<<
>>

§3. Роль Европейского Союза в развитии двустороннего и многостороннего межгосударственного сотрудничества в области защиты конкуренции

В течение нескольких десятилетий высказываются идеи о создании и развитии международного антимонопольного права. Осознается необходимость ограничить и контролировать акты недобросовестной конкуренции, а также потребность в установлении определенных минимальных стандартов антимонопольного регулирования.

Позитивный опыт Европейского Союза убедительно доказывает наличие преимуществ единой (пусть даже и в региональных масштабах) антимонопольной политики110.

Действительно, в современных условиях национальные правовые системы не в состоянии эффективно контролировать транснациональную конкуренцию и, прежде всего, корпоративные слияния с действием в двух и более странах, по двум основным причинам.

Во-первых, правовая система одного государства не в состоянии предотвратить происходящие на чужой территории случаи недобросовестной конкуренции, негативно влияющие на ее национальную экономику.

1,0 О роли регионального правового регулирования в области занлгш конкуренции см.подробнее, Jacquemin Л. Towards an Internationalisation of Competition Policy // The World Economy. 1995. №6. P.781-889; Nicolaides P. For a World Competition Authority /»' Journal of World Trade. 1996. №4. P. 131-146; Hoekman M., Mavrodis C. Dumping, Antidumping and Antitrust // Journal of World Trade. 1996. N«1. P.27-54.

Во-вторых, законы одного государства не ставят задачей защиту экономической системы другого государства от негативных последствий. Например, обычной практикой является соответствующая законодательная поддержка «своих» экспортно-ориентированных картелей.

Эти два недостатка национальных антимонопольных правовых норм характеризуются в зарубежной юридической литературе как ошибки первого и второго типа соответственно1 и.

Глобализация рынков ведет к глобализации конкуренции. Глобализация конкуренции вызывает необходимость создания механизмов, которые бы противостояли недобросовестной конкуренции на мировом рынке. В этой связи показательным примером является то, что первым слиянием, запрещенным Европейской Комиссией, стала интернациональная сделка — покупка De Havilland, канадского дочернего предприятия Boeing'a, двумя компаниями — Aerospatiale (Франция) и Alenia (Италия)81.

В то же время, повышение значения международного сотрудничества в области защиты конкуренции не означает, что национальные антимонопольные ведомства более не способны выполнять эти функции. Нам близка позиция, согласно которой «несмотря на глобализацию, задачи национальных антимонопольных ведомств, хотя и меняются, но ни в коем случае не сводятся к нулю. Несмотря на изменения структуры мировой экономики, национальные, региональные и локальные рынки сохраняют свое значение. Задачей картельного ведомства является индивидуальный подход к рынкам и внимание к их особенностям»82.

Европейская и североамериканская правовые модели защиты конкуренции являются старейшими в мире. Думается, что их взаимодействие способно оказать каталитическое воздействие на интеграцию политики торговли, инвестиций и политики поддержания конкуренции.

Своего рода «каркасом» такого сотрудничества является концепция двустороннего сотрудничества, которое затем, по мере успешного завершения каждого этапа, развивается в полномасштабное многостороннее сотрудничество.

Еще в 70-х годах XX столетия Агентство США по антимонопольной политике использовало для увеличения эффективности применения антимонопольного права институт договора о сотрудничестве с другими полномочными агентствами по антимонопольной политике.

Эти договоры носят официальный характер и обязательны к исполнению. В настоящее время Соединенные Штаты имеют четыре договора такого уровня — с Германией (1976 г.), Австралией (1982 г.), Европейским сообществом (1991 г.) и Канадой (1995 г., по пересмотренному договору 1984 г).

Двусторонние договоры формируются на основе сочетания взаимной заинтересованности участвующих в них государств в укреплении сотрудничества в деле совершенствования в области применения законодательства обеими сторонами и желания избежать судебного спора или урегулировать его, когда он возникает в результате отстаивания прав на применение экстерриториальной юрисдикции.

Предмет таких договоров довольно широк, поскольку они обеспечивают:

—направление уведомления другой стороне о начале конкретного расследования и действий по применению антимонопольных норм, которые могут затронуть интересы уведомляемой стороны;

— совместное использование информации, относящейся к проводимому каждой из сторон расследованию в пределах, допустимых национальным законодательством; —

координацию действий по ведению расследования, в случае если каждая из сторон ведет свое расследование по тем же самым компаниям или фактам поведения; —

ведение консультаций по урегулированию потенциальных и реальных судебных споров.

Двусторонние договоры успешно служат своим целям, облегчая взаимные контакты и обеспечивая сотрудничество, что, в целом, повышает эффективность усилий, применяемых антимонопольными органами как в ЕС, так и в США. В результате этого в настоящее время многие слияния компаний и приобретения незамедлительно изучаются и Соединенными Штатами, и ЕС.

Так, благодаря тесному сотрудничеству антимонопольных органов ЕС и США удалось скоординировать усилия по совместному судебному преследованию Федеральной торговой комиссией США и ЕС участников соглашения о слиянии по делу швейцарских фармацевтических компаний «Циба-Джейдж» (Ciba-Geigy) и «Сандоз» (Sandoz)83, а также по делу о слиянии компаний «Гиннес» (Guinness) и «Гранд Метрополитен» (Grand Metropolitan)84.

Аналогичное сотрудничество имело место и в расследованиях по другим делам, например, в деле корпорации Майкрософт, по которому в 1995 г. были проведены скоординированные акции со стороны США и ЕС85

Справедливости ради необходимо отметить, что далеко не всегда сотрудничество антимонопольных ведомств двух систем может привести к координации их действий. В частности, наиболее показательное несогласие имело место при расследовании акта слияния компаний «Боинг» (Boeing) и «Макдоннелл Дуглас» (McDonnell Douglas), когда Федеральная торговая комиссия США сочла данную операцию допустимой с точки зрения антимонопольного права, а Европейская комиссия выразила свое согласие на инициирование судебного преследования в отношении данного слияния86. Результатом стала реальная угроза торговой войны между США и ЕС.

Причинами затруднений в сотрудничестве антимонопольных ведомств ЕС и США являются как различия в национальных законах, так и несовпадающие мотивы сторон в сфере правовой и промышленной политики.

В ходе слияния двух американских производителей самолетов были затронуты также и вопросы конкуренции на европейском рынке (как интересы единственного европейского конкурента-производителя на этом рынке Airbus, так и, безусловно, авиакомпаний). Boeing на момент слияния являлся мировым лидером с долей в 64% по большим гражданским самолетам; на Airbus приходилось 30% и на McDonnell Douglas 6%. Оба предприятия также были представлены на рынках космической техники и техники военного назначения.

Европейская Комиссия установила наличие намерения о слияния в соответствии с правом ЕС (ст. 3 Регламента о контроле за слияниями); а также тот факт, что размер слияния был достаточным для его общеевропейского значения.

Был начат процесс обмена мнениями с американской стороной, в соответствии с условиями Договора 1991 года. Комиссия в соответствии со ст. VI Договора выразила свое намерение принять во внимание национальные интересы Соединенных Штатов и, особенно, интересы, связанные с консолидацией военной индустрии США. Федеральная торговая комиссия уведомила Европейскую Комиссию о том, что запрет слияния может быть расценен как противоречащий интересам США в области вооружения и способен привести к потере тысяч рабочих мест в случае ликвидации McDonnell Douglas.

В итоге после длительных консультаций Европейская Комиссия, с учетом вышеперечисленных факторов и обязательств, принятых на себя Боингом, все же, одобрила запланированное слияние.

Отметим, что дело компании «Боинг» не свидетельствует о том, что сотрудничество антимонопольных органов ЕС и США непродуктивно. Оно выявляет потенциальные риски, которые могут возникать при координации такого сотрудничества.

Сотрудничество ЕС и США в области защиты конкуренции, возникшее в результате заключения двусторонних договоров сталкивается по крайней мере, с двумя существенными препятствиями. Первое из них заключается в коллизиях при применении антимонопольных правовых норм за пределами национальных границ или границ Союза; второе - в юридических запретах, связанных с использованием конфиденциальной информации. Антимонопольные ведомства ЕС и США предприняли ряд шагов для решения этих проблем, что привело к закреплению так называемых принципов «негативной вежливости» и «позитивной вежливости» и к активизации переговоров по совершенствованию механизмов сотрудничества.

В двусторонних договорах воплощено различие между принципами «негативной вежливости» (negative comity) и «позитивной вежливости» (positive comity). Первый принцип предусматривает общее взаимоуважение в межгосударственных отношениях. Таким образом, принцип «негативной вежливости» предписывает степень невмешательства в дела другого государства.

Принцип «позитивной вежливости» требует, напротив, готовности на основании национальных законов противостоять действиям, ограничивающим конкуренцию на территории другой стороны договора. Данный принцип в его сегодняшней интерпретации толкуется достаточно узко. При его применении не возникает обязательства к позитивному действию. Подобный принцип межгосударственного сотрудничества может быть проведен в жизнь в случае возникновения конфликта только на основании доброй воли и политических мотивов стороны договора. Средств легального исполнения решений, принятых в соответствии с данным принципом, на территории другого государства на сегодняшний момент не существует.

Думается, что наиболее эффективные результаты международного сотрудничества в области правовой защиты конкуренции могут быть достигнуты, однако, только при условии применения обоих принципов в совокупности.

В 1998 году был подписан второй договор между ЕС и США о применении принципа «позитивной вежливости» при исполнении национального антимонопольного законодательства87. Данный договор дополняет положения Договора 1991 года.

Статья I Договора 1998 года определяет сферу его действия: «Договор применяется, если одна Сторона предоставит другой Стороне доказательства наличия достаточных причин предполагать что а) на всей территории одной Стороны или на значительной ее части осуществляются действия по ограничению конкуренции, затрагивающие интересы другой Стороны, и б) эти действия недопустимы в соответствии с законодательством Стороны, на чьей территории они осуществляются».

В договоре регулируется также процессуальная сторона сотрудничества между Европейской Комиссией и американской Федеральной торговой комиссией, базирующегося на принципе «позитивной вежливости» (ст. II и III Договора 998 года).

Двустороннее сотрудничество с европейским участием специфично и осуществляется как на уровне Европейской Комиссии, так и национальными ведомствами стран, подписавших соответствующие соглашения. Примером весьма проблематичного сотрудничества между германским антикартельным ведомством и американской Федеральной торговой комиссией может послужить проверка слияния между немецким Mahle GmbH и бразильской компанией Metal Leve S.A. в 1996 году. В ходе интенсивного обмена мнениями стороны пытались урегулировать разногласия по поводу нарушения компаниями обязанности уведомления (фирмы-участники слияния не посчитали необходимым уведомление американского антимонопольного ведомства о планируемом слиянии; Федеральная торговая комиссия, напротив, сочла состояние конкуренции в США непосредственно затронутым этим слиянием; Европейская Комиссия отстаивала позицию достаточности своей компетенции в деле). Обмен мнениями не изменил позицию американцев, и Федеральная торговая комиссия обязала компании выплатить высокие штрафы. Немецкое антимонопольное ведомство было только уведомлено о принятом решении88.

Заслуживает внимания тот факт, что в большинстве случаев, потребовавших совместной работы между национальными антимонопольными ведомствами, речь шла о контроле за корпоративными слияниями. Так, в деле Glaxo/WcIIcomc задачей антимонопольных ведомств США и ЕС стало сохранение конкуренции на рынке лекарственных средств. Европейская Комиссия посчитала достаточным обязательство Glaxo передать третьей стороне свою исключительную лицензию по разработке и коммерческому использованию как новых препаратов Wellcome, так и создаваемых Glaxo препаратов против мигрени нового поколения. Американская Федеральная торговая комиссия потребовала значительно большего объема уступок как условия разрешения слияния: весь исследовательский комплекс по этому виду лекарственных препаратов, принадлежащий Wellcome, должен был быть продан третьей стороне. В ходе взаимных консультации удалось достигнуть компромисса, который удовлетворил как оба государственных ведомства, так и концерны, принимавшие участие в слиянии89.

С учетом вышеизложенного представляется правомерным утверждать, что принцип «позитивной вежливости», все же, является определяющим в сотрудничестве антимонопольных ведомств ЕС и США.

Принцип «позитивной вежливости» предполагает рассмотрение одной страной запроса другой страны и организацию на основе этого запроса процедуры судебного разбирательства по конкретному антимонопольному делу, связанному с монополистическими действиями на территории страны юрисдикции. При этом в соответствии с данным принципом юридически незначимым является то, что монополистические действия, являющиеся предметом судебного разбирательства, непосредственно не нарушают интересы страны юрисдикции, во внимание принимается то, что они наносят вред интересам страны, направившей запрос.

Например, если картель европейских производителей затрагивает интересы не только европейских потребителей, но и потребителей США, то полномочные агентства США, применяя принцип «позитивной вежливости», могут обратиться к ЕС с просьбой провести расследование и предпринять необходимые действия в отношении такого поведения картеля.

Концептуальной основой принципа «позитивной вежливости» служит то, что антимонопольный орган страны юрисдикции имеет более широкие возможности для проведения расследования в отношении монополистического поведения компаний и для наложения соответствующих санкций. Принцип «позитивной вежливости» не только повышает эффективность применения антимонопольных норм, но и позволяет избежать конфликта юрисдикций, поскольку, по сути, антимонопольные органы одной страны на взаимной основе доверяют профессионализму и беспристрастности своих коллег в другой стране и тем самым избегают необходимости применения иностранного законодательства при рассмотрении дела своими национальными судами.

Двусторонние договора между США и государствами ЕС также включают в себя ссылку на принцип «позитивной вежливости»90.

Примером применения принципа «позитивной вежливости» может служить обращение Департамента юстиции США к ЕС с запросом о проведении расследования по фактам нарушения режима конкуренции на европейском рынке компьютерных систем бронирования авиабилетов91.

Проблема использования конфиденциальной информации решается в ЕС и США следующим образом. Общей тенденцией является предоставление антимонопольным органам полномочий на заключением договоров, в рамках которых они могут осуществлять на взаимной основе обмен такой информацией. Обычно такие договоры закрепляют право каждого из участвующих в них антимонопольных органов предпринимать меры принудительного воздействия на контрагента, препятствующего получению такой информации в рамках договора, в частности, право на обращение в суд о понуждение контрагента на предоставление конфиденциальной информации92.

Примером усилий на национальном уровне по решению проблемы использования конфиденциальной информации может служить принятие в 1994 г. Конгрессом США Закон о международном содействии в применении антимонопольных законов, который дает антимонопольным агентствам США полномочия на заключение вышеописанных договоров93.

Сотрудничество ЕС с антимонопольными органами других государств, по всей видимости, будет активизироваться, особенно с учетом происходящих в современном мире процессов глобализации. Глобализация будет стремительно развиваться, следовательно, ряд компаний будет продолжать придерживаться поведения, противоречащего правилам отношений с конкурентами- Поэтому представляется крайне важным, чтобы практика применения норм антимонопольного права включала в себя все необходимые механизмы, позволяющие защитить интересы потребителей и иных участников рыночных отношений.

Сотрудничеству ЕС и США в этом контексте благоприятствует целый ряд факторов. В первую очередь, к их числу относится то, что антимонопольное право ЕС и США характеризуется общими целями и задачами, заключающимися в предотвращении злоупотреблений, картельных соглашений, рыночного диктата и иных форм монополистического поведения. Кроме того, антимонопольное право и правоприменение в сфере защиты конкуренции в ЕС и США направлено на стимулирование экономического роста. Отметим, что предшествующая доктрина антимонопольного правового регулирования делала акцент на необходимости поддержания известного компромисса между экономической эффективностью и справедливостью. При этом, несмотря на все достоинства этой доктрины, зачастую «справедливость» выливалась в необходимость защиты слабого конкурента от более эффективного. То есть, более прогрессивная или нашедшая новые способы повышения экономической эффективности компания могла подвергнуться санкциям. Кроме того, предыдущая доктрина также предполагала негативную оценку такого явления, как концентрация рынка, не учитывая при этом, что действия, в результате которых появилась концентрация, могут одновременно служить и большей выгоде потребителей и их интересам. Смещение акцентов в доктринах антимонопольного правового регулирования имело общую направленность как в ЕС, так и в США.

В качестве примера можно привести так называемые «вертикальные ограничения», когда сделки между поставщиком и дистрибьютором с предоставлением исключительных прав на продажу товаров или услуг ранее рассматривались, как незаконные по своей сути. В настоящий момент в практике антимонопольных органов ЕС и США они рассматриваются с точки зрения их разумности и обоснованности и не всегда квалифицируются как правонарушающие. Это означает, что в тех случаях, когда компания может доказать выгодность подобной сделки для потребителей, сделка может быть признана законной94.

Аналогично ранее запрещались слияния, приводившие к значительному расширению доли рынка, занимаемой двумя объединяющимися компаниями, и к концентрации продавцов. В настоящее время как ЕС, так и в США подобные слияния могут быть разрешены, если будет доказано, что подобный шаг предпринимается в интересах потребителей.

Таким образом, базовая концепция антимонопольного правового регулирования, выражающаяся в том, что монополизация рынка является незаконным деянием, остается неизменной. Однако в настоящее время как в сфере правотворчества, так и в сфере правоприменения превалируют иные стандарты и критерии определения того, что может считаться монополизацией.

Но вместе с этими схожими чертами существуют и значительные отличия, появившиеся в результате особенностей исторического развития антимонопольного регулирования в ЕС и США.

Так, в рамках правовой политики по поддержанию свободной конкуренции, проводимой Европейским Союзом, акцент делается на

устранении барьеров, препятствующих интеграции рынков различных

государств-членов ЕС95.

При рассмотрении дел о «вертикальной интеграции» в Европе, их

обстоятельства оцениваются не только с точки зрения последствий для

потребителей, но и с позиций экономической эффективности и пользы

для Общего рынка, ради которых компаниям могут быть предоставлены

исключения, даже в ущерб правам потребителей96.

Аналогичный подход имеет место при рассмотрении дел о

слияния компаний, обстоятельства которых Европейская Комиссия

оценивает с точки зрения вероятности «злоупотреблений, возможных

128

вследствие доминирования на рыке»

Таким образом, возможность международного сотрудничества в области правовой защиты конкурентной среды существует, хотя и сталкивается с серьезными препятствиями в силу культурных различий и политических факторов. Тем не менее, существует важнейший прецедент, на основе которого представляется обоснованным с оптимизмом оценивать перспективы развития такого сотрудничества. Этому способствует схожесть позиций руководства ЕС и США по ключевым вопросам антимонопольного правового регулирования.

Прецедентом, о котором идет речь, является Базельское соглашение по международным стандартам капитала для коммерческих банков97. Подписанию этого документа предшествовали почти десять лет переговорного процесса, благодаря которому удалось преодолеть как политические разногласия, так и различия в практике заключения и оценки соответствующих финансовых сделок в ЕС и США.

Показательным является то, что Базельское соглашение никогда не стало бы многосторонним, если бы не предложение со стороны США и

Великобритании о продолжении двусторонних переговоров. Это предложение, к которому могли присоединиться все желающие, сдвинуло Базельскис переговоры с мертвой точки и стало краеугольным камнем заключения окончательного многостороннего документа.

Это наглядно демонстрирует, что стратегическое двустороннее сотрудничество может оказать аналогичное позитивное воздействие на развитие форм и способов защиты конкуренции в ЕС и США, а также в иных государствах в процессе глобализации.

В условиях глобализации теоретики и практики активно обсуждают возможные инструменты регулирования международной конкуренции. Причем интенсивность этой дискуссии резко усилилась в последние десять лет98. Думается, что основа развития данной сферы международного права видится в дальнейшей эволюции системы двусторонних договоров и многосторонних региональных и универсальных соглашений.

На сегодняшний день разработан ряд проектов, важнейшими из которых являются Проект международного антимонопольного кодекса (Draft International Antitrust Code) и Отчет экспертов Европейского Союза.

Перспективы создания универсального соглашения (будь то в форме кодекса или вы каком либо ином виде) предполагают, что такое соглашение должно применяться по отношению к ситуациям, затрагивающим минимум две стороны договора. Таким образом, соглашение должно охватывать только область международной конкуренции и никоим образом не регулировать конкуренцию на национальных и локальных рынках, остающуюся предметом исключительной компетенции государств.

Предложенный проект кодекса содержит также многочисленные нормы материального права, представляющие собой определенные минимальные стандарты регулирования, большей частью заимствованные из права ЕС в области защиты конкуренции. Так, проект кодекса запрещает горизонтальные и вертикальные ограничения конкурентной борьбы, содержит нормы по контролю за концентрацией и реструктуризацией. Нормы по контролю за слияниями также в значительной степени ориентированы на право ЕС (в частности на Регламент ЕС о контроле за слияниями и Закон ФРГ об ограничениях конкуренции).

Группа экспертов ЕС, получившая задание сформулировать компетентные предложения для европейской политики в области международной конкуренции, опубликовала в 1995 году «Отчет о политике в области конкуренции в новом экономическом порядке»99. Эксперты пришли к выводу о необходимости расширения сотрудничества между национальными ведомствами и выдвинули предложение о заключение многостороннего Соглашения по конкуренции и торговле (Plurilateral Agreement оп Competition and Trade). По мнению европейских экспертов, Соглашение должно базироваться на принципах «позитивной и негативной вежливости», содержать некоторые минимальные стандарты в сфере материального права. Соглашение также должно предусматривать создание международной инстанции, задачей которой стали бы организация и проведение международного арбитража по вопросам антимонопольного права.

Таким образом, Отчет экспертов ЕС во многих принципиальных вопросах занимает схожую с проектом кодекса позицию. Отличия двух документов заключаются, во-первых, в наличии в Отчете предложения по созданию организации, призванной содействовать воплощению соглашений в жизнь, и, во-вторых, в том, что Отчет экспертов в вопросах минимальных стандартов носит более компромиссный и ограниченный характер.

Развитие мировой экономики сопровождается ростом глобальной конкуренции. С открытием рынков и значительным уменьшением таможенных тарифов национальные рынки подвергаются влиянию со стороны больших транснациональных экономических субъектов. Это принципиально позитивное направление развития мировой экономики сопровождается, однако, и противоположными тенденциями. Глобальной конкуренции угрожает возможность образования мировых монополий. Процесс укрупнения долей ускоряется в ходе транснациональных корпоративных слияний. Национальные антимонопольные ведомства и национальное законодательство не в состоянии в одиночку противостоять размыванию конкуренции как возможному результату волны мегаелняний. Необходимо создание эффективного международного антимонопольного права.

Правильным представляется использование совокупности различных форм и способов международного сотрудничества в этой области. Признаком современного развития является постоянное устранение значительных различий между национальным законодательством разных стран в области антимонопольного права, в частности, унификация форм экономической деятельности, всемирный информационный обмен и применение принципа «позитивной вежливости» Ь2.

Тем не менее, практика показывает, что сближение правовых систем само по себе, в одиночку, не может обеспечить эффективного регулирования транснациональной конкуренции. На пути к созданию и эффективному применению международного антимонопольного права может быть использован целый спектр средств. Двусторонние договоры на основе принципа «позитивной вежливости» играют важную роль в развитии сотрудничества, но, в силу своей природы, они в состоянии

1)2 См., например: Mattoo A., Subramanian A. Multilateral Rules on Competition Policy // Journal of World Trade, 1997. Vol.31. S.95-115; Wolf D. Nicht mit Mega-Bchtirdcn gegen Mega-Fusionen // Frankfurter Allgmeinc ZeitungJ0.05.1999. S.10.

только ограниченно влиять на международную конкуренцию. Необходимо применение более строгих и широких по сфере действия механизмов для осуществления цели поддержания конкуренции на мировых рынках и их открытости для потенциальных конкурентов13'.

В целом, представляется, что опыт правового регулирования в области защиты конкуренции в Европе дает серьезный повод для размышлений в процессе создания и развития как международного сотрудничества в этой области, так и международного антимонопольного права. При достижении определенной степени экономической взаимозависимости становится необходимым и в той или иной степени единое правовое регулирование, отсутствие которого может стать серьезным тормозом в дальнейшем развитии100.

Конечно, по уровню взаимосвязанности мир в целом вряд ли можно сравнить с единой Европой на нынешнем ее этапе, еще в большей степени это относится к политическому единству. Однако, логически оправданным представляется утверждение о достижении мировой экономикой (особенно в отношениях между экономически наиболее мощными державами) того уровня, на котором применение общих начал поддержания конкуренции на мировых рынках представляется уже жизненно важным. Опыт единого европейского регулирования, его развития в сторону исключительной компетенции Комиссии по слияниям общеевропейского значения, по нашему мнению, должен быть учтен при выработке принципов мирового антимонопольного регулирования. 149

<< | >>
Источник: Толоконников Алексеи Николаевич. ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА КОНКУРЕНЦИИ В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ / Диссертация / Москва. 2007

Еще по теме §3. Роль Европейского Союза в развитии двустороннего и многостороннего межгосударственного сотрудничества в области защиты конкуренции:

  1. Глава IV. СООТНОШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ НАЧАЛ В СИСТЕМЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  2. § /. Регулирование сотрудничества по вопросам осуществления связи и передачи информации в международном праве
  3. § 3 Участие в международных торговых отношениях объединений, созданных на основе «региональных торговых соглашений»
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. §3. Роль Европейского Союза в развитии двустороннего и многостороннего межгосударственного сотрудничества в области защиты конкуренции
  6. § 2. Нормативно-правовая основа конкуренции и ограничения монополистической деятельности
  7. 4.2. Проблема борьбы с "отмыванием" доходов от преступной деятельности
  8. РЕГУЛИРОВАНИЕ НА ОСНОВЕ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО РАСКРЫТИЯ ИНФОРМАЦИИ
  9. СОДЕРЖАНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. §3. Роль Европейского Союза в развитии двустороннего и многостороннего межгосударственного сотрудничества в области защиты конкуренции
  12. §1. Понятие и принципы борьбы с ННН рыбным промыслом
  13. § 2.2. Становление судебных механизмов МОРЭИ в период с 1990-х гг. по настоящее время
  14. Введение
  15. § 1. Органы государственной власти, обеспечивающие безопасность в сфере экономики
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -