<<
>>

§ 3. Проблемы предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства и возможные пути их преодоления

В настоящее время в Российской Федерации существуют различные проблемы, снижающие эффективность деятельности, направленной на предупреждение преступлений против участников уголовного судопроизводства. Данные проблемы можно разделить на две категории: общие и частные. Общие проблемы затрудняют деятельность, направленную на общесоциальное предупреждение преступлений рассматриваемого вида, частные — на специальнокриминологическое.

К основным проблемам общего уровня предупреждения данных общественно опасных деяний следует отнести: политические, социальноэкономические, идеологические, нравственно-культурные.

Ключевыми проблемами частного характера являются, на наш взгляд, недостаточное правовое обеспечение предупредительных мер и слабая организация деятельности правоохранительных органов.

Как справедливо отмечает С.И. Г ерасимов, в современных условиях наше общество, как никогда, нуждается во внятной государственной политике борьбы с преступностью[613]. Хотя данное суждение было высказано более 15 лет назад, оно актуально и в наши дни. К сожалению, государство до сих пор никак не определится по вопросу политики противодействия преступности.

Бесконечное, зачастую бесполезное реформирование правоохранительных органов, связанное в основном с организационно-штатными мероприятиями, отрицательно сказывается на осуществлении мер предупреждения преступлений и преступности. Отсутствует единая политическая воля, направленная на принятие тех или иных программ, проектов, законов, хотя, как справедливо утверждает Г.В. Дашков, «огромное число проблем, стоящих перед страной, объективно предполагает наличие массы поводов и оснований для выражения политической воли»[614]. Это подтверждается хотя бы тем, что в России на протяжении многих десятилетий обсуждался вопрос о принятии закона о профилактике преступлений (правонарушений).

По мнению В.С. Устинова, «хотя этот закон не сможет охватить все конкретные нормы профилактического характера, он должен стать для них рамочным ориентиром и стандартом, которым они должны соответствовать. Только в законе общего характера могут быть сформулированы цели, задачи, принципы законодательства, основные виды, методы, формы профилактики, определены субъекты и основы их компетенции»[615]. Несмотря на то, что соответствующие нормативные правовые акты на уровне субъектов Российской Федрации были давно приняты[616], на федеральном уровне данный закон появился лишь в 2016 г.[617]

На наш взгляд, политические проблемы противодействия преступлениям против участников уголовного судопроизводства должна разрешить сама власть. Необходимы действенные реформы, направленные на усиление противодействия преступности, дальнейшее совершенствование международного сотрудничества в сфере предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства, разработка эффективных программ предупредительной деятельности, укрепление профессионального ядра правоохранительных органов.

По справедливому мнению А.В. Бокова, организация борьбы с преступностью, соединенная с соответствующим политическим руководством, стоит в центре деятельности государства по обеспечению общественной безопасности, укреплению правопорядка и защите граждан от преступных посягательств. Поэтому к борьбе с преступностью государство подходит как к комплексной социальной задаче. Это значит, что такая борьба должна охватывать все меры социального, правового, экономического, воспитательного характера.

Решающим же звеном, как и в любой другой политической сфере, становится организация, то есть дальнейшее совершенствование управления процессами борьбы с преступностью, соответствующего руководства[618].

Из политических проблем вытекают и социально-экономические. Политика в области увеличения заработных плат, стипендий, пенсий и других выплат также осуществляется бессистемно. После такого увеличения, как правило, происходит повышение цен на продукты питания, товары и услуги, особенно коммунальные. Получается, что населению страны от повышения выплат лучше не становится.

Для решения социально-экономических проблем противодействия преступлениям против участников уголовного судопроизводства следует повысить материальное благосостояние личности, принять меры к последовательному утверждению принципов социальной справедливости, уменьшению степени расслоения населения по материальному уровню, сокращению уровню безработицы.

Хотелось бы отдельно остановиться на степени разделения по материальному уровню должностных лиц, связанных со сферой уголовного судопроиз- водства. В последние годы довольно часто преступления рассматриваемого вида совершают должностные лица правоохранительных органов, которые противоправно воздействуют на обвиняемых, подозреваемых, потерпевших, свидетелей, понятых и иных лиц, преследуя различные цели. На наш взгляд, одна из категорий причин и условий, детерминирующей их преступное поведение, — низкий уровень заработной платы. Причем, самым низким он является у сотрудников органов внутренних дел (даже после повышения суммы выплат в рамках реформы МВД 2011 г.), значительно отличаясь от уровня заработной платы сотрудников других правоохранительных органов (например, Следственного комитета, ФСБ).

Следствием данной причины является то, что большинство преступлений, в том числе против участников уголовного судопроизводства, совершается сотрудниками органов внутренних дел. Данный факт подтверждается тем, что в настоящее время очень много криминологических исследований посвящено преступности указанных сотрудников[619]. При этом в научной литературе практически не встречается работ, посвященных преступности сотрудников Следственного комитета, ФСБ, прокуратуры и некоторых других правоохранительных органов. Тем не менее, сотрудники органов внутренних дел рассматривают материалы и расследуют уголовные дела в гораздо большем объеме, чем сотрудники иных правоохранительных органов. На одного следователя органов внутренних дел порой приходится одновременно до 50 уголовных дел, в то время как нагрузка следователей других правоохранительных органов значительно ниже.

В связи с этим многие следователи, дознаватели, оперативные работники стараются добиться лучших показателей для того, чтобы их поощрили премией или повысили должностной оклад. Поэтому они вынуждены воздействовать на участников уголовного судопроизводства для улучшения показателей своей служебной деятельности.

Вследствие этого с целью недопущения совершения преступлений против участников уголовного судопроизводства из-за материальной заинтересованности предлагается обеспечить достойный уровень заработной платы сотрудников всех правоохранительных органов, не выделяя их по принадлежности к различным ведомствам, поскольку основная задача любого правоохранительного органа — противодействие преступности. В данном случае, на наш взгляд, не следует обделять в материальном плане ни один правоохранительный орган.

Думается, что проблемы идеологического характера необходимо разрешать путем убеждения, воспитания и просвещения населения с целью укрепления веры в успех в борьбе с преступностью. Данные вопросы пересекаются с нравственно-культурными проблемами. Как справедливо отмечает

B. А. Пантелеев, меры идеологического характера осуществляются через целенаправленную правовоспитательную, культурно-воспитательную работу. Вся эта деятельность способствует предупреждению и устранению криминогенных деформаций в групповом сознании, общественном мнении. Ее цель — формировать у граждан непримиримость к правонарушениям, готовность активно противостоять им, а также скорректировать нравственную позицию лиц, склонных к правонарушениям[620].

Значимую роль в нравственно-культурном воспитании личности играет формирование ее правовой культуры, правосознания. Дефинициями правосознания активно оперируют представители общей теории права. Так, Н.Л. Г ранат полагает, что правосознание — это «сфера или область сознания, отражающая правовую действительность в форме юридических знаний и оценочных отношений к праву и практике его реализации, социально-правовых установок и ценностных ориентаций, регулирующих поведение (деятельность) людей в юридически значимых ситуациях»[621]. Р.С. Байниязов включает в понятие «правосознание» юридические цели, интересы, мотивы, привычки, традиции, иллюзии, интуицию, ментальные установки, стереотипы, правовое внушение, подражание, реакции, волевые импульсы, правокультурные модели поведения и многие другие составляющие[622]. А.Б. Венгеров описывает правосознание как канал воздействия права через мотивацию, эмоции, сознание на поведение людей, на формирование общественных отношений[623].

Выявляя признаки правосознания, И.М. Максимова отмечает, что правосознанию всегда присуща психологическая сторона, основанная на правовых чувствах, эмоциях, переживаниях, воле и т.д. Поэтому в правовом сознании могут концентрироваться как позитивные, так и негативные юридические чувства. К первым можно отнести чувство закона, права, долга перед обществом и государством; ко вторым — чувство беззакония, правовой безответственности, отрицание общепризнанных юридических ценностей и др[624].

С нашей точки зрения, нет смысла перечислять все существующие определения правосознания, следует лишь подчеркнуть, что правосознание личности влияет на формирование ее поведения, как правомерного, так и девиантного. Невысокая степень правосознания личности снижает чувство ответственности и оказывает влияние на выбор отклоняющегося поведения. Данное обстоятельство способствует сохранению высокого уровня преступности в Российской Федерации, в том числе и уровня совокупности преступлений против участников уголовного судопроизводства.

В научной литературе отмечается, что правовая культура личности — это знание, понимание и сознательное выполнение требований права в жизнедеятельности человека[625]. К сожалению, население России не всегда сознательно выполняет данные требования, наоборот, чаще всего они сознательно не выполняются. Это связано с менталитетом российского народа, его традициями, обычаями, ценностными ориентациями и жизненными установками. Во многих европейских странах, например в Швейцарии, наоборот, привычными действиями населения являются совершение правомерных поступков и удержание сограждан от нарушения закона. Среди местных жителей распространена поговорка: в Швейцарии каждый себе полицейский[626].

В нашей же стране сложились традиции, согласно которым удерживать людей от совершения противоправных деяний и, тем более, сообщать в правоохранительные органы о том, что кто-то совершил правонарушение, считается негативным поступком. Данное обстоятельство также является одним из условий развития преступности.

Как верно отмечает А.П. Плешаков, «правовая культура ориентирована на личность, оценку ее самосознания, развитость взглядов, представлений, убеждений, настроений, чувств человека относительно правовой жизни в их неразрывной связи с его собственной правовой жизнью»[627]. К сожалению, сегодняшние СМИ в противовес правовой культуре оказывают порой отрицательное влияние на личность, ее взгляды и убеждения, что может привести к формированию личности преступника. Так, многие СМИ публикуют материалы, в которых судьи, прокуроры, следователи, иные сотрудники правоохранительных органов представлены безграмотными, малодушными людьми, не способными защитить граждан от преступников. В этом контексте описываются события, в которых жертвы преступлений или их родственники самостоятельно расправляются с обидчиками, не прибегая к помощи правосудия. Тем самым не только подрывается авторитет судебной власти и органов правопорядка, но и оказывается сильнейшее влияние на самосознание молодых людей. Среди граждан, особенно молодого возраста, формируется мнение, что на законные методы противодействия преступности рассчитывать не приходится и с обидчиками следует расправляться самостоятельно.

Подобного рода суждения в последние годы нашли свое отражение в научной литературе. Так, В.В. Боровикова считает, что некоторые телевизионные СМИ по разным причинам (политическим, лоббистским, связанным с получением дополнительных доходов, и др.) порой безосновательно подрывают авторитет правоохранительных органов, дискредитируют их деятельность, формируют негативное к ним отношение[628].

Немецкий криминолог Г. Шнайдер полагает, что средства массовой информации отчуждаются от общества. В сознании людей появляются образы преступника и преступности, которые не соответствуют действительности. Однако люди верят этому, поскольку не имеют личного опыта общения с настоящими преступниками. Таким образом, создаваемая средствами массовой информации картина преступности и уголовной юстиции задает масштаб, по которому постоянно определяется криминальная ситуация и формируется общественная позиция по отношению к преступности, уголовной юстиции и эффективности социального контроля более мрачная, чем сама реальность[629]. Об этом же пишет и И.М. Мацкевич: «С ростом числа сообщений о преступности у общественности растет ощущение засилья преступности. Причем, уголовная хроника, распространяемая масс-медиа, не основывается на уголовной статистике, поэтому ощущение такой угрозы не отвечает объективному положению дел»[630].

В связи с этим происходит устрашение населения ужасными картинами преступности и невозможностью с ней справиться законными методами. В результате граждане начинают бороться с преступностью, а заодно и с «нерадивыми правоохранителями» самостоятельно. Тем не менее, следует отметить, что все же не все СМИ выплескивают на население негативную информацию. Как считает В.А. Пантелеев, стало уже аксиоматичным, что проблема правовой ориентации граждан практически полностью зависит от потенциального заряда, который несут в себе средства массовой информации. Главной и отличительной стороной этого процесса является подчинение вполне определенному позитивному социальному эффекту. С одной стороны, СМИ создают общественное мнение о многочисленных проблемах, связанных с существованием и воздействием на общество преступности, с другой — сформировавшееся мнение продолжает уже активизировать социальную активность в выгодном, то есть позитивном или негативном русле. Телевидению необходимо готовить передачи для молодежи с включением в них проблемных правовых ситуаций, которые призваны способствовать усвоению полученных знаний. Следует выделить такие уже существующие передачи, как «Суд идет», «Правовое обучение», «Дежурная часть», «Состав преступления» и др [631]

На наш взгляд, необходимо все-таки подвергать некоторой коррекции публикации и сюжеты в средствах массовой информации, в частности такие, которые способствуют формированию преступной мотивации граждан. То же самое следует сказать о многих кино- и телефильмах. Представляется, что для успешного формирования законопослушной личности необходимо воспитывать человека в духе правосознания. В фильмах доперестроечного периода делался акцент на развитие добропорядочной личности. В современных фильмах зачастую нет никакой сюжетной линии, и непрофессиональная игра актеров подменяется внушительными спецэффектами, на которых и строится успех картины. Смысл спецэффектов заключается в актах насилия, кровопролитии, взрывах, авариях и т.п. Убийства показывают как благородную миссию. Даже после просмотров патриотических фильмов такие сцены ведут к психологическим срывам экстремистски настроенной молодежи, что приводит к так называемой «борьбе за справедливость», заключающейся в применении насилия к лицам, поддерживающим ценности зарубежных стран, не являющимися, с их точки зрения, патриотами и т.д. Во многих фильмах показывают сцены расправы с судьями, прокурорами, следователями, потерпевшими, свидетелями и другими участниками правосудия, что также далеко не способствует формированию законопослушной личности.

Представляется, что теле- и кинофильмы, затрагивающие деятельность правоохранительных органов, должны консультировать специалисты прежде, чем они выйдут на экраны. В советское время это практиковалось. Например, многосерийный телефильм «Рожденная революцией» консультировал доктор юридических наук, профессор, генерал-майор милиции И.И. Карпец. Многие фильмы о сотрудниках спецслужб, таможни и т.п. консультировали специалисты, поэтому в них не было негативного отношения к правоохранительным органам. Кинофильмы должны формировать правовую культуру, а не наоборот, разрушать ее.

На наш взгляд, следует также затронуть вопрос о правовой культуре самих лиц, призванных на законных основаниях осуществлять правосудие и предварительное расследование. В данном случае на их правосознание и процесс нравственного развития большое влияние оказывают социальные условия и противоречия в развитии общества.

Эти детерминанты привели к идеологическому и духовному кризису подавляющей части указанных лиц. В связи с этим в сознании большинства сотрудников правоохранительных органов стали преобладать элементарные потребности, мотивы физического выживания, сиюминутные интересы, произошли коренные изменения мировоззренческих установок и идеологических ориентаций. Для значительной части населения страны эталоном общественной значимости стало личное богатство, возможность пользоваться материальными благами, а не образованность, порядочность, совесть, невозможность совершения противоправных поступков.

Перечисленные факторы порой насаждаются современной литературой, телепередачами, кинофильмами. Учитывая, что в настоящее время контингент сотрудников правоохранительных органов значительно омолодился, данные идеи приходят и к молодым следователям, сотрудникам прокуратуры, судов и т.п. Такая обстановка в стране приводит к изменению мотивации их действий, в связи с чем в среде указанных лиц появляются субъекты, совершающие преступления против участников уголовного судопроизводства.

Чтобы не быть голословными в своих суждениях, приведем некоторые данные официальной статистики. Так, в период с 1997 г. по 2017 г., на фоне общего снижения уровня зарегистрированных преступлений рассматриваемого вида, в 14,8 раз увеличилось количество преступлений, предусмотренных ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности). Указанное преступление совершается только лицами, осуществляющими правосудие и предварительное расследование. Таким образом, субъекты, призванные строго соблюдать законность, сами же ее и нарушают, что происходит далеко не от высокого уровня их правовой культуры.

Одним из средств формирования правовой культуры является правовое воспитание личности. Однако особую сложность представляет собой правовое воспитание лиц, уже совершивших преступление, поскольку в данном случае необходимо убедить человека встать на путь исправления и не совершать повторных общественно опасных деяний. Вследствие этого необходимо, на наш взгляд, проводить культурно-просветительные и воспитательные мероприятия, направленные на формирование у граждан, склонных к совершению, или уже совершивших преступления, четких убеждений отказа от дальнейшего противоправного поведения. Данные мероприятия должны проводить сотрудники правоохранительных органов, а также должностные лица органов исполнительной власти и местного самоуправления, в обязанности которых входит координация правоохранительной деятельности в том или ином регионе[632].

Полагаем, что повышение уровня правовой культуры криминогенной личности может привести к снижению случаев противоправного воздействия на участников уголовного процесса. Преступления против участников уголовного судопроизводства не только подрывают авторитет осуществления правосудия, но и причиняют серьезный вред личности, что значительно повышает степень их общественной опасности. Поэтому в Российской Федерации должно уделяться особое внимание повышению уровня правовой культуры граждан с целью формирования позитивного отношения не только к закону, но и к своим согражданам[633].

Недостаточное правовое обеспечение предупредительных мер является частной проблемой профилактики преступлений против участников уголовного судопроизводства. Она возникает в связи с тем, что в процессе мероприятий, направленных на противодействие рассматриваемой группы преступлений, отсутствует взаимосвязь различных отраслей законодательства, причем сами законы не всегда являются совершенными.

В научной литературе данная проблема обсуждается достаточно энергично. Так, А.В. Кириков пишет, что «правовое обеспечение предупреждения преступлений представляет собой сложную динамическую систему, включающую совокупность юридических норм, реализация которых позволяет осуществлять предупредительную деятельность на законных основаниях, строго в правовых рамках и в режиме законности»[634].

С точки зрения А.И. Алексеева, М.П. Журавлева, А.Я. Сухарева, борьба с преступностью может быть эффективной только в том случае, если она осуществляется на прочной правовой основе. Очень важно обеспечить системный характер мер по совершенствованию правовых основ борьбы с преступностью, их соответствие стратегическим установкам и приоритетам в этой области, сложившейся криминальной ситуации и ее тенденциям, а также внутреннюю согласованность, синхронность действия правовых институтов и норм, отраслей законодательства, регулирующих борьбу с преступностью[635].

По мнению М.Ш. Махтаева, правовое предупреждение направлено на недопущение нарушения любых норм права, на предотвращение различных преступлений. Будучи вызвано к жизни потребностями борьбы с правонарушениями и упорядочения правоохранительной деятельности в целом, правовое предупреждение играет значительную роль в жизни общества[636].

С.И. Г ерасимов отмечает, что важное значение имеет правовое регулирование предупредительной деятельности. Исследования свидетельствуют, что в систематизированный перечень норм, относящихся к предупреждению преступлений и других правонарушений, входят нормы более чем из ста источников — законов и подзаконных нормативных актов. И если попытаться собрать их воедино, то могла бы образоваться новая отрасль права (условно говоря), которая не имела бы аналогов по степени охвата регулируемых ею общественных отношений. Несмотря на обилие правовых норм предупредительной направленности, содержащихся в соответствующих кодексах, законах и других актах федеральных органов, правовое регулирование предупреждения преступлений не имеет фундаментальной основы[637].

На комплексный подход к предупреждению преступности указывают многие видные ученые-криминологи. В этом они и усматривают сущность предупредительной работы. Так, С.Е. Вицин отмечал, что, говоря о проблемах преступности, о реализации целей ее сокращения и последующего искоренения, об организации борьбы с преступностью, необходимо подчеркнуть подлинно комплексный характер этих проблем, который сейчас ни у кого не вызывает сомнений. Соответственно исследование названных проблем невозможно в рамках какой-либо одной отрасли знаний[638]. М.М. Бабаев считает, что профилактика преступности неизбежно должна быть адекватно сложной и комплексной деятельностью; она должна учитывать перспективы развития общества в целом, многочисленные социально-политические, педагогические, правовые и другие факторы[639]. С.В. Бородин пишет, что «комплексный подход к разработке средств и методов борьбы с преступностью обусловлен разнообразием характеристик преступности и ее причин. Он включает различные направления борьбы с преступностью: предупреждение преступлений, раскрытие и расследование преступлений, рассмотрение уголовных дел в судах и т.д. В свою очередь, каждое из направлений предполагает также комплексный подход как необходимое условие успешной борьбы с преступностью»[640].

С точки зрения А.Э Жалинского, комплексность профилактики преступлений приводит к усилению ее действенности и наступательности. Любые профилактические меры должны реально воздействовать на людей, приводить к улучшению криминогенной обстановки на производстве, по месту жительства, в психологии конкретного лица. Соблюдать требование комплексности как показателя качества профилактики — значит вести постоянный поиск лучших приемов, отказываться от устаревших методов работы, использовать накопленный опыт, стремиться по-новому подойти к решению поставленных задач[641]. По мнению Я.И. Гилинского, комплекс мер первичной, вторичной, третичной превенций должен в целом улучшить социальные условия, создать более гуманную атмосферу. Вторичная и третичная превенции защищают специфические права человека как потенциальной жертвы, спасая от возможных посягательств[642].

Тем не менее, в настоящее время комплексность мер, направленных на предупреждение преступлений против участников уголовного судопроизводства, оставляет желать лучшего. К примеру, в ст. 43 и 60 УПК РФ регламентировано участие в уголовном судопроизводстве частного обвинителя и понятого соответственно. Однако в УК РФ отсутствуют нормы, устанавливающие уголовную ответственность за совершение преступлений в отношении них. Уголовным законодательством не предусмотрена уголовная ответственность за совершение преступлений в отношении руководителя следственного органа, начальника подразделения дознания и начальника органа дознания, чей процессуальный статус также регламентирован УПК РФ. Кроме того, следователи и дознаватели не располагают научно обоснованными методиками расследования преступлений, совершаемых в отношении участников уголовного судопроизводства, что приводит к определенным трудностям при расследовании уголовных дел о преступлениях рассматриваемого вида.

Таким образом, в предупреждении преступлений против участников уголовного судопроизводства отсутствует комплексный подход к указанной проблеме. Каждая отрасль права или научного знания решает рассматриваемые вопросы в отдельности, без их взаимосвязи. Изменение норм в одном законодательстве происходит без учета норм других законодательств, материальное право не согласовано с процессуальным и т.п.[643] Действительно, были внесены, например, изменения в УПК РФ, согласно которым значительная часть функций прокурора перешла к руководителю следственного органа, но уголовноправовая охрана его прав и законных интересов действующей редакцией УК РФ не осуществляется. О других несоответствиях материального и процессуального законодательства было сказано выше. Думается, что преодолеть названную проблему можно посредством совершенствования законодательства, причем нормы различных нормативных правовых актов, направленных на охрану, защиту и обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства, следует изменять одновременно. В противном случае будут отсутствовать согласованность и комплексность правовых мероприятий, направленных на предупредительную деятельность.

К слабой организации деятельности правоохранительных органов следует отнести их ненадлежащее взаимодействие в борьбе с преступностью, в том числе с преступлениями против участников уголовного судопроизводства, и недостаточное взаимодействие различных служб и подразделений внутри конкретного правоохранительного органа.

По этому поводу В.Н. Кудрявцев писал, что если два или несколько участников взаимодействия стремятся к одной и той же цели, это может порождать сотрудничество и взаимопомощь[644]. По мнению В.А. Фесунова, организация взаимодействия в области борьбы с преступностью — это реальный факт, то есть такая организация продиктована необходимостью совместного выполнения соответствующих задач различными органами, в частности, правоохранительными[645]. Тем не менее, современная система оценки показателей работы правоохранительных органов довольно часто приводит к тому, что их взаимодействие не осуществляется, и конечный результат не всегда оказывается положительным. Так, согласно ч. 5 ст. 151 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 308, 310 УК РФ и некоторыми другими, предварительное следствие может производиться также следователями органа, выявившего данные преступления. Это означает, что такие преступления могут раскрывать сотрудники разных правоохранительных органов (ФСБ, МВД и т.п.). Сотрудники каждого правоохранительного органа будут стараться раскрыть указанные преступления, скрывая оперативную информацию от сотрудников другого правоохранительного органа, поскольку, если преступления будут раскрываться во взаимодействии, то неизвестно, кому будет зачислен результат раскрытия. Иногда такое утаивание информации друг от друга приводит к тому, что преступление вовсе может остаться нераскрытым, и виновные не будут привлечены к уголовной ответственности.

В связи с данным обстоятельством предлагается изменить критерии оценки показателей деятельности правоохранительных органов. В настоящее время, как и в советский период, основные показатели раскрытия преступлений оцениваются по оконченным уголовным делам, направляемым в суд или прекращенным по нереабилитирующим основаниям. Тем не менее, направленные в суд уголовные дела могут прекращаться судом либо в отношении виновных выносится оправдательный приговор. В данном случае нельзя говорить о раскрытии преступления, хотя правоохранительные органы уже отчитались за него. Поэтому предлагается оценивать работу правоохранительных органов по раскрытию преступлений не по факту окончания предварительного расследования, а только после того, как обвинительный приговор вступит в законную силу. В этом случае все правоохранительные органы будут заинтересованы в том, чтобы обвинительный приговор состоялся. Так будет обеспечиваться защита участников уголовного судопроизводства до стадии вступления приговора в законную силу, и вклад в эту работу каждого правоохранительного органа будет учитываться.

Если говорить о внутреннем взаимодействии служб и подразделений конкретного правоохранительного органа, то и здесь имеются определенные недостатки. Координирующим и направляющим звеном во взаимодействии выступает лицо, производящее расследование, то есть следователь или дознаватель. Именно они определяют направление расследования и решают, какие следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия необходимо произвести для раскрытия того или иного преступления и качественного окончания предварительного расследования. Основной формой взаимодействия в данном случае является исполнение поручений следователя и дознавателя в порядке, предусмотренном п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ и п. 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ. Тем не менее, в данных уголовно-процессуальных нормах не предусмотрен срок исполнения поручения, в связи с чем их исполнение необоснованно затягивается, что приводит к утрате доказательств, волоките при расследовании уголовных дел, в результате чего права, свободы и законные интересы потерпевших от преступлений рассматриваемого вида остаются незащищенными.

В связи с указанными обстоятельствами, в целях оптимизации взаимодействия подразделений и служб правоохранительных органов предлагается внести изменения в п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ, изложив его в следующей редакции:

«давать органу дознания в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении. Орган дознания обязан выполнить поручение в срок не свыше 10 суток. В случае выполнения мероприятий, требующих длительного срока исполнения, он должен быть определен следователем с учетом обстоятельств конкретного уголовного дела».

Пункт 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ предлагается изложить в следующей редакции:

«давать органу дознания в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, о производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, заключении под стражу и о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении. Орган дознания обязан выполнить поручение в срок не свыше 10 суток. В случае выполнения мероприятий, требующих длительного срока исполнения, он должен быть определен дознавателем с учетом обстоятельств конкретного уголовного дела».

К проблемам предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства следует отнести и несовершенство учетнорегистрационной дисциплины. Так, в настоящее время не представляется возможным отобразить статистические данные по указанной группе преступлений, следовательно, возникают трудности в определении полной криминологической характеристики совокупности преступлений против участников уголовного судопроизводства.

В справочнике № 10 «Должностное положение лица, совершившего преступление» по заполнению статистических карточек, утвержденных Приказом Генпрокуратуры России № 39, МВД России № 1070, МЧС России № 1021, Минюста России № 253, ФСБ России № 780, Минэкономразвития России № 353, ФСКН России № 399 от 29 декабря 2005 г. «О едином учете преступлений»[646], указаны следующие субъекты: представители федеральных органов судебной власти, органов судебной власти субъектов РФ, органов внутренних дел, федеральной службы безопасности, прокуратуры, судов, прокурор, судья, адвокат. В данном справочнике нет ссылок на следователя, руководителя следственного органа, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, дознавателя, эксперта, переводчика. Это обстоятельство, на наш взгляд, является существенным пробелом в учетно-регистрационной дисциплине.

В данном случае отсутствует возможность выяснить, сколько и каких именно преступлений было совершено в отношении должностных лиц — участников уголовного судопроизводства, поскольку в п. 13 формы № 5 (статистическая карточка о потерпевшем) должностное положение потерпевшего указывается также в соответствии со справочником № 10.

Таким образом, предлагается усовершенствовать справочники по оформлению статистических карточек и внести в них соответствующие изменения. Так, в справочник № 10 следует внести всех участников уголовного судопроизводства согласно их должностному положению.

Статистические карточки форм № 1, 5 необходимо дополнить соответственно пп. 35.1 и 13.1, в которых был бы указан процессуальный статус потерпевших. В данном случае можно будет выяснить, сколько за тот или иной период времени совершается преступлений в отношении лиц, участвующих в уголовном процессе. Изучая количественные и качественные показатели данной категории, можно будет прогнозировать последующее состояние преступлений в отношении участников уголовного судопроизводства, а также разрабатывать меры по предупреждению преступлений против них не только в Российской Федерации, но и в отдельных ее субъектах[647].

Подводя итоги исследования проблем предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства, представляется возможным сформулировать следующие выводы:

1) в настоящее время в Российской Федерации существуют многочисленные проблемы, снижающие эффективность деятельности, направленной на предупреждение рассматриваемых преступлений. К основным проблемам общего уровня относятся: политические, социально-экономические, идеологические, нравственно-культурные. Ключевыми проблемами частного характера являются: недостаточное правовое обеспечение предупредительных мер, слабая организация деятельности правоохранительных органов, несовершенство учетно-регистрационной дисциплины;

2) в целях разрешения проблем общего уровня целесообразно принятие следующих мер:

дальнейшее совершенствование международного сотрудничества в сфере противодействия преступлениям против участников уголовного судопроизводства;

разработка эффективных программ предупредительной деятельности, укрепление профессионального ядра правоохранительных органов;

подъем материального благосостояния человека, последовательное утверждение принципов социальной справедливости, уменьшение степени разделения населения по материальному уровню, сокращение уровня безработицы;

повышение уровня правовой культуры граждан;

совершенствование законодательства, причем правовые нормы, регламентирующие вопросы противодействия преступлениям против участников уголовного судопроизводства, следует изменять одновременно, в противном случае будут отсутствовать согласованность и комплексность правовых мероприятий, направленных на предупредительную деятельность;

3) для разрешения проблем предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства частного характера предлагается:

изменить критерии показателей деятельности правоохранительных органов и оценивать их работу по раскрытию преступлений не по факту окончания предварительного расследования, а только после того, как обвинительный приговор вступит в законную силу;

в целях оптимизации взаимодействия подразделений и служб правоохранительных органов предлагается внести изменения в п. 4 ч. 2 ст. 38 и п. 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ, указав в них срок исполнения поручения следователя (дознавателя);

чтобы усовершенствовать учетно-регистрационную дисциплину, статистические карточки форм № 1, 5 необходимо дополнить соответственно пп. 35.1 и 13.1, в которых был бы указан процессуальный статус потерпевших; в справочник № 10 следует внести всех участников уголовного судопроизводства согласно их должностному положению. В данном случае можно будет выяснить, сколько за тот или иной период времени совершено преступлений в отношении лиц, участвующих в уголовном процессе. Изучая количественные и качественные показатели данной категории, можно будет прогнозировать последующее состояние совокупности преступлений против участников уголовного судопроизводства;

4) все меры, направленные на предупреждение преступлений против участников уголовного судопроизводства, должны осуществляться в комплексе и в соответствии с разработанной теоретической моделью предупреждения преступлений исследуемой категории.

<< | >>
Источник: ЯШИН Андрей Владимирович. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Саратов —2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Проблемы предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства и возможные пути их преодоления:

  1. § 2. Принцип публичности (официальности): понятие, сущность и содержание
  2. § 3. Способы преодоления препятствий на пути защиты прав потерпевшего
  3. ПРАВОВАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ДОКАЗЫВАНИЯ ОБНОВЛЯЕТСЯ, НО ПРОБЛЕМЫ ОСТАЮТСЯ
  4. §2. Методика расследования преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности
  5. Терминологический словарь
  6. V. КОНСТИТУЦИЯ з МАЯ И ДАЛЬНЕЙШЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЧЕТЫРЕХЛЕТНЕГО СЕЙМА
  7. § 4. Правоохранительные органы
  8. ЗаключениеО концепции развития теории административных наказаний
  9. ВЕРХОВЕНСТВО ПРАВА КАК ВЫЗОВ ВРЕМЕНИ
  10. СЛОВАРЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ
  11. Преодоление противодействия расследованию должностных преступлений, совершаемых в сфере деятельности органов местного самоуправления
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -