<<
>>

2.1. Понятие и система оснований постановления оправдательного приговора

Решение вопроса о том, что следует понимать под основанием оправдания, имеет большое теоретическое и практическое значение.

Термин «основание» означает «необходимое условие, являющееся предпосылкой существования каких-либо явлений (следствий) и служащее их объяснением»176, «причины, поводы, которые объясняют, оправдывают, делают понятными поступки, поведение и т.п.

кого-либо»177.

В уголовно-процессуальной науке нет единого подхода к определению понятия «основание оправдательного приговора».

Так, М.Ф. Маликов считает, что «основанием оправдательного приговора являются всесторонне проверенные и оцененные судом конкретные фактические данные (доказательства), свидетельствующие о несостоятельности предъявленного обвинения»178.

Л.М. Карнеева отмечает, что основание приговора связано не только с доказанностью обстоятельств дела, оно включает и сами обстоятельства уголовного дела179.

М.И. Пастухов исходит из того, что неустановленис виновности подсудимого в совершении преступления является обшей ситуацией, охватывающей все случаи постановления оправдательного приговора, а под основанием оправдания он понимает «сложившуюся в результате судебного разбирательства дела ситуацию доказывания, свидетельствующую о неустановлении виновности подсудимого в совершении преступления»1.

Основанием оправдания является наличие у суда достаточных доказательств, указывающих на невиновность подсудимого, либо отсутствие доказательств, с несомненностью подтверждающих виновность лица в совершении преступления. В соответствии с этим, исходя из обстоятельств уголовного дела и их доказанности (недоказанности), появляется основание для постановления оправдательного приговора.

УПК РФ предусматривает четыре основания постановления оправдательного приговора: отсутствие события преступления; непричастность подсудимого к совершению преступления; отсутствие состава преступления: вынесение оправдательного вердикта коллегией присяжных заседателей (п.п.

1-4 ч. 2 ст. 302).

В науке уголовного процесса высказывалось предложение о том, что при оправдании подсудимого можно ограничиться указанием в уголовно- процессуальном законе «только на один-единственный универсальный случай», заменив все используемые основания постановления оправдательного пригово- ра на формулировку «невиновен»". С такой позицией сложно согласиться, поскольку, во-первых, невиновность подсудимого устанавливается вступившим в законную силу оправдательным приговором суда, а, во-вторых, уголовно- процессуальный закон связывает с конкретными основаниями постановления оправдательного приговора определенные правовые последствия. Гак, различия в основаниях оправдания влияют на решение вопроса о гражданском иске и возмещении ущерба (ч. 2 ст. 306 УПК РФ). В частности, в соответствии с ч. 2 ст. 306 УПК РФ при постановлении оправдательного приговора ввиду отсутствия события преступления или вследствие непричастности подсудимого к совершению преступления суд отказывает в удовлетворении гражданского иска.

В остальных случаях (п.п. 3, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ) суд оставляет гражданский иск без рассмотрения.

Некоторые из них влекут необходимость дальнейшего производства по делу в целях установления лица, виновного в совершении данного преступления. Если при постановлении оправдательного приговора на основании непричастности подсудимого к совершению данного преступления лицо, совершившее это преступление, останется неизвестным, суд направляет уголовное дело прокурору для принятия мер но установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (ч. 3 ст. 306 УПК РФ).

В связи с этим суд должен точно сформулировать в оправдательном приговоре основания оправдания, поэтому вопрос о разграничении оснований постановления оправдательного приговора приобретает принципиальное значение. Актуальность его рассмотрения обусловлена еще и тем, что в науке уголовного процесса не существует единства мнений в толковании содержания некоторых оснований.

Вместе с тем, оправдание по любому из оснований означает признание подсудимого невиновным в совершении преступления и влечет его полную реабилитацию.

Для постановления оправдательною приговора досхаточно того, что вина подсудимого не доказана надлежащим образом. Уголовно- процессуальный закон не связывает постановление оправдательного приговора с требованием безусловной доказанности невиновности.

Перечень оснований постановления оправдательного приговора, данный в УПК РФ, является исчерпывающим.

В процессе развития отечественного уголовно-процессуального законодательства в нем закреплялись различные основания постановления оправдательного приговора. Впоследствии, они нашли свое отражение в действующем уголовно-процессуальном законе, с соответствующими изменениями формулировки180. Наибольшую полемику в юридической литературе вызвало предложен- ное в Теоретической модели УПК РСФСР (ст. 514)181 основание постановления оправдательного приговора - отказ государственного обвинителя от поддержания обвинения.

Данное основание явилось предметом широкой дискуссии в науке и практике уголовного судопроизводства.

Теоретическая модель УПК РСФСР предусматривала оправдание подсудимого по указанному основанию лишь в тех случаях, когда суд не находил возможности оправдать его в связи с отсутствием события преступления, а также когда деяние, совершенное подсудимым, не являлось преступлением, или подсудимый был непричастен к совершению преступления. Постановление оправдательного приговора по рассматриваемому основанию было возможно тогда, когда от поддержания обвинения также огказыватись общественный обвинитель и потерпевший. Если же потерпевший и общественный обвинитель не отказывались от обвинения, то суд должен был продолжить разбирательство дела и решить вопрос о виновности подсудимого в общем порядке (ч. 3 ст. 514)182.

Ранее действовавшее уголовно-процессуальное законодательство устанавливало правило, в соответствии с которым отказ прокурора от обвинения не освобождал суд от обязанности продолжить разбирательство дела и разрешить вопрос о виновности или невиновности подсудимого на общих основаниях (ст.

310 УГК РСФСР 1922 г., ст. 306 УПК РСФСР 1923 г., ст. 248 УПК РСФСР I960 г.). В соответствии с этими положениями закона на суд возлагалась не свойственная ему функция обвинения, впоследствии законодатель от такого варианта рассматриваемой проблемы отказался183. Несмотря на это, до сих пор су- шествует мнение, согласно которому, «отказ государственного обвинителя от обвинения не снимает с суда правомочия рассмотреть дело по существу и вынести приговор в случае несогласия с приведенными мотивами такого отказа»184. Данное мнение противоречит позиции УПК РФ.

В соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ в случае отказа проку рора от обвинения суд обязан прекратить уголовное дело или уголовное преследование185.

Вопрос о правовых последствиях отказа прокурора от поддержания обвинения в суде стал предметом рассмотрения Конститу ционного Суда РФ186. Статья 248 УПК РСФСР, фактически допускавшая осуществление судом обязанности по обоснованию предъявленною органами расследования обвинения, Конституционным Судом РФ была признана не соответствующей Конституции РФ. Свою позицию в данном вопросе Конституционный Суд РФ мотивировал следующим образом: суд, рассматривая уголовные дела, осуществляет исключительно функцию отправления правосудия, следовательно, он вправе устанавливать виновность лица лишь при условии, если ее доказывают органы и лица, осуществляющие уголовное преследование. В случае, если органы уголовного преследования не смогли доказать виновность обвиняемого и, тем более, если прокурор или потерпевший отказались от поддержания обвинения, в отноше- пии подсудимого должен быть постановлен оправдательный приговор187. Конституционный Суд РФ также отметил, что законодатель вправе предусмотреть и иные процессуальные последствия, исключающие продолжение производства по уголовному делу при отказе прокурора от обвинения, в частности, прекращение уголовного дела188.

Верховный Суд РФ в рассматриваемом вопросе занимает несколько иную позицию, согласно которой оправдание подсудимого в случае отказа прокурора от поддержания государственного обвинения законом не предусмотрено. В этом случае, согласно позиции Верховного Суда РФ, возможно только принятие акта о прекращении уголовного дела или уголовного преследования. Если же государственный обвинитель в судебном заседании отказался от обвинения, то суд обязан принять такой отказ, поскольку сам осуществлять уголовное преследование не вправе189.

В уголовно-процессуальной литературе высказано мнение о том, что, прекращая уголовное дело в соответствии с позицией прокурора, суд теряет независимость. Так, К. Амирбеков полагает, что «суд как высший орган в иерархии правоприменительных органов не обязан механически и даже вопреки здравому смыслу беспрекословно следовать позиции государственного обвинителя и прекращать производство по делу, если он не согласен с отказом от обвинения»190. Такую точку зрения разделяет и В.В. Кальницкий, считая, что законодатель «вторгся в сущностные признаки судебной власти и допустил ее ума- ление», так как поставил судебное решение в зависимость от волеизъявления прокурора191. Приведенные мнения вызывают возражение, поскольку прокурор, отказываясь от обвинения, должен указать, по какому из предусмотренных законом оснований он считает возможным прекратить уголовное дело или уголовное преследование. Обязанность прокурора изложить суду мотивы отказа от обвинения со ссылкой на предусмотренные законом основания разъяснена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. № 18-1Т. Кроме того, вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты192.

Солидаризируясь с позицией отдельных авторов^, думается, что отказ прокурора от обвинения должен быть изложен в письменном виде. Для суда основанием прекращения уголовного дела или прекращения уголовного преследования будет мотивированный отказ прокурора от обвинения. Следует поддержать мнение С.А. Щемерова о том, что, если прокурор в ходе судебного разбирательства убедится в невиновности подсудимого или недоказанности его вины, то его отказ от обвинения становится для него обязанностью193.

Представляется справедливой позиция, согласно которой отказ прокурора от обвинения в суде является реабилитирующим основанием прекращения уголовного дела, а, значит, юридически равноценен оправдательному приговору. Вместе с тем, в глазах общества оправдательный приговор выглядит предпочтительней194. Так, Т. Кухлсвская считает, что каждому оправдательному приговору должен предшествовать отказ прокурора от обвинения195. Некоторые авторы приводят примеры, когда прокуроры, отказываясь от обвинения, просят суд вынести не постановление о прекращении дела, а оправдательный приговор196.

По мнению О.А. Кориеева, в случае отказа государственного обвинителя от обвинения в отношении подсудимого справедливее было бы выносить оправдательный приговор. Необходимость изменения ч. 7 ст. 246 УПК РФ. автор мотивирует тем, что основанием отказа прокурора от поддержания обвинения служит его убеждение в том, что представленные в суд доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, в противном случае «у обывателей может возникнуть ощущение недоказанности вины подсудимого»197.

Большинство опрошенных мною судей (64,7%) считает, что в случае отказа прокурора от обвинения следует прекратить уголовное дело или уголовное преследование; 26% - полагают необходимым вынести оправдательный приговор и лишь 9,3% - указывают на необходимость постановления оправдательно- го приговора только вследствие отказа государственного обвинителя от обвинения по реабилитирующим основаниям.

Процессуальный момент отказа государственного обвинителя от обвинения - вопрос дискуссионный. Законодатель не конкретизировал, на каком этапе судебного рассмотрения уголовного дела может быть реализовано данное полномочие прокурора. И.Л. Петрухин полагает, что отказ прокурора от обвинения в стадии судебного разбирательства возможен лишь на этапе прений сторон, когда все доказательства уже исследованы: «только такой отказ будет убедительным»198. Аналогичной позиции придерживаются и другие процессуалисты, исходя из того, что обоснованный отказ от обвинения возможен только по результатам исследования всех доказательств по-делу по окончании судебного следствия или в ходе прений сторон199. В частности, С.В. Петраков и М.П. Поляков считают, что отказ государственного обвинителя от обвинения возможен только в ходе прений сторон, поскольку «в противном случае становится непонятно , из чего исходит обвинитель при отказе от обвинения, когда все доказательства еще не были исследованы в судебном порядке. Отказ от обвинения на этапе исследования доказательств представляется преждевременным и необоснованным со стороны государственного обвинителя, так как ни одно из доказательств не имеет заранее установленной силы»*'.

Нельзя не согласиться с А.В. Землянухиным в том, что «на различных этапах уголовного преследования степень обоснованности внутреннего убеждения соответствующего должностного лица может отличаться, она напрямую зависит от имеющейся доказательственной базы», несмотря на то, что на начальном этапе судебного разбирательства прокурор еще непосредственно не

исследовал псе имеющиеся в уголовном деле доказательства, его выводы могут основываться на других достаточных данных, установленных на этой стадии200.

На мой взгляд, следует поддержать мнение А.А. Казанцева о том, что определять в уголовно-процессуальном законе конкретный момент заявления государственным обвинителем отказа от обвинения «нецелесообразно, поскольку теоретически необходимость в этом может возникнуть на любом этапе судебного разбирательства»201.

В случае отказа прокурора от обвинения по реабилитирующим основаниям на этапе прений сторон, логично выносить именно оправдательный приговор. В данном случае суд не примеряет на себя обвинительную функцию, поскольку все доказательства уже исследованы и у суда сформировано внутрен- •1

нее убеждение . На остальных же этапах судебного разбирательства при отказе прокурора от обвинения уголовное дело должно быть прекращено. В этой связи небезынтересно отметить, что в ч. 8 ст. 293 УЛК Республики Беларусь предусмотрено, что в случае отказа государственного обвинителя от обвинения до начала судебного следствия суд своим определением (постановлением) прекращает производство по уголовному делу. Если же такой отказ государственным обвинителем заявлен в ходе судебного следствия или но его окончании, суд постановляет оправдательный приговор202. Однако, при таких условиях положение подсудимого ставится в зависимость от момента отказа государственного обвинителя. При прочих юридически равных условиях в отношении одних подсудимых уголовное дело будет прекращено (если отказ от обвинения заяв- лен до прений сторон), а в отношении других будет постановлен оправдательный приговор (в случае отказа государственного обвинителя от обвинения в ходе прений сторон), поэтому, исходя из понимания уголовного судопроизводства как спора о праве, при отказе прокурора от поддержания обвинения суд должен констатировать факт прекращения уголовного преследования и вынести соответствующее постановление. В связи с этим справедливой представляется позиция А.А. Тарасова о том, что отсутствие государственного обвинения по уголовному делу означает беспредметность дальнейшего разбирательства по нему203.

Одновременно необходимо заметить, что наступление благоприятных последствий (возникновение права на реабилитацию) для подсудимого возможно лишь в связи с отказом прокурора от обвинения по реабилитирующим основаниям204. Данное положение не отражено в уголовно-процессуальном законодательстве. С учетом этого предлагаю дополнить ч. 7 ст. 246 УПК РФ предложением следующего содержания: «Отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства но основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса, влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования, а также возникновение права на реабилитацию». Также следует привести в соответствие с указанным положением п. 2 ч. 2 ст. 133 УПК РФ, изложив его в следующей редакции: «подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного об- винителя от обвинения по основаниям, предусмотренным пунктами I и 2 части первой статьи 24 и пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса».

Отказ государственного обвинителя от обвинения, на мой взгляд, не следует включать в качестве самостоятельного основания постановления оправдательного приговора. Прокурор, придя к выводу о невиновности подсудимого или недоказанности его вины, обязан отказаться от поддержания государственного обвинения на любом этапе рассмотрения уголовного дела в суде. Суд прекращает уголовное дело или уголовное преследование на основании мотивированного отказа государственного обвинителя от дальнейшего поддержания обвинения. Представляется, что такой подход соответствует назначению уголовного судопроизводства, а именно, отказу от уголовного преследования невиновных (ч. 2 ст. 6 УГ1К РФ).

<< | >>
Источник: СУХАНОВА Наталья Николаевна. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ОПРАВДАТЕЛЬНОГО ПРИГОВОРА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. 2008

Еще по теме 2.1. Понятие и система оснований постановления оправдательного приговора:

  1. 1.2 Требования, предъявляемые к оправдательному приговору
  2. 1.3 Основания постановления оправдательного приговора
  3. ГЛАВА 2. СУДЕЙСКОЕ УСМОТРЕНИЕ ПРИ ПОСТАНОВЛЕНИИ ОПРАВДАТЕЛЬНОГО ПРИГОВОРА
  4. 2.2. Пределы судейского усмотрения при постановлении оправдательного приговора судом присяжных
  5. 2.3. Пределы судейского усмотрения при постановлении оправдательного приговора иными судами общей юрисдикции
  6. Глава VI. ОСНОВАНИЯ ВЫНЕСЕНИЯ ОПРАВДАТЕЛЬНОГО ПРИГОВОРА, ЕГО СОДЕРЖАНИЕ И СТРУКТУРА
  7. § 1. Процессуальные основания вынесения оправдательного приговора
  8. 1*1. Оправдательный приговор в истории российского уголовно-процессуального законодательства
  9. ГЛАВА 2. ОСНОВАНИЯ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ОПРАВДАТЕЛЬНОГО ПРИГОВОРА
  10. 2.1. Понятие и система оснований постановления оправдательного приговора
  11. 2.2. Постановление оправдательного приговора в случае, если не установлено событие преступления
  12. 2.3. Постановление оправдательного приговора в случае, если подсудимый не причастен к совершению престу пления
  13. 2.4. Постановление оправдательного приговора в случае, если в деянии подсудимого отсутствует состав преступления
  14. 2.5. Постановление оправдательного приговора в случае, если в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт
  15. ГЛАВА 3- ПОРЯДОК ПОСТАНОВЛЕНИЯ ОПРАВДАТЕЛЬНОГО ПРИГОВОРА
  16. ЗЛ. Постановление оправдательного приговора при особом порядке судебного разбирательства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -