<<
>>

§ 3. Состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 20.25 КоАП РФ

Традиционная структура состава административного правонарушения включает совокупность объективных (объект и объективная сторона) и субъективных (субъект и субъективная сторона) элементов, при наличии которых указанное противоправное деяние признается административным правонарушением.

Под объектом административного правонарушения принято понимать общественные отношения, урегулированные правовыми нормами и охраняемые правовыми санкциями. Являясь обязательным элементом каждого административно-правового деликта, объект позволяет определить характер и степень его общественной опасности, делает возможным отграничение административного правонарушения от других противоправных и аморальных деяний, имеет важное, а иногда и решающее значение для правильной квалификации правонарушения.

Кроме того, родовой объект посягательства имеет принципиальное значение в процессе кодификации административноделиктного законодательства. Правонарушения распределяются по отдельным главам Особенной части КоАП РФ и законов субъектов Российской Федерации, устанавливающих административную ответственность, именно исходя из общности охраняемых ими интересов.

Основная для современной научной литературы классификация объектов административных правонарушений связана с их разграничением в зависимости от степени обобщенности (по вертикали). При этом одними учеными высказывается мнение о необходимости выделения трех разновидностей объектов посягательства[106] (общего, родового, непосредственного), что, на наш взгляд, продиктовано сформировавшейся на сегодняшний день рубрикацией Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Другие ученые используют четырехуровневую классификацию объектов, добавляя к названным выше разновидностям видовой объект1.

Для целей настоящей работы наиболее целесообразным представляется второй подход, так как выделение видового объекта позволяет обнаружить специфические черты правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, отличающие его от иных разновидностей административно- правовых деликтов, посягающих на установленный порядок управления.

Норма, предусматривающая административную ответственность за неуплату административного штрафа в установленный законом срок, включена в главу 20 КоАП РФ (административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность), из чего следует, что законодатель объектом рассматриваемого правонарушения признает общественный порядок и общественную безопасность. Данный подход нашел отражение в ряде научных публикаций, посвященных юридическому составу исследуемой нормы . Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 11 июля 2006 года № 374-О , говоря о направленности административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, разделяет подобную правовую позицию. Однако поводы усомниться в обоснованности такого нормативного решения, на наш взгляд, имеются. [107] [108] [109]

К сожалению, ни уголовно-правовое, ни административное законодательство не содержит дефиниции общественного порядка, а ученые расходятся во мнениях в понимании этого явления[110]. Не заостряя внимания на характеристике существующих и используемых сегодня подходов к пониманию общественного порядка, заметим, что общественная опасность правонарушений, посягающих на указанный объект, состоит в их способности посредством отрицания таких социально значимых институтов, как уважение чести и достоинства человека, общественной нравственности, определяемых правовыми и неправовыми нормами, причинить вред состоянию спокойствия граждан.

Выглядит очевидным то обстоятельство, что в результате умышленного неисполнения срока уплаты административного штрафа вред состоянию спокойствия граждан не причиняется либо причиняется в объеме, не большем, чем в результате совершения любого другого административного правонарушения, например в области воинского учета или предпринимательской деятельности. И уж тем более в результате неуплаты административного штрафа не причиняется вред общественной безопасности - состоянию защищенности граждан от внутренних и внешних угроз.

На наш взгляд, правильным было бы отнести противоправное деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, к правонарушениям, посягающим на установленный порядок управления, общественная опасность которых состоит в объективной способности вносить элементы дезорганизации в упорядоченное функционирование социальной системы посредством игнорирования индивидуализированных государственно-властных предписаний.

Такой подход к определению места неуплаты административного штрафа в срок, установленный законом, в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях помимо сугубо теоретического имеет важное практическое значение. Во-первых, неверное определение родового объекта правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст.20.25 КоАП РФ, создает реальную возможность неправильного применения п. 2 ч. 1 ст. 4.3 КоАП РФ. Согласно положениям названной нормы повторное совершение однородного административного правонарушения, если за совершение первого административного правонарушения лицо уже подвергалось наказанию и годичный срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию, не истек, должно быть признано судьей, органом или должностным лицом, рассматривающим дело, в качестве обстоятельства, отягчающего административную ответственность, учитывая при этом положения п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»[111] о том, что однородным считается правонарушение, имеющее единый родовой объект посягательства. Правоприменителю в процессе рассмотрения дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, следует признавать наличие обозначенного выше отягчающего вину обстоятельства в случае, если лицо подвергалось наказанию за мелкое хулиганство или распитие в общественном месте алкогольной и спиртосодержащей продукции, что противоречит логике и духу закона. Отметим, что в процессе изучения дел об административных правонарушениях были выявлены случаи признания в качестве отягчающего обстоятельства совершение деяний, посягающих на общественный порядок и предусмотренных нормами, закрепленными как в КоАП РФ, так и в законах субъектов Российской Федерации.

Во-вторых, неверное отнесение ч. 1 ст.20.25 КоАП РФ к правонарушениям, посягающим на общественный порядок и общественную безопасность, создает предпосылки к неправильному применению иных законов и подзаконных нормативно-правовых актов, что может повлечь необоснованное ограничение прав человека и гражданина. Например, ч. 5 ст. 20 Федерального закона от 2 августа 1995 года № 122-ФЗ «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов»1 в качестве одного из оснований для приема на социальное обслуживание в специальные стационарные учреждения социального обслуживания называет установление фактов неоднократного привлечения соответствующего лица к административной ответственности за нарушение общественного порядка.

Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает в ч. 2 ст. 74 в качестве основания для продления испытательного срока условно осужденному лицу совершение им нарушения общественного порядка, за которое он был привлечен к административной ответственности. Часть 3 той же статьи устанавливает возможность вынесения решения об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда, в случае систематического нарушения условно осужденным общественного порядка, при условии привлечения его к административной ответственности. Похожим образом в УК РФ урегулирован и вопрос об отмене условно-досрочного освобождения. Так, согласно п. «а» ч. 7 ст. 79 УК РФ если в течение оставшейся не отбытой части наказания осужденный совершил нарушение общественного порядка, за которое на него было наложено административное взыскание[112] [113], суд по представлению соответствующих органов, может постановить вопрос об отмене условно-досрочного освобождения и исполнении оставшейся не отбытой части наказания.

Ученые, исследующие вопросы уголовного и уголовно-исполнительного права, в большинстве своем не подвергают сомнению обоснованность и логичность рубрикации Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и сходятся во мнении, что гл. 20 КоАП РФ содержит перечень нарушений общественного порядка1, и тем самым совершение правонарушений, предусмотренных этой главой, является одним из оснований применения описанных выше правоограничений.

Вышеизложенное свидетельствует о назревшей необходимости изменения подхода к определению родового объекта административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, и перемещения названной нормы в главу 19 КоАП РФ. Названная мера, во-первых, позволит отчасти обеспечить соответствие рубрикации закона требованиям законодательной техники; во-вторых, исключит возможность неправильного толкования норм административно-деликтного законодательства и, в-третьих, будет способствовать надлежащей защите прав и законных интересов граждан от необоснованных действий и решений государственных органов и их должностных лиц.

Видовой объект административного правонарушения - это разновидность родового объекта, специфическая группа общественных отношений, общих для ряда правонарушений одного рода[114] [115]. Занимая промежуточное положение между родовым и непосредственным объектами, видовой объект является подсистемой родового объекта, находясь с ним в соотношении «род - вид», «целое - часть», и в отличие от последнего объединяется на основе не однородности, а тождественности или большой степени сходства (один вид) общественных отношений. Таким образом, внутри видового объекта общественные отношения более тесно связаны между собой, нежели внутри родового, они имеют не просто сходную, а единую сущность. «Учет видовых объектов способствует улучшению организации профилактической работы по предупреждению, пресечению правонарушений, позволяет сконцентрировать внимание на их конкретных особенностях»[116].

Видовым объектом правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, является совокупность общественных отношений, складывающихся в сфере установленного порядка исполнения административных наказаний. На наш взгляд, кроме анализируемого состава, защиту данного видового объекта обеспечивают ч. 2 ст. 12.7 КоАП РФ (управление транспортным средством водителем, лишенным права управления транспортным средством), ч. 3 ст. 12.7 КоАП РФ (передача управления транспортным средством лицу, лишенному права управления транспортным), ст. 14.23 КоАП РФ (осуществление дисквалифицированным лицом деятельности по управлению юридическим лицом), ч. 2 ст. 20.25 КоАП РФ (самовольное оставление места отбывания административного ареста), ч. 3 ст. 20.25 КоАП РФ (уклонение иностранного гражданина или лица без гражданства от исполнения административного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации в форме контролируемого самостоятельного выезда из Российской Федерации), ч. 4 ст. 20.25 КоАП РФ (уклонение от отбывания обязательный работ), ст. 20.28 КоАП РФ (организация деятельности общественного или религиозного объединения, в отношении которого принято решение о приостановлении его деятельности).

Непосредственный объект - это те общественные отношения, на которые посягает данное конкретное административное правонарушение. Непосредственный объект может быть индивидуальным либо совпадать у нескольких правонарушений, может охраняться одной или несколькими нормами. Он является признаком каждого конкретного состава административного правонарушения, и именно ему причиняется вред от конкретного административно-правового деликта. Выделение непосредственного объекта, кроме прочего, имеет решающее значение при нормативном закреплении вида и размера административного наказания за конкретное административное правонарушение, так как каждый из непосредственных объектов имеет различную социальную ценность.

Следует заметить, что отдельные административные правонарушения причиняют или могут причинить вред одновременно нескольким различным непосредственным объектам административно-правовой охраны. В таких случаях принято выделять основной и дополнительный (факультативный) объекты административного правонарушения. Под основным объектом понимается общественное отношение, охрану которого стремился обеспечить законодатель при закреплении в нормах КоАП РФ или в нормах закона субъекта Российской Федерации соответствующего административно-правового деликта. Дополнительным объектом правонарушения может быть признано общественное отношение, неизбежно оказывающееся под угрозой причинения ущерба при посягательстве на основной объект. При этом общественное отношение, выступающее в качестве дополнительного объекта правонарушения, хотя и заслуживает самостоятельной правовой защиты, в данном конкретном случае попутно обеспечивается административно-правовой охраной.

К многообъектным, среди прочих, относится и правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, в результате совершения которого страдают одновременно два охраняемых законом общественных отношения: во- первых, установленные порядок и правила исполнения наказания в виде административного штрафа, во-вторых, финансовые интересы государства. Не выступая обязательным признаком состава правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, и не оказывая влияния на квалификацию, названный факультативный объект имеет важное юридическое значение, усиливая общественную опасность правонарушения.

Не менее существенное значение для квалификации имеет объективная сторона административного правонарушения, то есть система предусмотренных нормами административного права признаков, характеризующих его внешнее проявление. Признаки объективной стороны традиционно классифицируются на основные и факультативные. К первой группе относятся общественно опасное деяние (действие, бездействие), а для правонарушений с материальным составом, кроме того, общественно опасное последствие (материальный или нематериальный вред, ущерб от посягательства), а также прямая причинная связь между общественно опасным деянием и общественно опасными последствиями. К факультативным признакам объективной стороны принято относить время, место, способ, средства, орудия, обстановку совершения административного правонарушения.

Грамматическое толкование ч. 1 ст. 20.25 и ст. 32.2 КоАП РФ позволяет сделать вывод о том, что состав рассматриваемого административного правонарушения по законодательной конструкции является формальным, и тем самым правонарушение считается оконченным с момента совершения противоправного деяния вне зависимости от наступления общественно опасных последствий. Факультативных признаков, влияющих на квалификацию правонарушения, объективная сторона состава ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ не содержит.

Противоправное поведение, образующее объективную сторону анализируемого административного правонарушения, выражается исключительно в форме бездействия, которое может быть выполнено одним из следующих способов:

1) путем невнесения либо невыполнения действий по переводу суммы штрафа в кредитную организацию. При этом под невнесением суммы штрафа следует понимать бездействие лица, выразившееся в невыполнении обязанности по уплате соответствующей суммы путем расчета наличными деньгами. Под невыполнением действий по переводу следует понимать бездействие лица, выразившееся в невыполнении обязанности по перечислению соответствующей суммы со своего счета на счет получателя штрафа.

Объективная сторона рассматриваемого административного правонарушения образуется и в том случае, когда лицо уплачивает сумму административного штрафа после истечения установленного в законе срока его добровольной уплаты. Этот срок определен в ч. 1 ст. 32.2 КоАП РФ и составляет 60 дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу либо со дня истечения срока отсрочки или срока рассрочки, предусмотренных Кодексом. Таким образом, в КоАП РФ закреплены два варианта определения момента начала течения названного срока:

- когда лицу, привлеченному к административной ответственности, отсрочка или рассрочка уплаты административного штрафа не предоставлялись, срок добровольной уплаты административного штрафа исчисляется с момента вступления постановления о назначении административного штрафа в законную силу;

- при условии предоставления лицу, привлеченному к административной ответственности, отсрочки или рассрочки исполнения постановления о назначении административного штрафа срок добровольной уплаты исчисляется с даты истечения срока отсрочки или рассрочки.

Следует заметить, что уплата штрафа с незначительным пропуском срока, установленного ч. 1 ст. 32.2 КоАП РФ, например при внесении штрафной суммы на следующий день после истечения установленного срока, не исключает противоправности совершенного деяния;

2) путем внесения или перевода неполной суммы административного штрафа в кредитную организацию. Под неполной суммой административного штрафа следует понимать положительный показатель разности наложенного и уплаченного штрафа, причем величина этого показателя не имеет значения для квалификации. Зачастую неполное внесение суммы штрафа связано с взиманием комиссионного сбора при оплате штрафа с использованием платежных терминалов. Следует отметить, что в ходе проведенного нами социологического исследования ряд сотрудников, обращая внимание на указанную проблему, предлагают установить нормативный запрет на взимание комиссионных сборов с операций по внесению сумм административных штрафов через платежные терминалы. Однако поскольку указанная форма предоставления услуг осуществляется кредитными организациями в целях извлечения прибыли, вряд ли указанное предложение может быть реализовано.

Здесь следует обратить внимание на то, что зачастую в случаях неполной уплаты административного штрафа, а также в случаях незначительного пропуска срока уплаты административного штрафа судьи, рассматривающие дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, принимают решение об освобождении лица от административной ответственности с применением ст. 2.9 КоАП РФ в связи с малозначительностью деяния. Однако правомерность и обоснованность подобных решений не всегда являются бесспорными.

Так, КоАП РФ не содержит определения малозначительного правонарушения, отсутствуют в российском законодательстве (административном и уголовном) и критерии отнесения того или иного деяния к указанной категории, хотя в трудах ученых высказывается мнение о возможности и необходимости формирования перечня критериев, позволяющих однозначно решать вопросы отнесения конкретного деяния к малозначительному правонарушению, и можно встретить попытки систематизации таких критериев[117]. Тем не менее анализ научной и учебной литературы позволяет сделать вывод о том, что большинство ученых, исследовавших вопрос применения ст. 2.9 КоАП РФ, сходятся во мнении об оценочном характере категории «малозначительность правонарушения», считая, что в основе применения данной формы освобождения от административной ответственности должно лежать субъективное усмотрение лица, обладающего административно-юрисдикционными полномочиями. Ряд авторов категорично высказываются против выделения каких-либо универсальных критериев малозначительности, предлагая оставить данный вопрос на усмотрение юрисдикционных органов. Например, А.В. Непринцев по этому поводу пишет: «стремление привести все признаки деяния к общему знаменателю заведомо не может дать желаемого результата, поскольку отсутствие в тексте ст. 2.9. КоАП РФ каких-либо пояснений, уточнений, ссылок, оговорок свидетельствует о том, что законодатель использовал понятие «малозначительность» именно в его буквальном смысле, предопределяемом исключительно объективной стороной правонарушения»[118].

Попытку разрешения вопросов отнесения того или иного деяния к категории «малозначительных правонарушений» предпринимали и высшие судебные органы Российской Федерации. Так, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» предлагает считать малозначительным административным правонарушением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений. Кроме того, в указанном постановлении названы обстоятельства, которые не могут использоваться правоприменителем в качестве оснований для признания деяния малозначительным, к таковым, в частности, относятся: 1) личность привлекаемого к ответственности лица; 2) его имущественное положение; 3) добровольное устранение последствий правонарушения; 4) возмещение причиненного ущерба. Эти обстоятельства согласно ч. 2 и 3 ст. 4.1 КоАП РФ должны учитываются при назначении административного наказания.

Несколько иные выводы относительно правил применения ст. 2.9 КоАП РФ делает Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 2 июня 2006 года № 10: «При квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям»1. Аналогичную правовую позицию занимает Конституционный Суд Российской Федерации .

Как было указано выше, принятие решения о признании деяния малозначительным входит в круг вопросов, принимаемых на основе субъективного усмотрения уполномоченного должностного лица. Наряду с этим существует подход, согласно которому отдельные виды административных правонарушений в силу их общественной опасности ни при каких обстоятель-

з

ствах не могут быть квалифицированы как малозначительные . Однако, на наш взгляд, малозначительность представляет собой характеристику не вида административного правонарушения или его состава, а непосредственно самого противоправного деяния. Таким образом, малозначительным может быть признано правонарушение, предусмотренное любой статьей КоАП РФ или закона субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях, независимо от вида и размера наказания, предусмотренного в санкции, характера самого состава (материальный или формальный) и объек- [119] [120] [121] та посягательства. Как отмечается в постановлении Президиума ВАС РФ от 5 февраля 2013 года № 11417/12 по делу № А40-125892/11-149-848: «в пункте 18.1 постановления № 10 указано, что при квалификации административного правонарушения в качестве малозначительного судам надлежит учитывать, что статья 2.9 КоАП РФ не содержит оговорок о ее неприменении к каким- либо составам правонарушений, предусмотренным КоАП РФ. Возможность или невозможность квалификации деяния в качестве малозначительного не может быть установлена абстрактно, исходя из сформулированной в КоАП РФ конструкции состава административного правонарушения, за совершение которого установлена ответственность. Так, не может быть отказано в квалификации административного правонарушения в качестве малозначительного только на том основании, что в соответствующей статье Особенной части КоАП РФ ответственность определена за неисполнение какой-либо обязанности и не ставится в зависимость от наступления каких-либо последствий»[122].

На наш взгляд, при принятии решения об освобождении лица от административной ответственности с применением ст. 2.9 КоАП РФ оценке должны подвергаться:

- характер и содержание внешнего процесса совершения противоправного деяния (форма совершения противоправного деяния (действие или бездействие); степень интенсивности совершенных лицом противоправных действий; продолжительность совершения деяния (при длящемся правонарушении); время, место и обстановка совершения противоправного деяния);

- характер и степень негативных последствий совершенного административного правонарушения (размер причиненного материального ущерба; характер и степень вреда причиненного охраняемым законом интересам личности, общества и государства правонарушением с формальным составом; степень социальной значимости общественных отношений пострадавших в результате совершенного деяния, а равно общественных отношений, которым угрожает конкретное правонарушение);

- субъективное отношение лица к совершенному им административному правонарушению (форма вины, с которой совершено правонарушение; направленность умысла в момент совершения административного правонарушения; обстоятельства, предопределившие окончание административного правонарушения; отношение правонарушителя к совершенному им деянию).

Анализ положений, закрепленных в ч. 1 ст. 28.9, п. 2 ч. 1.1 ст. 29.9, п. 3 ч. 1 ст. 30.7 и п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ, позволяет сделать вывод, что решение о признании деяния малозначительным и освобождении лица, виновного в его совершении, от административной ответственности принимается на стадии рассмотрения дела об административном правонарушении или на стадии пересмотра постановлений лицами, обладающими соответствующими полномочиями в соответствии с положениями гл. 23 КоАП РФ. Лицо, возбудившее дело, осуществлявшее административное расследование либо участвовавшее в подготовке материалов для рассмотрения, не уполномоченное самостоятельно рассматривать данную категорию дел об административных правонарушениях, не обладает правом освободить лицо от административной ответственности по ст. 2.9 КоАП РФ, хотя, как представляется, может об этом ходатайствовать.

Решение об освобождении лица от административной ответственности в связи с малозначительностью административного правонарушения оформляется постановлением о прекращении производства по делу об административном правонарушении либо на стадии пересмотра постановлений по делам об административных правонарушениях - решением об отмене постановления и о прекращении производства по делу. Тем самым в результате принятия рассматриваемого решения лицо, совершившее объективно противоправное деяние, освобождается от всех юридических последствий административной ответственности.

Исходя из вышеизложенного, следует констатировать, что возможности, представляемые правоприменителю ст. 2.9 КоАП РФ, являются недостаточными и не всегда позволяют адекватно реагировать на совершение лицом административного правонарушения. В рассматриваемом контексте интересными выглядят предложения Н.Н. Цуканова обратить внимание на альтернативные способы реагирования на выявленные административные правонарушения, и в частности опыт применения «формального предупреждения», реализуемого правоохранительными структурами Англии.[123] Данная мера отражает факт совершения лицом правонарушения, но не влечет применения к лицу административного наказания и его привлечения к административной ответственности. На наш взгляд, целесообразно «приспособить» этот инструмент для использования в отечественной правовой модели применения административной ответственности за неуплату административного штрафа. Думается, это позволит в необходимых случаях без нарушения законодательства освободить лицо от административного наказания, обеспечив при этом достижение цели административной ответственности. Отметим, что речь может идти о применении указанного альтернативного средства не только для целей применения ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, но и других административных правонарушений, перечень которых будет определяться законодателем.

Полагаем необходимым дополнить примечание к ст. 20.25 КоАП РФ пунктом 4 следующего содержания:

«4. Лицо, впервые совершившее административное правонарушение, предусмотренное частью 1 настоящей статьи, может быть освобождено от административного наказания, если оно раскаялось в совершении административного правонарушения и до момента возбуждения дела об административном правонарушении оплатило административный штраф в полном объеме. Об освобождении лица от наказания в соответствии со ст. 28.2.1 настоящего Кодекса составляется протокол формального предупреждения»;

- дополнить КоАП РФ статьей 28.2.1 следующего содержания:

«Статья 28.2.1. Протокол формального предупреждения Об освобождении лица от административного наказания в случаях, предусмотренных статьями раздела II настоящего Кодекса или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях, должностное лицо, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, составляет протокол формального предупреждения.

В протоколе формального предупреждения указываются дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о лице, в отношении которого составлен протокол, фамилии, имена, отчества, адреса места жительства свидетелей и потерпевших, если имеются свидетели и потерпевшие, место, время совершения и событие административного правонарушения, статья настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение, объяснение физического лица, должностного лица или законного представителя юридического лица, в отношении которых составляется протокол, статья настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая основания составления протокола формального предупреждения, предупреждение о недопустимости совершения административных правонарушений и правовых последствиях, связанных с привлечением к административной ответственности.

Протокол формального предупреждения подписывается должностным лицом, его составившим, физическим лицом, должностным лицом или законным представителем юридического лица, в отношении которых он составлен.

Копия протокола формального предупреждения вручается под расписку физическому лицу, должностному лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых он составлен».

Также следует дополнить часть 1 статьи 24.5 пунктом 3.1 следующего содержания: «Освобождение лица от административного наказания с составлением протокола формального предупреждения».

Использование указанного подхода, на наш взгляд, во-первых, позволит повысить уровень взыскиваемости административных штрафов и, во- вторых, создаст условия адекватного реагирования на ситуации, в которых цели административной ответственности могут быть достигнуты без применения административных наказаний, а освобождение лица, совершившего административное правонарушение, от административной ответственности с применением ст. 2.9 КоАП РФ нецелесообразно или невозможно. При этом формальное предупреждение отличается от предупреждения как вида административного наказания и позволяет существенно упростить процедуру реагирования на факт совершения противоправного деяния без потери в качестве такого реагирования (другие отличительные черты этих мер воздействия приведены в таблице 1).

Значение для правильной квалификации деяния в качестве административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, имеет и сам вид обязательного платежа - административный штраф, обязанность уплаты которого не выполнена виновным. Данный элемент состава рассматриваемого административного правонарушения позволяет отграничить его от таких смежных составов, как, например, нарушение срока исполнения поручения о перечислении налога или сбора (взноса) (ст. 15.8 КоАП РФ); нарушение сроков перечисления платы за пользование бюджетными средствами (ст. 15.16 КоАП РФ); невнесение в установленные сроки платы за негативное воздействие на окружающую среду (ст. 8.41 КоАП РФ); несвоевременное перечисление средств избирательным комиссиям, комиссиям референдума, кандидатам, избирательным объединениям, инициативным группам по проведению референдума, иным группам участников референдума (ст. 5.21 КоАП РФ) и др.

СООТНОШЕНИЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ КАК МЕРЫ АДМИНИСТРАТИВНОГО НАКАЗАНИЯ, УСТНОГО ЗАМЕЧАНИЯ

И ФОРМАЛЬНОГО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ

Таблица 1

Критерий

сравнения

Предупреждение Устное замечание Формальное

предупреждение

Условия

применения

Может назначаться в пределах санкции статьи, предусматривающей ответственность за конкретное административное правонарушение (ч. 1 ст. 4.1 КоАП РФ) Может применяться в связи с совершением любого малозначительного правонарушения вне зависимости от видов и размера наказаний, предусмотренных санкцией соответствующей статьи КоАП РФ или закона субъекта Российской Федерации Может применяться в случаях, прямо предусмотренных в разделе II КоАП РФ или законах субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях
Процессуальное

оформление

Постановление о назначении административного наказания (п. 1 ч. 1 ст. 29.9 КоАП РФ) Постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении (п. 2 ч. 1.1 ст. 29.9 КоАП РФ) Протокол формального

предупреждения

(ст. 28.2.1 КоАП РФ)

Характер

юридических

последствий

применения

Лицо, которому объявлено предупреждение, считается привлеченным к административной ответственности и может испытывать все связанные с этим негативные последствия.

Обстоятельством, отягчающим административную ответственность, признается повторное совершение административного правонарушения в период, когда лицо считается подвергнутым административному наказанию (п. 2 ч. 1 ст. 4.3, ст. 4.6 КоАП РФ)

Повторное совершение отдельных административных правонарушений образует самостоятельные (квалифицированные) составы, например ч. 3 ст. 5.35, ч. 2 ст. 6.7 КоАП РФ и т.д.

По общему правилу правовых последствий не влечет, хотя прекращение дела по малозначительности служит формой констатации факта нарушения закона Протокол формального предупреждения отражает факт совершения лицом правонарушения, не влечет применения к лицу административного наказания и его привлечения к административной ответственности

Субъектом административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, являются физические вменяемые лица, достигшие шестнадцатилетнего возраста, должностные лица, а также юридические лица.

Субъективная сторона административного правонарушения представляет собой совокупность признаков, характеризующих внутреннее, психическое отношение лица к содеянному1.

Комментируя ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, ученые расходятся во мнении относительно форм вины, с которыми может быть совершено данное противоправное деяние. Так, Е.Н. Сидоренко указывает: «Правонарушение, предусмотренное ч. 1 комментируемой статьи, может быть совершено не только умышленно, но и по неосторожности (что встречается достаточно редко)»[124] [125]. Противоположную позицию высказывают А.Н. Гуев[126], Ю.М. Козлов[127], которые утверждают, что такое деяние может быть совершено исключительно умышленно, при этом умысел может быть только прямым.

Думается, что с субъективной стороны рассматриваемое административное правонарушение характеризуется виной, выраженной, как правило, в форме косвенного умысла, то есть лицо сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и, не желая наступления последних, сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично (ч. 1 ст. 2.2 КоАП РФ).

При этом нами не исключается возможность квалификации деяния лица по ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ в случае совершения рассматриваемого деяния с прямым умыслом, а также по неосторожности, например в случаях, когда бухгалтер, несмотря на поручение индивидуального предпринимателя, в отношении которого вынесено постановление о назначении наказания, не переводит сумму штрафа на соответствующий счет, либо при неуплате штрафа третьим лицом по просьбе физического лица, в отношении которого вынесено постановление о назначении административного наказания. По неосторожности данное деяние совершается и в тех случаях, когда привлеченное к административной ответственности лицо после вступления в законную силу постановления о назначении наказания выезжает за пределы России либо в местность, где отсутствует возможность внести, перевести сумму административного штрафа, рассчитывая вернуться до истечения установленного законом срока уплаты. В перечисленных и подобных случаях деяние совершено лицом по неосторожности, выраженной в форме самонадеянности, при этом не вызывает сомнения необходимость привлечения его к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ.

Аналогичным образом должен решаться вопрос в случае неуплаты административного штрафа, если неосторожность выражена в форме небрежности, когда лицо не предвидело, что обязанность по уплате не будет выполнена, хотя по обстоятельствам дела могло и должно было это предвидеть. Например, если лицо отложило уплату штрафа на конец срока, определенного ч. 1 ст. 32.2 КоАП РФ, рассчитывая на получение каких-либо дополнительных доходов (кредита, премии и т.д.), и, не получив их, оказалось в условиях невозможности исполнения соответствующей обязанности.

От административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, следует отграничивать неуплату административного штрафа, совершенную невиновно. Подобная ситуация может возникнуть в случае, если лицо в период течения срока добровольной уплаты административного штрафа оказалось в условиях, исключающих возможность внесения, перевода суммы административного штрафа в кредитную организацию, например было осуждено к наказанию, связанному с лишением свободы, помещено в психиатрический стационар и т.п. В подобных случаях дело об административном правонарушении должно быть прекращено за отсутствием состава административного правонарушения.

Подводя итоги проведенного нами исследования административной ответственности за неуплату административного штрафа в срок, установленный законом, в ее историческом, сравнительно-правовом и материальноправовом аспекте, отметим наличие резерва для модернизации этой области административно-деликтного права. При этом выглядит обоснованным включение в арсенал правоприменителя, помимо традиционно используемых мер административного принуждения, правового инструментария, позволяющего достичь цели рассматриваемой административной ответственности посредством применения иных средств и способов правового воздействия на неплательщиков штрафов.

<< | >>
Источник: Жильцов Андрей Владимирович. АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕУПЛАТУ АДМИНИСТРАТИВНОГО ШТРАФА В СРОК, УСТАНОВЛЕННЫЙ ЗАКОНОМ, И РОЛЬ ПОЛИЦИИ В МЕХАНИЗМЕ ЕЕ ПРИМЕНЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 20.25 КоАП РФ:

  1. 4.13. Административные дела
  2. §1. Проблемы правового обеспечения общественной безопасности
  3. Теоретические представления о сущности юридической ответственности
  4. Административная ответственность за нарушение избирательных прав
  5. Уголовная ответственность за нарушение законодательства о выборах и избирательных прав граждан
  6. Н. Г. Салищева* О НЕКОТОРЫХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ НОВЕЛЛАХ КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ**
  7. 46. Е. В. Овчарова* ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ МЕР АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ**
  8. 80. В. В. Полянский* АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЯХ
  9. А. А. Антополъский* ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРАВОНАРУШЕНИЯ ПРИ РАБОТЕ С КОНФИДЕНЦИАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ**
  10. Рассмотрение дел об административных правонарушениях
  11. Терминологический словарь
  12. § 3. Административная ответственность за нарушение порядка финансирования выборов
  13. § 1. Незаконное использование средств индивидуалшалии юридического лица, средств индивидуализации товаров, работ или услуг
  14. Приложения
  15. § 2. Особенности составов административных правонарушений, предусмотренных ст. 5.35 КоАП РФ
  16. § 1. Возбуждение дела о неисполнении родителями (иными законными представителями) несовершеннолетних обязанностей по их содержанию и воспитанию
  17. § 1. Ретроспективный и сравнительно-правовой анализ регулирования ответственности за неуплату административного штрафа в срок, установленный законом
  18. § 2. Понятие и основания административной ответственности за неуплату административного штрафа в срок, установленный законом
  19. §1. Понятие и принципы борьбы с ННН рыбным промыслом
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -