<<
>>

§ 1.1. Обусловленность внутренних свойств приговора реализацией предъявляемых к нему требований

Приговор суда - важнейший юридический акт в уголовном судопроизводстве. Конституционное положение о том, что правосудие осуществляется только судом (ч. 1 ст. 118 Конституции РФ), исключает возможность отправления правосудия по уголовным делам каким-либо иным органом.

Осуществить правосудие по каждому уголовному делу — значит путем разбирательства данного дела в порядке, предусмотренном законом, установить по делу истину и вынести правосудный приговор, в котором правильно разрешен вопрос о событии преступления, виновности конкретного лица, квалификации его деяний и мере наказания в случае признания подсудимого виновным, а также некоторые иные вопросы (о возмещении гражданского иска, о судебных издержках и т. д.). '

Закрепленная в ст. 10 Конституции РФ идея разделения властей и независимости судебной власти дает основание считать, что основное содержание судебной власти - это особая прерогатива суда разрешать социальные конфликты, возникающие в сфере общественных отношений, урегулированных правом. Осуществление этой функции требует от суда полной беспристрастности по отношению к конфликтующим сторонам .

При реализации назначения правосудия в форме уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК), посредством постановления приговора разрешаются задачи: -

изобличения виновных и обеспечения правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию, и ни один невиновный не был бы привлечен к уголовной ответственности и осужден; -

укрепления законности и правопорядка, охраны интересов общества, прав и свобод граждан; -

воспитания граждан в духе неуклонного соблюдения Конституции РФ и иных законов7.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, в силу ч. 1 ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

В соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, имеет право на суд, созданный на основании закона. Исходя из постановлений Европейского Суда по правам человека применительно к судебной системе Российской Федерации данное правило распространяется не только на судей федеральных судов и мировых судей, но и на присяжных заседателей, которыми являются граждане Российской Федерации, включенные в списки присяжных заседателей и призванные в установленном законом порядке к участию в осуществлении правосудия8.

Важнейшая специфическая черта судебной деятельности заключается в том, что суд от имени государства дает в приговоре общественно-правовую оценку рассматриваемым деяниям и применяет к нарушителям правопорядка меры государственного принуждения на основе судебного разбирательства и в установленной законом процессуальной форме. Приговор не только знаме- нует окончание процедуры уголовного преследования, но и является «венцом правосудия»9.

Социальное и политико-правовое значение приговора заключается в том, что: -

этим актом орган судебной власти от имени государства дает оценку общественной опасности рассматриваемого деяния, выражая порицание лицу, его совершившему; -

в приговоре выражается отношение носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации - ее многонационального народа (ст. 3 Конституции РФ) - к преступным деяниям, учитывается социальная обоснованность их уголовного преследования и эффективность установленной уголовной ответственности; -

постановленный при соблюдении гласности и провозглашаемый публично приговор играет важную роль в формировании правового сознания каждого члена общества и общественного правосознания в целом, воспитывая отрицательное отношение к совершению преступлений.

Вынесение правосудных приговоров содействует восстановлению законности и поддержанию правопорядка посредством осуждения лиц, совершивших преступления, и защиты от уголовного преследования невиновных10.

Пункт 28 ст.

5 УПК определяет приговор как «решение о невиновности или виновности подсудимого и назначении ему наказания либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции». На наш взгляд, данная дефиниция не вполне соответствует сущности приговора и нуждается в значительных изменениях.

Под судебным решением в уголовном процессе понимается выражение воли, сформулированное судом (судьей) в процессе рассмотрения уголовного дела в юридически регламентированных рамках как результат процессуаль- ной деятельности . Среди всех актов-решений, принимаемых в уголовном судопроизводстве, приговор играет особую роль.

Приговор является важнейшим актом правосудия, в котором реализуется процессуальная функция суда - функция разрешения уголовного дела13. ® Никаким другим актом не может быть: -

установлена вина лица в совершении преступления; -

лицо подвергнуто уголовному наказанию (ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, ч. 2 ст. 8 УПК).

После постановления приговора мирового судьи возможен его пересмотр в апелляционном порядке. Все прочие приговоры, в том числе приговор апелляционной инстанции, могут пересматриваться в кассационной, над- Ф зорной инстанциях, а также ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Это не лишает приговор значения основного акта правосудия. Предмет деятельности названных инстанций - лишь проверка его правосудности, то есть законности, обоснованности, мотивированности и справедливости. Постановить новый приговор вышестоящие инстанции не уполномочены. Исключение составляет апелляционная инстанция, хотя и являющаяся проверочной, но имеющая полномочия постановления нового приговора при пересмотре вынесенного мировым судьей.

В описательно-мотивировочной части обвинительного приговора должны быть указаны: # - формулировка обвинения, по которому подсудимый предан суду; -

доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, мотивы, по которым суд отверг другие доказательства; -

обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

^ В случае признания обвинения в какой-либо части необоснованным

или установления неправильной квалификации преступления должны быть указаны основания и мотивы изменения обвинения (п.

3 ст. 307 УПК)11. 12

См.: Надь Л. Приговор в уголовном процессе. М., 1982. С. 37. 13

См., например: Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М., 1969. Т. I. С. 189, 199-200; ф Элькинд П. С. Сущность советского уголовного права. Л., 1963. С. 59-66; Рахунов Р. Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. М., 1961. С. 47-48, и др.

В п. 28 ст. 5 УПК отсутствует указание на то, что приговор - это решение, содержащее формулировку первоначального обвинения. Даже постановляя оправдательный приговор, суд обязан сформулировать, в совершении какого преступления обвинялся оправданный. Требование точного указания ® первоначального обвинения важно как для обвинительного, так и для оправдательного приговора потому, что:

а) обвинение, по которому лицо предано суду, определяет пределы судебного разбирательства;

б) с точки зрения принципа «поп bis in idem», т. е. запрета нового привлечения лица к уголовной ответственности по тому же обвинению (п. п. 4, 5 ч. 1 ст. 27 УПК).

^ В процессе судебного разбирательства возможно изменение обвине

ния в сторону облегчения положения обвиняемого (квалификация по норме УК о менее тяжком преступлении, исключение отдельных эпизодов, квалифицирующих признаков и т. д.), если этим не нарушается его право на защиту. Такие изменения могут являться следствием: -

частичного или полного отказа обвинителя во время судебного разбирательства от предъявленного обвинения, изменения фактического состава или юридической квалификации инкриминируемого деяния; -

расхождения выводов суда, сделанных им по результатам рассмотрения уголовного дела, с обвинением, по которому обвиняемый был пре-

ф дан суду; -

совокупного воздействия обоих факторов12.

В резолютивной части приговора обязательно содержится выражение того, что доказано в судебном разбирательстве. Для оправдательного приговора это вывод о невиновности подсудимого, для обвинительного - итоговая формулировка доказанного обвинения.

Вне зависимости от изменения обвинения (вплоть до полного оправдания подсудимого), приговор, на наш взгляд, должен содержать во вводной части формулировку именно первоначального обвинения, с рассмотрения которого начиналось судебное разбирательство (п. 5 ст. 304 УПК). fP Невключение в приговор той части обвинения, которая не подтвердилась в судебном разбирательстве, создает предпосылки для повторного привлечения того же лица к уголовной ответственности по тому же обвинению.

Полагаем, что в п. 28 ст. 5 УПК следует внести указание на необходимость содержания в приговоре формулировки первоначального обвинения, по которому подсудимый предан суду и вынесен данный приговор.

Только приговор, в отличие от иных судебных решений, выносится и Ф провозглашается судом первой или апелляционной инстанции от имени Российской Федерации, будучи одним из проявлений суверенитета Российского государства13. Все суды общей юрисдикции в России, включая мировых судей и военные суды, выносят приговоры именем Российской Федерации (ст. 296 УПК), поскольку суверенитет Российской Федерации распространяется

17

на всю ее территорию, в которую включается континентальный шельф и исключительная экономическая зона (ст. ст. 4, 5, 67 Конституции РФ), а также воздушные, морские и речные суда, находящиеся за пределами территории Российской Федерации под ее флагом, если указанные суда приписаны к порту Российской Федерации (ч. 2 ст. 2 УПК). Данный акт судебной власти - ф единственный документ в уголовном судопроизводстве, которым лицо законно признается совершившим преступление. Он не требует подтверждения другими органами, так как обладает законной силой, способной удостоверить, что лицо, в отношении которого он вынесен, виновно в совершении преступления. Это положение является краеугольным камнем уголовного процесса, авторитетно подтвержденным в ст. ст. 49, 118 Конституции РФ, ст.

ст. 8, 14 УПК. В этом одна из наиболее важных гарантий прав и интересов гражданина, обвиняемого в совершении преступления.

На наш взгляд, п. 28 ст. 5 УПК необходимо дополнить указанием на вынесение приговора именем Российской Федерации.

Вся деятельность суда по отправлению правосудия протекает в определенной, предусмотренной законом форме, которая является важным средством надлежащего осуществления назначения уголовного судопроизводства, а следовательно, целей и задач правосудия по уголовным делам. Верховный Суд РФ обращает внимание судов на необходимость «строгого соблюдения процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел, имея в виду, что только точное и неуклонное его выполнение обеспечи- Ф вает всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела, выявление причин и условий, способствующих совершению преступлений, и воспитательное воздействие судебного процесса»14.

Посредством вынесения приговора происходит основная реализация назначения уголовного судопроизводства: ~ -

защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; -

защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод; -

уголовное преследование и назначение виновным справедливого на- ф казания либо освобождение их от наказания в случаях, предусмотренных законом; -

отказ от уголовного преследования невиновных; -

реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (ст. 6 УПК). Специфичность приговора в том, что он выносится только судом в предусмотренном законом процессуальном порядке и содержит решение основных вопросов уголовного дела. В приговоре могут, найти решение и иные вопросы (о гражданском иске, вещественных доказательствах и другие)15.

Приговор является актом применения норм как уголовно-процессуального и 20

уголовного , так и гражданского, гражданского процессуального и других отраслей права, затрагиваемых в связи с правовыми последствиями различных видов преступлений, являющихся предметом судебного разбирательства.

Согласно п. 28 ст. 5 УПК приговор выносится судом первой или апелляционной инстанции. В соответствии с п. 52 ст. 5 УПК суд первой инстанции - суд, рассматривающий уголовное дело по существу и правомочный выносить приговор, а также принимать решения в ходе досудебного производства по уголовному делу.

Судом первой инстанции, могущим вынести приговор, являются мировой судья, районный суд, Верховный суд республики в составе Российской Федерации, краевой или областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области и суд автономного округа, гарнизонный военный суд, окружной (флотский) военный суд и приравненные к ним суды, а также Верховный Суд Российской Федерации (ст. 31 УПК).

В апелляционном порядке решения мирового судьи единолично пересматривает судья федерального районного суда общей юрисдикции (ч. 3 ст. 30 УПК)16.

Приговор устанавливает наличие или отсутствие оснований для уголовной ответственности. Констатация наличия полного комплекса ее основа- ний завершается вынесением обвинительного приговора. Оправдательный приговор, напротив, устанавливает отсутствие оснований уголовной ответственности лица, в отношении которого рассматривалось уголовное дело. С уголовно-правовой точки зрения безразлично, отсутствует ли вся совокупность оснований или любое из них в отдельности, хотя основания оправдания подсудимого значимы для определения гражданско-правовых и иных юридических последствий исследуемого общественно опасного деяния.

При постановлении приговора суд в совещательной комнате в первую очередь разрешает вопросы, относящиеся к преступлению и к доказанности вины подсудимого в его совершении (п. п. 1-4 ст. 299 УПК). Только в случае признания лица виновным в отношении него разрешается судом вопрос о назначении уголовного наказания либо, в предусмотренных законом случаях, об освобождении от наказания или о вынесении приговора без назначения наказания (ч. 3 ст. 308 УПК).

Следовательно, в содержание дефиниции следует ввести указание на то, что меры уголовного воздействия могут быть применены только к лицу, признанному виновным. Редакция п. 28 ст. 5 УПК должна корреспондировать содержанию п. п. 1-4 ч. 1 ст. 299 УПК.

Кроме того, полагаем, что действующая редакция п. 28 ст. 5 УПК сформулирована некорректно, т. к. допущена подмена понятий. Виновности подсудимого действительно должно соответствовать решение о назначении ему наказания либо об освобождении от такового. Но невиновности подсудимого не может соответствовать ни освобождение его от наказания, ни назначение такового. В отношении лица, виновность которого не доказана (что равнозначно доказанной невиновности), вообще не может ставиться вопрос об освобождении от наказания. Такое лицо освобождается от всех неблагоприятных последствий уголовного преследования и получает право на реабилитацию и возмещение ущерба (гл. 18 УПК).

На основании изложенного полагаем, что пункт 28 ст. 5 УПК необходимо дополнить: -

указанием на то, что вопрос о назначении наказания или освобождении от такового может решаться только в отношении лица, признанного виновным; -

положением о том, что невиновный освобождается не от наказания, а от уголовного преследования в целом.

Резюмируя, предлагаем изложить п. 28 ст. 5 УПК в следующей редакции:

«28) приговор - решение о невиновности или виновности подсудимого в совершении преступного деяния, по обвинению в котором он предан суду, и о назначении виновному наказания либо освобождении его от наказания, или об освобождении невиновного от уголовного преследования, вынесенное именем Российской Федерации в судебном заседании судом первой или апелляционной инстанции».

Закон предъявляет к приговору как формальные, так и сущностные требования, сформулированные прямо - «приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым» (ч. 1 ст. 297 УПК), и опосредованно. Так, например, требование мотивированности приговора содержится в законе и прямо (п. п. 4, 5 ч. 1 ст. 305, п. 4 ст. 307 УПК и др.), и опосредованно (как составная часть наименования описательно-мотивировочной части приговора).

В юридической литературе нет единой точки зрения по вопросу о том, являются ли законность, обоснованность, мотивированность и справедливость требованиями, которые законодатель предъявляет к приговору17, или его свойствами18.

А. В. Гриненко не делает различий между требованиями и свойствами, называя законность, обоснованность и справедливость требованиями, предъ- являемыми к приговору, и тут же, без разъяснения противоречия, давая им

24

определение в качестве свойств приговора .

И. П. Шадрин высказывает точку зрения о том, что законность, обоснованность и мотивированность являются требованиями, предъявляемыми законодателем к свойствам приговора, после чего именует их признаками, которым должен отвечать приговор19.

Полагаем, что данный вопрос выходит за рамки терминологии и требует разъяснения.

Слово «требование» имеет следующие значения: выраженная в решительной, категорической форме просьба, распоряжение; правило, условие, обязательное для выполнения; во множественном числе - «внутренние потребности, запросы»20.

«Свойство» - «качество, признак, составляющий отличительную особенность чего-нибудь»21.

Требование закона, предъявляемое к приговору, есть условие, в отношении которого законодатель выставил категорическое распоряжение об исполнении его при постановлении приговора. Требования относятся к приговору, который еще не состоялся, и выступают в качестве правил, которыми суд должен руководствоваться при постановлении приговора. Требования направлены в будущее и обращены ко всем приговорам, которые должны быть постановлены судами за все время действия настоящего законодательства.

Свойство же обязательно относится к чему-либо реальному. В данном случае это неотъемлемый признак состоявшегося приговора, результат исполнения требования. Свойство есть понятие несамостоятельное - в том смысле, что свойство должно быть присуще уже существующему явлению. Только после появления такого самостоятельно существующего явления или объекта для него становится возможным обладание (или не обладание) какими-либо свойствами (одновременно появляется возможность обсуждения этих свойств). Требование же существует самостоятельно и может быть предъявлено к воображаемому предмету, появление которого еще только предполагается. Именно так и обстоит дело с приговором.

В зависимости от исполнения или неисполнения требования закона приговор соответственно получает или не получает свойство, одноименное с требованием. Например, если при постановлении приговора соблюдено требование обоснованности, такой приговор будет обладать свойством обоснованности, и т. д. Требование к постанавливаемому приговору и соответствующее свойство свершившегося приговора соотносятся как цель и достигнутый результат. Однако «результат» включает в себя не только достижение цели, т. е. соответствие приговора требованиям законности, обоснованности, мотивированности, справедливости, но и случаи, когда судам не удалось в полной мере реализовать все нормы законодательства. Соблюдение требований закона при постановлении приговора есть результат, к которому должен стремиться любой суд или судья. Приговоры, постановленные с нарушениями требований, подлежат отмене и пересмотру.

Соблюдение требований законности, обоснованности, мотивированности и справедливости приговора - важнейшие задачи осуществления правосудия. Однако в УПК их дефиниции отсутствуют. Законодатель изложил лишь интегрированное их определение, в которое мотивированность не включена (ч. 2 ст. 297 УПК).

Все эти требования проникнуты внутренним единством, взаимосвязаны и взаимообусловлены как выражающие различные аспекты одного и того же акта российского правосудия. Задача процессуальной науки состоит в том, чтобы раскрыть содержание этих требований, их внутреннюю связь и соотношение, установить все, что их объединяет и отличает друг от друга.

В. Горобец полагает, что толкование законности, обоснованности и справедливости является концептуальным элементом нового процессуально- го доказательства . Это суждение нельзя признать удачным ни по форме, ни по содержанию. Представляется неясным и совершенно не соответствующим основным понятиям уголовно-процессуального права трактовка свойств постановленного приговора в качестве «элемента нового процессуального до- I® казательства». Требования же законности и обоснованности приговора применительно к акту правосудию естественны и не новы. Они (как отмечает и сам В. Горобец) сохранились, перекочевав из ст. 301 УПК РСФСР 1960 г. в ст. 297 УПК, но, добавим, утратив по дороге четко и недвусмысленно выраженное в законе требование мотивированности. Новым является только требование справедливости.

Полагаем необходимым дополнить наименование и часть первую ста- Ф тьи 297 УПК требованием мотивированности, изложив их в редакции, кор

респондирующей ч. 4 ст. 7 УПК.

Содержащая интегрированное, а поэтому неполное и неясное определение законности, обоснованности и справедливости ч. 2 ст. 297 УПК должна быть изъята. Вместо нее ст. 297 следует дополнить дефинициями внутренних свойств приговора.

Законность приговора - это строгое соответствие акта правосудия требованиям материального и процессуального закона. Приговор будет законным лишь в том случае, когда: -

в этом комплексном правоприменительном акте правильно примене- ф ны нормы не только уголовного, но и гражданского, уголовно-

исполнительного, трудового и иных отраслей материального права; -

его постановлению предшествовало проведение как на предварительном следствии, так и в ходе судебного разбирательства предусмотренных законом следственных либо процессуальных действий и общего порядка уголовного судопроизводства. Существенные нарушения процедуры всегда негативно сказываются на приговоре22; - содержание приговора изложено судом в соответствующей правовой форме.

Соответствие приговора материальному закону означает, что в нем правильно решены вопросы о применении норм общей части УК, квалификации преступления, виде и размере наказания, возмещении материального ущерба и т. д. При этом должны быть правильно применены не только нормы уголовного закона, но и относящиеся к данному делу нормы гражданского, трудового и иных отраслей материального права, хотя уголовно-правовые нормы играют определяющую роль.

Так, ввиду неверной квалификации изменен приговор по делу Мартьянова, осужденного Центральным районным судом г. Тольятти по ч. 1 ст. 105 УК.

Как видно из показаний подсудимого Мартьянова, свидетелей Цветкова, Бухано- вой, потерпевший Мякушин, находясь в нетрезвом состоянии, схватил нож и попытался нанести им удар Мартьянову. После чего между ними возникла драка, в ходе которой Мартьянов нанес несколько ударов ножом Мякушину, от которых тот скончался.

Из заключения судмедэксперта следует, что у Мартьянова обнаружены раны на ладони правой руки, кисти, задней поверхности груди, которые могли образоваться при соскальзывании ножа.

При таких обстоятельствах коллегия по уголовным делам Самарского областного суда обоснованно переквалифицировала действия Мартьянова на ч. 1 ст. 108 УК - убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны23.

Законным может быть только приговор, постановленный именем Российской Федерации законным составом суда при строгом соблюдении требований материального и процессуального закона в ходе всего уголовного судопроизводства. Приговор, вынесенный незаконным составом суда, не является правосудным.

В процессуальном отношении приговор по уголовному делу законен в том случае, если суд: -

установил факты, имевшие место в действительности, в связи с определением виновности подсудимого в соответствии с установленными зако- ном правомочиями, требованиями, определяющими порядок производства процессуальных действий, при соблюдении существенных (например, выражающих принципы и подсудность) правил;

- вынес решения по всем вопросам, которые предусмотрены нормами процессуального права.

Применительно к нормам уголовного права, законность означает, что суд при соблюдении процессуальных норм оценил обстоятельства, связанные с преступлением, и на основе этого в соответствии с законом решил вопрос об уголовной ответственности. Дальнейшим требованием уголовно-правовой законности является назначение наказания. Последнее должно быть назначено в соответствии с законом (вид наказания) и в установленных законом пределах (степень, размер).

В литературе преобладает мнение о законности приговора как строгом соответствии его предписаниям процессуального и материального права.

К. И. Попов и А. В. Победкин считают, что законность приговора с точки зрения процессуального права означает, что должны быть соблюдены предусмотренные уголовно-процессуальным законом правила производства как в ходе судебного разбирательства, так и на предшествующих стадиях уголовного процесса24.

JI. И. Малахова полагает, что «требование законности приговора состоит в том, что его содержание (сделанные в приговоре выводы, приведенные в нем суждения), порядок постановления, структура должны соответствовать нормам уголовно-процессуального права, а также нормам иных отраслей права, если они должны быть применены по конкретному уголовному

32

делу (например, квалификация деяния, вопросы гражданского иска)» .

В вышеуказанных дефинициях, как и в действующей редакции ч. 2 ст. 297 УПК, отсутствуют положения о том, что законным приговор признается тогда, когда он постановлен именем Российской Федерации законным соста- вом суда после судебного разбирательства, проведенного с соблюдением всех принципиальных требований уголовно-процессуального закона.

Полагаем, что в ч. 2 ст. 297 УПК необходимо поместить дефиницию законности.

и® О. Ю. Гай полагает, что «законность приговора означает вынесение

этого судебного акта от имени государства с соблюдением требований закона в процессе производства по делу и при его разрешении, а также с правильным применением правовых норм законным составом суда»25.

На наш взгляд, данная дефиниция содержит ряд технических погрешностей, а также подлежит корректировке по существу. Так, говоря о приговоре, постанавливаемом именем Российской Федерации, не следует говорить ^ об обезличенном «государстве».

Фраза «соблюдение требований закона в процессе производства по делу и при его разрешении» имеет ложный смысл о вынесении приговора в процессе судебного разбирательства, в то время как приговор постанавлива-

I

ется только по его окончании, т. е. после судебного разбирательства.

Выражение «правильное применение правовых норм» может быть отнесено как к материальному (уголовному, гражданскому и т. д.), так и к уголовно-процессуальному праву. Последнее является тавтологией, поскольку о соблюдении «требований закона в процессе производства по делу» уже сказано ранее. Следует сузить смысл данной формулировки до применения норм ф материального права.

Недостаточно также указания на «законность» состава суда, т. к. законом предусмотрено несколько разновидностей законных составов суда (ст. 30 УПК). Необходимо, чтобы приговор постанавливался не только одним из предусмотренных законом составов суда, но и именно тем судом, который управомочен на рассмотрение и разрешение конкретного уголовного дела, согласно правил подсудности (ст. ст. 32, 33, 35 УПК). Так, по инициативе надзорной инстанции Самарского областного суда отменен приговор Самарского районного суда по делу Бондаренко и Пахомова, осужденных по ч. 3 ст. 303, ч. 1 ст. 286 УК. Приговор по делу постановлен незаконным составом суда, т. к. в соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК уголовное дело о преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 303 УК подлежит рассмотрению областным, а не районным судом26.

Поэтому, на наш взгляд, законным должен признаваться приговор, если он постановлен по окончании судебного разбирательства именем Российской Федерации правомочным составом суда в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса и основан на правильном применении материального закона.

Приговор будет обоснованным, если выводы суда, изложенные в нем, соответствуют достаточной совокупности исследованных судом доказательств. Особо следует подчеркнуть требование закона о том, что, обосновывая доводы по делу, суд имеет право ссылаться только на те доказательства, которые были использованы для доказывания непосредственно в судебном разбирательстве в соответствии с правилами, установленными уголовно- процессуальным законом. При отсутствии достаточных доказательств обоснованием позиции суда служит наличие неустранимых сомнений в подлежащих доказыванию фактах. Это позволяет сделать вывод в пользу подсудимого как при оправдательном, так и при обвинительном приговоре, поскольку в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и касающиеся отдельных эпизодов обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих

'X <

и отягчающих обстоятельств . Точность решений, содержащихся в приговоре, их определенность, категорический характер - все это необходимые элементы обоснованности. Доказательства в судебном разбирательстве по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию27. Приговор не может основываться на интуиции, даже если она правильна , ибо обоснованным приговор может считаться лишь в том случае, если выводы суда основываются на доказатель- > ствах, которые были рассмотрены в судебном заседании (ч. 3 ст. 240, ст. 297

УПК). В этом выражен один из принципов российского правосудия - непосредственность исследования доказательств.

Если суд приходит к убеждению, что обвинение доказано, обоснованными должны быть также решения о квалификации деяния и назначении наказания либо освобождении от него, о подлежащем возмещению ущербе и других разрешаемых в обвинительном приговоре вопросах. Существенно, Ф что выводы о правовой оценке установленных фактов, включая уголовно-

правовую квалификацию и наказание, должны быть обоснованы также логико-правовым анализом материального закона.

Приговор признается необоснованным при необоснованности любых выводов суда. Необоснованным будет приговор, осуждающий невиновного, либо оправдательный приговор, вынесенный при достаточных доказательствах, подтверждающих обвинение. Необоснованным является приговор, если суд не установил существенные обстоятельства, не исследовал имеющие значение для дела доказательства или если решение суда противоречит установленным фактам, в том числе и в части уголовно-правовой квалификации ф деяния или выбора меры наказания28.

С учетом изложенного полагаем, что ст. 297 УПК необходимо дополнить частью третьей, поместив в ней дефиницию такого свойства приговора, как обоснованность.

^ В работе О. Ю. Гай находим следующую дефиницию: «Обоснованным

признается приговор, если выводы суда при разрешении дела по существу

соответствуют достаточной совокупности исследованных судом доказательств»29. Ее можно признать удовлетворительной с некоторыми уточнениями.

Доказательства - это юридическая интерпретация фактических обстоя- I® тельств дела, устанавливаемых с помощью уголовно-процессуальных

средств. Суд может исследовать доказательства и вне судебного разбирательства, например, при подготовке к нему. Однако важно соответствие выводов суда именно установленным в судебном заседании обстоятельствам. Обосновываться приговор может только на доказательствах, изученных в судебном заседании в условиях соблюдения устности и гласности.

Поэтому, на наш взгляд, обоснованным является приговор, в кото- Ф ром выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела и

подтверждены достаточной совокупностью достоверных доказательств, исследованных в судебном заседании.

Неотъемлемым свойством приговора является мотивированность. То, что она не названа прямо в ст. 297 УПК, следует отнести к серьезным недостаткам законодательной техники. Мотивированность выражается в приведении и анализе конкретных доказательств (как по отдельности, так и в совокупности), на которых суд основывает свои выводы, аргументируя принятые решения. Это способствует правильности выводов суда и одновременно повышает воспитательное воздействие приговора, позволяя понять, почему суд ф принял именно такое решение.

Противоречит норме позитивного права точка зрения А. Г. Халиулина, полагающего, что ч. 4 ст. 7 УПК содержит требование мотивированности, предъявляемое к приговору30. Напротив, приговор не включен в содержащийся в указанной норме перечень решений. Однако нельзя согласиться и с законодателем, адресующим требование мотивированности к второстепенным актам и не предъявляющим его прямо к основным решениям уголовного судопроизводства, содержащимся в приговоре. В то время как ст. 297 УПК устанавливает предъявляемые к приговору требования законности, обоснованности и справедливости, мотивированность в отношении указанного акта остается как бы необязательной.

Вследствие этого некоторые авторы не указывают мотивированность ни в числе требований к приговору, ни среди свойств, которыми состоявшийся приговор должен обладать31. Однако мотивированность приговора - необходимое требование к принятию содержащихся в нем решений, которое опосредованно неоднократно указано законодателем: -

в наименовании повествовательной оттсдаетлю-мотивировочной (курсив мой -А. И.) части приговора (см. названия ст. ст. 305, 307 УПК); -

в тексте ч. 1 ст. 303, п. 4, 5 ч. 1 ст. 305, п. п. 1-4 ст. 307, п. 380 УПК.

Приговор признается несоответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, если при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие (п. 3 ст. 380 УПК).

Внутренне противоречивый приговор не может считаться мотивированным. Нельзя признать мотивированным и приговор, в котором: -

не раскрыто содержание доказательств; -

отсутствует анализ доказательств; -

остались неопровергнутыми противоречащие обстоятельства; -

не приведены убедительные доводы (мотивы) в опровержение какого- либо доказательства, противоречащего сделанным выводам32.

В качестве критериев оценки противоречивых доказательств используются: -

сущность и достоверность самого доказательства;

43 -

сопоставление доказательств, т. е. оценка их по совокупности .

Так, кассационной инстанцией отменен приговор по делу Кукуева, осужденного Кировским районным судом г. Самары по ч. 4 ст. 111 УК, ввиду нарушения судом требований ст. 307 УПК, в соответствии с которой описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, доказательства, на которых основаны выводы суда, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Выводы суда о том, что Кукуев избил лежащего на песке Потапова, нанеся несколько ударов ногой по голове, ударил несколько раз лицом о камень, причинив множественные переломы костей лицевого черепа - тяжкий вред здоровью, повлекший смерть потерпевшего, основывался в основном на показаниях свидетеля Рамазанова, который был очевидцем избиения Кукуевым потерпевшего. Суд указал, что данный свидетель является незаинтересованным в исходе дела лицом и поэтому его показания достоверны.

Однако из материалов дела видно, что Рамазанов на предварительном следствии давал противоречивые показания, отказывался от дачи показаний. На предварительном следствии он сам подозревался в совершении этого преступления, уголовное дело в отношении него было прекращено. Свидетель Беззубов показал, что видел фрагмент избиения: Потапова били Кукуев, Шалатов, Рамазанов, причем последний больше всех. Из показаниями свидетелей Баринова, Кукуевой, Медведкина, сочтенных судом подтверждающими объективность показаний Рамазанова, видно, что Потапов был уже избит до бессознательного состояния, лежал лицом в воде, когда на берегу Волги появился Кукуев и нанес два- три удара рукой по шее Потапову, Рамазанов в это время ударил ногой в лицо потерпевшего. Таким образом, эти свидетели никогда не подтверждали показаний Рамазанова, что Потапова избил только Кукуев.

При таких обстоятельствах судебная коллегия правильно отменила приговор и направила дело на новое судебное рассмотрение33.

Суд в приговоре должен мотивировать разрешение как главных, так и частных вопросов. Мотивированность распространяется и на отдельные решения суда, содержащие выводы: -

о квалификации преступления, об изменении квалификации по сравнению с тем обвинением, по которому обвиняемый предан суду; -

об изменении объема обвинения, исключении отдельных эпизодов, снижении размера причиненного ущерба и т. п.; - о назначаемом наказании либо об освобождении от наказания; -

о размере и порядке возмещения причиненного вреда и т. д34.

Каждое существенное решение, содержащееся в приговоре, должно

быть мотивировано. Мотивировка принятых судом решений должна быть ^ выражена как в устной, так и в письменной форме. Путем оглашения моти

вировки приговора реализуются принципы гласности, обеспечения обвиняемому права на защиту, состязательности судебного разбирательства, равноправия сторон. Оглашение мотивов составляет один из элементов гласности судебного разбирательства. Это - необходимое условие проверки свободной оценки доказательств и одновременно гарантия против судейского произвола. Обязательность письменной мотивировки приговора составляет одну из ^ наиболее значительных процессуальных гарантий35. Только приговор, в котором приведены мотивы принятых решении, может быть убедительным для подсудимого, для других участников судебного разбирательства, для граждан, присутствующих в зале судебного заседания.

Как справедливо указывается в юридической литературе, от правильного употребления термина часто зависит «узнаваемость» всей директивы, заключенной в правовой норме36. Поскольку мотивированность не может быть отождествлена ни с законностью, ни с обоснованностью, ни со справедливостью приговора, ее следует рассматривать как независимое требование к постанавливаемому приговору и необходимое самостоятельное внутреннее ф свойство состоявшегося приговора. Отсутствие требования и дефиниции мо

тивированности в ст. 297 УПК является недостатком, имеющим принципиальное значение.

Для его устранения, а также для того, чтобы ч. 4 ст. 7 УПК и ст. 297 УПК корреспондировали друг другу, предлагаем: -

изменить редакцию части четвертой статьи 7 УПК, внеся приговор в перечень решений, к которым предъявляются требования законности, обоснованности и мотивированности; -

статью 297 УПК дополнить частью четвертой, содержащей дефини- I® цию мотивированности приговора.

Часть 4 ст. 7 УПК (как и ч. 3 ст. 301 УПК РСФСР 1960 г.), не раскрывает содержания мотивированности. В юридической литературе предлагалось признавать мотивированным приговор, если содержащиеся в нем выводы «опираются на согласующиеся между собой фактические, правовые и нравственные доводы суда, отраженные в описательной части приговора»37. Данная дефиниция не может быть признана удовлетворительной в силу чрезмер- Ф но широкой трактовки элементов, составляющих свойство мотивированно

сти, а также иных причин.

На наш взгляд, такой элемент, как подтверждение выводов суда доказательствами, является составляющей обоснованности приговора и поэтому подлежит исключению из дефиниции мотивированности. Следует исключить и «нравственные доводы суда», поскольку: -

нормы нравственности и морали могут быть признаны составляющими судопроизводства только в опосредованном виде, т. е. в качестве правовых норм; -

суд не имеет права основываться на собственных «нравственных до- ф водах», если последние не согласуются с нормами позитивного права; -

оценка деяния и личности привлекаемого к уголовной ответственности с точки зрения нравственности и морали относится не к мотивированности приговора, а к другому его внутреннему свойству — справедливости, рас-

^ сматриваемой далее.

Представляется также, что суд не столько выдвигает в приговоре собственные «доводы» любого характера, сколько дает оценку доводам, высказанным представителями сторон в судебном разбирательстве, и рассмотрен- ным в его ходе доказательствам. Никакого особого свойства мотивированности выделять бы не понадобилось, если бы все доводы и доказательства были согласованы между собой. Однако практически во всех делах имеются противоречия, зачастую весьма существенные: разногласия в доводах сторон, ^ противоречия между различными доказательствами и их истолкованием и т.

Д.

При постановлении приговора задачей суда является оценка всей совокупности исследованных доказательств и трактовка имеющихся между ними противоречий. Истолковывая результаты судебного разбирательства, суду в описательно-мотивировочной части постанавливаемого приговора надлежит пояснить причины решений, принятых прежде всего при интерпретации Ф именно противоречащих друг другу доказательств (например, большее дове

рие показаниям незаинтересованных свидетелей, количественная и качественная оценка отдельных доказательств и их совокупности и т. п.). Именно эти соображения суда и составляют его мотивировку. Будучи изложенными в описательно-мотивировочной части приговора, такие суждения и составляют его мотивированность.

Полагаем, что приговор будет мотивированным в случаях, если в нем объяснено, по каким причинам суд принял то или иное решение и отверг доказательства других возможных выводов по данному делу. Никакие иные элементы включению в дефиницию мотивированности не под- ф лежат.

Мотивированность является реализацией внутреннего убеждения, мнения, сложившегося у суда в результате исследования обстоятельств дела и излагаемого им в приговоре. При постановлении приговора коллегией из ^ трех профессиональных судей судья, оставшийся при особом мнении, вправе

письменно изложить его в совещательной комнате (ч. 5 ст. 301 УПК). Как правило, в особом мнении судья приводит не только собственные, отличные от общих, ответы на разрешаемые при постановлении приговора вопросы, но А и мотивацию своего варианта их разрешения.

Специфика обоснованности и мотивированности приговоров, постановленных в особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, а также судом присяжных заседателей, подлежат отражению в нормах, регламентирующих эти виды су- ^ допроизводства.

О. Ю. Гай правильно усматривает основное значение мотивированности в том, что «приговор суда должен быть убедительным, иначе правосудие не выполнит своей социальной функции». Однако, на наш взгляд, объяснение причин, по которым суд избирает вид и размеры назначаемого наказания, должно быть отнесено не к мотивированности 38, а к справедливости постанавливаемого приговора. ^ Данное положение согласуется и с содержащимся в законе понятием

несправедливости приговора (ст. 383 УПК).

Справедливость — категория морально-этическая. Закон же — совокупность позитивных правовых предписаний органа государственной власти.

I

Поэтому в отношении писаного права всегда остается возможность неадекватного отражения действительности, связанная, например, с изменением общественно-политических условий, либо с несовпадением интересов государственной власти и гражданского общества, и т. д. Позитивное право не всегда может быть мерилом справедливости. Им является не писаный закон, а право как категория, охватывающая весь комплекс явлений, связанных с ф регулированием общественных отношений, включающая и правосознание, и моральные нормы. Право (в той или иной форме) есть нечто объективное, не зависящее от воли законоустанавливающей (государственной власти), т. е. определенное, отличное от других, социальное явление (особый социальный регулятор и т. д.) со своими объективными природой и спецификой, своей сущностью, отличительным принципом и т. д.39 РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА

Справедливость приговора как юридическая категория может быть установлена всегда только в своей исторической конкретности. Инкриминируемое деяние в уголовном процессе оценивается на основании действующих норм права, обусловленных современными политическими, общественными и экономическими отношениями. Именно на этой конкретной основе необходимо расценивать приговор как справедливый или несправедливый. Справедливость приговора представляется важным свойством еще и потому, что она составляет основу его убедительности.

Субъективная мера справедливости — состояние сознания судьи, его рациональное убеждение по этому вопросу. Справедливость назначенного наказания трудно измерить объективно или проверить с помощью точных научных методов.

Позитивной дефиниции справедливости УПК не содержит, хотя имеется негативное определение несправедливости приговора (ст. 383 УПК). Требование справедливости выносимого приговора законодательно закреплено в ст. 297 УПК, что является положительной новеллой относительно ст. 301 УПК РСФСР 1960 г. Однако это упоминание справедливости не может быть признано достаточным для уяснения смысла предъявляемого к приговору требования, при выполнении которого он приобретает свойство справедливости.

Существует узкое и широкое понимание справедливости приговора. В узком смысле справедливость приговора сводится к справедливости назначенного судом наказания, т. е. к соответствию избранной меры наказания тяжести преступления и личности осуждаемого (ст. 60 УК). При более широком понимании справедливость приговора основывается на его законности и обоснованности и означает правильное разрешение дела как по существу, так и по форме40. Справедливость приговора зависит и от справедливости самой процедуры судопроизводства. Конвенции о защите прав человека и основных свобод устанавливает требования, необходимые для справедливой судебной процедуры41. При расширительном толковании в понятие справедливости I® могут быть включены и принципы гласности судопроизводства, презумпции

невиновности, права на защиту, ряд требований к судебной процедуре и т. д., нашедшие свое отражение в нормах Конституции РФ и УПК.

На наш взгляд, применительно к определению справедливости как свойству постанавливаемого приговора указанные положения нуждаются в сужении и конкретизации.

Понятия правосудия и справедливости соотносятся как вид деятельно- ^ сти и одна из качественных характеристик ее результата. В идеале осуществ

ление правосудия должно быть проявлением справедливости. В действующем уголовном (ст. ст. 6, 60 УК) и уголовно-процессуальном законодательстве (ст. ст. 6, 383 УПК) справедливость рассматривается в узком смысле, главным образом по отношению к наказанию. Так, ст. 6 УК гласит, что наказание и иные уголовно-правовые меры, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, что означает соответствие характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Одно из назначений уголовного судопроизводства - справедливое на- ф казание каждого, совершившего преступление (ч. 2 ст. 6 УПК). Несправедливым является приговор, по которому назначено наказание: -

не соответствующее общественной опасности преступления, т. е. как его тяжести, так и личности осужденного; -

хотя и не выходящее за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК, но по своему виду или размеру являющееся несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости (ч. 1 ст. 383 УПК). Явно несправедливым может быть как основное, так и дополнительное наказание, назначенное приговором суда. Особенно тщательно должна быть проверена обоснованность избрания дополнительного наказания в тех случаях, когда санкцией уголовного закона предусмотрено обязательное применение такового42. Исходя из того, что дополнительные меры наказания имеют важное значение в предупреждении совершения новых преступлений как самими осужденными, так и иными лицами, Пленум Верховного Суда РФ рекомендовал судам при постановлении приговора обсуждать вопрос о применении наряду с основным наказанием соответствующего дополнительного наказания. Суды обязаны учитывать, что его неприменение может иметь место лишь при наличии исключительных обстоятельств, указанных в ст. 64 УК, и пояснять в приговоре мотивы принятого решения о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление43.

Каждое решение суда должно быть проникнуто гуманным, уважительным и справедливым отношением ко всем гражданам. Справедливым может быть признан приговор:

а) обвинительный, -

которым констатирована действительная виновность подсудимого, установленная судом в соответствии с требованиями закона и фактическими обстоятельствами дела; -

которым назначена мера наказания, полностью соответствующая общественной опасности преступления и лица, его совершившего;

б) оправдательный - постановленный на основании юридически доказанной невиновности подсудимого.

Приговор, не обладающий свойством справедливости, снижает действенность многогранной и сложной деятельности системы правоохранительных органов и суда в целом. Неэффективно затраченными оказываются все усилия, израсходованные ими на установление истины по каждому уголовному делу. По мнению Р. Искендерова, требование справедливости приговора является самостоятельным правовым институтом, тесно и неразрывно связанным с уголовным судопроизводством и нуждающимся в надлежащей за- I® конодательной регламентации44.

Справедливость обеспечивается строгой индивидуализацией вины и ответственности подсудимого. Эффективность же наказания, его карательное и исправительное воздействие на осужденного, в свою очередь, во многом зависят от справедливости вынесенного приговора. Если к осужденному без достаточных оснований применяется чрезмерно суровое наказание, это вызывает у него протест, ожесточает его, обрекает на пассивность и недоверие, ^ затрудняет процесс перевоспитания. С другой стороны, чрезмерно мягкое наказание порождает чувство безнаказанности, легкомысленное отношение к своим поступкам, что также не способствует исправлению осужденного. В обоих случаях подобные судебные решения могут негативно отразиться на авторитете суда, породить убеждение в его несправедливости. Как у подсудимого, так и у всех окружающих приговор суда должен вызывать понимание того, что действия виновного противозаконны, безнравственны и антиобщественны, а потому он должен понести справедливое наказание45.

Законом предусмотрены такие возможности снижения наказания в зависимости от исключительных обстоятельств, связанных с характеристиками ф личности виновного, обстоятельств совершенного им деяния и его положительного посткриминального поведения, как:

- назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельства, (ст. 62 УК); выражением гуманности и, в конечном счете, справедливости является то, что в качестве смягчающих могут учитываться обстоятельства, прямо не предусмотренные законом (ч. 2 ст. 61 УК); -

назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64 УК); -

снижение размера наказания виновному, признанному присяжными заседателями заслуживающим снисхождения (ст. 65 УК);

I® - снижение на одну треть максимального срока или размера наиболее

строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, подсудимому, полностью признавшему предъявленное ему обвинение и заявившему ходатайство о постановлении приговора в предусмотренном гл. 40 УПК особом порядке принятия судебного решения (ч. 7 ст. 316 УПК).

Критикуя содержание ст. 383 УПК, в которой «речь идет только о соответствии назначенного наказания тяжести преступления, личности осуж- ^ денного и о размере назначенного наказания», А. Баранов предлагает включить в понятие «справедливость» правильную квалификацию действий подсудимого46.

С такой точкой зрения согласиться нельзя, поскольку это означает включение в понятие несправедливости излишнего элемента неправильного применения уголовного закона, являющееся самостоятельным основанием отмены или изменения судебного решения, обособленное законодателем в ст. 382 УПК. Продолжая логически столь широкую трактовку данного понятия, придется все прочие самостоятельные основания отмены приговора (несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельст- ф вам уголовного дела - ст. 380 УПК; нарушение уголовно-процессуального закона - ст. 381 УПК) расценивать как нарушение справедливости (как, впрочем, и законности). Полагаем, что в данном случае законодатель верно разграничил качественно различные основания отмены или изменения судебного решения.

Содержание ст. 383 УПК, предусматривающей несправедливость как одно из оснований отмены или изменения судебного решения, не должно

иметь подобного расширительного толкования. В ст. 383 УПК несправедливость приговора усматривается независимо от наличия иных оснований отмены или изменения судебного решения (ст. ст. 380-382 УПК).

В то же время, на наш взгляд, разрешение в ст. 383 УПК вопроса о не- I® справедливости (а, следовательно, и справедливости) приговора выходит за

рамки уголовного и уголовно-процессуального позитивного права и приближается к пониманию его как общественно-политической, морально- нравственной категории.

Установление виновности с учетом всех обстоятельств дела, а также назначение вида и размера наказания — предмет убеждения судьи. Единственную возможность, реализующую его убежденность, судья избирает в зависимости от результата процесса оценки. В соответствии с требованием справедливости суд должен не просто сформировать оценочное суждение. Назначенная для достижения целей наказания санкция должна быть справедливой с учетом всех аспектов конкретного случая, в том числе с точки зрения исправления осужденного (должна быть необходимой и достаточной для этого). Пределы назначаемого в приговоре вида и размера наказания определяет закон, давая судье определенный простор для оценки.

А. Баранов полагает, что «любое решение будет справедливым только с точки зрения одной из сторон, если оно соответствует ее интересам. В случае примирения сторон либо компромиссного решения, принятого судом, это ф решение также не будет справедливым, оно просто более или менее будет удовлетворять стороны». Однако нельзя отождествлять справедливость, по-

со

нимаемую как «скорее философскую категорию, чем юридическую» , с моделью справедливости, существующей в заинтересованных и потому предвзятых мнениях представителей сторон. Принцип состязательности преду>

сматривает, что суд, разрешающий спор сторон, не выступает ни на стороне обвинения, ни на стороне защиты (ч. 3 ст. 15 УПК). Интересы сторон противоположны, а защищаемые позиции, как правило, не совпадают в полной ме- ре ни с объективной, ни с юридически устанавливаемой истиной. Суд беспристрастен, поэтому именно его мнение, выраженное в приговоре, обязано быть наиболее близким и к истине, и к справедливости как в юридическом, так и в морально-нравственном смысле.

Представляется, что целям процессуального регулирования отвечало бы дополнение ст. 297 УПК частью пятой, содержащей дефиницию справедливого приговора.

О. Ю. Гай предлагает признавать справедливым приговор, «если виновному определено наказание или другая мера воздействия в соответствии со степенью общественной опасности совершенного им преступления и его личности, а невиновный оправдан и реабилитирован»47.

В данной дефиниции нашли верное по сути отражение основные элементы свойства справедливости. Однако, на наш взгляд, включение в определение указания на возможность применения как наказания, так и «других мер воздействия» является чрезмерной детализацией, поскольку все эти варианты содержатся в формулировке о правильном разрешении вопроса о назначении виновному наказания. Излишне и включение в рассматриваемую дефиницию реабилитации, поскольку:

а) ее реализация производится на основе диспозитивного права реабилитируемого (ст. 134 УПК);

б) признание права на реабилитацию возможно в отношении как оправданного приговором суда, так и лица, в отношении которого уголовное преследование прекращено прокурором, следователем, дознавателем в ходе предварительного расследования;

в) реабилитация включает в себя решение компетентного государственного органа или должностного лица, и может дополняться компенсациями за реально причиненный вред;

г) вопросы, связанные с возмещением реабилитированному вреда, могут разрешаться либо в порядке гражданского судопроизводства (ч. 5 ст. 133

УПК), либо при разрешении судьей вопросов, связанных с исполнением приговора (ч. 5 ст. 135, ст. 399 УПК), т. е. выходят за рамки вопросов, разрешаемых при постановлении приговора. Основания для реабилитации возникают после оправдания подсудимого в совершении преступного деяния, т. е. только после отрицательного разрешения вопросов о виновности, сформулированного в постановленном приговоре.

На основании изложенного полагаем, что справедливым является приговор, в котором правильно решены вопросы о виновности подсудимого и назначении виновному наказания с учетом общественной опасности преступления и личности виновного, либо об оправдании невиновного.

Законность, обоснованность, мотивированность и справедливость приговора взаимообусловлены и неразрывно связаны между собой. Законность приговора означает и его обоснованность, поскольку уголовно- процессуальный закон требует вынесения только обоснованного приговора. Поэтому необоснованный приговор всегда незаконен. Незаконный и необоснованный приговор является также несправедливым. В то же время законный и обоснованный приговор может быть несправедливым, когда наказание хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и чрезмерной суровости (ч. 1 ст. 383 УПК)48. Мотивированность же приговора - это объяснение в нем всех выводов и решений, принятых судом. Она тесно связана с обоснованностью приговора по существу. В то же время отсутствие мотивированности не обязательно приводит к несправедливости и неправосудности приговора, поскольку может означать только технические погрешности при его составлении.

<< | >>
Источник: Ивенский А. И.. Приговор-акт правосудия, осуществляемого в общем и особом порядках судебного разбирательства. Диссертация.. 2006

Еще по теме § 1.1. Обусловленность внутренних свойств приговора реализацией предъявляемых к нему требований:

  1. 1.2 Требования, предъявляемые к оправдательному приговору
  2. 2. Принципы исполнения обязательства
  3. 2.3. Исправительное воздействие на осужденных к аресту и средства их исправления
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. 1.3. Свойства оправдательного приговора и предъявляемые к нему требования
  6. 1.2. Общая характеристика свойств приговора суда
  7. 3.2. Отражение оценки доказательств в описательно мотивировочной части решения
  8. 4.2. Справедливость как требование, предъявляемое к приговору суда
  9. Заключение
  10. Введение
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -