИЯ К ФОРМЕ И СОДЕРЖАНИЮ АРБИТРАЖНОГО СОГЛАШЕНИЯ
  13. Форма и содержание в праве
  14. содержание, форма, виды и примерные формулировки ВОПРОСОВ КАНДИДАТАМ В ПРИСЯЖНЫЕ ЗАСЕДАТЕЛИ ДЛЯ УСТАНОВЛЕНИЯ ИХ СООТВЕТСТВИЯ ТРЕБОВАНИЯМ ЗАКОНА*
  15. Наследование по завещанию: формы завещания, содержание завещания, изменение и отмена завещания. Завещательный отказ.
  16. Статья 124. Форма и содержание жалобы, поданной в порядке подчиненности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -