Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Административная ответственность за нарушение избирательных прав

Целью изучения темы являются отношения, связанные с установлением административной ответственности в избирательном праве.

Изучив тему 10, студент должен знать: •

основные характеристики административной ответственности за нарушение избирательных прав и установленного порядка выборов;

уметь: •

анализировать административные правонарушения, вытекающие из публично-правовых отношений в части нарушения избирательных прав граждан и законодательства о выборах;

приобрести навыки: •

анализа конкретных административных составов правонарушений, посягающих на избирательные права граждан, и квалификации конкретных составов данных правонарушений.

акцентировать внимание на понятиях: •

правонарушение, административные правонарушения, административные правонарушения, посягающие на избирательные права граждан, ответственность, административная ответственность, санкция, административные санкции, обязанность и запрет в административной ответственности, формы реализации административной ответственности, функции административной ответственности, принципы административной юридической ответственности, составы административных правонарушений, прокурорский надзор.

273 10.1.

Понятие административной ответственности. 10.2.

Особенности административной ответственности за нарушение норм избирательного права. 10.3.

Понятие административного правонарушения. 10.4.

Развитие теоретических представлений о сущности административной ответственности в избирательном праве. 10.5.

Должностные лица, управомоченные составлять протокол об административных правонарушениях в избирательном праве. 10.6.

Особенность санкций в административной ответственности за правонарушения, посягающие на избирательные права граждан. 10.7.

Особенности составов административных правонарушений посягающих на конституционные права граждан избирать и быть избранными.. 10.8.

Рассмотрение дел мировыми судьями и судьями районных судов. 10.9.

Участие прокурора в возбуждении административных дел о правонарушениях в области избирательного права. 10.10.

Защита избирательных прав граждан в гражданском судопроизводстве.

В принятом в 2001 году Кодексе РФ об административных правонарушениях349 произошло принципиальное перенесение центра тяжести с охраны интересов государства на защиту и обеспечение прав, законных интересов, свобод человека и гражданина, перемещение эпицентра в деятельности властных структур на административно-правовую охрану этих прав и свобод350. В этом аспекте переакцентировка затронула и избирательные права граждан, и их гарантии, в том числе путем установления и применения мер административной ответственности к лицам, допустившим нарушение избирательных прав.

В то же время Конституция РФ, закрепляя общие принципы юридической ответственности, в том числе и административной, не конкретизировала административную ответственность за нарушение законодательства о выборах и референдума. Более того, Конституция РФ не содержит нормы с указанием закрепления администра- тивной ответственности за нарушение законодательства о выборах и референдума в рамках предметоведения. Мнения исследователей по данному вопросу неоднозначны.

В.В. Игнатенко, Е.П. Ищенко и некоторые другие авторы считают, что установление административной ответственности за нарушения законодательства о выборах и референдума, относится к ведению федерального законодателя351. Иную точку зрения высказывают Р.Т. Биктагиров, С.М. Шапиев законодательство о выборах, а равно и административное, административно-процессуальное законодательство относится к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов352.

Это положение закреплено текстуально в конституционной статье и в самом КоАП РФ (например, ч. 2 ст. 2.1 и др.), где меры административной ответственности предусматриваются не только КоАП РФ, но и законами субъектов РФ, что, как отмечали Б.Н. Габричидзе и А.Г. Чернявский, серьезно расширяет круг участников (субъектов), формирующих юридические нормы об административной ответственности за административные правонарушения353. Но законодательство о выборах в субъектах федерации надо выводить из смысла не ст. 72, а ст. 73 Конституции России, т.е. рассматривать его как ведение самого субъекта Российской Федерации. Естественно, меры административной ответственности за нарушение законодательства о выборах могут устанавливаться исходя из содержания о вопросах ведения ст. 72 Конституции РФ. Другое дело, что субъекты РФ пассивно используют это право или, как в связи с этим отмечали Р.Т. Биктагиров, С.М. Шапиев, эти конституционные полномочия по установлению административной ответственности за нарушение регионального избирательного законодательства по ряду причин пока реализуются не в полной мере. Однако потенциальное право субъектов РФ на установление административной ответственности за нарушение собственного законодательства о выборах не подлежит сомнению354.

Административная ответственность за нарушения законодательства о выборах и референдумах подразделялась на ответственность граждан, специальных субъектов (должностных лиц, членов избирательных комиссий, членов комиссий референдума, председателей этих комиссий и других лиц), а также с конца 90-х годов, в соответствии с законом «Об административной ответственности юридических лиц за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах»355, юридических лиц.

Административная ответственность выводилась за рамки персональной. На основе обобщения практики избирательных кампаний 90-х годов был значительно расширен количественный состав административных правонарушений, посягающих на избирательные права граждан (ст. 40), действующего тогда КоАП РСФСР. А с учетом введенного в действие Федерального закона от 6 декабря 1999 г., предусматривающего административную ответственности юридических лиц, этот перечень пополнился еще 10 составами административных правонарушений.

Каковы же были административные правонарушения и особенности реализации административной ответственности по избирательной практике 90-х годов? Данный вид ответственности был регламентирован в действующем тогда Кодексе РСФСР об административных правонарушениях356.

Правонарушения, квалифицируемые как проступки, т.е. не признанные преступлениями, характеризуются меньшей степенью опас- ности357, хотя не все ученые признают это, поскольку свойство общественной опасности, считают они, характерно только для преступления358. Так, Н.Г. Салищева, например, отмечала в комментарии к КоАП РФ, что сам критерий «общественная опасность» может быть отнесен только к преступным деяниям359. С.А. Комаров считает существующую в юридической литературе точку зрения, что всякое правонарушение должно быть общественно опасным, недостаточно обоснованной, так как общественная опасность является качественной характеристикой общественной вредности. Все правонарушения общественно вредны, но только часть из них общественно опасна360. На этих позициях стоит и Л.О. Иванов, видя существенное отличие административного правонарушения от уголовного преступления как раз в том, что в легальной дефиниции административного правонарушения отсутствует признак общественной опасности (вредоносности) противоправного действия (бездействия)361.

Наверное, это все-таки не так, поскольку проступки, связанные с нанесением вреда, с характером нанесенного вреда, остротой борьбы с этим противоправным поведением и степенью тяжести санкций, применяемых к правонарушителям, характеризуют и определенный уровень общественной опасности деяния в виде проступка, посягающего на установленный общественный порядок. Поэтому нам представляется, что точка зрения В.В. Лазарева о наличии в проступке общественной опасности, хотя характеризующейся и меньшей ее степенью362, является более предпочтительной. Еще более категорично по этому вопросу высказываются Б.Н. Габричидзе и А.Г. Чернявский, считая, что отрицание за административными проступками характера общественно опасного деяния неумеренно снижает общественно опасный характер административных правонарушений, необоснованно их «либерализует» тем самым понижается, ущербляется роль и значение административной ответственности как средства, меры, инструмента борьбы против административных правонарушений363.

Вышеизложенные факторы позволяют давать и видовые характеристики проступков, вернее административных правонаруше- ний, поскольку законодатель отказался в действующем КоАП РФ364 от понятия «административный проступок», отдав предпочтенье категории «административное правонарушение».

В то же время стоит отметить, что из легальной дефиниции административного правонарушения исчезло и указание посягательства на государственный и общественный порядок, хотя еще недавно, в конце 90-х годов, Ю.А. Тихомиров отмечал именно это в понятии административного правонарушения365. Данное определение основывалось на действующем на тот момент КоАП РСФСР366 (ст. 10). Однако ряд ученых считали его устаревшим, нуждающимся в коррективах367.

Законодатель в действующем ныне КоАП РФ действительно внес соответствующие корректировки в понятие административного правонарушения (п. 1 ст. 2.1).

Конечно, не все административные правонарушения посягают на государственный или общественный порядок непосредственно, но все они являются противоправными именно с позиций установленного государственного или общественного порядка, поэтому представляется более справедливым определение административного правонарушения данное в свое время Б.В. Россинским с указанием посягательства на государственный или общественный порядок368.

Примерно таких позиций придерживался и В.В. Лазарев, отмечая, что административно-правовые проступки - это правонарушения, которые, в первую очередь, наносят вред именно общественным отношениям в области государственного управления и что они мешают нормальной исполнительной и распорядительной деятельности государственных органов, посягают на общественный порядок, права и законные интересы граждан369. Поэтому, на наш взгляд, желательно вернуть в легальную дефиницию административного правонарушения формулировку «посягательство на государственный или общественный порядок, права и свободы граждан, установленный порядок управления общественными отношениями в области государственного управления и местного самоуправления». Необходимость этого особенно очевидна для избирательного права.

Основанием административной ответственности является совершение административного правонарушения370. Конкретные составы административных правонарушений, посягающих на избирательные права граждан, были сформулированы в главе 5 Особенной части КоАП РСФСР. До 1995 г. в кодексе было 5 статей, предусматривающих ответственность за нарушение избирательных прав (ст. 401-405), которые стали результатом обобщения опыта избирательной кампании 1989/1990 гг.: воспрепятствование осуществлению избирательных прав либо работе избирательных комиссий (ст. 401); проведение агитации в период ее запрещения (ст. 40371); распространение ложных сведений о кандидате (ст. 40372); нарушение прав члена избирательной комиссии, наблюдателей (ст. 40373); нарушение прав граждан на ознакомление со списком избирателей (ст. 405).

Все эти составы, за исключением последнего, были введены Указами Президиума ВС РСФСР от 2 января 1990 г.2; пятый состав (ст. 405) введен Законом РСФСР от 16 октября 1990 г.3

Статьи (ст. 406-4013) во многом стали реалиями избирательной кампании 1993 г., надвигающейся кампании по выборам 1995/1996 гг., были обусловлены важными базовыми положениями формирующегося избирательного законодательства на основе Конституции РФ 1993 г. Составы этих правонарушений коснулись таких моментов, как: •

выдача гражданам избирательных бюллетеней в целях предоставления им возможности голосовать за других лиц; •

отказ работодателя в предоставлении отпуска для участия в выборах; •

нарушение условий проведения предвыборной агитации через СМИ; •

изготовление или распространение анонимных агитационных материалов; •

умышленное уничтожение и повреждение агитационных печатных материалов; •

непредоставление или неопубликование отчетов о расходовании средств на подготовку и проведение выборов, незаконное принятие пожертвований кандидатами либо избирательными объединениями; •

непредоставление либо неопубликование сведений об итогах голосования или о результатах выборов.

Они были введены уже федеральным законом от 28 апреля 1995 г.374, многие из них прошли квалификацию в виде избирательных споров, практики обжалования в административных органах и в судебных инстанциях, поэтому включение их в КоАП РСФСР в середине 90-х годов было не просто результатом умозрительной и творческой работы законодателя, а являлось, прежде всего результатом большой работы по обобщению опыта электоральной практики, было своевременным и реально вытекало из усложняющегося избирательного процесса.

Споры о защите избирательных прав относились к судопроизводству по делам, вытекающим из административно-правовых отношений.

Судебная статистика свидетельствовала о возрастающем количестве поступающих в суды общей юрисдикции дел о защите избирательных прав и об увеличении числа удовлетворенных судом заявлений.

Объектом административных правонарушений выступали общественные отношения, связанные с реализацией активных и пассивных прав физических лиц. Объединяющим признаком субъективной стороны этих правонарушений являлось наличие вины, как правило, в форме прямого умысла, хотя не исключалась и неосторожность.

В качестве административного правонарушения могло выступать только противоправное, виновное деяние — действие или правонарушениями со специальным субъектом). Члены избирательных комиссий, несмотря на то, что они осуществляли делегированные им государственно-властные полномочия временно, также соответствовали дефиниции должностного лица, уполномоченные государством осуществлять функции представителя власти, и рассматривались в качестве специального субъекта.

Стоит отметить, что к субъектам данных правонарушений относились не только физические, но и юридические лица, отечественные и зарубежные: международные общественные объединения, избирательные блоки, российские коммерческие организации с иностранным участием и другие, однако, предусмотренные тогда КоАП РСФСР штрафные санкции налагались только на физических лиц375. Административная ответственность по отношению к юридическим лицам была установлена в конце 90-х годов376. Административная ответственность юридического лица применялась в отраслевых законодательных актах, с 1999 года начала применяться и в избирательном законодательстве. Сейчас эти составы включены в действующий КоАП РФ, что стало важной новеллой Кодекса. В целом КОАГ РСФСР к концу 90-х годов и началу 2000-х содержал довольно расширенный перечень отдельных видов нарушений законодательства о выборах и референдумах, за совершение которых была установлена административная ответственность.

Все дела о применении мер административной ответственности за нарушения избирательного законодательства были подведомственны судам общей юрисдикции377 и мировым судьям (ст. 12). Порядок производства по этой категории дел определялся Федеральным законом от 6 декабря 1999 г. «Об административной ответственности юридических лиц за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах», а в части, не урегулированной им, разрешалось субсидиарное применение процессуального раздела (раздел IV) КоАП РСФСР378. Значительному реформированию административно-правовые институты в избирательном праве подверглись на стыке двух тысячелетий - в декабре 1999 г. - январе 2000 г. Во-первых, произошла корректировка КоАП РСФСР. В соответствии с этим значительно увеличилось количество составов нарушений избирательного законодательства, влекущих административную ответственность. Если в действующем тогда в начале Кодексе их было шесть, то по Федеральному закону от 28 апреля 1995 г.379 - уже тринадцать. (ст. 401 - 4013). По закону от 2 января 2000 г.380 к данным составам добавилось еще одиннадцать и, таким образом, количество статей было увеличено до двадцати четырех. Составы правонарушения, введенные законодателем в начале 2000 года, охватывали широкий спектр избирательных правоотношений.

Но, как отмечалось в исследовательской литературе того времени, при корректировке оказалось, что не все запреты, установленные обновленным избирательным законодательством, подкрепляются мерами административной ответственности. Поэтому и было признано целесообразным дополнить КоАП РСФСР, введя административную ответственность за правонарушения, которые уже выявила практика избирательных кампаний 90-х годов. Отсутствие в том Кодексе некоторых из этих составов привело к тому, что либо нарушители вообще уходили от ответственности, либо правоохранительные органы, реагируя на само нарушение, допускали ошибки при квалификации противоправного деяния381.

Вместе с тем исследователями было отмечено, что в обновленную редакцию Кодекса не попали составы, которые прошли достаточно длительную апробацию в прошедших избирательных кампаниях.

Такой состав, как неисполнение решения суда об исправлении списка избирателей, в новой редакции не был обеспечен административной санкцией.

Остановимся еще на одной проблеме - проблеме «воспрепятствования». В рамках юридической ответственности последнее представляет довольно широкий спектр отношений, например: воспрепятствование законной профессиональной деятельности журна- листа; воспрепятствование осуществлению прав на свободу совести и вероисповеданий; воспрепятствование осуществлению правосудия и т.д. Нас же интересует воспрепятствование реализации избирательных прав. Данная норма была закреплена в уголовном законодательстве (УК РСФСР 1960 года - ст. 132) - воспрепятствование путем насилия, обмана, угроз или подкупа осуществлению гражданином ССССР избирательного права, в последующей редакции - воспрепятствование свободному осуществлению гражданином РСФСР права избирать и быть избранным народным депутатом или Президентом РСФСР. Последняя редакция данной статьи, осуществленная 24 марта 1995 года, значительно расширила параметры содержание диспозиции382.

Эта норма вошла и в новый, действующий ныне УК РФ от 13 июня 1996 г. как ст. 141.

Необходимо отметить, что диспозиции УК и КоАП РСФСР 1990 г. здесь текстуально совпадали. Может, законодатель хотел избежать дублирования, но, к сожалению, в обновленную редакцию КоАП РСФСР от 2 января 2000 года383 данная норма не вошла. Не закрепил ее законодатель и в новом, ныне действующем КоАП РФ.

Как отмечала в связи с этим М.С. Студеникина, в новой редакции произошло необоснованное сокращение статьи 40 действовавшего Кодекса. Из данной статьи исключено такое нарушение, как воспрепятствование свободному осуществлению гражданами своих избирательных прав. Исключение административной санкции за эти деяния приведет к тому, что они (независимо от степени их общественной опасности) могут наказываться только по ст. 141 Уголовного кодекса Российской Федерации. В результате правонарушения в виде проступков могут оказаться вообще практически не- наказуемыми384.

В специальной литературе вопрос о разграничении уголовно и административно наказуемого воспрепятствования осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий и раньше решался нечетко, вызывал дискуссии. Законодателю, а тем более правоприменителю, разграничить уголовно-наказуемое и административно-наказуемое деяние сложно. Воспрепятствование может иметь место на любой стадии избирательного процесса: вмешательство в работу избирательных комиссий, воспрепятствование праву граждан на ознакомление со списком избирателей, воспрепятствование проведению предвыборной агитации в периодических печатных изданиях и т.д., - и не всегда оно носит уголовно наказуемый характер.

Как правило, в любой избирательной кампании приходится сталкиваться с теми или иными фактами воспрепятствования, но, безусловно, их формы, составы, юридические последствия могут быть различны. Данное деяние может не иметь состава преступления, но вполне может рассматриваться в рамках административной ответственности. Чтобы более определенно решать вопрос о характере деяния в виде воспрепятствования, в исследовательской литературе предлагалось установить, что уголовная ответственность наступает только при наличии квалифицирующих признаков: совершение указанных действий путем обмана, подкупа, насилия либо с угрозой насилия, с использованием служебного положения, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, - а также предусмотреть административную преюдицию1.

Однако законодатель не поддержал такого предложения пытаясь упростить задачу, он вообще исключил понятие воспрепятствования свободному осуществлению гражданами своих избирательных прав из ныне действующего КоАП РФ. Представляется, что в будущем было бы необходимо вернуть понятие «воспрепятствование» и в КоАП РФ, поскольку это соответствовало бы концепции и административного правонарушения и восполняло бы соответствующий пробел в КоАП РФ.

Особенностью действующего Кодекса является дифференциация полномочий должностных лиц на составление протоколов об административных правонарушениях. На основании ст. 28.3 и 28. 4 КоАП РФ право составлять протоколы об административных правонарушениях закреплялось за следующими уполномоченными лицами (табл. 22).

Таблица 22 КоАП РФ ПРОТОКОЛЫ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ ВПРАВЕ СОСТАВЛЯТЬ: Ст. 5.3-5.5, 5.8-5.10, 5.12, 5.15, 5.17-5.20, 5.47, 5.50, 5.51, 5.56 Члены избирательной комиссии, комиссии референдума с правом решающего голоса, уполномоченные избирательными комиссиями, комиссиями референдума Ст. 5.6, 5.10, 5.16, 5.22, 5.47, 5.49 Должностные лица органов внутренних дел (милиции) Ст. 5.5, 5.10, 5.11, 5.13, Должностные лица органов, уполномоченных в области печати и средств массовой информации. Ст. 5.5, 5.10, 5.11, 5.13 Должностные лица органов, уполномоченных в области телевидения, радиовещания и государственного контроля за техническим качеством вещания Ст. 5.21 Инспектора Счетной палаты Российской Федерации Ст. 5.1, 5.7, 5.21, 5.23-5.25, 5.45, 5.46, 5.48, 5.52 Прокуроры. Кроме этого, прокурором возбуждаются дела о любом другом административном правонарушении, выявленном в ходе прокурорской проверки

Стоит также отметить, что перечисленных полномочия на составление протоколов у поименованных в иллюстрации субъектов различны. Например, прокурор, кроме указанных статей, вправе возбудить дело о любом другом административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена КоАП РФ или законом субъекта РФ. По некоторым правонарушениям составлять протоколы могут разные должностные лица385. Поводами к возбуждению дел об административном правонарушении, в соответствии с ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ, являются: -

непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административном правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения; -

поступившие из правоохранительных органов, а также из других государственных органов, органов местного самоуправления, от общественных объединений материалы, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения; -

сообщения и заявления физических и юридических лиц, а также сообщения в СМИ, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения.

Дело об административном правонарушении может быть возбуждено при наличии хотя бы одного из указанных поводов386.

В соответствии с ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ, рассмотрение дел о нарушении законодательства о выборах и референдуме входит в компетенцию мировых судей, а если по ним проводится административное расследование - судей районных судов; если эти правонарушения совершенны военнослужащими и гражданами, призванны на военные сборы, дела рассматриваются судьями гарнизонных военных судов.

Протоколы по всем делам соответствующих составов правонарушений, предусмотренных ст.ст. 5.1-5.25 КоАП РФ, составляются надлежащими лицами немедленно после выявления административного правонарушения (ч. 1 ст. 28.5), в течение суток с момента составления направляются судье, уполномоченному рассматривать дело (ст. 28.8) и рассматриваются в пятидневный срок со дня получения судьей протокола об административном правонарушении и других материалов дела на основании ч. 3. ст. 29.6 КоАП РФ. Продление указанного срока не допускается.

В соответствии со ст. 4.5 КоАП РФ, нарушители законодательства о выборах и референдумах могут быть привлечены к административной ответственности в течение одного года со дня соверше- ния правонарушения, а ст. 27.8 Кодекса предусматривает возможность проведения административного расследования по указанной категории составов387.

По результатам рассмотрения дела об административном правонарушении в соответствии со ст. 29.9 выносится постановление, которое может быть обжаловано в пятидневный срок (ст. 30.3), а после вступления в законную силу - опротестовано в порядке надзора. В соответствии со ст. 31.9, постановление об административном наказании2 не подлежит исполнению, если прошел один год со дня его вступления в законную силу. После исполнения постановления об административном наказании в соответствии со ст. 4.6, по истечении одного года лицо считается не подвергнутым административному наказанию388.

Особенностью действующего КоАП РФ является и то, что законодатель в представлении составов административных правонарушений по КоАП РФ следовал в соответствии с последовательной этапностью самого избирательного процесса, кроме этого, в некоторые статьи (ст. 5.1-5.25)389 ввел по несколько составов правонарушений. Так, допустим, уже в первую статью (5.1) «Нарушение права гражданина на ознакомление со списком избирателей, участников референдума» включил три состава, квалифицирующих правонарушения при составлении списков избирателей, участников референдума: •

нарушение права гражданина на ознакомление со списком избирателей, участников референдума; •

нерассмотрение в установленный федеральным законом срок заявления о неправильности в списке избирателей, участников референдума; •

отказ выдать гражданину письменный ответ с указанием причины отклонения заявления о внесении исправления в список избирателей, участников референдума. Составы по конструкции формальные. Административные правонарушения (в отличие от преступлений) в подавляющем большинстве случаев имеют формальный состав, соответствующие нормы предусматривают ответственность лишь за совершение противоправного деяния1, вне зависимости от наступивших общественно вредных последствий, вызванных данным деянием или их отсутствием. Правонарушение считается законченным в силу самого факта противоправного деяния. Эта характеристика в полной мере распространяется на административные правонарушения, посягающие на избирательные права граждан Российской Федерации. В данном составе обращает на себя внимание факт, что при наличии вины в форме прямого умысла правонарушение является смежным с преступлением, предусмотренным ст. 141 УК РФ, и может быть переквалифицировано по ч. 1 или 2 этой статьи как воспрепятствование свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав или права участвовать в референдуме2.

Всего же в ст. 5.1-5.25 включен 41 состав правонарушений.

Таблица 23 КоАП РФ КОЛИЧЕСТВО СОСТАВОВ ПРАВОНАРУШЕНИЙ Ст. 5.1 3 состава административных правонарушений Ст. 5.4 2 состава административных правонарушений Ст. 5.7 2 состава административных правонарушений Ст. 5.11 2 состава административных правонарушений Ст. 5.12 5 состава административных правонарушений Ст. 5.16 2 состава административных правонарушений Ст. 5.17 6 состава административных правонарушений Ст. 5.20 3 состава административных правонарушений Всего ст. 5.1.-5.25, 5.45-5.52, 5.56 51 состав административных правонарушений 1 См.: Бахрах Д.Н., Россинский Б.В., Старилов Ю.Н. Административное право: Учебник для вузов. - М., 2004. - С. 501. 2

Комментарий к Кодексу Российской федерации об административных правонарушениях. - 4-е изд., перераб. и доп. / Под общ. ред. Е.Н.Сидоренко. - М., 2004. - С. 66.

289

В принципе в этом нет ничего страшного, но, тем не менее, включение нескольких составов в одну статью утяжеляет ее конструкцию и усложняет квалификацию.

Что касается особенностей отдельных составов и некоторых проблемных вопросов то по статьям КоАП РФ они, на наш взгляд, следующие. Так, в статье 5.3. закрепляется состав правонарушения, связанный с неисполнением решения избирательной комиссии, комиссии референдума390. Среди других отличий от соответствующей статьи КоАП РСФСР (ст. 40.391) в ней устанавливается и ответственность юридических лиц. Административная ответственность по данной статье наступает за неисполнение любого решения комиссии, принятого в пределах ее компетенции, которое необязательно должно быть связано с обеспечением избирательных прав, права на участие в референдуме граждан РФ392. Однако решение может быть непосредственно и не связано с обеспечением прав избирателей, но опосредованно вся деятельность избирательных комиссий подчиняется именно этому.

Статья 5.8. устанавливает ответственность за нарушение порядка проведения предвыборной агитации. Впервые норма, предусматривающая нарушение условий проведения предвыборной агитации через СМИ, появилась в КоАП РСФСР в апреле 1995 г.3 В более расширенном виде она вошла в новый КоАП РФ в 2001 г., а уже в 2003 г. подверглась новой редакции393. Поскольку субъекты правонарушения не подразумеваются, а прямо указаны в ст. 5.8., то исполнителем, как уже отмечалось, могут выступать только они. Допустим, таким субъектом по данной статье не может выступать партия - основной субъект избирательных правоотношений на сегодня. Партии раньше самостоятельно не могли принимать участия в выборах, для этого их надо было зарегистрировать как избирательное объединение. Но сейчас законодатель кардинально поменял позицию по данному вопросу, однако в КоАП РФ (2001 г.) эти изменения не вошли. Как уже отмечалось, само избирательное законодательство во многом не освобождено от неясности в этом вопросе и по-прежнему партии, чтобы участвовать в выборах, надо принять статус избирательного объединения.

Анализ правонарушений, имеющих место в период предвыборной агитации, всегда привлекал внимание общественности страны, начиная с выборных кампаний конца 80-х годов прошлого столетия. В избирательном законодательстве совершенствовался порядок ее проведения, приемы, способы. Законодатель подробно старался урегулировать как общие вопросы ее проведения, так и отдельные процедуры. Представляется, что он увлекся детализацией регламентарных правил, вводя в нормативные акты высшей юридической силы фактически подзаконный материал.

Позицию законодателя можно было объяснить стремлением, с одной стороны как можно шире урегулировать отношения, связанные с проведением предвыборной агитации, чтобы по возможности обеспечить равенство условий для кандидатов на этом этапе избирательного процесса, с другой меньше оставлять возможностей для возникновения избирательных споров из-за неурегулированности отношений, связанных с проведением предвыборной агитации. Но электоральная практика проведения выборных кампаний свидетельствует, к сожалению, что ни первый, ни второй факторы не срабатывают в полной мере: количество правонарушений, а также избирательных споров не уменьшается. Поэтому законодатель вынужден был расширить количество составов административных правонарушений, охватывая ими отношения, связанные с проведением предвыборной агитации, в том числе и вне агитационного периода и в местах, где ее проведение запрещено законодательством о выборах и референдумах.

Так, в ст. 5.10 впервые закрепляется понятие предвыборная агитация, агитация по вопросам референдума вне агитационного периода. Следует отметить что, введя в КоАП РФ новое понятие «агитационный период», законодатель значительно расширил и время проведения агитации и возможности ее проведения. Так, по ранее действующему законодательству агитация начиналась с момента регистрации кандидата (п. 1 ст. 38 Федерального закона от 30 марта 1999 г. «Об основных гарантиях избирательных прав»)394, то теперь со дня выдвижения кандидата или списка кандидатов, регистрации инициативной группы по проведению референдума (п. 1 ст. 49)395. Правда, конкретная точка отсчета, как следует из смысла п. 1 ст. 58 действующего закона «Об основных гарантиях избирательных прав» это не момент выдвижения, а день создания избирательного фонда, поскольку затраты на изготовление подписных листов и сбор подписей должны оплачиваться за счет средств соответствующего избирательного фонда (п. 3 ст. 37 и п. 3 ст. 59)396.

Таким образом, требуется некоторое время, чтобы создать избирательный фонд после выдвижения кандидата. Как представляется, здесь нет особого противоречия, поскольку это делается с небольшим интервалом, потом точка отсчета связывается с агитационной деятельностью на этапе сбора подписей в поддержку кандидата, которая становится возможной с создания инициативной группы, выдвижения кандидата и регистрации ее в соответствующей избирательной комиссии, но на практике агитация за соответствующего кандидата начинается гораздо раннее, на этапе, не регулируемом нормативно, а именно с принятия решения самим гражданином о согласии его выдвижения, создании предвыборного штаба, а также регулируемого нормативно процесса создания самой инициативной группы.

Конечно, формы и способы агитации здесь несколько иные, но не будем же мы отрицать, что и штаб, и инициативная группа создаются под конкретного будущего кандидата в депутаты, в этом задействован определенный постоянно расширяющий круг лиц, вовлечение которых в инициативную группу связано с деятельностью граждан, уже «завербованных» в команду будущего кандидата, а сделать это невозможно без «побуждения» определенного круга лиц поддержать будущего кандидата и создания системы коммуникативных средств обеспечения такой поддержки. Ситуация лишь немножко подвержена корреляции, когда заинтересованные лица и сами инициативные группы (что реже) ищут, находят, отбирают будущего кандидата. Впрочем, все это происходит в условиях ограниченного информационного пространства, к тому же правоприменитель вынужден смотреть на эти агитационные моменты с пониманием, как на необходимое условие конституирования инициативы, хотя не исключаются при этом и отдельные правонарушения, по которым приходится применять меры.

Тем не менее, в данной статье (5.10) законодатель сосредоточивает внимание не на позитивных, а на ретроспективных моментах ответственности. Объективная сторона правонарушения представляет противоправные действия по проведению предвыборной агитации, а также характеризуется бездействием. В специальной литературе объективная сторона в большей части рассматривается только через действия, а бездействие не учитывается397. Однако в рамках этого состава правонарушения мы можем рассматривать как противоправное - бездействие должностных лиц, которые в силу своих должностных полномочий обязаны были совершить активные действия по пресечению незаконной агитации.

Электоральная практика второй половины 90-х годов высветила и еще одну проблему - проведение предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума лицами, которым участие в ее проведении запрещено федеральным законом. Эта проблема уходит корнями в дореволюционное время, но там речь шла не о предвыборной агитации, а о голосовании, т.е. подаче голоса при выборах в Учредительное собрание лицом, которое заведомо не имело на то право или утратило таковое (ст. 110 Положения о выборах в Учредительное собрание)398. Но здесь речь идет об участии в предвыборной агитации лица, которое не имеет на это право.

Перечень этих лиц (физических и юридических) дается в избирательном законодательстве, в частности в законах «О референдуме Российской Федерации» (ч. 3 ст. 30)399, «Об основных гарантиях избирательных прав» (пп. 7, 8 ст. 48)400, «О выборах депутатов Государственной думы» (п. 5 ст. 57)401, «О выборах Президента Российской

Федерации» (п. 4 ст. 49)402. В перечне лиц, которым запрещается участвовать в предвыборной агитации, прямо или косвенно законодатель особо выделил лиц, которые не достигли возраста 18 лет на день голосования (п. 6 ст. 48 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав»).

Такой запрет впервые установлен законодателем. Эта мера была введена законодателем, как реакция на имеющиеся факты значительного привлечения молодежи, особенно несовершеннолетней, в т.н. группы поддержки кандидатов, т.е. косвенного участия в предвыборной агитации. Это могло выражаться в распространении листовок, агитационной символики, раздаче агитационных материалов, в обеспечении подготовки и проведения митингов, демонстраций и так далее403. Но, вместе с тем, имеют место факты распространения данными лицами, и нелегальной, вернее, выпущенной, например, без соответствующих реквизитов, предвыборной листовки.

Таких лиц трудно задержать, а тем более привлечь к ответственности, особенно тех, допустим, которым не исполнилось четырнадцать лет. Трудно привлечь к ответственности и кандидата в депутаты, который, как правило, отрицает и выпуск соответствующих листовок, и то, что он привлекал к их распространению несовершеннолетнюю молодежь, апеллируя к тому, что это происки соперника с целью опорочить кандидата.

Соответствующая реакция законодателя - появление ст.5.11 в КоАП РФ. Но одними репрессивными мерами этой проблемы не решить, речь должна идти о совершенствовании избирательного механизма в этой части, о повышении уровня электоральной культуры в целом. А в этом плане, как представляется, законодатель несколько перестраховался, установив запрет на участие в предвыборной агитации, даже косвенной, лицам моложе 18 лет. Учитывая возрастание удельного веса именно этой части населения в общественно-политической жизни страны, уровень ее современной эмансипации, участия в предпринимательской сфере, в различных формальных и неформальных движениях, объеди- нениях, учитывая потребности ее естественного самовыражения, мы не можем предполагать, что эта часть населения, оставит предвыборную нишу. Хочет этого законодатель или нет, часть молодежи, в том числе несовершеннолетней будет все равно активно участвовать в этих предвыборных акциях, например в рамках молодежных организаций (объединений) при ведущих партиях («Наши», «Молодая гвардия», «Яблоко», КПРФ, СПС и др., « Лимоновцы»).

Поэтому на наш взгляд необходимо, скорректировать п. 6 ст. 48 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав»: или указанием на снижение возраста, допустим, до 16 лет, или указанием на фактор членства в молодежных организациях при партиях, или просто снять возрастные ограничения на проведение предвыборной агитации.

Отсюда вывод, что наличие данной нормы в избирательном законодательстве еще не говорит о возможности ее реализации. В целом данная норма пополнит арсенал т.н. «мертвых» норм. Как положительный факт, в этом плане, можно отметить редакцию статьи 5.11 КоАП РФ от 21 июля 2005 г. №93-ФЗ, по которой фактически, разрешено участвовать в предвыборной агитации лицам, не достигшим возраста 18 лет, но за исключением форм и методов, которые запрещены федеральным законом404.

В период введения реальных альтернативных выборов (конец 80-х годов ХХ века) организаторы выборных процессов сразу же столкнулись с распространением анонимных агитационных материалов в ходе предвыборных кампаний. Но потребовалось время, чтобы осмыслить и квалифицировать это противоправное деяние. В середине 90-х годов уже с учетом реальной практики по новой избирательной системе (выборная кампания 1993 года) законодатель ввел в действующий тогда КоАП РСФСР статью 40.9, предусматривающую ответственность за изготовление или распространение анонимных агитационных материалов405. По данному предмету была введена соответствующая статья в КоАП РФ в 2001 году (ст.5.12), а в июле 2003 года была сделана новая ее редакция406. Статья предусматривала ответственность за изготовление или распространение агитационных материалов с нарушени- ем требований закона. В статье сформулированы пять составов административных правонарушений.

Как представляется, данная статья имеет налет казуальности, законодатель выбрал, по нашему мнению, не совсем эффективный путь - постараться в диспозиции нормы отразить как можно более широкий спектр объектов противоправного деяния, как бы следуя нормам избирательного законодательства, которые по своему объему в значительной степени превышают разумные пределы, превращая нормы закона в какие-то инструктивные правила. Это не оправдано в избирательном законодательстве, а тем более не характерно для КоАП РФ, где нормы должны быть более отточенными, краткими, понятными и содержать общие правила. К сожалению, редакцией статьи федеральным законом от 21 июля 2005 г. №93-ФЗ, этот налет казуальности не только не устранен, но даже усилен.

В статье 5.20. КоАП РФ Федеральным законом от 21 июля 2005 года407 изменено название - «Незаконное финансирование избирательной кампании, кампании референдума, оказание запрещенной законом материальной поддержки, связанные с проведением выборов, референдума выполнение работ, оказание услуг, реализация товаров бесплатно или по необоснованно заниженным (завышенным) расценкам». Статья предусматривает ответственность за финансирование избирательной кампании, кампании референдума помимо избирательных фондов, фондов референдума и оказание иной запрещенной законом материальной поддержки. Здесь, однако, необходимо сделать некоторое уточнение, связанное с понятием «избирательная кампания». Дело в том, что данная статья (5.20) в старой и новой редакции, к сожалению, содержит в себе неточность, поскольку речь в названии статьи идет об «избирательной кампании», тогда как содержание и смысл статьи раскрывается через понятие «избирательной кампании кандидата», но в избирательном законодательстве эти понятия имеют различное содержание и различное исчисление сроков408. Отсюда и путаница у исследователей. Так, допустим, В.В. Игнатенко, раскрывает понятие по названию статьи, т.е. течение срока избирательной кампании рассматривается им как период избирательной кампании (кампании референдума): со дня официального опубликования решения о назначении выборов (референдума) и до дня представления комиссией, организующей проведение выборов (референдума), отчета о расходовании средств соответствующего бюджета, выделенных на подготовку и проведение выборов (референдума)409.

Но в статье речь идет об избирательной кампании кандидата: в соответствии с п. 20 ст. 2 закона «Об основных гарантиях избирательных прав»410, срок исчисляется по-другому - со дня выдвижения кандидата, списка кандидатов до дня представления итогового финансового отчета кандидатом, избирательным объединением, блоком, а также уполномоченными лицами. Ошибочно у С.В. Маньшиной «до дня официального опубликования результатов выборов (референдума)»411. В связи с этим в ст. 5.20 КоАП РФ необходимо внести соответствующее изменение или в название статьи, или в ее содержание, уточняющее позицию законодателя об объекте урегулирования.

Правонарушение, предусматривающее ответственность за незаконную выдачу избирательного бюллетеня лицу, не имеющему избирательного права, известно в электоральной практике давно. Еще в Положении о выборах в Государственную Думу 1907 года мы находим ряд норм, которые требуют личного голосования, невозможность выдачи доверенности на предоставление имущественного ценза для участия в выборах лицам, которые не допускаются к участию в выборах (ст. 12, 15, 98, 138 и др.)412. В Положение о выборах в Учредительное собрание 1917 года законодатель уже вводит специальный состав преступления, устанавливающий уголовную ответственность для виновных в подаче голоса при выборах в Учредительное собрание, заведомо не имея на то право или утратив таковое (ст. 110)413.

В современном российской электоральной практике данный состав появился в КоАП РСФСР в 1995 году (ст. 40.6), правда, объектом правового регулирования был более узкий круг отношений, связанный с выдачей гражданам бюллетеней для голосования в целях предоставления им возможности проголосовать за других лиц414. В несколько расширенной редакции в конце 90-х годов норма была закреплена в ст. 40.23 КоАП РСФСР. В новом КоАП РФ она существует (по названию) в более абстрактной форме (ст. 5.22), что можно отметить как плюс. И все-таки электоральная практика подсказывает необходимость введения института представительства при голосовании и института голосования по доверенности. На практике нередки случаи, когда родственники просят дать возможность проголосовать на избирательном участке за какого-либо родственника, который не может прибыть на избирательный участок или по другой уважительной причине. Отмахиваться от таких обращений не лучший вариант действий.

По отношению к данному правонарушению, законодатель не совсем корректно определил и лицо, имеющее право составлять протокол. Этим лицом, как известно, является уполномоченный член избирательной комиссии. Но поскольку избирательные бюллетени выдают сами же члены избирательной комиссии, то, получается, что один член избирательной комиссии (правда, уполномоченный) составляет протокол о другом члене избирательной комиссии, с которым вместе работают. А если данное правонарушение допустил сам член комиссии, имеющий право составлять протоколы, кто тогда может составить протокол против него? По логике нормы тогда надо будет созвать внеочередное заседание комиссии и уполномочить другого члена комиссии на составление протокола. Представляется, что в данном случае было бы более оправдано, если бы протокол о правонарушении составлял председатель избирательной комиссии или представитель вышестоящей комиссии.

По данному составу правонарушения привлекается к ответственности в одностороннем порядке, только член избирательной комиссии, т.е. лицо, незаконно выдавшее избирательный бюллетень. Но еще дореволюционное законодательство, предусматривало, что в данном случае привлекается к ответственности и лицо которое воспользовалось этим. Представляется не совсем оправданной столь подробная регламентация порядка голосования в избирательном законе, который призван регулировать наиболее общие отношения, связанные с производством выборов. Как мы уже отмечали, для более подробной регламентации хватило бы силы и подзаконного акта, допустим инструкции, что, собственно и наблюдалось на первых выборах в середине 90-х годов ХХ столетия. Однако затем законодатель ввел эти нормы по сути подзаконного характера в нормативные акты высшей юридической силы, тем самым возложив на закон в значительной части не свойственные ему функции. В связи с этим мы видели, как последовательно увеличиваются в объемах законы о выборах, превращая их в совокупность норм подзаконного характера. Любое законодательное дублирование не отвечает требованиям юридической технологии и техники и девальвирует императивный характер правового регулирования избирательных процессов не предполагающей дальнейшего законодательного регулирования отдельных аспектов избирательных отношений415.

Избирательный Закон не должен превращаться в инструкцию, равно как и инструкция - в Закон. Вместе с тем, как отмечали Е.А. Постников, В.И. Васильев, в настоящее время в новой редакции Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав» прослеживается тенденция по увеличению общего объема регламентации рассматриваемых институтов избирательного пра- ва416. До каких же пределов можно увеличивать объем рамочного закона, который уже сейчас является «неподъемным»?

В значительном количестве случаев такая детальная и однозначная регламентация заставляет субъекты Федерации обоснованно требовать решения в Федеральном законе специфических задач, вытекающих из особенностей осуществления государственной власти и местного самоуправления в условиях конкретного субъекта Российской Федерации»417. Ситуация, конечно, абсурдная: требовать решения в федеральном рамочном законе для конкретного субъекта, а их, как известно, более 80. Эффективнее было, чтобы «деталь- ная и однозначная регламентация» закреплялась в нормах подзаконного характера, в том числе и в субъектах Федерации.

Важным моментом избирательного процесса, его завершающего этапа, является подсчет голосов. В последнее время много сделано для того, чтобы порядок подсчета голосов был законодательно определен, сами процедуры были прозрачны для наблюдателей, чтобы была исключена возможность каких-либо злоупотреблений, неправильного подсчета, или фальсификаций. Тем не менее, после каждых выборов, значительное количество жалоб поступает именно на неправильный с точки зрения заявителей, подсчет голосов, на искажения данных в протоколах. Некоторые жалобы и споры доходят до Верховного Суда, по предмету голосования и определения результатов голосования.

Статья 5.24. в КоАП РФ, предусматривающая ответственность за нарушение установленного законом порядка подсчета голосов, Федеральным законом от 21 июля 2005 года418 дана в новой редакции. Она является относительно новой, хотя электоральная практика, как раз давала материал, чтобы законодатель обратил внимание на существование такой проблемы и раньше. В соответствии с этой статьей, нарушение председателем или членом избирательной комиссии, комиссии референдума установленного законом порядка подсчета голосов либо установленного законом порядка обработки итогов голосования, определения результатов выборов, референдума - влечет наложение административного штрафа в размере от 5 до 15 МРОТ. Стоит обратить внимание, что субъектом правонарушения, по данной статье, является председатель или просто член избирательной комиссии, комиссии референдума с правом решающего голоса - субъект специальный.

Здесь хотелось бы сделать некоторое пояснение. Данная статья изначально некорректно определяет субъектов правонарушения. Дело в том, что подсчет голосов избирателей и последующие действия, указанные в диспозиции, всегда носят коллективный характер. Естественно, выделять в этом плане только председателя комиссии или какого-то ее члена. Поэтому в диспозиции нормы более справедливо было бы указать не на председателя или члена избирательной комиссии, а на членов избирательной комиссии, а вот в санкции нормы - продифференцировать субъектов ответственности, например: виновный подвергается административному штрафу, налагаемому: - на члена избирательной комиссии в размере от 5 до 15 МРОТ; - на председателя участковой избирательной комиссии - от 15 до 20 МРОТ.

Что касается ответственности иностранных граждан и лиц без гражданства, необходимо сделать пояснение. Дело в том, что Конституция РФ наделяет избирательными правами именно граждан Российской Федерации, а не иностранцев и лиц без гражданства. Они могут быть привлечены к административной ответственности на общих основаниях, предусмотренных нормами Особенной части КоАП РФ. Но по ряду позиций, в качестве специального субъекта, они не могут привлекаться к административной ответственности, например как члены избирательной комиссии или уполномоченные лица кандидата в депутаты, поскольку де-юре они не могут быть таковыми. Однако Законом «Об основных гарантиях избирательных прав граждан» 2002 года отдельной категории иностранцев, постоянно проживающих на территории муниципального образования, в котором проводятся выборы, в соответствии с международным договором РФ, предоставляются избирательные права, т.е. они имеют право на участие в выборах (активное избирательное право) в органы местного самоуправления и местном референдуме (п. 3 ст. 17), а в соответствии с п. 10 ст. 4 они наделяются и пассивным избирательным правом - правом быть избранными в органы местного самоуправления, участвовать в иных избирательных действиях на тех же условиях, что и граждане России.

Таким образом, к данной категории иностранных граждан могут быть предприняты меры административной ответственности уже по многим основаниям ст. 5.1-5.25 КоАП РФ. Но вместе с тем, остается нерешенной проблема соответствия данных норм Конституции РФ, наделявшей избирательными правами только граждан Российской Федерации.

При изучении темы № 10 необходимо:

Работать с законодательными актами: [1 ], [29], [32], [36], [49].

Читать научную и учебную литературу: [10], [40], [57], [58], [59], [62], [102], а также

Игнатенко В.В. Административная ответственность за нарушение Российского законодательства о выборах и референдумах. - М.: РЦОИТ, 2000.

301

Комментарий к Кодексу Российской федерации об административных правонарушениях / Под общ. ред. проф. Э.Н.Ренова. - М.: Норма, 2004.

Комментарий к Кодексу Российской федерации об административных правонарушениях. - 4-е изд., перераб. и доп. / Под общ. ред. Е.Н.Сидоренко. - М.: ТК Вельби: Проспект, 2004.

Нарушение избирательного законодательства. Прокурорский надзор, квалификация, расследование / С.Л. Басов, К.А. Корсаков, А.А. Новиков, А.А. Сапожников, А.Е. Скачкова; под общ. ред. А.М. Бородина, А.А. Новикова. - СПб., 2005.

Осуществление прокурорского надзора за соблюдением избирательных прав граждан. Методические рекомендации /А.Ю.Винокуров, Т.С. Лупикова, И.Н. Степанов. - М., 2004.

Контрольный тест 1.

В каком нормативном акте конкретизируется административная ответственность за нарушение законодательства о выборах и референдуме?

а. в Конституции РФ;

б. в Федеральном конституционном законе «О референдуме Российской Федерации»;

в. в Федеральном законе «О выборах Президента Российской Федерации»;

г. в Федеральном законе «О политических партиях в Российской Федерации»;

д. в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях;

е. в Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». 2.

Для обозначения нарушения избирательных прав законодатель использует в КоАП РФ категорию:

а. административный проступок;

б. административный деликт;

в. административное нарушение;

г. административное правонарушение;

д. административное преступление.

302 3. Протокол об административном правонарушении, связанном с проведением предвыборной агитации в местах, где ее проведение запрещается, составляется:

а. членом избирательной комиссии;

б. уполномоченным избирательной комиссией;

в. уполномоченным в области печати и СМИ;

г. сотрудником органов внутренних дел;

д. прокурором. 4.

Рассмотрение дел о нарушении законодательства о выборах, если по ним проводится административное расследование, входит в компетенцию:

а. избирательной комиссии;

б. должностных лиц органов внутренних дел;

в. мировых судей;

г. прокурора;

д. судьи районного суда. 5.

За нарушение избирательных прав КоАП РФ предусматривается санкция в виде:

а. возмездного изъятия предмета административного правонарушения; 6.

дисквалификации;

в. лишения специального права;

г. административного ареста;

д. конфискации.

Контрольные вопросы 1.

Как соотносятся понятия «административный проступок» и «административное правонарушение»? 2.

Использует ли законодатель указание на посягательство на государственный строй или общественный порядок при квалификации правонарушений за нарушение избирательных прав граждан? 3.

Назовите характерные черты административной ответственности. 4.

Дайте характеристику позитивной (перспективной) формы административной ответственности.

303

<< | >>
Источник: Белоновский В.Н., Шуленин В.В.. ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ ПРАВО: Особенная часть: Учебно-методический комплекс. - М.: Изд. центр ЕАОИ. - 387 с.. 2008

Еще по теме Административная ответственность за нарушение избирательных прав:

  1. Глава 1. §3. Источники избирательного права Российской Федерации
  2. Глава 4. §2. Ответственность за нарушение избирательного законодательства
  3. §12. Обжалование нарушений избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ
  4. § 2. Механизм реализации политических прав и свобод граждан в Российской Федерации
  5. § 1. Позитивно-правовые нормы как элемент механизма административно-правовой охраны политических прав граждан России.
  6. § 2. Характеристика норм об административной ответственности за нарушения политических прав граждан России.
  7. § 3. Субъекты конституционных правоотношений: характер взаимосвязей, порядок защиты нарушенных прав
  8. Конституционно-правовая ответственность в избирательном праве
  9. Административная ответственность за нарушение избирательных прав
  10. Предмет и метод избирательного права
  11. Нормы избирательного права
  12. Контрольные вопросы по дисциплине «Основы права»
  13. § 8. Избирательные споры. Ответственность за нарушение избирательных прав Понятие, виды и порядок разрешения избирательных споров
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -