<<
>>

§ 3. Зарубежный опыт предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства

Зарубежные страны стали уделять особое внимание проблемам безопасности лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, еще в 40-е гг. прошлого столетия. О необходимости такой безопасности впервые было указано во «Всеобщей декларации прав человека», принятой и провозглашенной резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.[437]

Несмотря на то, что Декларация 1948 г. является документом рекомендательного характера, в ее положениях получили отражение непреходящие идеи о защите прав человека, которые в последующем были восприняты международным сообществом и заложены в иные международные нормативные правовые акты.

В частности, ст. 3 названного документа закрепляет право каждого на жизнь, свободу, личную неприкосновенность; ст. 7 предусматривает право каждого, без всякого различия, на равную защиту закона; ст. 8 указывает на необходимость существования эффективно работающей системы охраны прав человека; ст. 12 предусматривает в том числе защиту от посягательств на неприкосновенность жилища.

Таким образом, вышеуказанные и иные положения Декларации 1948 г. представляют собой свод основополагающих принципов и стандартов в области защиты прав человека, который определил дальнейшее направление формирования международного и национального законодательства государств в сфере защиты прав человека, в том числе в рамках уголовно-процессуальных правоотношений[438].

Резолюцией 3452 (XXX) Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1975 г. была принята «Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания»[439], а 29 ноября 1985 г. на 96-м пленарном заседании резолюцией 40/34 Генеральной ассамблеи ООН — «Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью»[440].

Данная Декларация, с точки зрения зарубежных авторов, повысила интерес многих государств к проблемам жертв преступлений и побудила их принимать организационно-правовые меры в целях оптимизации уголовнопроцессуального и социально-правового положения потерпевших от преступ- лений[441].

Кроме того, Советом Европы были приняты следующие документы: «Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод» от 4 ноября 1950 г.[442], «Европейская Конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам» от 20 апреля 1959 г.[443], «Европейская Конвенция о возмещении ущерба жертвам насильственных преступлений» от 24 ноября 1983 г.[444], «Европейская Конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания» от 28 ноября 1987 г.[445] и др.

В 1990 г. на VII Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями введен в действие правовой акт «Меры по борьбе с международным терроризмом», имеющий три самостоятельных раздела: «Защита судей и работников уголовного правосудия», «Защита жертв», «Защита свидетелей». Государствам было рекомендовано разрабатывать поли-

^ ^3

тику и принимать меры по защите жертв и свидетелей преступлений[446].

На X конгрессе ООН (Вена, 10-17 апреля 2000 г.) вступила в силу «Венская декларация о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века», в соответствии с которой государствам рекомендовано принимать национальные планы действий в поддержку жертв преступлений, укреплять службы по оказанию помощи потерпевшим и свидетелям и проводить политику защиты свиде- телей[447].

В Риме дипломатической конференцией полномочных представителей (в том числе России) под эгидой ООН 17 июля 1998 г. был принят Римский Статут Международного уголовного суда, в котором содержались Принципы, гарантирующие права и интересы жертв в ходе разбирательства в Международном уголовном суде[448].

В указанных документах регламентированы основные принципы международного сотрудничества в противодействии преступным посягательствам в отношении личности, а также участников уголовного судопроизводства. Однако в отдельных зарубежных государствах рассматриваемые проблемы решались по-разному, в зависимости от развития законодательства этих стран, национальных и иных особенностей, традиций и т.п.

Значительный опыт в предупреждении преступлений против участников уголовного судопроизводства накоплен США, где еще в 1968 г. вступил в силу Комплексный закон «О контроле над преступностью», на основании которого в целях обеспечения безопасности свидетелей правоохранительным органам предоставлялось право использовать видеозапись их показаний. Причем суд принимал такие показания в качестве доказательств, если это необходимо в интересах государства[449]. С 1971 г. в США осуществляется финансируемая государством Федеральная программа защиты свидетелей, выступающих в судах с показаниями против опасных преступников. 12 октября 1982 г. в США принят Закон «О защите жертв и свидетелей преступлений»[450]. Помимо этого, в стране действует специальный закон «Об усилении безопасности свидетеля»[451] и др.

Все это привело к тому, что в США сформировалась система, основанная на принципе верховенства закона, гарантирующая независимость суда от правительства, от прокурорской службы и, тем более, от участвующих в процессе сторон. Судьи крайне щепетильны к тому, что касается возможности давления на них. Адвокат, который попытается обсудить с судьей обстоятельства рассматриваемого дела наедине, без адвоката другой стороны, нарушает закон. Попытка как-то повлиять на судью легко может привести в тюремную камеру. Прокурор пытается доказать суду справедливость предъявленного обвинения, выступая при этом на равных с адвокатом. Прокурору приходится даже труднее: против него — презумпция невиновности обвиняемого[452]. Кроме того, в США во многих штатах имеются законы, регламентирующие различного рода компенсации жертвам и свидетелям преступлений. Уголовно-процессуальный закон штата Нью-Йорк предусматривает защиту жертв «семейных» и других преступлений[453].

Как указывает Л.В. Брусницын, «в США лица, оказывающие содействие правосудию, при условии их защиты от посягательств готовы оказывать помощь государству в борьбе с преступностью. Разработано около 600 различных программ взаимодействия правоохранительных органов и населения, в том числе в целях раскрытия преступлений. Лица, располагающие сведениями о преступлении, могут сообщить их по телефону в полицию анонимно. Если сведения оказались полезными для расследования преступления, то по присвоенному для обеспечения безопасности номеру выплачивается денежное вознаграждение. Такая форма взаимодействия помогает раскрывать преступления, не поддающиеся расследованию традиционными способами»[454]. Например, в Нью- Йорке создана специальная телефонная линия связи для жертв преступлений. По телефону свидетель, потерпевший, а также их адвокаты могут узнать, где отбывает наказание лицо, в отношении которого были даны показания, а также срок его освобождения[455]. В США правоохранительные органы ведут статистику жертв преступлений, имеющую огромное значение для определения не только социальных последствий преступности, но и для разработки предупредительных мер[456].

Из приведенных примеров видно, что в США достаточно хорошо развита система предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства, основанная на многих законодательных актах, обеспечивающих безопасность лиц, содействующих правосудию. Уголовным же законодательством охраняются в основном субъекты, осуществляющие правосудие. Так, гл. 21 разд. 18 Свода законов США устанавливает, что суд по своему усмотрению наказывает штрафом или тюремным заключением действия, которые квалифицируются как неуважение к суду. Глава 73 разд. 18 Свода законов предусматривает уголовную ответственность за воспрепятствование отправлению правосудия[457]. По мнению Е.Ю. Хлопцевой, уголовное право США в целом восприняло английскую концепцию применения института «неуважения к суду». Англоамериканская уголовно-правовая доктрина определяет неуважение к суду как «действия, причиняющие вред правосудию, или препятствуют его осуществле- нию»[458].

Как указывает И.С. Иванов, обеспечение государственной защиты участников уголовного судопроизводства в США осуществляется по двум основным направлениям:

установление правовых норм, предусматривающих наказание за совершение противоправных действий в отношении участников уголовного судопроизводства;

реализация на практике комплекса организационных мер по обеспечению правовой и физической защиты участников этого процесса.

При этом правовой основой деятельности по защите участников уголовного судопроизводства являются положения гл. 73 (Препятствование отправлению правосудия) ч. 1 (Преступления) разд. 18 (Преступления и уголовные процедуры) Свода законов США[459].

В Канаде, как и в США, достаточно эффективно функционирует Программа по защите свидетелей (Закон Канады С-13 от 20 июня 1996 г.), которая осуществляется Управлением борьбы с наркотиками Канадской Королевской Конной Полиции. Именно это подразделение полиции задолго до принятия указанного документа оказывало содействие участникам процесса в обеспечении их безопасности. Программа по защите свидетелей действует на общенациональном уровне, и участники процесса могут воспользоваться ею в любой точке Канады. Как утверждает М.П. Фадеева, большинство дел, где она использовалась, завершалось осуждением преступников с помощью показаний свидетелей. Не зафиксировано ни одного случая убийства свидетеля за все время действия Программы[460]. Свидетель, находившийся под ее защитой, получал возможность компенсировать затраты на проживание на новом месте, а финансовая помощь оказывалась ему до тех пор, пока он не находил средств к существованию. Как только человек адаптировался к новым условиям, субсидии уменьшались и постепенно сводились на нет[461].

Свидетель, принятый в Программу, охранялся до конца жизни. Однако в случаях, если защищаемое лицо требовало выхода из Программы, если было замечено, что он вовлекался в незаконную деятельность или отказывался выполнять соответствующие инструкции, соглашение с ним о защите расторга- лось[462].

Нормативно-правовая база защиты участников уголовного судопроизводства создана и эффективно действует и в западноевропейских странах. Ее положения направлены на защиту, прежде всего, наиболее уязвимого звена — свидетелей, а также структур, обеспечивающих исполнение принятых на основе закона мер защиты. При этом под защитой свидетелей понимается обеспечение их анонимности, предотвращение публичного разглашения установочных данных, особенно тех свидетелей, здоровье и жизнь которых находятся под угрозой реальных посягательств со стороны преступных элементов. Высшей формой такой защиты является конструирование для свидетеля «новой личности» — изготовление документов с другими установочными данными, создание правдоподобной легенды-биографии и переселение на новое место жительства[463].

В Германии в течение длительного периода проводятся мероприятия, направленные на защиту лиц, вовлеченных в судопроизводство, но они базируются на ведомственных подзаконных актах Министерства внутренних дел и Министерства юстиции. В конце 1996 г. Федеральное министерство юстиции Германии подготовило «Обзор по защите свидетелей», на основе которого в 1998 г. был принят Закон «О регулировании вопросов обеспечения защиты свидетелей, которым угрожает опасность»[464].

Уголовное законодательство Г ермании, в отличие от УК России, рассматривает участников процесса достаточно широко. Так, согласно УК Германии уголовно-правовой охране от неправомерных действий должностных лиц подлежат лица, вовлеченные не только в уголовное судопроизводство, но и в гражданский процесс, в дисциплинарное производство, производство по делам об административном задержании[465].

Однако в УК Германии отсутствует раздел, аналогичный гл. 31 УК РФ, регламентирующий уголовную ответственность за совершение преступлений против правосудия, в том числе и участников уголовного судопроизводства. Немецкий ученый Т. Формбаум пишет, что термин «Rechtspflegedelikte» («Преступления против правосудия») не упоминается ни в одном промежуточном заголовке, ни в одном параграфе, что в комплексе «Защита правосудия» упорядочены лишь некоторые деликты. Черта защиты правосудия видна применительно к криминальным показаниям («Aussagedelikte»), сгруппированным и выделенным законодателем[466]. Защита прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства в Германии осуществляется и уголовнопроцессуальным законодательством. Так, например, в соответствии с § 247 УПК ФРГ суд вправе удалить из зала суда подсудимого во время допроса свидетеля, если есть основания опасаться, что присутствие подсудимого будет препятствовать даче показании свидетелей[467].

A. А. Юнусов отмечает, что еще в 1989 г. для более эффективной борьбы с организованной преступностью в ФРГ Министерство внутренних дел и Министерство юстиции создали совместную комиссию, задача которой состояла в подготовке предложений по усовершенствованию практики обеспечения безопасности свидетелей.

B. А. Казакова по этому поводу уточняет, что защита участников уголовного процесса в ФРГ от угроз со стороны преступников — одна из актуальнейших проблем, от решения которой зависят эффективность правосудия в целом и в частности возможность привлечения к ответственности лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления в составе организованных преступных со- обществ[468].

Парламент Великобритании в 1981 г. обсудил и принял Закон о неуважении к суду. Как видно, в данном случае уголовное законодательство обеспечивало охрану лиц, отправляющих правосудие. В то же время в 1988 г. в Великобритании появился Закон «О защите жертв преступлений», в котором достаточно подробно раскрывались вопросы, касавшиеся обеспечения государственной защиты потерпевших и свидетелей[469].

В Австрии Основной программой защиты свидетелей стали внесенные в 1993 г. в Уголовно-процессуальный кодекс изменения. Законодательно был определен круг свидетелей по делам о государственных преступлениях, подлежащих включению в данную программу. С 1 августа 1999 г. в МВД Австрии действует Департамент 11/16, который осуществляет централизованное руководство рассмотрением дел по защите свидетелей на территории государства[470].

Во Франции руководство программами, связанными с защитой участников уголовного судопроизводства, осуществляет Бюро по делам жертв преступлений при Министерстве юстиции[471]. 2 февраля 1981 г. в стране принимается Закон № 81-82 «Об усилении безопасности и защиты свободы личности», повысивший гарантии личных прав и свобод участников процесса путем внесения соответствующих инноваций в УПК[472], а 8 июля 1983 г. — Закон «Об усилении защиты потерпевших от преступлений»[473]. И хотя, как отмечает А.А. Юнусов, в УПК Франции появились нормы о защите свободы личности, специальных положений, посвященных исключительно защите свидетеля, в нем нет. Она реализовывается способами общего характера[474]. УПК Франции, провозгласив принцип гласности, ограничил его теми случаями, когда гласность «опасна для общественного порядка или нравов». В соответствии с одной из последних поправок, внесенных в УПК Франции, свидетелям разрешается указывать не свой домашний адрес, а адрес ближайшего комиссариата или бригады жандармерии. Таким же правом наделяются полицейские и жандармы. В результате рассмотрение материалов дела не позволяет выяснить личный адрес свидетеля[475]. В

стране существует уголовная ответственность за понуждение свидетеля к даче

~2

ложных показаний[476].

Французский УК содержит гл. 4 «О посягательствах на деятельность суда» (разд. III), объединяющую три раздела:

I. О воспрепятствовании судебному преследованию;

II. О воспрепятствовании отправлению правосудия;

III. О посягательствах на судебную власть[477].

В Италии с 1984 г. наличествует Программа защиты свидетелей, руководство которой осуществляется через центральную службу в рамках Департамента общественной безопасности МВД и через Канцелярию Г осударственного обвинителя по делам, возбужденным против мафии[478].

В 2005 г. в Македонии был принят Закон о защите свидетелей, напечатанный в «Служебном вестнике Республики Македонии» от 26 мая 2005 г. № 38. Правовой основой для принятия данного Закона послужили опубликованные изменения и дополнения в Закон об уголовном процессе в 2004 г. путем внесения отдельной главы «Защита свидетелей, лиц, сотрудничающих с правосудием, и жертв преступлений»[479].

В Японии функционирование механизма государственной защиты участников уголовного судопроизводства, включая должностных лиц судебных, правоохранительных и контролирующих органов, определяется целым рядом законодательных актов, включая Конституцию страны, Уголовный и Уголовнопроцессуальный кодексы Японии, Закон о судах, о прокуратуре, адвокатуре, полиции, а также иные подзаконные акты, регулирующие упомянутую сферу правоотношений. Отдельное место в системе государственной защиты японская законодательная и правоприменительная практика отводят институту свидетелей. В отсутствие специального органа функции по защите свидетелей возложены на Главное полицейское управление и прокуратуру[480].

В Украине 23 декабря 1993 г. были приняты законы «О государственной защите работников суда и правоохранительных органов» и «Об обеспечении безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве». В Казахстане 15 января 1993 г. принято Постановление Кабинета Министров Республики Казахстан № 35 «О дополнительных мерах по обеспечению безопасности должностных лиц органов государственной власти и управления»[481]. С 28 января 1998 г. в Молдове действует Закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству»[482].

Кроме того, в государствах — бывших союзных республиках — осуществлялась и продолжает осуществляться уголовно-правовая охрана прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и обеспечение их безопасности уголовно-процессуальными средствами.

В 1960-х гг. УК Эстонии ст. 172 предусмотрел уголовную ответственность за посягательства в отношении некоторых участников уголовного судопроизводства. Устанавливалась уголовная ответственность за насилие или угрозу насилия в отношении свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста, переводчика, понятого при условии, что насилие применялось с целью воспрепятствования осуществлению правосудия или из мести этим лицам за выполнение своих обязанностей, или в отношении лица, совершившего преступление, а также в целях сокрытия других соучастников преступления или из мести за их разоблачение[483].

Аналогичные нормы содержались и в УК Киргизии, в отличие от УК Эстонии ограничивавшем перечень участников процесса, в отношении которых обеспечивались меры уголовно-правовой охраны. В ст. 194 устанавливалась ответственность за угрозу убийством, истреблением имущества или насилием в целях воспрепятствования осуществлению правосудия или из мести за данные показания по уголовному делу только в отношении свидетелей[484].

В Республике Таджикистан процесс обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства регулируется как нормами уголовнопроцессуального закона, так и принятым в 2010 г. специальным правовым актом - Законом Республики Таджикистан «О государственной защите участников уголовного судопроизводства».

Действующее уголовно-процессуальное законодательство Республики рассматривает безопасность участников процесса как важный составной элемент принципа «охраны прав и свобод личности при производстве по уголовным делам» (ст. 12 УПК Республики Таджикистан). Так, в ч. 3 ст. 12 УПК Республики Таджикистан установлена обязанность принятия мер безопасности со стороны суда, судьи, прокурора, следователя, дознавателя в пределах их компетенции при наличии достаточных данных о том, что участникам уголовного судопроизводства угрожают опасными противоправными действиями[485]. Кроме того, в УК Республики Таджикистан предусмотрена уголовно-правовая охрана прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

Нормы, содержащиеся в гл. 32 «Преступления против правосудия»[486], во многом совпадают с нормами гл. 31 УК РФ.

Верховный Совет Латвийской Республики 13 августа 1991 г. принял Закон о внесении изменений и дополнений в УПК, на основании чего в него были включены нормы, обеспечивающие процессуальную безопасность участников уголовного судопроизводства[487]. В 2005 г. Латвия, Литва и Эстония подписали Соглашение о сотрудничестве в области защиты свидетелей, которое предусматривает равные возможности защиты свидетелей или жертв преступлений, являющихся гражданами балтийских государств, включая их переселение из любой упомянутой страны в любое другое балтийское государство на временной или, если государство происхождения более не в состоянии обеспечивать безопасность данного лица, на постоянной основе[488].

Хочется надеяться на то, что международное сотрудничество окажет положительное влияние на деятельность по предупреждению преступлений против участников уголовного судопроизводства.

Применительно к России правовую основу международного сотрудничества составляет Соглашение о сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейской полицейской организацией от 6 ноября 2003 г. Во исполнение данного документа в 2004 г. был создан Российский национальный контактный пункт по взаимодействию с Европолом, входящий в структуру МВД России[489]. 28 ноября 2006 г. в Минске подписано Соглашение стран СНГ о защите участников уголовного судопроизводства. В то время оно было ратифицировано Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Казахстаном, Киргизией, Россией,

Таджикистаном и Украиной[490]. Российская Федерация ратифицировала данное Соглашение 25 декабря 2008 г., которое на территории России вступило в законную силу 13 апреля 2009 г. При этом цель данного Соглашения определена как обеспечение эффективной борьбы с преступностью на территориях государств - участников Содружества Независимых Г осударств, а также успешное осуществление задач уголовного судопроизводства[491].

Проведенное исследование мер противодействия преступлениям против участников уголовного судопроизводства, осуществляемых в зарубежных странах, позволяет сформулировать следующие выводы:

1) в мировом сообществе, начиная с конца 40-х гг. XX в., и до настоящего времени четко прослеживается позитивная тенденция в области противодействия противоправным посягательствам, совершаемым в отношении участников уголовного судопроизводства. Это в первую очередь связано с последовательным принятием международных правовых актов, направленных на защиту прав и свобод человека, вовлеченного в сферу уголовно-процессуальных правоотношений;

2) одной из первых стран, где стали приниматься специальные законы, направленные на обеспечение безопасности конкретных участников уголовного судопроизводства, явились Соединенные Штаты Америки. В них, кроме того, впервые начала осуществляться финансируемая государством Федеральная программа по защите свидетелей. Однако в США применяются меры, связанные в основном с защитой прав, свобод и законных интересов либо свидетелей и потерпевших, либо судей и иных должностных лиц. Тем самым без соответствующей охраны и защиты остаются иные участники уголовного судопроизводства;

3) другие государства также уделяют особое внимание обеспечению безопасности должностных лиц судебных и правоохранительных органов, а также свидетелей и потерпевших. Права, свободы и законные интересы остальных участников уголовного судопроизводства (обвиняемых, подозреваемых, понятых, экспертов и т.п.) более или менее охраняются уголовным законодательством либо обеспечение их безопасности реализуется посредством норм уголовно-процессуального закона;

4) в странах - бывших республиках СССР, так же как и в Российской Федерации, осуществляется юридическая охрана прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства нормами уголовных кодексов. Кроме того, уголовно-процессуальным законодательством указанных государств предусмотрены меры безопасности в отношении лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, а с конца 90-х гг. прошлого столетия начинают приниматься законы о государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства;

5) анализ мер, осуществляемых в зарубежных государствах, направленных на предупреждение преступных посягательств в отношении участников уголовного процесса, позволяет констатировать, что в международном сообществе не существует единого комплексного подхода к противодействию преступлениям против участников уголовного судопроизводства. В данном случае акцент делается лишь на принятие специальных законов либо на уголовноправовую охрану прав, свобод и законных интересов указанных лиц, либо на обеспечение их безопасности, базирующееся на процессуальном законодательстве. Проблемы защиты лиц, вовлеченных в сферу правосудия, от преступных посягательств не решаются и принятием соответствующих программ, поскольку в них определены мероприятия, направленные на обеспечение безопасности отдельных участников уголовного судопроизводства, а не всего круга лиц, участвующих в уголовном процессе.

<< | >>
Источник: ЯШИН Андрей Владимирович. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Саратов —2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Зарубежный опыт предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства:

  1. 2. Конкретные виды преступлений в сфере компьютерной информации
  2. § 2. Зарубежные концепции защиты прав потерпевшего как жертвы преступления
  3. 2.3. Права и обязанности как элементы уголовно-правового статуса потерпевшего
  4. Регламентация возраста наступления уголовной ответственности по российскому законодательству
  5. 4.1. СУДОПРОИЗВОДСТВО KAK ПРЯМОЙ АДРЕСАТ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ «ВОЗВРАТНОГО ПРАВА»
  6. ИСТОРИОГРАФИЯ, ИСТОЧНИКИ И МЕТОДОЛОГИЯ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ОПЫТА ФОРМИРОВАНИЯ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА
  7. ПРИЛОЖЕНИЕ D СТЕНОГРАММА СИМПОЗИУМА «УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА И БИЗНЕС»
  8. ГЛАВА 3. ПУТИ УСТРАНЕНИЯ КРИМИНОГЕННЫХ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ НА РАННЕМ ЭТАПЕ ПРОФИЛАКТИКИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ И МОЛОДЁЖИ
  9. § 1. Проблемы реализации в уголовном судопроизводстве результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с применением специальных познаний
  10. § 1. Оптимизация системы мер процессуального принуждения — особых средств уголовно-правового воздействия
  11. Оглавление
  12. § 1. Механизм преступного поведения личности, посягающей на права, свободы и законные интересы участников уголовного судопроизводства
  13. § 2. Детерминационный комплекс преступлений против участников уголовного судопроизводства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -