<<
>>

2.1. Основные положения директив Европейского союза в области охраны интеллектуальной собственности

В государствах - членах Европейского союза правовое регулирование отношений в сфере интеллектуальной собственности в настоящее время унифицируется и гармонизируется. Унификация, как правило, происходит в как правило происходит на основании положений Директив, которые требуют от государств-членов достижения определенных целей путем их переноса в плоскость национальных законов государств-членов Евросоюза в соответствии с принятыми процедурами.

В данном разделе рассматриваются вопросы, связанные со спецификой интеграционных процессов в области основных институтов права интеллектуальной собственности: авторского права и смежных прав, патентного права, права на средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг), нетрадиционные объекты интеллектуальной собственности, включая рассмотрение мер по обеспечению защиты прав интеллектуальной собственности в Европейской Союзе.

В настоящее время отношения в области охраны интеллектуальной собственности регулируются в рамках Европейского союза следующими директивами.

В области авторского права интеграционные процессы связаны, прежде всего, с правовой охраной авторских и смежных прав, программ для ЭВМ и баз данных.

1) Директива ЕС № 91/250/ЕЕС от 14 мая 1991 года о правовой охране программ для ЭВМ (Council Directive 91/250/ЕЕС of 14 May 1991 on the legal protection of computer programs).

В соответствии с положениями этой Директивы государства-члены ЕС осуществляют посредством авторского права охрану компьютерных программ как литературных произведений в том значении, как этот термин понимается в Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений. В статье 1 данной Директивы говорится, что компьютерные программы подлежат охране как литературные произведения. Определение компьютерной программы не дается, но при этом понятно, что охрана распространяется на выражение в любой форме компьютерной программы, но не на идеи и принципы, лежащие в основе любого элемента программы.
В декларативной части Директивы поясняется, что логика, алгоритмы и язык программирования не охраняются. Охраняется подготовительная работа по разработке программы при условии, что характер этой работы таков, что в ее результате может быть получена компьютерная программа на более позднем этапе.

Понятие оригинальности регламентируется как «своеобразное создание автора». Таким образом, простая затрата усилий или ресурсов не является достаточной, должно иметь место творчество. Однако, в декларативной части поясняется, что в отношении качественных или эстетических достоинств программы не применяются никакие тесты.

Автор определяется как физическое лицо или группа лиц, которые создали программу. Право владения программой должно предоставляться автору таким же образом, как и в случае с произведениями литературы.

Согласно ст. 4 Директивы ЕС № 91/250/ЕЕС, правообладатель может контролировать следующие действия по использованию:

постоянное или временное воспроизведение программы, любым способом и в любой форме, частично или целиком;

перевод, адаптация, упорядочивание и любые иные изменения программы;

• любая форма распространения среди общественности, в том числе прокат копий. Право на распространение программы исчерпывается первой продажей копии на территории ЕС.

Статья 5 «Исключения из ограниченных действий» Директивы ЕС № 91/250/ЕЕС гласит, что при отсутствии специальных указаний в договоре, приводимые в статьях 4 (а) и (Ь) действия не требуют согласия правообладателя, если они являются необходимыми для использования компьютерной программы законным приобретателем в соответствии с ее предназначением, в том числе в целях исправления ошибок. Договор не может запрещать создание резервной копии лицом, имеющим право на использование компьютерной программы, в той мере, в какой это необходимо для данного использования. Лица, имеющие право на использование копии компьютерной программы, вправе без согласия правообладателя осуществлять наблюдение, исследование или проверку функционирования программы с целью установления идей и принципов, лежащих в основе любого элемента программы, если эти действия осуществляются при выполнении любых действий по загрузке, демонстрированию, оперированию, передаче или хранению программы, которые он вправе выполнять.

В соответствии с п.

1 ст. 6 «Декомпилирование» Директивы ЕС № 91/250/ЕЕС, разрешения правообладателя не требуется, когда без воспроизведения кода и преобразования формы программы в значении статей 4 (а) и (Ь) невозможно обойтись для получения информации, необходимой с целью обеспечить совместимость созданных независимо друг от друга компьютерных программ с другими программами, при соблюдении следующих условий:

данные действия выполняются лицензиатом или другим лицом, имеющим право на использование копии программы, или от их имени лицом, получившим разрешение на эти действия;

указанные в подпункте (а) лица не имели ранее свободного доступа к информации, которая необходима для достижения совместимости;

рамки данных действий ограничены теми частями оригинальной программы, которые необходимы для достижения совместимости.

При этом, согласно п. 2 ст. 6 Директивы, действия, предусмотренные п. 1 ст. 6, не допускаются в отношении информации, полученной путем применения программы:

использование для целей иных, чем те, которые служат достижению совместимости созданной независимо компьютерной программы;

передачу другим лицам, кроме случаев, когда это необходимо для достижения совместимости созданной независимо компьютерной программы;

использование для развития, производства или продвижения на рынок компьютерной программы, которая в существенных чертах подобна первоначальной, или любого другого действия, нарушающего авторское право.

Кроме того, исключения должны делаться в соответствие с трехступенчатым тестом Бернской конвенции. Пункт 3 ст. 6 гласит, что в соответствии с положениями Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений не допускается такое толкование положений статьи 6 Директивы, которое дает возможность применять ее способом, неразумно ущемляющим законные интересы правомерного держателя, или противоречит нормальной эксплуатации компьютерных программ.

Статья 7 Директивы № 91/250/ЕЕС устанавливает обязанности для государств-членов ЕС по установлению специальных мер охраны программ для ЭВМ. Согласно п. 1 ст. 7, без ущерба для положений статей 4, 5 и 6 государства-члены в соответствии со своим национальным законодательством должны предусмотреть адекватные меры ответственности в отношении лица, совершающего любое из следующих действий:

любое действие по передаче в распространение копии компьютерной программы, если лицо знало или имело основание полагать, что она является контрафактной копией;

владение в коммерческих целях копией компьютерной программы, если лицо знало или имело основание полагать, что она является контрафактной копией;

любое действие по передаче в распространение либо владение в коммерческих целях любыми средствами, единственное предназначение которых заключается в том, чтобы облегчить неразрешенное устранение или воспрепятствование действию любого технического приспособления, которое могло быть использовано для защиты компьютерной программы.

При этом любая контрафактная копия компьютерной программы подлежит конфискации в соответствии с законодательством соответствующего государства-члена ЕС; законодательства государств- членов ЕС могут предусмотреть конфискацию предметов правонарушения.

2) Директива ЕС № 92/100/ЕЕС 19 ноября 1992 года о праве на прокат и праве на предоставление в безвозмездное временное пользование и некоторых правах , относящихся к авторскому праву в области интеллектуальной собственности Директива ЕС № 92/100/ЕЕС состоит из четырех глав: глава I посвящена правам проката и использования оригиналов и копий произведений, охраняемых авторским правом, а также иных объектов; глава II регулирует смежные права (право на запись, право на воспроизведение, право вещания и опубликования в средствах массовой информации, право на распространение); глава III, посвященная срокам действия прав авторов, исполнителей, производителей фонограмм, вещательных организаций, содержит в себе две статьи (обе статьи были аннулированы Директивой 93/98/ЕЭС от 29 октября 1993 года); глава IV содержит в себе общие положения (применение Директивы во времени, взаимосвязь между авторским правом и смежными правами, заключительные положения).

Статья 1 Директивы ЕС № 92/100/ЕЕС закрепляет, что в соответствии с положениями главы I Директивы государства-члены ЕС в силу статьи 5 (а) располагают правом предоставления разрешения или запрета проката и использования оригиналов и копий произведений, охраняемых авторским правом, а также иных объектов, упомянутых в статье 2(1).

При этом согласно ст. 1 Директивы, под «прокатом» в контексте Директивы понимается предоставление охраняемых объектов для их использования на ограниченный срок с целью извлечения экономической или коммерческой выгоды. «Использование» в контексте Директивы означает предоставление охраняемых объектов для их использования на ограниченный срок, исключая цели извлечения экономической или коммерческой выгоды в случаях, когда подобное использование осуществляется посредством публичных организаций.

Согласно ст. 2 Директивы, исключительное право разрешать или запрещать реализацию прав проката и использования принадлежит:

автору, применительно к оригиналу и копиям его произведений;

исполнителю, применительно к записям его исполнения;

производителю фонограммы, применительно к таким фонограммам, а также:

продюсерам кинофильма, применительно к оригиналу и копиям этого кинофильма.

В контексте Директивы под «кинофильмом» понимается аудиовизуальное произведение, использующее движущиеся образы, как со звуковым сопровождением, так и без него. Главный режиссер кинематографического или аудиовизуального произведения признается его автором или соавтором. Государства-члены ЕС могут включать в число соавторов также и других лиц (ст. 2 Директивы ЕС № 92/100/ЕЕС).

Статья 3 «Прокат компьютерных программ» Директивы ЕС № 92/100/ЕЕС закрепляет, что Директива не предусматривает каких-либо ограничений применительно к положениям статьи 4 (с) Директивы Совета Европейского Сообщества 91/250/ЕЕС от 1 мая 1994 г. о правовой защите компьютерных программ).

Статья 5 Директивы ЕС № 92/100/ЕЕС гласит, что государства-члены ЕС вправе вводить ограничения исключительных прав проката, предусмотренных ст. 1 Директивы, применительно к публичному прокату, при условии, что как минимум за авторами будет сохранено право на получение вознаграждения за подобный прокат. Государства-члены ЕС также вправе определять размер вознаграждения, исходя из культурной и коммерческой ценности произведений, переданных в прокат.

В соответствии со ст. 10 Директивы ЕС № 92/100/ЕЕС государства- члены ЕС вправе вводить определенные ограничения прав, упомянутых в главе II (право на запись, право на воспроизведение, право вещания и опубликования в средствах массовой информации, право на распространение объектов охраны) в отношении:

частного использования;

использования коротких отрывков в выпусках текущих новостей;

временных записей, осуществляемых вещательными организациями с использованием собственных технических средств и предназначенных для внутреннего использования;

использования исключительно в образовательных целях или в целях проведения научных исследований.

Кроме того, любое государство-член ЕС вправе устанавливать те же ограничения в отношении авторских и смежных прав исполнителей, производителей фонограмм, вещательных организаций и продюсеров кинофильмов, какие установлены в отношении авторских прав на литературные и художественные произведения. Вместе с тем, «принудительная лицензия» может предусматриваться лишь в той мере, в которой это не противоречит положениям Римской Конвенции.

Статья 14 Директивы ЕС № 92/ЮО/ЕЕС закрепляет, что «в соответствии с настоящей Директивой защита смежных прав не влияет на осуществление защиты авторских прав».

3) Директива ЕС № 93/83/ЕЕС от 27 сентября 1993 года о согласовании некоторых норм авторского права и прав, относящихся к авторскому праву, применимых к эфирному вещанию через спутник и к ретрансляции по кабелю . Данная Директива, как указано в ее преамбуле, утверждена с учетом того, что вещание, осуществляемое через границы ЕС, в частности, спутниковое и кабельное вещание, являются одним из наиболее действенных средств в реализации целей, поставленных ЕС, а указанные цели имеют одновременно политическое, экономическое, социальное, культурное и правовое значение.

Глава I «Терминология» Директивы ЕС № 93/83/ЕЕС содержит в себе одну статью «Определения». Этой статьей вводятся следующие понятия (определения) в контексте Директивы:

• «спутник» - любой спутник, функционирующий в диапазонах частот, которые, согласно действующему законодательству в области связи, выделены для общедоступной передачи и приема вещательных сигналов либо для осуществления прямой радиосвязи. В последнем случае условия индивидуального? приема сигналов должны быть сопоставимы с условиями, рассматриваемыми в первом случае.

«общедоступное спутниковое вещание» - передача сигналов вещательных программ для их последующего общедоступного приема, осуществляемых под контролем и с помощью технических средств вещательной организации, с использованием магистрального ' /канала связи наземных передающих средств со спутником и канала связи от спутника до наземных станций приема вещательных сигналов.

«кабельная ретрансляция» - одновременная, неизмененная и несокращенная ретрансляция, осуществляемая по кабелю или с помощью СВЧ-систем для последующего общедоступного приема вещательных сигналов программ, передаваемых из другой страны ЕС проводным или эфирным способом, включая общедоступное спутниковое вещание, телевизионные и радиопрограммы.

«агентство по надзору за авторскими и смежными правами» - любая организация, главной целью или одной из целей которой является осуществление надзорно-контрольных функций применительно к реализации авторских или смежных прав.

Статья 3 Директивы гласит, что государства-члены ЕС обеспечивают условия, при которых разрешение на вещание может быть предоставлено исключительно на договорной основе. Государства-члены ЕС вправе предусмотреть условия, согласно которым коллективное соглашение между агентством по надзору за авторскими и смежными правами применительно к определенной категории произведений может быть распространено на правообладателей, относящихся к той же самой категории, но не представленных со стороны агентства, при наличии двух условий:

общедоступное спутниковое вещание обеспечивает одновременную наземную передачу вещательных программ одной и той же вещательной организацией;

не представленный агентством правообладатель в любое время будет иметь возможность выйти из коллективного соглашения применительно к его произведенйям и осуществлять свои права индивидуально либо коллективно (п. 2.ст. 3 Директивы).

При этом в соответствии с п. 3 ст. 3 Директивы № 93/83/ЕЕС, к кинематографическим произведениям, включая произведения, созданные с использованием процесса, аналогичного процессу создания кинофильмов, не применяются требования, изложенные в п. 2 ст. 3 Директивы.

Статья 4 «Права исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций» № 93/83/ЕЕС содержит в себе бланкетные (отсылочные) нормы. Закрепляется, что в целях осуществления общедоступного спутникового вещания права исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций подлежат охране в соответствии с положениями статьи 6, 7, 8 и 10 Директивы 92/100/ЕЭС. При этом определение «вещание беспроводным способом», содержащееся в Директиве 92/100/ЕЭС, распространяется также на общедоступное спутниковое вещание. Применительно к реализации прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций, применяются положения, содержащиеся в статьях 2 (7) и 12 Директивы 92/100/ЕЭС.

В соответствии со ст. 8 Директивы, государства-члены ЕС в случаях осуществления кабельной ретрансляции программ из других стран ЕС на свою территорию обеспечивают контроль соблюдения авторских и смежных прав, а также принимают меры к тому, чтобы указанная ретрансляция осуществлялась на основе коллективных соглашений, заключаемых между обладателями авторских прав, обладателями смежных прав и операторами кабельных сетей.

Статьей 9 Директивы ЕС № 93/83/ЕЕС устанавливается, что государства-члены ЕС принимают все меры к тому, чтобы права обладателей авторского права и смежных прав в отношении предоставления разрешения операторам кабельных сетей на осуществление кабельной ретрансляции или отказа в предоставлении такого разрешения находились бы в исключительной компетенции агентств по надзору за авторскими и смежными правами. В тех случаях, когда правообладатель не передал управление своими правами в пользу агентства, осуществляющего контроль и надзор над авторскими правами той же самой категории, такое агентство признается органом, осуществляющим всю полноту полномочий в отношении подобных прав. Если полномочия в отношении авторских прав одной и той же категории осуществляются несколькими агентствами, правообладатель вправе по своему усмотрению выбрать агентство, которое будет осуществлять всю полноту полномочий в отношении его авторских прав. Государства-члены ЕС вправе предусмотреть условие, согласно которому в том случае, если правообладатель предоставляет разрешение на изначальную передачу на отведенной территории материалов или иных объектов правовой защиты такого правообладателя, он признается принявшим на себя обязательство самостоятельно не осуществлять право на кабельную ретрансляцию, а, напротив, реализовывать подобные права в соответствии с положениями Директивы ЕС № 93/83/ЕЕС.

Статья 10 Директивы ЕС № 93/83/ЕЕС предусматривает изъятия из правил, установленных ст. 9 Директивы: государства-члены ЕС обеспечивают выполнение условия, согласно которому положения ст. 9 Директивы не применяются к правам, осуществляемым вещательной организацией в отношении своего собственного вещания, независимо от того, принадлежат ли рассматриваемые права таким организациям изначально или они были переданы этим организациям со стороны обладателей авторских и/или смежных прав.

Необходимо обратить внимание на то, что в соответствии с положениями Директивы ЕС № 93/83/ЕЕС разрешение на передачу по спутнику произведений может быть получено лишь на основании договора, заключаемого между организациями, управляющими авторскими и смежными правами на коллективной основе, и вещательными организациями. Таким образом, автор фактически исключается из числа субъектов указанного договора о передаче права на вещание.

4) Директива ЕС № 93/98/ЕЕС от 29 октября 1993 года о гармонизации срока действия охраны авторского права и некоторых смежных прав.

До принятия этой Директивы в 1993 г., сроки охраны авторских и смежных прав в странах-членах сильно различались. В Германии, Австрии и Испании срок охраны таких прав по определенным произведениям составлял 70 лет после смерти автора. В Соединенном Королевстве и Ирландии этот срок составлял 50 лет после смерти автора. В Португалии в течение некоторого времени охрана прав была бессрочной.

Директива ЕС № 93/98/ЕЕС, как указано в ее преамбуле, была утверждена с целью установления нормального проведения всех осуществляемых на внутренних рынках операций, с учетом того, что «между внутригосударственными законами существуют различия, касающиеся сроков защиты авторских и смежных прав, которые могут препятствовать свободному движению и распространению услуг, и служат помехой свободной конкуренции на общем рынке». При этом было принято во внимание, что «законы в государствах-членах ЕС должны быть настолько согласованными, насколько это необходимо для обеспечения равных сроков защиты во всем ЕС».

Согласно ст. 1 этой Директивы, «права автора литературного или художественного произведения, в значении ст. 2 Бернской конвенции, действуют в течение срока жизни автора и 70 лет после его смерти, независимо от того, когда произведение правомерно стало доступно публике».

Срок защиты кинематографических или аудиовизуальных произведений, согласно ст. 2 Директивы ЕС № 93/98/ЕЕС, должен истекать через 70 лет после смерти последнего из следующих лиц, независимо от того, определены ли эти лица как соавторы: главный режиссер, автор сценария, автор диалога и композитор музыкальных произведений, специально созданных для использования в этом кинематографическом или аудиовизуальном произведении.

Срок действия смежных прав для исполнителей, производителей фонограмм, кинопродюсеров, вещательных организаций установлен статьей 3 Директивы ЕС № 93/98/ЕЕС равным 50 годам после даты исполнения, создания фонограммы, создания фильма, первого вещания соответственно.

При этом, согласно ст. 3 Директивы ЕС № 93/98/ЕЕС:

если исполнение произведения транслировано или иначе законно доведено до публики в течение этого периода, то права истекают через 50 лет после первого такого случая.

если звукозапись законно транслируется или каким-либо иным способом доводится до сведения публики в течение этого периода, то права истекают через 50 лет после первой такой публикации.

при трансляции или другом способе доведения фильма до публики в течение этого периода права истекают через 50 лет после даты первой такой трансляции.

Статья 4 Директивы ЕС № 93/98/ЕЕС посвящена защите ранее не опубликованных произведений. Согласно тексту этой статьи, любое лицо, которое после истечения срока защиты авторских прав впервые публикует не опубликованное ранее произведение, должно иметь права, сходные с имущественными правами автора. Срок защиты таких прав длится 25 лет со дня первой публикации или иного способа опубликования произведения.

В соответствии со статьей 5 Директивы ЕС № 93/98/ЕЕС государства- члены ЕС могут устанавливать защиту критических и научных публикаций. Максимальный срок защиты таких прав не должен превышать 30 лет со дня первой законной публикации. Данное положение является необязательным и выражается очень открыто, предположительно, с целью охраны произведений, которые представляют особую важность для общества.

Согласно ст. 6 Директивы ЕС № 93/98/ЕЕС «фотоработы (фотографии), являющиеся оригинальными в том смысле, что они являются интеллектуальным творением автора, должны быть защищены в соответствии со статьей 1. Иные критерии не могут лежать в основе признания их права на защиту». При этом государства-члены ЕС могут установить и иные критерии для защиты фоторабот (фотографий).

Поскольку предусматриваемые Директивой сроки охраны прав превышают сроки, установленные международными нормами, закономерным является то, что в Директиве затронут вопрос охраны прав граждан третьих стран.

В статье 7 «Взаимоотношения с третьими странами» Директивы ЕС № 93/98/ЕЕС говорится, что для авторских прав, в случае если в соответствии с Бернской конвенцией страна происхождения произведения является страной, не входящей в ЕС, и автор не является гражданином ЕС, то срок охраны таких прав должен быть сроком, предусмотренным в данной стране, но при этом не может превышать срок охраны авторских прав в ЕС. Что касается смежных прав, то государства-члены ЕС могут предоставить охрану лицам, не являющимся гражданами ЕС, на срок, предусмотренный в данной Директиве, т.е. 50 лет. Если такой срок не предоставляется, то применяется срок охраны смежных прав, принятый в государстве, гражданином которого это лицо является, но опять же, он не должен превышать срок, предусмотренный в ЕС. Еще один вопрос, который было необходимо рассмотреть в контексте восстановленного авторского права, касался «приобретенных прав», т.е. прав тех, кто уже начал использовать работу до того, как авторские права были восстановлены, или в то время, когда произведение являлась всеобщим достоянием. В этом отношении в ст. 7 Директивы сказано, что государства-члены ЕС «должны принять необходимые меры» для защиты приобретенных прав третьих сторон.

Статья 8 Директивы ЕС № 93/98/ЕЕС уточняет, .что сроки, установленные в Директиве, отсчитываются начиная с первого января года, следующего за годом, в котором происходит, событие, служащее поводом для их возникновения.

Статья 9 Директивы ЕС № 93/98/ЕЕС носит декларативный характер и гласит, что Директива не может ущемлять защиту моральных (личных) прав, предусмотренную в государствах-членах ЕС.

5) Директива ЕС № 96/9/ЕС от 11 марта 1996 года о правовой охране баз данных.

До принятия данной Директивы в рамках ЕС имелись существенные различия в законодательствах государств-членов ЕС по охране баз данных. Большинство стран обеспечивали охрану оригинальных собраний и компиляций баз данных в соответствии со статьей 2 (5) Бернской конвенции. В то же время, стандарт оригинальности довольно существенно различался. Когда в процессе разбирательства некоторых «поворотных» судебных дел в США и ЕС было принято решение о том, что некоторые ценные базы данных не заслуживают охраны, потому что не являются оригинальными, Европейской комиссией было принято решение о необходимости принятия директивы для защиты индустрии баз данных в рамках ЕС.

Директивой ЕС № 96/9/ЕС предусматривается охрана двух уровней: охрана авторского права для баз данных, являющихся оригинальными, и новое sui generis право по неоригинальным базам данных. Положения sui generis, в основу которых был положен критерий «значительных инвестиций» вместо оригинальности, были противоречивыми и остаются таковыми на международном уровне. При отсутствии международного соглашения по данному вопросу, базы данных ЕС пользуются охраной значительно более высокого уровня, чем где-либо в мире.

В целях как авторского права, так и права sui generis, база данных определяется как «сборник произведений, данных или иной независимой информации, расположенной в систематическом или методическом порядке и доступной в индивидуальном порядке через электронные или иные устройства». Это означает, что базы данных могут быть как электронными, так и механическими. Охраняются также индексация и другие системы, необходимые для организации базы данных. В то же время, любые компьютерные программы, использованные для создания или функционирования базы данных, не подлежат охране. Ограничивающими факторами в определении являются те, которые относятся к «независимости» и «доступности в индивидуальном порядке».

Охрана авторских прав баз данных. Стандарт оригинальности для охраны авторских прав фиксируется следующим образом: «Базы данных, которые в силу своего отбора или организации составляют собственное творение автора, подлежат охране авторским правом. Никакие другие критерии не применяются в отношении определения приемлемости для такой охраны». Также говорится, что охрана авторского права не должна распространяться на содержание и не должна препятствовать любому праву, присущему такому содержанию.

Стандарт оригинальности, т.е. «собственное интеллектуальное создание автора» является критерием, который все чаще используется в международных и европейских документах по охране интеллектуальной собственности. В то же время, важно отметить, что творческий вклад в оригинальную базу данных должен направляться на отбор и организацию информации, а не на содержание.

Обладателем авторского права является автор - лицо, «которое создало базу данных или, в случае если это допускается законодательством страны- члена, юридическим лицом, рассматриваемое в соответствии с данным законодательством в качестве правообладателя».

Ограничиваются следующие действия:

временное или постоянное воспроизведение, любыми средствами и в любой форме, частично или полностью;

перевод, адаптация, упорядочивание или любое иное изменение;

любая форма распространения исчерпывается первой продажей в ЕС;

любая передача, показ или исполнение на публике;

любое воспроизведение, распространение, передача или исполнение перевода или адаптированной версии.

В то же время, имеются некоторые исключения. «Законный владелец» имеет право предпринять любое действие, необходимое для получения доступа и нормального использования базы данных. Помимо этого, государства-члены ЕС могут предусмотреть исключения для:

воспроизведение для частного пользования неэлектронной базы данных;

иллюстрации в учебных целях или целях научного исследования со ссылкой на источник в той степени, которая является оправданной для достижения некоммерческой цели;

использования в целях безопасности общества, административных или судебных процедур;

других видов использования, которые являются традиционно дозволенными в соответствии с национальным законодательством.

Необходимо соблюдать трехступенчатый тест, предусмотренный Бернской конвенцией.

Право sui generis в отношении баз данных. В статье 7 Директивы ЕС №96/9/ЕС предусмотрено, что государства-члены ЕС должны предоставить право изготовителю базы данных, которая потребовала значительных количественных и/или качественных инвестиций для приобретения, подтверждения или представления содержания базы данных. Это новое право является правом на недопущение извлечения и/или повторного использования целиком или значительной части содержания базы данных, оцениваемой в количественном и/или качественном порядке. Важно, что здесь правообладателем является «изготовитель» базы данных.

Определяющим фактором для охраны является «значительные вложения». Директива ЕС №96/9/ЕС не содержит руководства в отношении значения этого термина, однако при анализе становится ясно, что ссылка на качество или количество означает, что финансовый размер инвестирования не является единственным определяющим фактором. Таким же образом может быть учтен вклад человеческих усилий. Данное право предоставляется в целях предотвращения извлечения и повторного использования всей или существенной части содержания базы данных. «Извлечение» и «повторное использование» имеют широкое определение. Однако понятно, что право не воспрещает получение «незначительных» частей содержания. Фактически, в Директиве ЕС №96/9/ЕС сказано, что «законный пользователь» может использовать незначительные части содержания в любых целях.

Если в результате значительных инвестиций определенный тип информации организован в базу данных, то информация этой базы данных не может быть использована без разрешения владельца базы данных. Однако, охраняется не сам фактический материал, а то, каким образом изготовитель этой базы данных организовал его. Нет запрета на то, чтобы другое лицо, заинтересованное в этом, независимо создало другую базу данных, которая будет содержать тот же тип информации, если такая информация не будет получена из охраняемой авторским правом базы данных.

«Законному пользователю» (лицу, которое в соответствие с лицензией или каким-либо иным образом имеет право на использование базы данных) предоставляются определенные права и налагаются обязанности в соответствии с Директивой ЕС №96/9/ЕС. Законный пользователь не должен осуществлять действия, которые противоречат нормальному использованию базы данных, и не может ущемлять необоснованным "образом законные интересы владельца базы данных. Законный пользователь также должен не допускать ущемления авторского права или смежных прав их обладателя в отношении любого предмета, включенного в базу данных.

Из этого права имеются определенные исключения, которыми может воспользоваться только законный пользователь. Законный пользователь может без разрешения извлекать или повторно использовать значительную долю содержания:

в случае с неэлектронной базой данных для частного пользования;

для иллюстрации в учебных целях и целях научного исследования со ссылкой на источник в той степени, которая является оправданной для достижения некоммерческой цели;

для использования в целях обеспечения безопасности общества, административных или судебных процедур.

Срок охраны прав по неоригинальным базам данных составляет 15 лет с 1 января года, следующего за годом, в котором было завершено изготовление базы данных. Однако, любые значительные изменения, оцениваемые в количественном или качественном порядке, дают возможность предоставления нового срока охраны и, таким образом, охрана потенциально является бессрочной при предположении, что изготовитель желает продолжать вкладывать значительные инвестиции для периодического обновления продукта.

Очевидной представляется важность предоставления прав в этой сфере лицам, не являющимся гражданами ЕС, с учетом отсутствия какого-либо международного соглашения по этому вопросу. Право применяется к тем, кто является гражданином государства-члена ЕС или имеет место постоянного проживания в ЕС. Оно также применяется к корпоративным организациям, созданным в соответствии с законодательством государства- члена ЕС и имеющим в ЕС зарегистрированный офис, центральное управление или основное место деятельности. Однако в случае если компания имеет зарегистрированный офис только в ЕС; то ее деятельность должна быть связана на постоянной основе с экономикой государства-члена ЕС.

6) Директива ЕС № 2001/29/ЕС от 22 мая 2001 г. о гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном

ТУ

обществе.

Принятие данной Директивы преследовало две цели. Во-первых, она предусматривала реализацию и разрешение странам-членам ратифицирования двух Договоров ВОИС от 1996 г.: Договора по авторскому праву и Договора по исполнениям и фонограммам. Некоторые обязательства, предусмотренных Договором по авторскому праву и Договором по исполнениям и фонограммам, уже затрагивались в директивах, принятых ранее и реализовывались государствами-членами ЕС. Однако не были решены некоторые вопросы, касающиеся в основном прояснения распространения существующего режима на «цифровое пространство» и необходимости обеспечения охраны технологических мер и информации об управлении правами.

Вторая цель состояла в гармонизации определенных аспектов материального законодательства в области авторского права и смежных прав - отклонение от прежней практики Комиссии по постепенному сближению законодательства. В этом смысле Директива ЕС № 2001/29/ЕС является первым документом из директив второго поколения с горизонтальным применением в сфере авторского права и смежных прав.

Исследователи отмечают, что Директива №2001/29/ЕС отражает стремление органов ЕС действовать на опережение в законодательном регулировании проблем, возникающих в сфере новых технологий. Среди заявленных целей на первом месте стоит задача создания общей правовой основы содействия становлению информационного общества в Европе. Основным способом достижения поставленной цели является гармонизация определенных прав авторов и правообладателей смежных прав. Таким образом, вышеназванная Директива направлена на гармонизацию права на воспроизведение (копирование), права на публичную передачу (сообщение для всеобщего сведения), права на распространение, а также на защиту технических средств, имеющих целью предотвращение незаконного копирования. Директива также требует от государств-членов адекватной защиты электронных систем управления правами («rights management information») .

Исходной предпосылкой появления данной Директивы была уже упоминавшаяся нами в тексте настоящего исследования «Зеленая книга», посвященная авторскому праву и смежным правам в информационном обществе, которая и определила направления гармонизации права, нашедшие отражение в Директиве 2001/29/ЕС. Так, ДАЛ, на имплементацию которого направлена Директива, включает положения касательно права на публичную передачу, что включает в себя право делать объекты авторского права и смежных прав доступными через Интернет, а также положения касательно правовой регламентации технических мер предотвращения незаконного копирования и вопросы использования информации управления правами.

Директивой ЕС № 2001/29/ЕС было введено новое широкое право на воспроизведение. Статья 2 Директивы 2001/29/ЕС восприняла без изменения ст. 9 (1) Бернской конвенции. Право на воспроизведение европейских авторов, исполнителей, производителей фонограмм, продюсеров фильмов и вещательных организаций заключается в возможности разрешать или запрещать полностью или в части постоянное или временное воспроизведение любыми техническими средствами. До Директивы ЕС №2001/29/ЕС в договорах ВОИС не удавалось установить значение права воспроизведения, в основном вследствие расхождений во мнениях в отношении временного копирования. В Директиве ЕС № 2001/29/ЕС четко сказано, что временные действия по воспроизведению, любыми средствами и в любой форме, являются воспроизведением. Для электронной среды данное определение означает следующее: процесс копирования, не имеет значения насколько кратковременным, неустойчивым и просто технически необходимым он является, есть акт неправомерного воспроизведения охраняемого объекта.

В Директиве ЕС 2001/29/ЕС закреплен основополагающий принцип международного права, согласно которому ограничение прав авторов допускается только при условии, что такое использование не наносит ущерба нормальной эксплуатации произведения и не ущемляет необоснованным образом законные интересы автора. Указанный принцип прямо предусмотрен в статье 9 Бернской конвенции, статье 10 Договора ВОИС по авторскому праву, статье 16 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам, статье 13 Соглашения ТРИПС.

В этих целях ст. 5 (1) Директивы 2001/29/ЕС предусматривает следующее исключение из определения права на воспроизведение, данное в Бернской конвенции и воспринятое в Директиве. Авторское право не будет считаться нарушенным, если воспроизведение является, во-первых, временным, недолговечным («transient»), имеет второстепенный характер, а также является существенной частью технического процесса, единственной целью которого является осуществить перемещение объекта авторского права и смежных прав между третьими лицами по сети, при этом данные акты воспроизведения не должны иметь самостоятельного экономического значения, т.е. производятся только для того, чтобы перемещать объект права. Данные акты воспроизведения в устройствах для соединения сетей и на серверах Интернет-провайдеров не нарушают исключительного авторского права разрешать или запрещать воспроизведение.

Директива предусматривает, что временное воспроизведение исключено из права на воспроизведение, если оно отвечает определенным критериям, а именно «тесту трех шагов» Бернской конвенции.

Право передачи общественности (право на публичную передачу) (ст. 3 Директивы ЕС № 2001/29/ЕС) по существу основано на ст. 8 Договора ВОИС по авторскому праву и ст.ст. 10 и 14 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам; последняя направлена на гармонизацию традиционного права на публичную передачу, не вкладывает какого-либо особенного смысла в термин «публичная» и создает в то же самое время для всей Европы новое исключительное право - делать произведение доступным для неограниченной публики («making available right» - «сообщение для всеобщего сведения»), которое имеет значение, в частности, в рамках интерактивной онлайн-коммуникации в Интернет, независимо от места и времени. Данное право делать доступным объект охраны для неограниченной публики предоставлено, кроме авторов, исполнителям, производителям фонограмм, продюсерам фильмов и вещательным организациям. Право сообщать для всеобщего сведения вступает в действие, когда объект авторского права размещается в Интернет для интерактивного использования, при этом, данный вид использования не приводит к исчерпанию права.

Право на распространение и исчерпание прав в рамках ЕС. Статья 4 Директивы ЕС № 2001/29/ЕС направлена на гармонизацию исключительного права каждого европейского автора распространять свое произведение в любой форме. Статья 6 (3) определяет эти технические меры более детально. Директива ЕС № 2001/29/ЕС предлагает такие средства как кодирование, скремблинг (encryption, scrambling). Особая важность придается такому техническому средству, которое может обеспечить контроль за количеством воспроизведенных копий объекта охраны, чтобы можно было применять плату за единицу использования. Ст. 6 (1) и (2) Директивы обязывает государства-члены предусмотреть адекватные правовые меры против любого «обхода» любых эффективных технических мер. Таким образом, Директива также создает реальную возможность осуществления ст. 41 ТРИПС, которая предусматривает создание необходимых условий для эффективного использования прав правообладателями. С другой стороны, Директива отмечает, что никакие средства защиты в электронной среде не должны мешать законным пользователям осуществлять доступ к объектам авторско- правовой охраны .

Информация об управлении правами. Параллельно и практически одинаково со статьей 6 Директивы № 2001/29/ЕС, статья 7 требует обеспечения адекватной регламентации для так называемой электронной системы управления правами. Эти положения были введены еще Договором ВОИС по исполнениям и фонограммам (ст. 19) и Договором ВОИС по авторскому праву (ст. 12).

Санкции и меры против нарушения прав авторов. Статья 8 Директивы №2001/29/ЕС предусматривает, что государства-члены ЕС должны предусмотреть в своем законодательстве санкции и иные меры за нарушение положений данной Директивы. Кроме того, национальным законодательством должны быть предусмотрены меры наказания для посредников, чьи услуги используются третьей стороной для нарушения прав авторов и правообладателей смежных прав. Последнее положение применимо для Интернет-провайдеров, для которых наказание может стать реальностью, только если они, зная о незаконном использовании предоставляемых услуг, не препятствовали их осуществлению.

Одним из наиболее примечательных отличий Директивы ЕС №2001/29/ЕС является ее исчерпывающий список исключений. Как показано выше, введено обязательное исключение, касающееся временных действий по воспроизведению. Остальные исключения являются необязательными, и их перечень является исчерпывающим. Список исключений и ограничений составлен с учетом различных правовых традиций в государствах-членах ЕС, и в то же время с целью обеспечения функционирования внутреннего рынка.

Государства-члены ЕС могут выбирать из этого списка, но они не могут вводить исключения, которые не входят в данный список. Список составлен из имеющихся в государствах-членах ЕС исключений, всего таких исключений двадцать. Некоторые из исключений касаются лишь права воспроизведения, другие же касаются как права воспроизведения, так и права опубликования. Более того, некоторые исключения зависят от выплаты «справедливой компенсации». Несмотря на то, что этот список гораздо шире, подробнее и конкретнее любых международных документов, все исключения должны пройти трехступенчатый тест Бернской конвенции.

Директива ЕС №2001/29/ЕС также касается охраны технологий и информации об управлении правами во исполнение статьи 11 и 12 Договора ВОИС по авторскому праву и статьи 8 и 19 Договора по исполнениям и фонограммам. Страны-члены должны обеспечить «адекватную правовую охрану» от обхода существующих технологий и от устранения или изменения информации об управлении правами. Директива ЕС №2001/29/ЕС идет дальше договоров ВОИС в отношении ограничения ряда второстепенных действий по средствам, нацеленным на устранение технических мер, и распространению работ, по которым была удалена информация об управлении правами.

Одна из сложностей, возникших в отношении этих мер, состояла в том, каким образом разрешить исключение с тем, чтобы обеспечить деятельность, когда у правообладателя есть средство, не допускающее копирование и блокирующее доступ к работе. Эту проблему нельзя было решить в 1996 г. в целях договоров ВОИС. В Статье 6.4 Директивы ЕС №2001/29/ЕС была предпринята попытка решить ее, обязав страны-члены при отсутствии «добровольных мер со стороны владельцев прав» предпринять «соответствующие меры» с тем, чтобы обеспечить, что владельцы прав предоставят бенефициарам по определенным исключениям, список которых приводится, средства получения выгоды от данных исключений. Однако в Директиве не сказано, каким образом это может быть сделано.

Государства-члены ЕС должны обеспечить соответствующие санкции и меры в отношении нарушения прав и обязательств, изложенных в Директиве. Такие санкции должны быть эффективными, соразмерными с нарушениями и превентивными.

Исследователи отмечают: необходимо учитывать, что, хотя процессы информатизации и носят глобальный характер, темпы и уровень, а также концепции их развития различаются от страны к стране. Даже сходные правовые вопросы регулируются по-разному в рамках различных национальных правовых систем. Собственно, именно независимость национальных правовых систем становится сегодня камнем преткновения при решении спорных вопросов в информационной сфере. Чем более последовательно отстаиваются национальные приоритеты, тем меньшей оказывается вероятность эффективного регулятивного воздействия на информационные отношения, которые просто «ускользают» в силу своей трансграничности. Здесь можно указать на проблему юрисдикции, которая, вопреки ожиданиям, не теряет своей остроты. С другой стороны, уже сегодня можно с уверенностью сказать, что первые шаги на пути сближения законодательных норм различных государств уже сделаны. На сегодняшний день мы имеем в своем распоряжении как положительный, так и отрицательный зарубежный опыт регулирования информационной сферы. При этом речь идет не только о законодательной практике отдельных «информационно развитых» стран, но и о сложившейся практике регулирования информационных отношений на международном уровне. Убедительный пример - имплементация в национальное законодательство европейских стран директив Европейского союза. Не следует также забывать и об оживленных теоретических дискуссиях зарубежных коллег, убежденных в том, что практические преобразования немыслимы без научного осмысления тех вопросов, которые возникают у правоведов вследствие развития новейших технологий. Приходится констатировать, что российские специалисты в «информационном» праве по большей части игнорируют зарубежный опыт или используют его лишь в незначительной степени .

7) Директива ЕС № 2001/84/ЕС от 27 сентября 2001 г. о праве перепродажи для получения выгоды автором оригинального произведения искусства.

Как известно, Бернская конвенция предусматривает на необязательном основании право перепродажи для получения выгоды автором оригинального произведения искусства. Это право творческих деятелей на получение дохода от продажи их произведений, следующих после первой продажи, обычно путем выплаты процентов от продажи.

Вследствие того, что данное право существовало в некоторых странах ЕС, а в некоторых такое право не имело место, на внутреннем рынке ЕС было некоторое искажение по этому вопросу.

Директива №2001/84/ЕС применяется к «оригинальным произведениям искусств», которые определяются как работы графического искусства или скульптуры, таким как картины, коллажи, живопись, рисунки, гравировки, гравюры, литографии, скульптуры, гобелены, керамика, изделия из стекла и фотографии при условии, что они сделаны мастерами искусств или являются копиями, считающимися произведениями искусства. Копии, сделанные в ограниченном количестве автором или под его руководством, считаются оригиналами. Обычно они нумеруются и подписываются, хотя это не является существенно важным.

Данное право не является неотчуждаемым. Оно применимо только в случае, если в продаже произведений искусства принимают участие профессионалы рынка искусств. Поэтому данное право не распространяется на частные продажи. Срок охраны данного права остается тем же, что и для других авторских работ, т.е. в течение жизни автора и 70 лет после его смерти и вознаграждение подлежит уплате продавцом.

В Директиве № 2001/84/ЕС предусмотрены правила, касающиеся порядка исчисления вознаграждения. Страны-члены ЕС могут установить минимальную цену продажи, но она не может превышать 3 тысяч евро. Установлена скользящая шкала, но в любом случае максимальное вознаграждение не может превышать 12,5 тысяч евро.

В Директиве № 2001/84/ЕС предусмотрено, что лица, являющиеся гражданами третьих стран и их правопреемники могут иметь данное право только в случае, если законодательство в их странах предусматривает такую охрану.

В области патентного права проводится анализ гармонизационных и унификационных процессов, как в отношении традиционных объектов промышленной собственности (изобретений и промышленных образцов), так и новых объектов в данной сфере: изобретений в области биотехнологий.

В области изобретений основное внимание уделяется проекту положения о патенте Сообщества, предложенному Советом ЕС. Деятельность руководящих органов ЕС по организации единой патентной системы активизировалась на рубеже столетий. Основу законодательного регулирования представляет проект Положения о патенте Сообщества, опирающегося на Европейскую патентную конвенцию 1973 года и представляющей по существу некий эквивалент национального законодательства.

Действие патента Сообщества будет основываться на положениях Регламента о патенте Сообщества, что объясняется желанием гарантировать единство патента Сообщества и ограничить поле деятельности этой области государств-членов. Объектом охраны является патент Сообщества, действие которого распространяется на всей территории Европейского Союза, что означает, в частности, следующее: патент Сообщества может быть выдан, уступлен, объявлен недействительным или прекратившим свое действие на всей территории стран-членов Европейского Союза.

Само название «патент Сообщества» определяет, что вопросы связанные с действием данного патента должны находится в сфере действия юрисдикции Сообщества, которая будет основана на принципах единого суда по патенту Сообщества, обеспечения единообразного ведения судебной практики, высокого качества функционирования и низкого уровня стоимости.

Проект предусматривает, что право на получение патента Сообщества принадлежит изобретателю или его правоприемнику. Если изобретатель является служащим, право на патент определяется в соответствии с законодательством государства, в котором служащий имеет основное место службы, либо в котором работодатель занимается предпринимательской деятельностью с которой связан служащий.

Следует подчеркнуть, что правомочия обладателя патента фиксируются «негативным образом», что означает, что владельцу патента в соответствии со ст. 7 Проекта Регламента предоставляется право запрещать третьим лицам прямое или косвенное (ст. 8 Проекта Регламента) использование охраняемого изобретения. Статьей 9 данного Проекта введены определенные ограничения прав обладателя патента Сообщества, а также закреплен принцип исчерпания прав, вытекающих из патента Сообщества. Таким образом, права предоставляемые патентом Сообщества не распространяются на действия в отношении запатентованного продукта после того, как данный продукт был введен в хозяйственный оборот на территории Сообщества самим патентообладателем или с его согласия, за исключением тех случаев, когда у патентообладателя имеются законные основания для препятствия дальнейшей коммерциализации продукта.

Патент Сообщества в соответствии со ст. 16 Проекта Регламента может выступать в качестве залога или быть объектом иного имущественного права, а также объектом принудительного лицензирования.

Статьей 30 проекта Регламента предусматривается создание Суда Сообщества по интеллектуальной собственности, обладающего исключительной компетенцией по рассмотрению споров, связанных с патентами Сообщества.

Директива ЕС № 98/44/ЕС от 6 июля 1998 года о правовой охране биотехнологических изобретениий к числу причин гармонизации патентования биотехнологических изобретений в ЕС относит, прежде всего, экономические, инвестиционные, собственно биотехнологические (развитие генной инженерии, микробиологии, биотехнологии и другие нравственно-

77

этические факторы)

Особое внимание следует обратить на нравственно-этические факторы и в этой связи Директивой не признаются патентоспособными такие биотехнологические изобретения, которые противоречат публичному порядку, морали и нравственности ( в частности, способы клонирования человеческих существ, способы модификации генетической идентичности животных, которые способны причинить им страдания без какой-либо существенной медицинской пользы для человека и животных).

Директивой ЕС № 98/71/ЕС от 13 октября 1998 года о правовой охране промышленных образцов положено начало и предусмотрено развитие гармонизационных процессов в этой сфере. Данной Директивой были установлены стандарты основных норм материального права в области охраны промышленных образцов. В Директиве дается определение промышленного образца и устанавливаются критерии его правовой охраны, такие как «новизна» и «индивидуальный характер». Директивой устанавливается, что регистрация промышленного образца предоставляет его обладателю исключительное право на данный объект и запрещение использование его третьим лицам без согласия правообладателя с учетом ограничений этих прав, установленных Директивой.

Срок охраны промышленного образца составляют несколько периодов в 5 лет, начиная с даты подачи заявки до максимального срока в 25 лет.

В отличии от Директивы, которая является гармонизационным актом Регламент носит более жесткий характер и является актом унификации права промышленных образцов в ЕС.

Регламент Совета ЕС № 6/2002 от 12декабря 2001 года устанавливает единую правовую систему охраны на промышленный образец, действующую в рамках Европейского Союза. Данный Регламент подразделяет промышленные образцы на зарегистрированные (RCD) и незарегистрированные (UCD) промышленные образцы Сообщества. Требования к зарегистрированным промышленным образцам идентичны аналогичным положениям Директивы ЕС №98/71/ЕС от 13 октября 1998г. по правовой охране промышленных образцов. Заявки на регистрацию рассматриваются Ведомством по гармонизации на внутреннем рынке и экспертиза по существу не проводится.

Право на незарегистрированный промышленный образец возникает автоматически при первом знакомстве общественности с образцом после 6

марта 2002 года. Охрана действительна в течении 3 лет после этого

78

события .

В области правовой охраны средств индивидуализации большое значение придается Директиве ЕС № 89/104/ЕЭС от 21 декабря 1988 года о товарных знаках, как акту гармонизации правовой охраны товарных знаков в ЕС. Анализ Директивы показывает, что по сути, в целом ряде случаев произошло полное воспроизведение положений Директивы о товарных знаках в национальное законодательство стран-членов ЕС. К этим положениям относятся: в частности, положения об условиях охраны товарных знаков, обоснованиях для отказа в регистрации или признание ее недействительной. Правовой охране подлежат все виды товарных знаков и знаков обслуживания, а также индивидуальные и коллективные товарные знаки, знаки гарантий или сертификации. В данной Директиве основания для отказа в регистрации товарного знака подразделены на обязательные и факультативные. Статьей 40 Директивы предусмотрена публикация заявки на товарный знак, а ст. 41 подача возражений от третьих лиц против регистрации товарного знака, которая может быть подана в течении трех месяцев после публикации заявки.

Регламентом ЕС № 40/94 от 20 декабря 1993 года о товарном знаке Сообщества предусмотрено введение единого товарного знака Сообщества действующего на всей территории ЕС, что означает что товарный знак может быть зарегистрирован, отчужден, признан недействительным в рамках всего Сообщества.

В отношении географических указаний и наименования мест происхождения товаров особое значение имеет принятый Советом ЕС Регламент № 2081/92 от 14 июля 1992 года касающегося охраны географических указаний и наименований мест происхождения сельскохозяйственных и пищевых продуктов. Правом подачи заявки на регистрацию, охраняемого географического указания и наименования места происхождения сельскохозяйственного или пищевого продукта обладают объединения производителей, а также физические и юридические лица. В Регламенте закреплен термин «совокупность правомочий» вытекающих из регистрации данного объекта, а не термин «исключительные права».

Гармонизация и унификация правовой охраны нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности в Европейском Союзе связана, прежде всего с гармонизацией и унификацией права на топологии интегральных микросхем и селекционные достижения в сфере растениеводства. Советом ЕС была принята Директива ЕС № 87/54/ЕС от 16 декабря 1986 года о правовой охране топологии интегральных микросхем. В Директиве подчеркивается, что правовая охрана распространяется на топологию интегральной микросхемы (далее ТИМ), которая создана в результате творческой деятельности автора и не является общеизвестной разработчикам и изготовителям интегральных микросхем. Условиями правовой охраны данного объекта являются наличие оригинальности. Данной Директивой предусмотрена регистрация ТИМ в течение двух лет с момента ее первого использования в коммерческих целях, т. е. речь идет о выполнении формальных требований в отношении ТИМ.

Режим правовой охраны на новые сорта растений принятым Советом ЕС Регламентом № 2100/94 от 27 июля 1994 года о правовой охране новых сортов растений. Этим регламентом закрепляется принцип единства действия правовой охраны новых сортов растений в ЕС при условии соответствия их следующим критериям: отличимости, однородности, стабильности и новизне.

8) Директива ЕС №2004/48/ЕС от 29 апреля 2004 года по реализации прав на интеллектуальную собственность. Эта Директива направлена на борьбу с контрафакцией и пиратством на Внутреннем рынке, осуществляемую путем гармонизации законодательств государств-членов. Существующие расхождения между государствами-членами ЕС не препятствовали эффективному соблюдению прав интеллектуальной собственности. В Директиве освещены как нарушения авторского права и смежных прав, так и нарушения прав промышленной собственности.

Цель Директивы ЕС №2004/48/ЕС состояла в дополнении положений Соглашения ТРИПС, касающихся правоприменения, однако, в отличие от Соглашения ТРИПС, она не включает в себя уголовные меры наказания. Среди прочих отмеченных целей Директивы были следующие: содействие инновациям и конкурентоспособности; сохранение занятости; предотвращение налоговых потерь; обеспечение охраны прав потребителя и обеспечение поддержания общественного правопорядка.

Согласно главе II Директивы ЕС №2004/48/ЕС, посвященной мерам, процедурам и средствам восстановления нарушенных прав, государства- члены должны предусмотреть меры и процедуры, необходимые для осуществления прав интеллектуальной собственности, о которых говорится в Директиве. Эти меры и процедуры должны быть справедливыми, эффективными, сбалансированными и сдерживающими от нарушений. Эти положения повторяют содержание статьи 41 Соглашения ТРИПС.

Директивой предусмотрены такие меры в связи с представлением и сохранением улик, доказывающих, что имела место контрафакция. Таким образом, компетентные судебные органы смогут приказать, чтобы противная сторона представила такого рода улики. Директива также обеспечивает временные меры предосторожности, такие, как судебные запреты на продажу контрафактных товаров или изъятие этих товаров. В случае наличия риска уничтожения доказательства, необходимо предпринять меры по обеспечению возможности ареста, если необходимо при определенных обстоятельствах «inaudita altera parte», т.е. в отсутствие другой стороны. Данные положения являются более конкретными по сравнению с соответствующими положениями Соглашения ТРИПС.

Главой II Директивы ЕС №2004/48/ЕС также предусмотрены такие корректирующие меры, как отзыв, полное изъятие из существующих торговых каналов или уничтожение контрафактных товаров, а также выплата возмещения убытков потерпевшей стороне и покрытие соответственных судебных издержек. Кроме того, Директива создает право информации, согласно которому нарушителю можно приказать предоставить сведения о происхождении и сетях распространения товаров или услуг и, в частности, имена и адреса посредников этой системы, а также количество и цены товаров.

Однако, согласно п. 14 Преамбулы Директивы ЕС №2004/48/ЕС, право информации применимо только к действиям, совершаемым в коммерческом масштабе, то есть «совершаемым ради прямой или косвенной экономической или коммерческой выгоды». Точно также компетентные судебные органы могут приказать противной стороне представить банковские, финансовые или коммерческие документы (статья 6, пункт 2) и в предварительном порядке арестовать движимую и недвижимую собственность нарушителя авторского права и смежных прав (статья 9, пункт 2), только при наличии действий, совершаемых в коммерческом масштабе.

Согласно главе III Директивы ЕС №2004/48/ЕС, посвященной санкциям со стороны государств-членов, государства-члены могут применять и другие надлежащие санкции в случаях, когда нарушены права интеллектуальной собственности», без ущерба для тех мер, процедур и средств восстановления нарушенных прав, которые установлены главой II. Государствам-членам ЕС Директивой ЕС №2004/48/ЕС рекомендуется публиковать судебные решения, касающиеся нарушения прав интеллектуальной собственности. Также поощряется разработка торговых и других кодексов поведения, касающихся соблюдения прав интеллектуальной собственности.

Российским законодателем, практически не уделяется внимание гармонизации процессуальных норм, связанных со средствами защиты прав интеллектуальной собственности. Отечественным законодательством не предусмотрены меры по предоставлению и сохранению доказательств в отношении установления факта контрафактности. В частности, такие как, наделение компетентных судебных органов правом доступа к конфидециальным документам нарушителя (банковским, финансовым или коммерческим документам); правом требовать раскрытия нарушителем информации о прохождении, количестве и стоимости контрафактной продукции, а,т$кже предоставление торговым ассоциациям и общественным организациям в случае нарушения прав ИС.

Директива Европейского парламента и Совета № 2006/115/ЕС от 12 декабря 2006г. по праву аренды и кредитования, связанным с авторским правом в области интеллектуальной собственности.

Данная Директива, как указано в ее преамбуле, была принята в связи с тем, что Директива 92/100/ЕЕС несколько раз существенно изменялась и дополнялась и в целях рациональности была принята Директива №2006/115/ЕС. Статьей 14 Директивы №2006/115/ЕС аннулируется Директива ЕС № 92/100/ЕЕС.

Директива Европейского парламента и Совета № 2006/116/ЕС от 12

декабря 2006г. по условиям защиты авторского права и других, связанных с

80

ним прав.

Этой Директивой аннулируется Директива ЕС № 93/98/ЕЕС. Говоря об имплементации норм Директив ЕС в национальное законодательство государств-членов ЕС, необходимо, на наш взгляд, обратить внимание на следующие особенности этого процесса.

1. Основной целью гармонизации европейского законодательства в сфере интеллектуальной собственности является обеспечение бесперебойного функционирования единого рынка. Поэтому унификации подвергаются имущественные права авторов и других субъектов смежных прав. При этом регламентация личных неимущественных прав остается в рамках национального законодательства государств-членов ЕС. Результатом этого рыночно-ориентированного подхода является расширение субъектов права и объектов права — охраняемых результатов творческой деятельности. Так, субъектами признаются и юридические лица, а к числу объектов относят результаты деятельности, не обладающие оригинальностью. Этот подход нашел отражение, в частности, в сфере правовой охраны баз данных. В данном случае, юридические лица могут наделяться целым рядом исключительных прав на простые компиляции, представляющие собой лишь результат финансовых вложений компаний в обработку данных, их систематизацию и представление в виде базы.

В наибольшей степени подвержены унификации так называемые «нетрадиционные»объекты творческой деятельности (компьютерные программы, базы данных) и новые формы их использования (предоставление исключительного права сдавать в прокат и наем объекты авторского права и смежных прав). Это объясняется, прежде всего, развитием научно- технической революции и его влиянием на процессы правового регулирования сферы авторского права и смежных прав.

Основополагающими положениями Директивы № 91/250/ЕЭС о правой охране компьютерных программ являются: критерий предоставления охраны компьютерным программам - оригинальность; в объем охраны компьютерной программы включаются, кроме самого кода, также и подготовительные материалы программы; запрет на частное копирование; исчерпание прав на контроль за дальнейшей перепродажей правомерно проданной копии программы в рамках ЕС; предусмотрены меры технической защиты компьютерных программ, которые не должны препятствовать правомерному ее использованию лицами, уполномоченными законом. В настоящее время все страны ЕС имплементировали принципиальные положения Директивы № 91/250/ЕЭС. Единственным недочетом здесь можно считать несоответствие некоторых определений в национальных законодательствах Директиве, что связано, прежде всего, с преодолением уже существовавшего правового регулирования создания и использования компьютерных программ в государствах-членах ЕС . Государства-члены ЕС также предусмотрели различные меры технической защиты компьютерных программ, что разрешено самой Директивой.

Директива № 92/100/ЕЭС о праве сдачи в прокат и наем и о некоторых правах, смежных с авторскими в области интеллектуальной собственности, была имплементирована национальными законодательствами с большими пробелами, а, следовательно, имеет большие погрешности при реализации ее на практике. Кроме того, государства-члены ЕС достаточно широко воспользовались теми исключениями, которые предоставлены Директивой № 92/100/ЕЭС, исключив из субъектов выплаты вознаграждения за сдачу произведения в наем большое количество государственных библиотек и библиотек больших учебных заведений, что нивелирует те цели, которые изначально были поставлены перед Директивой. Большинство государств-членов ЕС предоставили исключительное право на сдачу в наем объектов охраны только авторам, что также предусмотрено Директивой, и отрицательно влияет на глубину унификации законодательства в ЕС. Во Франции исключительное право сдавать в наем объекты авторского права и смежных прав непосредственно не имплементировано в законодательство, французские правоведы и законодатели настаивают на том, что право сдавать в наем произведения является частью права предназначения («droit de destination»), и, следовательно, уже предусмотрено законодательством Франции.

Директива о правовой охране база данных № 96/9/ЕС содержит новеллу, которая не встречалась еще ни в одном национальном законодательстве, ни в международных актах. Эта директива, следуя принципу обеспечения бесперебойного функционирования рынка ЕС, ввела параллельную охрану баз данных двумя режимами: традиционным режимом авторского права со всеми вытекающими последствиями (о сроках охраны, субъектах права, объектах права и т.д.) и режимом sui generis, критерием предоставления охраны при котором являются значительные количественные или качественные инвестиции в процесс получения, проверки на достоверность или представления информации базы данных. С точки зрения имплементации Директивы № 96/9/ЕС в национальные законодательства государств-участников ЕС, можно сказать, что параллельный режим охраны был предусмотрен всеми странами ЕС. Кроме того, унифицирован перечень запрещенных актов, исключений из авторского права и права особого рода, а также условия правомерного использования, что способствует равномерной охране такого объекта интеллектуальной собственности, как базы данных в государствах-членах ЕС.

6. Директива № 2001/29/ЕС о гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе, кроме унификации законодательства государств-членов, направлена также на имплементацию Интернет-договоров ВОИС - Договора об авторском праве и Договора по исполнению и фонограммам. Директива содержит всего одно императивное положение о том, что временные акты воспроизведения объектов права, основным назначением которых является перемещение последних по сети — не являются нарушением авторского права и смежных прав, а также двадцать диспозитивных исключений из авторского права и смежных прав, введение которых оставлено на усмотрение государств- членов ЕС. Положение о временном акте воспроизведения было предусмотрено всеми странами.

Одним из важнейших признаков современной стадии развития права интеллектуальной собственности в Европейском Союзе является его интернационализация. Это выражается в возрастающем влиянии норм универсальных международных соглашений. В качестве примера этому тезису можно привести присоединение ЕС 30 мая 2005 г. в качестве участника к Международной конвенции по охране новых сортов растений, пересмотренной в Женеве 19 марта 1991 г. Указанное решение принято Советом ЕС (2005/523/СЕ) в рамках реализации полномочий, предусмотренных ст. 300 и 308 Договора о ЕС. Кроме того, при осуществлении гармонизационных и унификационных процедур в сфере правовой охраны интеллектуальной собственности во внимание принимаются также результаты и достижения основных торгово- экономических конкурентов ЕС - США и Японии в аналогичных сферах. Это вполне объяснимо, так как указанные страны в значительно большей степени достигли успехов в сфере новых информационных и биологических технологий.

В результате анализа директив ЕС, касающихся вопросов интеллектуальной собственности, за период с начала 1990-х годов до настоящего времени, нельзя не отметить два принципиально важных положения:

«Новое» законодательство не идет вразрез с существующими положениями международных соглашений в сфере авторского права. Лишь в некоторых случаях оно принимает на себя дополнительные обязательства по охране авторских прав либо устанавливает нормы, регулирующие «новые» общественные отношения в сфере авторского права, которые по тем или иным причинам еще не урегулированы нормами международных соглашений.

Если первые директивы, затрагивающие вопросы авторского права, воспринимались их создателями как некая разновидность международных соглашений (что выражалось, в частности, в многочисленных ссылках на такие соглашения и принятые международные обязательства), то начиная с конца 1990-х годов директивы носят характер именно законодательства.

<< | >>
Источник: Шелонина Ольга Борисовна.. Совершенствование российского законодательства в сфере интеллектуальной собственности с учетом европейского опыта интеграции в этой области [Электронный ресурс]: диссертация... кандидата юридических наук: 12.00.03. - Москва: РГБ, 2007. - (Из фондов Российской Государственной Библиотеки).. 2007

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.1. Основные положения директив Европейского союза в области охраны интеллектуальной собственности:

  1. Г. Европейский союз
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. 2.1. Основные положения директив Европейского союза в области охраны интеллектуальной собственности
  4. 3.1. Необходимость сближения и гармонизации положений Директив ЕС по вопросам интеллектуальной собственности с нормами российского законодательства в сфере интеллектуальной собственности
  5. §2. Договор, учреждающий Конституцию для Европы, как основной источник права Европейского Союза.
  6. Глава I. КОМПЕТЕНЦИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА В ОБЛАСТИ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ.
  7. § 2. Историческая эволюция компетенции Европейского Союза в области защиты прав потребителей.
  8. § 3. Компетенция Европейского Союза в области защиты прав потребителей после реформы Лиссабонского договора.
  9. ГЛАВА 2. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА В ОБЛАСТИ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ.
  10. § 2. Законодательство и судебная практика Европейского Союза в области защиты здоровья и безопасности потребителей.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -