<<
>>

§ 3. Вопросы совершенствования иных правовых и организационных мер предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства

В юридической литературе указывается, что предусмотренные в соответствующих нормативных актах меры правового воздействия и основанные на них меры правового воспитания непосредственно обеспечивают предупреждение преступности, ее отдельных видов и конкретных преступлений[718].

При этом В.В. Лунеев и Г.М. Миньковский к правовым мерам предупреждения преступлений и преступности абсолютно справедливо относят совершенствование не только уголовного, но и уголовно-процессуального, административного, гражданского и иных отраслей законодательства с тем, чтобы обеспечить оптимальные условия для выявления, устранения, ослабления, нейтрализации причин и условий преступлений общей и индивидуальной превенции, ресоциализации лиц, склонных к совершению преступлений[719].

Полагаем, что в деятельности, направленной на предупреждение преступлений рассматриваемого вида, огромное значение имеет совершенствование уголовно-процессуального законодательства, поскольку категория «участники уголовного судопроизводства» является уголовно-процессуальной и в УПК РФ регламентированы различные меры обеспечения их безопасности, часть которых, на наш взгляд, не являются безупречными. И.А. Насонова и Н.А. Моругина справедливо отмечают, что процессуальные средства, призванные обеспечить эффективную защиту прав и законных интересов участников уголовного процесса, представляют собой систему гарантий, обеспечивающих охрану прав и интересов участников уголовного процесса[720].

Следует отметить, что в действующей редакции УПК РФ отсутствует такое назначение уголовного судопроизводства, как предупреждение преступлений. На наш взгляд, данное обстоятельство служит пробелом уголовнопроцессуального законодательства, так как в результате уголовного судопроизводства и проявляется профилактическая роль УПК РФ. К примеру, в соответствии со ст. 2 УПК РСФСР к задачам уголовного судопроизводства относилось и предупреждение преступлений. Для того чтобы устранить данный пробел, предлагается дополнить ч. 1 ст. 6 УПК РФ п. 3 — «предупреждение преступлений».

Согласно ч. 3 ст. 11 УПК РФ «при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186, ч. 8 ст. 193, п. 4 ч. 2 ст. 241 и ч. 5 ст. 278 настоящего Кодекса, а также иные меры безопасности, предусмотренные законодательством Российской Федерации».

Отметим, что в указанной норме в качестве приоритетных лиц, подлежащих защите, выделены лишь потерпевший и свидетель. Безусловно, данные участники уголовного судопроизводства являются наиболее уязвимыми от преступных посягательств. Однако подозреваемые, обвиняемые и другие участники процесса также довольно часто подвергаются преступному воздействию. Полагаем, что в данном случае безопасность должна обеспечиваться всем участникам уголовного судопроизводства в равной степени, и не следует отдавать предпочтение отдельным субъектам уголовного процесса.

В связи с этим предлагается внести изменения в ч.

3 ст. 11 УПК РФ, исключив из нее слова «потерпевшему, свидетелю», изложив ее в следующей редакции:

«При наличии достаточных данных о том, что участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают... (далее по — тексту)».

В соответствии с ч. 9 ст. 166 УПК РФ «При необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности. ».

Думается, что данная норма должна обеспечить безопасность и такого участника уголовного судопроизводства, как понятой, поскольку он выступает самостоятельным субъектом уголовного процесса. Причем, как указывается в ч. 4 ст. 60 УПК РФ, «Понятой не вправе уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд, а также разглашать данные предварительного расследования, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. За разглашение данных предварительного расследования понятой несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации».

В отношении понятых, так же как и в отношении потерпевших, свидетелей, довольно часто оказывается преступное воздействие с целью отказаться в будущем от определенных фактов производства следственного действия, которые они ранее удостоверяли. Велика вероятность и того, что на понятого может быть оказано давление в целях разглашения данных предварительного расследования. Поэтому предлагается внести дополнения в ч. 9 ст. 166 УПК РФ, изложив ее в следующей редакции:

«При необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, понятого, их близких родственников, родственников и близких лиц следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель, свидетель либо понятой, не приводить данные об их личности... (далее — по тексту)».

Необходимо отметить, что потерпевшим в качестве участника уголовного судопроизводства в большинстве случаев признается заявитель, сведения о личности которого могут попасть в поле зрения обвиняемого и его защитника при ознакомлении с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ. Получается, что в этом случае личные данные потерпевшего станут известны обвиняемому даже при сохранении их в тайне в протоколах следственных действий. Кроме того, сведения о заявителе могут наличествовать и в иных процессуальных документах, например, в постановлении о возбуждении уголовного дела.

Чтобы исключить данное негативное явление, предлагается дополнить ч. 9 ст. 166 УПК РФ текстом следующего содержания:

«В случае если заявитель в процессе предварительного расследования будет признан потерпевшим, его представителем или окажется их близким родственником, родственником либо близким лицом, следователь, дознаватель вправе не предъявлять заявление и иные процессуальные документы, содержащие данные о личности заявителя, для ознакомления обвиняемому и его защитнику в порядке статей 217 и 225 настоящего Кодекса».

Считаем, что прав А.В. Тисен, который рекомендует дополнить перечень участников уголовного судопроизводства, перечисленных в ч. 2 ст. 186 УПК РФ, подозреваемым и обвиняемым. Он пишет, что «часть 2 ст. 186 УПК РФ не упоминает подозреваемых и обвиняемых в числе субъектов, к которым прослушивание переговоров может применяться в качестве меры безопасности, хотя такая необходимость возникает, например, в случае поступления угроз вышеназванным субъектам со стороны соучастников»[721].

Представляется, что такие угрозы могут поступать в отношении подозреваемых и обвиняемых не только со стороны соучастников, но и со стороны потерпевших и их родственников, поскольку многие потерпевшие, не веря в справедливость уголовного судопроизводства, самостоятельно могут расправиться с лицами, совершившими преступления в отношении них или их родственников. Вследствие этого рекомендуется внести дополнение в ч. 2 ст. 186 УПК РФ, изложив ее в следующей редакции:

«При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля либо подозреваемого, обвиняемого или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по письменному заявлению указанных лиц, а при отсутствии такого заявления — на основании судебного решения».

Кроме того, необходимо, на наш взгляд, усовершенствовать уголовнопроцессуальные нормы, регламентирующие процедуру опознания. В ч. 8 ст. 193 УПК РФ говорится о возможности исключения визуального наблюдения опознающего опознаваемым. Данное следственное действие связано с вызовом лиц в правоохранительные органы, где они через стекло, не прозрачное с другой стороны, опознают подозреваемых или обвиняемых. Однако для обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства опознание возможно провести иначе. Для этого участники процесса опознают лицо по фотографии либо видеоизображению, причем не в кабинете следователя или дознавателя, а по месту своего нахождения.

То есть фотографии предъявляются для опознания не только в случае, если само лицо невозможно предъявить, но и тогда, когда необходимо обеспечить безопасность участников уголовного процесса[722]. На возможность опознания лица только по фотографии с целью обеспечения безопасности опознающего указывают многие авторы[723]. Проведение опознания по видеозаписи уголовнопроцессуальным законодательством России не предусмотрено, хотя данный вид опознания является более информативным, чем по фотографии, поскольку по видеозаписи лицо можно опознать не только по статическим, но и по динамическим признакам.

На основании изложенного рекомендуется ч. 8 ст. 193 УПК РФ изложить в следующей редакции:

«В целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению следователя может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, либо по фотографии или видеоизображению. В этом случае понятые находятся в месте нахождения опознающего».

Частью 5 ст. 278 УПК РФ предусмотрен допрос свидетеля в судебном заседании в условиях, исключающих его визуальное наблюдение другими участниками судебного разбирательства.

Представляется, что при явке свидетелей в суд данные об их личности могут быть установлены заинтересованными лицами даже в том случае, если применялись меры безопасности. Кроме того, если допрос проводился на основании ст. 278.1 УПК РФ с использованием систем видеоконференц-связи, без визуального изображения допрашиваемого лица, то в ряде случаев заинтересованные лица смогут установить допрашиваемых по голосу. Так,

В.Н. Мартышкин и В.В. Мартышкин приводят пример: «При расследовании уголовного дела «2-1/2001 свидетеля обвинения Ш. преступники вычислили по голосу, причинив тяжкий вред здоровью»[724].

Полагаем, что в ходе предварительного расследования потерпевших и свидетелей следует очень подробно допросить (возможно, не один раз), но в суд не вызывать, посредством чего также можно увеличить степень их безопасности. В связи с этим предлагаем изложить ч. 5 ст. 278 УПК РФ в следующей редакции:

«При необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля, другими участниками судебного разбирательства, либо не вызывать его в судебное заседание и ограничиться показаниями, данными на предварительном расследовании, о чем суд выносит определение или постановление».

Данная уголовно-процессуальная норма в соответствии с ч. 1 ст. 277 УПК РФ распространяется и на допрос потерпевшего.

Суд в данной ситуации, на основании материалов дела и руководствуясь внутренним убеждением, решает, вызывать свидетеля (потерпевшего) в судебное заседание или нет. Данные меры являются изъятием из правил допроса свидетелей (потерпевших) и должны применяться судом в исключительных случаях только для обеспечения безопасности указанных участников уголовного судопроизводства[725].

В соответствии со ст. 279 УПК РФ «1. Потерпевший и свидетель могут пользоваться письменными заметками, которые предъявляются суду по его требованию.

2. Потерпевшему и свидетелю разрешается прочтение имеющихся у них документов, относящихся к их показаниям. Эти документы предъявляются суду и по его определению или постановлению могут быть приобщены к материалам уголовного дела».

Однако в случае, когда свидетели и потерпевшие в судебное заседание не вызываются, а оглашаются их показания, данные на предварительном расследовании, возникает вопрос о том, кто же уполномочен представлять такие заметки.

На наш взгляд, указанные документы могут предъявлять суду представители участников уголовного судопроизводства, например, адвокаты либо лица, являющиеся близкими свидетеля и потерпевшего. В данном случае эти лица допрашиваются судом в судебном заседании, после чего производится выемка заметок, которые приобщаются к материалам уголовного дела.

Если участники судебного процесса заявят ходатайства о допросе свидетелей и потерпевших, данные о которых не разглашаются, то возможно их допросить в режиме видеоконференц-связи, но без визуального воспроизведения (скрывая лицо) и изменив до неузнаваемости голос допрашиваемого.

С совершенствованием уголовно-процессуального и иных отраслей законодательства связаны различные организационные меры, посредством которых также осуществляется предупреждение исследуемых общественно опасных деяний. Практически ни одно уголовное дело не обходится без такого следственного действия, как осмотр места происшествия, при производстве которого может возникнуть угроза совершения преступных действий в отношении участников осмотра — следователей, экспертов, специалистов, понятых и т.п.

К примеру, в г. Минеральные Воды Ставропольского края в июле 2011 г. мужчина, прибыв на участок федеральной автодороги «Кавказ» по направлению из г. Минеральные Воды в г. Пятигорск, где следователь оформлял протокол осмотра места дорожно-транспортного преступления, напал на следователя и нанес ему удар ножом в живот. С проникающим колото-резаным ранением брюшной полости следователь был госпитализирован в больницу[726].

8 декабря 2011 г. в Дагестане произошло нападение на бригаду следователей, которые выехали на осмотр дорожно-транспортного преступления возле с. Косякино Кизлярского района Республики. Инцидент произошел на 7-м км трассы пос. Комсомольский - г. Кизляр. В произошедшем ДТП пострадали женщина и ребенок, на место происшествия выехала следственная бригада. Прибыв на место аварии, сотрудники попали под обстрел, в результате чего погиб следователь Шамил Магомедов[727].

В связи с данным обстоятельством обеспечение безопасности указанных участников уголовного судопроизводства следует обеспечивать одновременно с охраной места происшествия. По мнению Т.С. Волчецкой, примером угрозы личной безопасности субъектов уголовного процесса может послужить заранее подготовленное взрывное устройство на месте происшествия, которое должно сработать во время проведения следственного действия[728]. С учетом указанных обстоятельств участники следственно-оперативной группы должны быть вооружены табельным оружием и иметь при себе специальные средства защиты. Кроме того, при получении информации о противодействии производству осмотра места происшествия со стороны заинтересованных лиц необходимо включить в состав следственно-оперативной группы сотрудников спецподразделений, например, взрывотехников. Если на месте происшествия назревает конфликт, рекомендуется сохранять выдержку и деликатность в обращении с конфликтующими, обеспечивать охрану участников уголовного судопроизводства сотрудниками полиции.

Одним из самых распространенных следственных действий является допрос. Именно посредством допросов почти по каждому делу добывается наибольшее количество доказательств, позволяющих установить истину. В этом смысле допрос можно считать основным, или главным, источником получения доказательств[729]. До, во время или после допросов в отношении свидетелей, потерпевших, иных лиц нередко осуществляются преступные посягательства, вследствие чего следует рассмотреть тактические приемы допроса указанных участников процесса.

На наш взгляд, абсолютно права О.И. Андреева, которая пишет, что «по общему правилу допрос, в том числе свидетелей, производится по месту производства следственного действия. В то же время следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого. Представляется, что вопрос о месте проведения допроса, в том числе с целью обеспечения безопасности, должен быть разрешен с учетом мнения лица, подлежащего допросу»[730].

При рассмотрении уголовно-процессуальной составляющей мер противодействия преступлениям против участников уголовного судопроизводства говорилось о сокрытии установочных данных потерпевших либо свидетелей.

Л.В. Брусницын, ставя вопрос: что следует использовать в качестве псевдонима при допросе свидетеля и потерпевшего, данные которого не разглашаются, отмечает, что в УПК РФ ответа на него нет. В европейских государствах для обозначения псевдонима используются, в частности, идентификационные номера, вымышленные имена или просто буквы. Думается, что в российском уголовном судопроизводстве в качестве псевдонима предпочтительнее применять буквы алфавита[731] [732].

Можно согласиться с данным утверждением и применять в качестве псевдонима свидетеля или потерпевшего буквы алфавита. Чтобы обезопасить таких свидетелей и потерпевших от воздействий со стороны заинтересованных лиц, на наш взгляд, нецелесообразно их вызывать в судебное заседание или применять систему видеоконференц-связи. Достаточно допросить их несколько раз по обстоятельствам дела, например, в начале, в середине и по окончании расследования. Как правило, предварительное расследование по уголовным делам в отношении участников организованных преступных групп (по которым в большинстве случаев и необходимо применение мер безопасности в отношении участников уголовного судопроизводства) занимает длительное время. Совпадение изложенных свидетелем или потерпевшим показаний на начальной стадии расследования и в конце его производства будет свидетельствовать об их достоверности. Как справедливо указывает О.А. Корнеева, используя уточняющие и детализирующие вопросы к свидетелю (потерпевшему), следователь может получить исчерпывающие данные, что позволит ему плодотворно дать оценку не только показаниям допрошенных свидетелей и потерпевших, но и всей совокупности доказательств, собранных в следственном производстве, и тем самым правильно по форме и содержанию составить обвинительное заключение .

При допросе потерпевшего либо свидетеля под псевдонимом и сокрытии его от обвиняемого (подозреваемого) возникает закономерный вопрос о том, как устранять существенные противоречия между указанными участниками уголовного судопроизводства.

В уголовном процессе существенные противоречия между допрашиваемыми устраняются при помощи такого следственного действия, как очная став- ка. В соответствии со ст. 192 УПК РФ очная ставка — это одновременный допрос в присутствии друг друга двух ранее допрошенных лиц, призванный устранить существенные противоречия в их показаниях. Здесь следователь поочередно задает им вопросы об одних и тех же обстоятельствах расследуемого дела, анализирует и сопоставляет ответы. Как же быть, если необходимо скрыть от подозреваемого (обвиняемого) свидетеля (потерпевшего) и в то же время провести очную ставку?

В данном случае А.Н. Петрова предлагает использовать специальные технические средства связи, исключающие непосредственный контакт свидетелей и потерпевших с подозреваемыми и обвиняемыми[733] [734]. Таким образом, предлагается проводить очную ставку аналогично опознанию: либо через стекло, непрозрачное со стороны подозреваемого (обвиняемого) с изменением голоса свидетеля (потерпевшего), либо с использованием системы видеоконференцсвязи с сокрытием лица свидетеля (потерпевшего) и также изменением его голоса.

На наш взгляд, с такой точкой зрения трудно согласиться. По общим тактическим правилам, приступая к допросу на очной ставке, следователь спрашивает участников следственного действия, знают ли они друг друга и каковы их взаимоотношения2. В случае если подозреваемый (обвиняемый) не видит свидетеля (потерпевшего), он не может дать показания о том, знакомы ли они и в каких взаимоотношениях состоят. В связи с этим очная ставка не может быть проведена. Поэтому, если в процессе предварительного расследования необходимо скрыть установочные данные свидетеля (потерпевшего), производство очной ставки не рекомендуется.

Устранение существенных противоречий между показаниями подозреваемого (обвиняемого) и свидетеля (потерпевшего) следует осуществлять при помощи производства других следственных действий. В связи с этим рекомендуется после допроса одного из участников уголовного судопроизводства производить допрос другого участника процесса. Допрашивать указанных лиц можно неоднократно, а их показания следует уточнять в ходе проверки показаний на месте, следственного эксперимента и других процессуальных действий. Бесспорно, проведение повторных допросов, иных следственных действий приведет к усложнению производства предварительного расследования, но, с другой стороны, это обстоятельство сможет обеспечить безопасность свидетелей (потерпевших) от преступных посягательств.

Процедура предъявления личности для опознания в условиях, когда необходимо обеспечить безопасность свидетеля (потерпевшего), рассмотрена выше при анализе уголовно-процессуальных средств обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства. С тактической точки зрения, необходимо, на наш взгляд, чтобы понятые при производстве данного следственного действия находились как со стороны опознаваемого, так и со стороны опознающего. Кроме того, целесообразно использование видеозаписи также с двух сторон — со стороны опознающего и со стороны опознаваемого. Опознание по фото-, видеоизображению производится в обычном порядке. Отметим, что совершенствование уголовно-процессуальных норм окажет существенное влияние не только на оптимизацию законодательства, но и на эффективность деятельности, направленной на предупреждение преступлениям рассматриваемого вида.

Поскольку, как было отмечено выше, государственная защита участников уголовного судопроизводства должна являться неотъемлемой частью предупредительной деятельности, необходимо остановиться на предупреждении рассматриваемых преступлений оперативно-розыскными средствами.

По мнению Э.И. Бордиловского, оперативно-розыскная профилактика — это комплекс индивидуально-воспитательных и иных мер, проводимых с использованием оперативно-розыскных сил, средств и методов по контролю и надзору за лицами, образ жизни которых и поведение указывают на возможность совершения ими преступления, в целях склонения их к отказу от преступных намерений либо недопущения с их стороны противоправных действий[735]. Кроме того, в специальной литературе отмечается, что оперативнорозыскное предупреждение преступлений охватывается деятельностью, направленной на принятие оперативно-розыскных и иных мер, основанных на оперативных данных, при помощи которых возможны недопущение совершения противоправных деяний, изменение преступного поведения субъекта, недопущение общественно опасных последствий или их минимизации[736].

Как пишет Б.Б. Шойжилцыренов, «предупреждение преступлений оперативно-розыскными мерами — весьма действенное и перспективное направление деятельности оперативных подразделений. По сравнению с уголовнопроцессуальным и уголовно-правовым предупреждением, оперативнорозыскное предупреждение отличается большей эффективностью. Оно позволяет достичь поставленных целей в сжатые сроки, с меньшими материальными и моральными потерями, обеспечивает предупреждение наступления вредных (необратимых) последствий и, в конечном счете, сужает сферу применения мер уголовного наказания»[737].

С точки зрения О.Н. Пономаренко, лицам, испытывающим на себе противоправное воздействие или находящимся под угрозой такого воздействия, целесообразно обеспечивать безопасность и за рамками уголовного процесса, в первую очередь — посредством использования оперативно-розыскных сил, средств и методов[738].

В Федеральном законе от 12 августа 1995 г.«Об оперативно-розыскной деятельности» (в ред. от 6 июля 2016 г.)[739] основное внимание уделяется безопасности лиц, содействующих органам, осуществляющим оперативнорозыскную деятельность, на конфиденциальной основе. О защите участников уголовного судопроизводства в данном нормативном правовом акте не говорится. Это закономерно, поскольку понятие участников уголовного судопроизводства регламентировано уголовно-процессуальным законодательством, а вопросы обеспечения их защиты от преступных посягательств урегулированы Федеральными законами от 20 апреля 1995 г. № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих орга- нов»(в ред. от 1 июля 2017 г.)[740] и от 20 августа 2004 г. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (в ред. от 7 февраля 2017 г.)[741].

Тем не менее, в литературе, посвященной вопросам оперативнорозыскного предупреждения преступлений, встречается понятие применения оперативно-розыскных мер безопасности в отношении лиц, содействующих правосудию. К примеру, В.М. Титов указывает, что преступники предпринимают регулярные, иногда успешные попытки получить информацию о лицах, содействующих правосудию, чтобы оказать на них воздействие и избежать уголовной ответственности[742]. Он же пишет, что «рассматривая последовательно направления оперативно-розыскного предупреждения посткриминального воздействия на лиц, содействующих правосудию, необходимо в первую очередь исследовать оперативно-розыскные аспекты нейтрализации попыток со стороны криминалитета выявить граждан, сотрудничающих с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность»[743].

Как видно, здесь отождествляются понятия «лица, содействующие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность» и «лица, содействующие правосудию». Однако лица, содействующие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, не всегда являются участниками уголовного судопроизводства, в то время как лица, содействующие правосудию, относятся к ним и под ними подразумеваются, например, понятые, переводчики, специалисты и т.п.

Кроме того, при помощи оперативно-розыскных средств и методов необходимо, на наш взгляд, обеспечивать безопасность всех участников уголовного судопроизводства, поскольку преступное воздействие на указанных лиц зачастую приводит к утрате доказательств по уголовному делу, вследствие чего преступление остается нераскрытым. Представляется, что оперативнорозыскное предупреждение преступлений рассматриваемого вида должно проводиться в двух направлениях. Первое направление — совершенствование тактических приемов производства как отдельных оперативно-розыскных мероприятий, так и раскрытия конкретных преступлений. Второе связано с совершенствованием оперативно-розыскного законодательства.

Довольно часто при расследовании преступлений, совершаемых в отношении участников уголовного судопроизводства, в сфере внимания как органов, производящих расследование, так и оперативно-розыскных подразделений, оказываются лица, проявляющие интерес к ходу раскрытия и расследования преступлений. Такие лица могут напрямую обращаться к оперативным сотрудникам, а также к следователям, дознавателям, потерпевшим, свидетелям и другим участникам уголовного судопроизводства с просьбой о комментариях к процессу расследования уголовных дел. Такими лицами могут быть, например, журналисты, правозащитники, сотрудники правоохранительных органов либо лица, которые выдают себя за них. Поэтому, на наш взгляд, в научной литературе совершенно справедливо указывается, что задачей оперработника и следователя является последовательная нейтрализация предпринимаемых этими лицами мер оперативно-розыскного и процессуального характера. Иногда эффективно действуют официальные предупреждения лица, проявляющего активность и интерес к делу о преступлении, о возможности его допроса в качестве свидетеля по делу[744].

Думается, что параллельно с процессуальным действием — допросом — целесообразно проводить в отношении таких лиц и оперативно-розыскные мероприятия, которые будут подтверждать или опровергать их показания.

Конструктивным, по нашему мнению, является встречающееся в юридической литературе предложение о привлечении следователей к разработке и планированию операций по реализации оперативных материалов на стадии возбуждения уголовного дела, что создает благоприятные условия для предупредительных мер по нейтрализации неправомерного воздействия в отношении добросовестных участников уголовного процесса. В подобной ситуации оперативные работники помогают следователю разобраться в существе полученных оперативных данных и провести первоначальные следственные действия[745]. Представляется, что следователей следует привлекать также и к дальнейшей корректировке планов оперативно-розыскных мероприятий, поскольку в процессе предварительного расследования события могут меняться и первоначальные планы тоже подлежат пересмотру.

Нередко преступное воздействие, осуществляемое в отношении потерпевших, свидетелей, а порой и в отношении подозреваемых, обвиняемых, приводит к тому, что указанные участники процесса дают ложные показания, вследствие чего затрудняется процесс установления истины по делу. В данном случае следует согласиться с авторами, считающими, что одной из опасностей, с которой сталкиваются все судебные системы, является наличие ложных показаний в суде и их способность помешать исполнению правосудия[746].

Как указывает А.В. Никитин, криминальное противодействие по выявлению и раскрытию преступлений может проявиться и в сокрытии сведений об обстоятельствах преступления. Такого рода противодействие, как показывает практика, характерно для многих преступлений и может успешно преодолеваться лишь оперативными подразделениями[747]. Действительно, в силу специфики производства оперативно-розыскных мероприятий сотрудники оперативных подразделений владеют большей информацией, нежели следователи либо дознаватели. Поэтому оперативники должны немедленно реагировать на изменение показаний лиц, допрашиваемых органами предварительного расследования, и оперативным путем выявлять причины этого. В связи с указанным обстоятельством предлагается осуществлять оперативное сопровождение уголовных дел вплоть до вынесения приговора, а не только до момента направления уголовного дела для утверждения обвинительного заключения, как это чаще всего происходит.

Можно согласиться и с мнением В.И. Козлова, считающего, что важное место в системе ОРМ принадлежит предупреждению рецидива преступлений[748]. В самом деле, совершение преступлений в отношении участников уголовного судопроизводства содержит в себе признаки криминологического рецидива.

Лица, виновные в совершении первоначального преступления, преступно воздействуют на участников процесса в целях добиться другого результата, которого могли бы достичь органы предварительного расследования без вмешательства в процесс заинтересованных в ином исходе лиц.

Следует также широко использовать в предупреждении рассматриваемых преступлений автоматизированные информационные системы. Как справедливо пишут Р.М. Яппаров и В.Ф. Габзалилов, «в ходе оперативно-розыскной деятельности, в частности той, которую осуществляют подразделения по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, одним из основных средств получения фактических данных может выступать автоматизированная информационная система»[749] [750]. Ну и, конечно, как отмечает В.А. Бодрен- ков, для повышения эффективности оперативно-розыскного предупреждения

преступлений, следует обеспечить качественно иное межведомственное взаи-

~ 2 ~ модействие , что касается и предупреждения преступлений против участников

уголовного судопроизводства, о чем говорилось выше.

Таким образом, в целях совершенствования оперативно-розыскного противодействия преступлениям против участников уголовного судопроизводства, следует оптимизировать организационные меры, связанные с тактическими приемами оперативно-розыскной деятельности. В частности, к ним можно отнести следующие:

проведение в отношении лиц, активно интересующихся ходом предварительного расследования, оперативно-розыскных мероприятий;

привлечение следователей к составлению и корректировке планов оперативно-розыскных мероприятий, направленных на предупреждение преступлений против участников уголовного процесса;

реагирование оперативных сотрудников на изменение показаний лицами, допрашиваемыми органами предварительного расследования, и выявление оперативным путем причин этого;

обеспечение оперативного сопровождения уголовных дел до момента вынесения судом приговора.

Кроме того, следует, на наш взгляд, внести некоторые изменения и дополнения в оперативно-розыскное законодательство. Так, согласно ч. 4 ст. 18 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» лицо из числа членов преступной группы при определенных обстоятельствах освобождается от уголовной ответственности за активное способствование раскрытию преступлений, но за активное способствование предупреждению преступлений лицо от ответственности не освобождается.

Полагаем, что необходимо поощрять в виде освобождения от уголовной ответственности также лиц, которые оказывают помощь не только в раскрытии, но и в предупреждении преступлений[751].

В связи с изложенным, в целях противодействия преступности и предупреждения преступлений, в том числе против участников уголовного судопроизводства, предлагается:

часть 4 ст. 18 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» изложить в следующей редакции:

«Лицо из числа членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, и привлеченное к сотрудничеству с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, активно способствовавшее раскрытию преступлений либо их предупреждению, возместившее нанесенный ущерб или иным образом загладившее причиненный вред, освобождается от уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации»;

часть 5 ст. 18 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» изложить в следующей редакции:

«Лица, сотрудничающие с органами, осуществляющими оперативнорозыскную деятельность, либо оказавшее им помощь в раскрытии преступлений или установлении лиц, их совершивших, а также в предупреждении преступлений, могут получать вознаграждения и другие выплаты. Полученные указанными лицами суммы вознаграждений и другие выплаты налогами не облагаются и в декларациях о доходах не указываются»[752].

Основы предупредительной работы заложены и в Федеральном законе от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции»[753]. Так, предупреждение преступлений является одной из задач полиции. Но, к сожалению, в Законе предупредительная деятельность регламентирована недостаточно. Так, к правам полиции, согласно ст. 13 относятся: объявлять о назначении вознаграждения за помощь в раскрытии преступлений и задержании лиц, их совершивших, и выплачивать его гражданам; использовать на безвозмездной основе возможности средств массовой информации и информационно-телекоммуникационной сети Интернет для размещения информации в целях установления обстоятельств совершения преступлений, лиц, их совершивших, а также для розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, предварительного следствия или суда, и лиц, пропавших без вести.

Таким образом, получается, что средства массовой информации для пропаганды уголовного законодательства с целью предупреждения преступлений безвозмездно использовать нельзя, а граждане, оказавшие помощь в предупреждении преступлений, вознаграждаться не будут, хотя возникают ситуации, когда предупреждение преступлений оказывает более заметный эффект, чем их раскрытие. Например, невозможно сравнить предупреждение посягательства на жизнь судьи с раскрытием принуждения к даче показаний.

Поэтому в целях воздействия на преступность и предупреждения преступлений, в том числе против участников уголовного судопроизводства, предлагается следующее:

пункт 34 ст. 13 Федерального закона РФ «О полиции» изложить в следующей редакции:

«Привлекать граждан с их согласия к внештатному сотрудничеству; устанавливать негласное сотрудничество с гражданами, изъявившими желание конфиденциально оказывать содействие полиции на безвозмездной или возмездной основе; объявлять о назначении вознаграждения за помощь в раскрытии и предупреждении преступлений, задержании лиц, их совершивших, и выплачивать его гражданам; поощрять граждан, оказавших помощь полиции в выполнении иных возложенных на нее обязанностей; привлекать для консультаций в установленном порядке специалистов государственных и муниципальных органов, организаций с сохранением за ними заработной платы (денежного содержания) по основному месту работы (службы)»;

пункт 35 ст. 13 Федерального закона РФ «О полиции» изложить в следующей редакции:

«Использовать на безвозмездной основе возможности средств массовой информации и информационно-телекоммуникационной сети Интернет для размещения информации в целях установления обстоятельств совершения преступлений, лиц, их совершивших, для розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, предварительного следствия или суда, и лиц, пропавших без вести либо для пропаганды среди населения уголовно-правовых норм и примечаний к ним, регламентирующих освобождение от уголовной ответственности и наказания за определенные преступления с целью предупреждения преступных деяний».

Отметим, что деятельность по предупреждению преступлений против участников уголовного судопроизводства охватывается и сферой уголовноисполнительного права. УИК РФ содержит норму, регулирующую применение мер безопасности в отношении осужденных, являющихся участниками уголовного судопроизводства (ч. 4 ст. 13). Полагаем, что критерии оценки эффективности предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, должны быть аналогичны общим критериям. То есть, чем меньшее количество осужденных участников уголовного судопроизводства обращаются с ходатайствами о применении к ним мер безопасности при условии осознания ими защищенности своих прав, свобод и законных интересов от преступных посягательств и уверенности в ней, тем эффективнее предупредительная деятельность.

Подводя итоги проведенного исследования, следует отметить следующее:

1) в деятельности, направленной на предупреждение исследуемых преступлений, большое значение имеет совершенствование уголовнопроцессуального законодательства. Изучение уголовно-процессуальных норм позволило сделать вывод, что не все они в полном объеме обеспечивают безопасность участников уголовного судопроизводства, что является пробелом в предупредительной деятельности. Кроме того, в действующей редакции УПК РФ отсутствует такое назначение уголовного судопроизводства, как предупреждение преступлений. Для устранения данного пробела предлагается дополнить ч. 1 ст. 6 УПК РФ п. 3 — «предупреждение преступлений»;

2) в целях обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства уголовно-процессуальными средствами, предлагается внести изменения в ч. 3 ст. 11, ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186, ч. 8 ст. 193, ч. 5 ст. 278 УПК РФ, которые позволят повысить эффективность предупредительных мер;

3) предупреждение преступлений против участников уголовного судопроизводства должно обеспечиваться и посредством организационных мер, направленных на совершенствование тактических приемов производства осмотра места происшествия, допроса, очной ставки, предъявления личности для опознания, то есть процессуальных действий, в ходе которых в отношении свидетелей, потерпевших, иных лиц чаще всего осуществляются преступные посягательства;

4) в рамках оперативно-розыскной составляющей, входящей в деятельность по предупреждению преступлений против участников уголовного судопроизводства, необходимо оптимизировать тактические приемы оперативнорозыскной деятельности, а именно:

проведение в отношении лиц, активно интересующихся ходом предварительного расследования, оперативно-розыскных мероприятий;

привлечение следователей к составлению и корректировке планов оперативно-розыскных мероприятий, направленных на противодействие преступлениям против участников уголовного процесса;

реагирование оперативных сотрудников на изменение показаний лицами, допрашиваемыми органами предварительного расследования, и установление оперативным путем причин этого;

обеспечение оперативного сопровождения уголовных дел до момента вынесения судом приговора;

5) предлагается внести дополнения в Федеральные законы «Об оперативно-розыскной деятельности» и «О полиции», расширяющие права субъектов предупредительной деятельности и граждан, оказывающих содействие в предупреждении как отдельных преступлений, так и преступности в целом.

384

<< | >>
Источник: ЯШИН Андрей Владимирович. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Саратов —2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Вопросы совершенствования иных правовых и организационных мер предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства:

  1. § 1 Функции российского нотариата и конституционно- правовой статус нотариуса
  2. 2. Конкретные виды преступлений в сфере компьютерной информации
  3. ПОНЯТИЕ, ЗНАЧЕНИЕ И НОРМАТИВНОЕ ЗАКРЕПЛЕНИЕ ПРИНЦИПОВ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССА
  4. 2.3. Права и обязанности как элементы уголовно-правового статуса потерпевшего
  5. 4.1. Ответственность за международный терроризмКонцептуально-правовые вопросы борьбы с терроризмом
  6. ГЛАВА 1. Международные правовые акты в сфере ювенальной юстиции и анализ российского «ювенального» законодательства
  7. ГЛАВА 3. ПУТИ УСТРАНЕНИЯ КРИМИНОГЕННЫХ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ НА РАННЕМ ЭТАПЕ ПРОФИЛАКТИКИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ И МОЛОДЁЖИ
  8. § 1. Проблемы реализации в уголовном судопроизводстве результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с применением специальных познаний
  9. § 1. Оптимизация системы мер процессуального принуждения — особых средств уголовно-правового воздействия
  10. Оглавление
  11. § 2. Развитие мер предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства в советское и постсоветское время
  12. § 2. Теоретическая модель и критерии оценки эффективности предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства
  13. § 3. Проблемы предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства и возможные пути их преодоления
  14. § 3. Вопросы совершенствования иных правовых и организационных мер предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства
  15. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  16. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ
  17. § 1. Судебный контроль на стадии исполнения наказания как средство правовой защиты осужденных
  18. 1.1 Явление взяточничества и необходимость уголовно-правовой борьбы с ним посредством применением оперативно-розыскных мероприятий.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -