<<
>>

§ 3. Реализации принципа публичности (официальности)в судебных стадиях

Окончив предварительное следствие, прокурор обязан передать материалы уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом в суд (ст. 222 УПК РФ, а также п. 1 ч.

1 ст. 226 УПК РФ) для того, чтобы суд рас- смотрел его по существу и принял решение о виновности или невиновности лица в совершении преступления.

Уголовное дело должно быть направлено не в любой суд, а только в тот, к подсудности которого оно отнесено уголовно-процессуальным законом. Правила о подсудности имеют большое значение для рациональной организации уголовного процесса, создают предпосылки для полного и объективного рассмотрения уголовных дел. В существовании жестких правил о подсудности очевиден публичный интерес . Требование о подсудности, обращенное к го-сударственным органам и должностным лицам, ведущим уголовный процесс, имеет и значение правовой гарантии соблюдения законных прав и интересов личности, вовлеченной в сферу уголовного судопроизводства. Оно нашло свое закрепление в ч. 1 ст. 47 Конституции РФ.

Первой судебной стадией является стадия подготовки к судебному заседанию. Переход к этой стадии реализуется на основании властного волеизъявления прокурора, осуществляющего возложенные на него обязанности и корел- лирующей с ними обязанности суда, принять к своему производству уголовное дело для дальнейшего рассмотрения его по существу. «Утвержденное прокурором обвинительное заключение порождает обязанность суда решить вопрос о

4QQ

назначении судебного заседания и т. д.» , от исполнения своих обязанностей ни прокурор, ни суд отказаться не могут.

В стадии подготовки к судебному заседанию перед судом стоит двоякая задача: с одной стороны, анализируется и разрешается круг вопросов (ст. 228 УПК РФ), которые, возможно, будут препятствовать дальнейшему движению уголовного дела, с другой - определяется организационная программа действий, необходимых для обеспечения надлежащих условий проведения предстоящего судебного разбирательства , в том числе и создание условий для ис- пол нения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления пре-доставленных им прав (ч.

3 ст. 15 УПК РФ).

Следует отметить, из анализа ст. 228 УПК РФ становится очевидным, что суд теперь не обязан рассматривать фактическую сторону поступившего к нему уголовного дела. Его действия по проверке последнего ограничиваются только формальной стороной уголовного дела.

Эта задача судом решается специфическим методом, который можно разделить на два вида (формы): в общем порядке (глава 33 УПК РФ) и порядке предварительного слушания (глава 34 УПК РФ). Переход к проведению подготовки к судебному заседанию в форме предварительного слушания, по правилам ст. 228 УПК РФ, осуществляется, в том числе, и по инициативе суда (ч. 1 ст. 229 УПК РФ), в случае если им будут установлены основания, предусмотренные ч. 2 ст. 229 УПК РФ.

В нормах, регламентирующих стадию подготовки к судебному заседанию, отсутствует обязанность судьи выяснять фактическую сторону уголовного дела. Вместе с тем, отсутствие у суда права проверить фактические основания поступившего к нему уголовного дела (правильное применение норм материального права, правильную квалификацию преступления, объем предъявленного обвинения и представленных доказательств в подтверждение выдвинутого обвинения) влечет за собой определенные трудности в стадии судебного разбирательства.

Предположим, лицу предъявлено обвинение по ст. 161 УК РФ — грабеж. В ходе судебного следствия было установлено, что своими преступными дейст-виями подсудимый фактически выполнил состав преступления, предусмотренный ст. 162 УК РФ - разбой. Как будет в этом случае развиваться судебно- следственная ситуация?

Во-первых, суд не в праве выйти в ходе судебного разбирательства за рамки предъявленного подсудимому обвинения (ч. 1 ст. 252 УПК РФ). Во- вторых, прокурор, не может перейти в ходе судебного разбирательства на другое обвинение, по своей сути являющееся более тяжким, нежели предъявленное ранее, так как в этом случае ухудшается положение подсудимого и нарушается его право на защиту (ч. 2 ст. 252 УПК РФ). Следовательно, возможным решением в этой ситуации будет вынесение обвинительного приговора в пределах предъявленного лицу обвинения, то есть в совершении преступления, предусмотренного ст.

161 УК РФ. Суд в этом случае не принимает в основу те фактические обстоятельства, которые свидетельствуют о совершении лицом другого более тяжкого преступления.

Однако вынесенное судом решение будет изначально являться незаконным и подлежащим отмене судом вышестоящей инстанции, так как правила ст. 379 УПК РФ свидетельствуют, что основанием отмены или изменения приговора нижестоящего суда судом кассационной инстанции является, в том числе, и неправильное применение уголовного закона (п. 3 ст. 379 УПК РФ). Содержание этого основания раскрывается в п. 2 ст. 382 УПК РФ - применение не той статьи или не тех пункта и (или) части статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которые подлежат применению. Совершенно очевидна нежелательность возникновения и развития описанной ситуации в судебном разбирательстве, которую можно было бы избежать в стадии подготовки к назначению судебного заседания.

Обозначив , и раскрыв эту проблему, мы с неизбежностью приходим к процессуальной конструкции возвращения уголовного дела на дополнительное расследование, от которой активно пытались уйти разработчики уголовно- процессуального законодательства России в период его подготовки. Однако диссертант не ставит перед собой задачу обосновать необходимость реставрации в уголовно-процессуальном законодательстве правового института возвращения судом уголовного дела на дополнительное расследование. Мы лишь попытаемся проанализировать это явление с точки зрения некоторых новелл УПК РФ и раскрыть его в несколько иной плоскости методом аналогии.

В самом широком понимании обвинительное заключение (обвинительный акт), которое прокурором направляется в суд, есть ни что иное как уголовный иск, право притязание на обвинение и требование к суду назначить наказа- ние лицу, совершившему преступление. С условным допущением можно полагать, что природа (не форма) публичного и частного иска едина. Субъект, вносящий в суд уголовный иск, требует от него (суда) его рассмотрения и наказания лица, совершившего преступление.

Для разрешения описанной ситуации оптимальным представляется идея, заложенная законодателем в стадию принятия уголовного дела к своему производству мировым судьей по уголовным делам частного обвинения.

Так, ч. 5 ст. 318 УПК РФ содержит формальные требования, которыми должна обладать жалоба, подаваемая частным заявителем. Среди этих требований, в частности, содержится указание на необходимость отражения события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения (п. 2 ч. 5 ст. 318 УПК РФ) и данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности (п. 4. ч. 5 ст. 318 УПК РФ).

Перед тем как принять заявление к своему производству, по смыслу ч. 1 ст. 319 УПК РФ, мировой судья должен его проверить на соответствие требованиям ч. 5 ст. 318 УПК РФ. В случае, если поданное заявление не отвечает этим требованиям, мировой судья выносит постановление о возвращении лицу, его подавшему, в котором предлагает последнему привести заявление в соответствие с указанными требованиями и устанавливает для этого срок (ч. 1 ст. 319 УПК РФ).

Обратимся теперь к возможным действиям мирового судьи по проверке поступившего заявления и зададимся вопросом, вникает ли судья в его фактическую сторону291? Диссертант полагает, что мировой судья необходимо делает это.

Во-первых, потерпевший или его законный представитель не обладают юридическими познаниями и не всегда находят возможным воспользоваться юридической помощью адвоката. Как следствие из этого — описание

291 В главе 41 УПК РФ не содержится регламентации действий мирового судьи по проверке поступившего от потерпевшего или его законного представителя в суд заявления о совершенном преступлении.

в заявлении события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения не всегда ясно, четко, последовательно. И вообще, имеется ли в деянии состав преступления и какова реальная квалификация содеянного?

Во-вторых, учитывая вышесказанное, мировой судья не может изучить поданное заявление без пояснений потерпевшего или его законного представителя.

В третьих, всегда есть вероятность того, что преступное деяние, на которое указывает потерпевший или его законный представитель, в конечном итоге

*

будет иметь другую квалификацию, исключающую подсудность мировому судье. Этот вопрос он также с необходимостью должен выяснить до начала судебного заседания.

В-четвертых, нет никакой процессуальной гарантии того, что мировой судья при рассмотрении поданного заявления не уточнит у потерпевшего, а какими фактическими данными тот располагает, чтобы доказать заявленный уголовный иск. Эти сведения, безусловно, облегчают дальнейшую работу мирового судьи, они нужны ему. В уголовно-процессуальном законе не содержится прямых запретов судье выяснять эти фактические обстоятельства.

Как вывод из сказанного: мировой судья с необходимостью вникает в фактическую сторону поданного заявления. Если оно, например, не раскрывает положений п. 2 ч. 5 ст. 319 УПК РФ, то судья укажет потерпевшему, что конкретно необходимо исправить и как привести заявление в соответствие с требованиями указанной статьи. В противном случае, указав в своем постановлении лишь на факт несоответствия, не разъяснив недостаток по существу, мировой судья создает основание для отказа в принятии заявления к своему производст-ву в случае неисполнения данного указания (ч. 1 ст. 319 УПК РФ) . По сути, потерпевшему будет отказано в правосудии по формальным основаниям. Полагаем, что это явится нарушением конституционного права потерпевшего на судебную защиту.

Возвращаясь к поставленному вопросу, что делать судье, если в стадии подготовки к судебному заседанию будет установлено неправильное применение норм Особенной части УК РФ ? Представляется, что в этом случае суд должен отказать прокурору в принятии уголовного иска и возвратить уголовное дело с обвинительным заключением (обвинительным актом), указав на неправильное применение уголовного закона.

Как мы полагаем, в этой ситуации суд не возвращает уголовное дело на дополнительное расследование, по мотивам неполноты проведенного расследования. Суд, убедившись, что доказанная в материалах уголовного дела фактическая сторона преступления не соответствует юридической квалификации обвинения, отказывается принять его к своему производству вследствие неправильного применения норм материального права и возвращает его прокурору.

Подсудность уголовного дела судья должен проверить исходя из предусмотренных законом правил ее определения, указанных в ст. 31-36 УПК РФ. Следует отметить, что правильность применения органами уголовного преследования норм материального закона судом, по смыслу этой статьи, должна определяться исходя только из той квалификации, которая содержится в процессуальном документе о привлечении лица к уголовной ответственности (в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого либо в обвинительном акте).

Факт вручения копии обвинительного заключения или обвинительного акта должен быть установлен судьей на основании изучения сопроводительного письма, где содержатся сведения о месте, дате и времени получения указан-

294

ных процессуальных документов .

Рассматривая вопрос об отмене или изменении избранной меры пресечения, например, заключения под стражу, суд (судья) вправе как отменить ее, так и по собственной инициативе, при наличии к тому законных оснований, назначить ее обвиняемому (ч. 9 ст. 108 УПК РФ).

Заявленные сторонами в стадии подготовки к судебному заседанию ходатайства подлежат обязательному рассмотрению и разрешению судом (судьей) по правилам, предусмотренным главой 15 УПК РФ.

Особого внимания заслуживает анализ принятых в ходе предварительного расследования мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, а также возможной конфискации имущества . Согласно ст. 230 УПК РФ, решение о принятии этих мер суд может вынести только на основании заявленного о том сторонами ходатайства.

Соглашаясь с подобной нормативной установкой в отношении принятия мер по возмещению причиненного преступлением вреда, полагаем, что в отношении принятия мер относительно обеспечения возможной конфи-скации имущества суд должен проявить должностную инициативу. В соответствии с ч. 1 ст. 43 УК РФ наказание является мерой государственного принуждения, назначаемой по приговору суда, которая применяется только к лицу, признанному виновным в совершении преступления. Конфискация имущества, являясь дополнительным видом уголовного наказания, применяется по усмотрению суда только в случаях, предусмотренных соответст-

тт

вующими статьями . Данное обстоятельство должно повлечь право за судом по собственной инициативе принять меры по обеспечению этого вида наказания.

Судебное разбирательство является основной стадией уголовного судопроизводства, где разрешается вопрос о виновности или невиновности лица в совершении преступления.

Реализация принципа публичности (официальности) в стадии судебного разбирательства осуществляется по следующим направлениям и следующими субъектами. Суд обязан:

обязан создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15 УПК РФ);

исследовать и оценить доказательства по своему внутреннему убеждению, руководствуясь при этом законом и совестью (ч. 1 ст. 17 УПК РФ), и принять решение о виновности или невиновности лица в совершении преступле-ния;

- отреагировать на выявленные в ходе судебного разбирательства об-стоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела судом нижестоящей инстанции (ч. 4 ст. 29 УПК РФ), путем вынесения частного определения или протеста, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона.

Принцип публичности (официальности) находит свое выражение и в действиях прокурора, направленных как на осуществление уголовного преследования, в форме поддержания государственного обвинения, так и в надзоре за соблюдением законности, обоснованности и справедливости вынесенного по делу решения. В соответствии с этими направлениями деятельности прокурор обязан:

от имени государства поддерживать обвинение в суде (ч. 1 ст. 37 УПК РФ), причем участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения обязательно (ч. 2 ст. 246 УПК РФ);

в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель обязан представлять доказательства и участвовать в их исследовании, высказывать суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания. Он вправе излагать суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства (ч. 5 ст. 246 УПК РФ);

предъявить или поддержать предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных или государственных интересов (ч. 6 ст. 246 УПК РФ);

установив, что вынесенное судом решение не соответствует закону, является необоснованным и несправедливым, внести представление в вышестоящий суд.

Обязывая прокурора поддерживать в суде государственное обвинение, уголовно-процессуальный закон допускает и возможность отказа его от обвинения в случаях, предусмотренных ч. 7 ст. 246 УПК РФ. Это право является совершенно очевидным и справедливым.

Вместе с тем, свободная реализация этого права прокурором, как мы полагаем, будет весьма затруднена. Отказ прокурора от обвинения, автоматически влечет за собой прекращение уголовного дела (п. 2 ст. 254 УПК РФ), что предполагает приобретение права подсудимого на реабилитацию (п. 2 ч. 2 ст. 133 УПК РФ) с последующим возмещением морального и материального вреда (ст. 135 и 136 УПК РФ), который возмещается подсудимому государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, прокурора и суда (ч. 2 ст. 133 УПК РФ) .

Независимо от того, какая государственная структура будет возмещать вред, регрессный иск о возмещении государству понесенных расходов будет направлен в отношении прокурора, утвердившего обвинительное заключение и направившего уголовное дело в суд. Данное обстоятельство, по нашему мнению, является подкрепляющим должностную обязанность прокурора юридическим фактором, когда он до последней возможности будет отстаивать свою позицию в судебном следствии.

Для разрешения вопроса о реализации идеи публичности (официальности) в деятельности суда в этой стадии уголовного судопроизводства необходимо выяснить, проявляет ли он активность и инициативу при исследовании фактической стороны уголовного дела, должна ли его деятельность быть направлена на полное, всестороннее исследование обстоятельств совершенного преступления или же, вынося свое решение, суд ограничится только объемом тех доказательств, которые представлены сторонами? Противоречит ли активная, в познавательном плане, позиция суда состязательному методу отправления правосудия и равноправию сторон? Полагаем, что нет. Как справедливо отмечает А.П. Гуськова, «суд, осуществляющий правосудие, одинаково заинтересован как в установлении виновности и наказания лица, так и невиновности и ограждения от ответственности невиновного» . Удовлетворить же этот интерес суда можно только путем полного и всестороннего познания обстоятельств уголовного дела, активным участником которого является и суд.

Мы указывали, что глубинным свойством идеи публичности (официальности) является публичный интерес в удовлетворении потребности личности, общества в справедливости, которая была нарушена в результате совершения преступления. Внешняя форма реализации этого интереса получила свое выражение в деятельности государственных органов и должностных лиц, ведущих уголовный процесс по достижению его цели, при соблюдении прав и свобод, участвующих в нем лиц.

В статье 297 УПК РФ законодатель определил те критерии, которым должен соответствовать приговор суда — он должен быть законным, обоснованным и справедливым. Законность судебного решения — это правильное применение норм процессуального и материального права (ст. 381, 382 УПК РФ). Справедливость приговора — наказание должно соответствовать тяжести совершенного преступления, личности осужденного (ч. 1 ст. 383 УПК РФ). Обоснованным признается приговор, когда решение, вынесенное судом, соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела (ч. 1 ст. 380 УПКРФ). Указанные свойства судебного решения как раз и формируются в судебном следствии.

В нормах, регламентирующих судебное следствие, законодатель после-довательно провел идею реального равноправия сторон, отстаивающих свою позицию всеми разрешенными уголовно-процессуальным законодательством способами и средствами. На суд возложена задача обеспечения равноправия сторон, что нашло свое выражение в обязанностях председательствующего в судебном заседании (ст. 243 УПК РФ) и детальной регламентации его организационно-распорядительных функций (ст. 261-271 УПК РФ и др.). Вместе с тем, в нормах уголовно-процессуального законодательства не нашла своего отражения одна из западноевропейских конструкций, отводящая суду исключительно пассивную роль в исследовании доказательств.

Аргументами того, что суд вправе и, наверно, по внутреннему убеждению обязан принять активное участие в исследовании доказательств, могут служить положения статей УПК РФ, регламентирующие производство судебных действий. Так, например, после допроса подсудимого сторонами суд вправе задавать ему вопросы (ч. 3 ст. 275 УПК РФ), которые могут быть направлены на уточнение его показаний, снятие противоречий, выяснение и конкретизацию обстоятельств, содержавшихся в показаниях подсудимого и, по мнению суда, имеющих значение для уголовного дела. Это распространяется также и на порядок допроса свидетелей (ч. 3 ст. 278 УПК РФ) и потерпевшего (ч. 1 ст. 277 УПК РФ). Следует отметить, что допрос как судебно-познавательное действие имеет наибольшую распространенность.

Законодатель предусмотрел и участие суда по собственной инициативе в вызове и допросе эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения (ч. 1 ст. 282 УПК РФ). По собственной инициативе суд может назначить проведение судебной экспертизы (ч. 1 ст. 283 УПК РФ), основания ее проведения законодателем не указываются. Суд вправе по собственной инициативе назначить повторную или дополнительную экспертизу при наличии противоречий, которые невозможно преодолеть в судебном разбирательстве путем допроса экспертов (ч. 4 ст. 283 УПК РФ). Следует отметить «плавающее», в толковательном смысле слова, состояние между такими понятиями, как «противоречия» (как варианты: явные или мнимые, надуманные, лежат на поверхности или, наоборот, глубинные) и «сомнения». Как представляется диссертанту, в некоторых ситуациях это соотношения будет являться достаточно субъективным.

Следует отметить и некоторую непоследовательность законодателя при регламентации участия суда в отдельных судебных действиях. Например, в ч. 1 ст. 283 УПК РФ четко указано, что экспертиза может быть назначена по ходатайству сторон или по инициативе суда. Если мы обратим внимание на ч. 1 ст. 284 УПК РФ, то увидим, что осмотр вещественных доказательств проводится в любой момент судебного следствия по ходатайству сторон. Вместе с тем, например, ст. 287 УПК РФ, регламентирующая осмотр местно-сти и помещений, и ст. 288 УПК РФ, определяющая порядок производства следственного эксперимента, указывают, что эти познавательные действия производятся судом с участием сторон на основании определения или постановления суда.

Диссертант полагает, что отсутствие четкого указания на субъектов, имеющих право инициировать эти следственные действия, не исключает возможности суда по своей инициативе вынести решение о проведении как осмотра местности и помещения, так и следственного эксперимента.

Еще одним аргументом активного участия суда в исследовании обстоятельств уголовного дела является правило ст. 294 УПК РФ. Согласно положениям этой нормы, после того, как председательствующий объявил судебное заседание оконченным (ч. 2 ст. 291 УПК РФ) и в том случае, если участники прений или подсудимый в своем последнем слове сообщат, в частности, о новых

обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, то суд вправе возоб-

s

новить судебное следствие299.

299 Интересен следующий факт. Законодатель, оперируя в ст. 294 УПК РФ термином «вправе», вероятнее всего заложил в него идею выбора в действиях судьи. Вместе с тем, гипотеза этой нормы уже содержит условие «если... сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для дела...». Иными словами, если судья не возобновит при этих условиях судебное следствие, то его решение будет необоснованным, где не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда (п. 2 ч. 1 ст. 380 УПК РФ). Реализация принципа публичности (официальности) в судебно-контроль- ных стадиях современного уголовного судопроизводства России.

Любое правосудие несовершенно, и публичная власть обязана предоставить возможность осужденному, а также стороне обвинения, чьи правопритяза- ния на наказание лица, совершившего преступление, не получили удовлетворения, пересмотр решения, вынесенного судом. Эта идея нашла свое закрепление ® в ч. 3 ст. 50 Конституции РФ, где, в частности, содержится правило, что каж

дый имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом.

Необходимо отметить, что рассматриваемые стадии (кассация и надзорное производство) претерпели серьезные изменения в плане субъектов, имею-щих право инициировать начало производства в этих стадиях, оснований, пределов и процессуального порядка рассмотрения жалоб и представлений. Была воссоздана стадия апелляционного производства, отдельные элементы которой включала в себя «советская» кассация. Все это обуславливает необходимость рассмотреть, в каких уголовно-процессуальных нормах выражается и в каких процессуальных формах реализуется мировоззренческая идея публичности (официальности) на судебно-контрольных стадиях.

Не ставя перед собой задачу рассмотреть и проанализировать процессуальную деятельность государственных органов и должностных лиц, ведущих уголовный процесс на этих стадиях, остановимся лишь на некоторых проблемных аспектах, связанных с реформенными нововведениями в уголовно-процес- Ф суальное законодательство и которые, по мнению диссертанта, недостаточно

рельефно отражают реализацию идеи публичности (официальности) в этих ста-диях.

Вполне очевидно и закономерно исключение из числа субъектов уголовного судопроизводства, имеющих право инициировать начало этих стадий, суда. Положение, когда суд сам инициировал начало контрольно-надзорных стадий, противоречило ч. 3 ст. 123 Конституции РФ. То обстоятельство, что незаконное, необоснованное и несправедливое решение может остаться незамечен- ным, в настоящее время вполне преодолевается новеллой УПК РФ, согласно которой прокурор обязан принимать участие в качестве государственного обвинителя по всем уголовным делам (ч. 1 ч. 2 ст. 246 УПК РФ). Именно на прокуроре лежит прямая обязанность внести представление на каждый судебный приговор, который, по его мнению, является незаконным, необоснованным и несправедливым.

Вместе с тем, диссертант полагает, что отказ от таких традиционных условий, определяющих процессуальный порядок этих стадий, как свобода обжалования приговора (имеется в виду несвязанность субъекта, инициирующего начало производства в этих стадиях, формальными условиями жалобы), ревизионный порядок рассмотрения уголовного дела, который сохранился лишь в стадии надзорного производства (ч. 1 ст. 410 УПК РФ), и недопустимость поворота к худшему (ст. 405 УПК РФ) могут оказать негативное воздействие на реализацию публичного интереса в этих стадиях.

Сразу подчеркнем взаимообусловленность формальной стороны свободы обжалования приговора и его ревизионного порядка рассмотрения.

Регламентация указанных условий, содержащихся в нормах нового уго-ловно-процессуального законодательства России, весьма существенным образом затрагивает интересы личности, вовлеченной в эту сферу, особенно это касается неимущих слоев населения, а также тех, кто проживает в сельской местности и районных центрах.

Несмотря на то, что законодатель наделил правом апелляционного, кассационного и надзорного обжалования достаточно широкий круг участников уголовного процесса, в основном реализовать его будет возможным только через профессионального защитника или прокурора. Самостоятельно гражданин это право реализовать не в состоянии.

Дело в том, что требования, предъявляемые к содержанию апелляционной (ст. 363 УПК РФ), кассационной (ст. 375 УПК РФ) (с отсылкой к ст. 379

УПК РФ с обязательным указанием оснований для отмены или изменения су-дебного решения. -Л.Ф.), надзорной (ст. 404 УПК РФ) жалоб выходят за пределы житейского правосознания и требуют специальной юридической подготовки.

Лицо, не имеющее специального юридического образования, по нашему мнению, не в состоянии правильно, содержательно и в срок составить эту жалобу. В случае затруднения лицо в необходимом порядке обратится к прокурору или к адвокату. К последнему, однако, в том случае, если есть чем заплатить за оказанную услугу.

Прокурор будет обязан рассмотреть эту жалобу в рамках выполнения функции надзора за законностью действий и решений органов государственной власти. В этом случае интересы прокурора как представителя стороны, осуществляющей уголовное преследование, могут вполне разойтись с интересами осужденного, который направил прокурору жалобу с просьбой рассмотреть законность, обоснованность и справедливость вынесенного в отношении него решения.

Так же, как и субъективное ощущение несправедливого судебного решения у потерпевшего или его законного представителя, возможно, столкнется с поверхностным или непрофессиональным исполнением своих обязанностей прокурором, не усматривающего в вынесенном приговоре каких-либо нарушений законности.

Совершенно очевидно, что отказ от формальной стороны жалобы с обязательным указанием конкретных фактов нарушений уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона, несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанций (п. 1. 2. 3. ст. 379 УПК РФ) повлечет за собой автоматическое применение ревизионного порядка рассмотрения уголовного дела.

Определенные возражения у диссертанта вызывает и формулировка правила о недопустимости поворота к худшему, согласно которому пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора, а также определения и постановления суда в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении, ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения суда о прекращении уголовного дела не допускаются (ст. 405 УПК РФ).

Безусловно, данное положение имеет гуманный характер по отношению к осужденному или оправданному, однако в этом случае нарушается равноправие между стороной обвинения и стороной защиты в их сугубо субъективном, личностном выражении. Если следовать смыслу этой нормы, то законопослушный потерпевший от преступления гражданин лишается права на законное удовлетворение своих притязаний на наказание к лицу, совершившему преступление, в результате надзорного рассмотрения вступившего в законную силу приговора суда. Есть ли смысл тогда обращаться потерпевшему в суд надзорной инстанции, если государственный орган правосудия и судебного контроля не вправе пересмотреть его по указанным основаниям, в реализации которых потерпевший так кровно заинтересован?

Вместе с тем, потерпевший и его законный представитель названы в числе субъектов, имеющих право инициировать это производство (ч. 1 ст. 402 УПК РФ.

Суд надзорной инстанции, рассматривая уголовное дело на предмет проверки законности, обоснованности и справедливости приговора или иного судебного решения, не связан доводами надзорной жалобы или представления и вправе проверить все производство по уголовному делу в полном объеме (ч, 1 ст. 410 УПК РФ). В этом случае мы имеем четко выраженный ревизионный порядок рассмотрения дела.

Одним из проявлений принципа публичности в стадии возобновления производства по уголовным делам ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (глава 49 УПК РФ) является право прокурора (ч. 1 ст. 415 УПК РФ), при наличии к тому повода (ч. 2 ст. 415 УПК РФ), и достаточного основа- ния (ч. 2-4 ст. 413 УПК РФ), возбудить производство по вновь открывшимся обстоятельствам, расследование которых прокурор может провести сам либо дает соответствующее поручение следователю (ч. 4 ст. 415 УПК РФ). При расследовании новых обстоятельств могут производиться следственные и иные процессуальные действия в установленном Уголовно-процессуальным кодексом порядке.

В случаях, предусмотренных ч. 5 ст. 415 УПК РФ, право возбуждения производства, ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств, принадлежит суду при наличии к тому оснований указанных в п. 1 и 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ. Поводом для этого является представление Председателя Верховного Суда РФ. В этом случае суд по собственной инициативе осуществляет пересмотр приговора, определения или постановления. По результатам рассмотрения суд изменяет или отменяет судебные решения в соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ или постановлением Европейского Суда по правам человека.

Другим немаловажным проявлением принципа публичности (официальности) в этой стадии уголовного судопроизводства является обязанность следователя, прокурора принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования вновь открывшихся обстоятельств, которые сами по себе или вместе с ранее обнаруженными обстоятельствами до-

301

казывают неправильность осуждения или оправдания подсудимого .

Полагаем, что суд, рассматривая заключение прокурора о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств, по правилам ст. 407 УПК РФ (ч. 3 ст. 417 УПК РФ), не связан приведенными доводами и изучает его в полном объеме и в отношении всех осужденных.

301 См.: Громов Н.А. Указ. соч. - С. 55.? 209

<< | >>
Источник: ФЕДУЛОВ Андрей Владимирович. РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА ПУБЛИЧНОСТИ (ОФИЦИАЛЬНОСТИ) В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород - 2002. 2002

Еще по теме § 3. Реализации принципа публичности (официальности)в судебных стадиях:

  1. § 1. Генезис теоретико-правовых представлений о принципе публичности (официальности)
  2. § 1. Субъекты реализации принципа публичности (официальности)
  3. § 2. Средства реализации принципа публичности (официальности)
  4. § 1. Реализация принципа публичности (официальности) в стадии возбуждения уголовного дела
  5. § 2. Реализация принципа публичности (официальности) в стадии предварительного расследования (общие условия предварительного расследования)
  6. § 3. Реализации принципа публичности (официальности)в судебных стадиях
  7. 1.1 Понятие, сущность оправдательного приговора и его место в системе уголовно-процессуальных решений
  8. 1.3. Судебный порядок рассмотрения жалоб
  9. Библиографический список
  10. 3.2. Понятие и содержание отдельных принципов уголовного процесса
  11. Принципы арбитражного процесса
  12. ПРИЛОЖЕНИЕ F СТАНДАРТЫ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (В АСПЕКТЕ УПРАВЛЕНИЯ В СУДЕБНОЙ СИСТЕМЕ)
  13. § 2. Принципы финансового права
  14. Основные принципы медиации
  15. 1.1. Правовая природа и место упрощенных судебных производств в гражданском и арбитражном процессах
  16. § 5. Реализация арестованного имущества как юридический процесс
  17. Природа принципов национального и международного права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -