<<
>>

Криминалистическая характеристика преступления - основное направление систематизации криминалистически значимой информации о преступлении и личности преступника

Любая область научного знания гуманитарного направления, в том числе и юридические науки прикладного характера, к каковым и относится криминалистика, структурно делится на два основных раздела: общий, включающий в себя основные положения методологического характера (предмет, метод, цель, система, принципы исследования) и сформированную общую теорию, и специальный, включающий результаты исследований, базирующиеся на реализации основных положений.

Необходимость в описанном структурировании объясняется тем, что исследователь, ведущий научный поиск, должен исходить из устоявшихся, может быть, даже в чем-то аксиоматических положений. Количество данных положений, по нашему мнению, определяет степень развития конкретного научного знания. Основная функция общетеоретического раздела научной дисциплины заключается в определении общей характеристики и содержания научного поиска, его приемов и средств проведения.

Деление знания в любой конкретной области на общую и специальную части не конечно, поскольку, как утверждают специалисты в области логики, «каждый элемент структуры в свою очередь может рассматриваться как самостоятельный сложный объект, а поскольку его свойства также зависят от присущих ему структурных особенностей, то это значит, что чистые индивидуальные особенности элемента как субстантной самостоятельной единицы также могут быть сформулированы в терминах своеобразия его структуры»[3].

Криминалистическое знание в определенной мере является уникальным образованием как вследствие значимой разнородности знаний, адаптированных из громадного количества других наук (физика, химия, биология, психология, лингвистика, медицина и т.д.), так и того, что специальные структурные разделы криминалистики (криминалистическая техника, криминалистическая тактика, криминалистическая методика расследования отдельных видов преступлений), в свою очередь, также делятся на общий и специальный разделы. Причина описываемого деления заключается в том, что криминалистическое знание в специальной части достаточно разнородно и объединено в единую область научного знания в определенной степени не по предмету, а по решаемым задачам, прежде всего задачам эффективного расследования преступлений. Необходимость же выделения общих разделов в структурных блоках криминалистики объясняется проблематичностью размещения положений универсального характера для всех структурных разделов криминалистики в общей части криминалистической науки.

Следует отметить, что общий раздел в разных структурных блоках криминалистики рассмотрен и обособлен неодинаково. Рассмотрим содержание и степень обособленности общетеоретического раздела в различных структурных блоках криминалистической науки.

Почему мы не используем термин «частные научные теории» применительно к общим теоретическим положениям отдельных структурных разделов криминалистики? Уже говорилось о разнородности криминалистического знания. Еще в 1970-х гг. велась дискуссия о целесообразности выделения из криминалистики блока криминалистической техники в самостоятельную науку[4]. Вполне вероятно, что описанный центробежный процесс в криминалистике затронет криминалистическую тактику и криминалистическую методику.

Если подобное произойдет, то общая теория конкретной структурной части криминалистической науки станет общей теорией новой науки, а из числа частных научных теорий сформируются общие научные теории новых структурных дроблений. Другими словами, общая теория структурного раздела- это одна из частных теорий, наиболее детально описывающая закономерности, изучаемые в данном разделе. Дробление научного знания - процесс непрерывный, но он возможен только в случае «зрелости» общих теорий структурных разделов конкретной науки. Локализация общих теорий в структурных разделах криминалистической науки отражена на рис. 1. Отметим, что ввиду того, что концептуальная идея общей части криминалистики, не актуальна для нашего исследования, содержание данного вопроса нами не раскрывается.

Специальная часть криминали- стики

Криминалистическая

техника

Криминалистическая

тактика

Криминалистическая

методика

Теоріи идеи- І Специальная г Концепция Специальная Идея систем- 1 Специальная ) |
гифюсацнн і частъ 1 деятельности часть иости І часть і
С____ - - - . Ґ______________ _________________________ 'J ...........................

Рис. 1. Общая структура специальной части криминалистики1: первый уровень - раздел криминалистики, второй уровень - общая теория структурного раздела, третий уровень - специальная часть

Как известно, первым структурным разделом специальной части криминалистики является криминалистическая техника. Поскольку он выкристаллизовался из общего предмета науки криминалистики первым по времени, он объективно является наиболее логически оформленным. Общая часть этого раздела представлена теорией идентификации, разработанной отечественным криминалистом С.М. Потаповым, и сводится в своем содержании к выявлению закономерностей установления тождества исследуемого объекта. Научной основой криминалистической идентификации являются положения об индивидуальности и относительной устойчивости объектов материального мира и их способности отражать свои признаки на других объектах.

Второй структурный раздел специальной части криминалистики - это криминалистическая тактика. Обособление ее в самостоятельный раздел произошло позже обособления криминалистической техники, поэтому логическая законченность ее вызывает сомнение. Действительно, в этой структурной части криминалистической науки не существует детально разработанной общей для данного раздела теории. Отметим, что некоторая неразработанность теории, на наш взгляд, объясняется не столько «молодостью» данного структурного раздела криминалистики, сколько сложностью исследуемой материи. Если в криминалистической технике исследователь изучает взаимодействие физических тел, то в криминалистической тактике исследуются, в частности, производные такого сложного образования, как психика человека, что, [5] учитывая современный уровень развития психологической науки в целом, затрудняет задачу исследования общетеоретических вопросов криминалистической тактики.

Несмотря на то, что общая теория для данного структурного раздела не разработана, она существует как бы в зачаточном состоянии и представлена идеей криминалистической деятельности. Данная идея в отечественной криминалистике имеет как явных сторонников1, так и столь же явных противников[6] [7]. Можно, без сомнения, спорить о целесообразности дальнейшей разработки данной идеи, однако рациональность ее явно продемонстрирована в первой попытке классификации следственных действий по криминалистическому основанию[8], тогда как до сих пор криминалистика пользовалась основаниями, заимствованными из уголовнопроцессуальной науки. Научной основой идеи криминалистической деятельности выступают положения учения об активности, способности субъекта воздействовать на окружающие объекты.

Третий структурный раздел специальной части криминалистики - криминалистическая методика (методика расследования отдельных видов преступлений[9]). Исторически это самый «молодой» раздел криминалистической науки, и некоторая непроработанность в нём основной системообразущей идеи не случайность, а объективное следствие закономерностей, рассматриваемых в данном разделе криминалистики[10]. Если «криминалистическая техника» - это, образно говоря, инструментарий в расследовании преступлений, а «криминалистическая тактика» - приемы решения локальных проблем расследования (психологический контакт при допросе, выбор метода поиска при осмотре места происшествия, анализ изменений в поведении обыскиваемого

10

лица и т.д.), то криминалистическая методика - это разработка генерального алгоритма расследования преступлений, можно сказать, определение стратегии процесса расследования преступлений. Высокий уровень обобщения рекомендаций, специфика подаваемых знаний, теоретическая основательность характерны для раздела «криминалистическая методика». Далеко не случайно в первом послевоенном учебнике по криминалистике системная природа раздела «криминалистическая методика» послужила основанием выделения в специальную часть криминалистической науки только данного раздела[11].

Отметим, что название «криминалистическая стратегия», на взгляд автора, более точно отражает содержание третьего структурного раздела криминалистической науки. Понимание сущности стратегического требует значительно больших усилий в области обобщений, поэтому раздел «криминалистическая методика» выкристаллизовался значительно позже разделов, исследующих технические и тактические аспекты расследования преступлений. Нецелесообразно заменять устоявшийся термин «криминалистическая методика» на термин «криминалистическая стратегия», однако понимание идеи стратегического в криминалистической методике усиливает ее методологическую целостность, ориентируя исследователя прежде всего на поиск сложных закономерностей, способствующих целостному восприятию материи, составляющей содержание криминалистической методики.

Содержательное преимущество термина «криминалистическая стратегия» перед общепринятым «криминалистическая методика» объясняется, естественно, не красотой звучания[12]. «Методика» - это совокупность методов обучения чему-нибудь, практического выполнения чего- нибудь[13]. Из этого определения вытекает, что методика - это совокупность приемов, направленных на познание предмета исследования, некий алгоритм решения конкретной задачи или спектра задач.

В толковом словаре русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой стратегия определяется - как искусство планирования руководства, основанного на правильных и далеко идущих прогнозах[14]. Содержание термина «стратегия» включает первоочередность идеи многовариантности выбора решений конкретной задачи, в то время как термин «методика» как

бы «программирует» исполнителя на ряд заранее определенных действий, ею предусмотренных. Так, в своё время Б.И. Шевченко предложил использовать вместо термина «методика расследования преступлений» термин «тактика расследования отдельных видов преступлений», подметив недостатки термина «методика»[15]. Однако тактика - это решение локальных задач, которые по объему не совпадают с задачами, поставленными перед разделом «криминалистическая методика».

Самое же главное, как видно из определения, идея стратегического в методике расследования преступлений во главу угла ставит анализ и обобщение имеющейся информации, ибо лицо, не проанализировавшее предварительную информацию, не способно принять стратегического решения. Проанализировав же предварительную информацию и систематизировав ее, лицо, расследующее преступление, приступает к созданию типового алгоритма, содержащегося в частной методике расследования преступлений. То есть инструктивные методические рекомендации по расследованию преступлении становятся ориентиром к действию только после того, как лицо, расследующее преступление, составит собственное представление о содержании произошедшего преступного события, определив стратегическое направление расследования.

О значимости систематизации информации написано много. Так, например, М.К. Каминский выделяет ряд методологических идей в криминалистике[16]. Он полагает, что криминалистика базируется на идее отражения, идее деятельности и идее системности[17] [18]. Без сомнения, все три идеи характерны для всего криминалистического знания, но считаем возможным заметить, что идея отражения наиболее полно реализуется в криминалистической технике (теория идентификации), идея деятельности - в криминалистической тактике, а идея системности - в криминалистической методике расследования преступлений. Идею системности относят к базовым для криминалистической методики расследования преступлений ввиду сложности объекта ее исследования, поскольку применение системного подхода наиболее целесообразно для анализа сложноорганизованных объектов .

Уважая криминалистические традиции, мы не предлагаем замену термина «криминалистическая методика» на термин «криминалистическая стратегия». Здесь просто отмечается, что если бы термин «криминалистическая стратегия» был поддержан исследователями изначально, то основной акцент в методике расследования преступлений был бы сделан на систематизации информации еще в 1940-е гг.,[19] поскольку принцип системности разработан еще классиком философской мысли Г.В.Ф. Гегелем не является продуктом мысли современности[20]. Первая же попытка полноценной систематизации информации в рамках криминалистической методики связывается с введением в криминалистическую терминологию понятия «общая криминалистическая характеристика данного вида преступления»[21] [22], которое после критического анализа4 трансформировалось в понятие «криминалистическая характеристика преступления».

Представление о том, что криминалистическая характеристика преступления является самостоятельным[23] и даже основным[24] элементом методики расследования преступлений, сейчас фактически не вызывает возражений, несмотря на то, что полемика по поводу содержания и сущности криминалистической характеристики преступления не прекращается.

На сегодня в вопросе о сущности криминалистической характеристики преступления согласие не достигнуто, то Же можно сказать и в отношении ее структуры, понятия и задач. Уникальность данной ситуации мы объясняем прежде всего некоторой некорректностью самого термина «криминалистическая характеристика преступления», точнее, его несоответствием той изначальной задаче по аккумулированию криминалистически значимой информации, которая на него возлагалась.

Если значение слов «криминалистическая» (относящаяся к расследованию преступления) и «преступление» (событие противоправного деяния) понимается всеми одинаково, то термин «характеристика» имеет большое количество разночтений. Смысл термина «характеристика» не может вызывать споров, это- описание типичных, отличительных черт, качеств объекта либо результат такого описания в виде совокупности типичных, отличительных черт, свойств (польск. charakterystyka, нем. charakteristik < лат. < греч. - лат. character отпечаток, своеобразие < греч. charakter печать, клеймо, особенность, своеобразие)[25].

Обратим внимание на то, что в понятии «характеристика» используются такие смысловые составляющие, как «описание» и «совокупность». Научность их несколько сомнительна, так как простое описание совокупности есть проявление научного познания в самой примитивной форме, так называемого описательного подхода[26], который как «познавательный принцип освоения действительности вступает в прямое противоречие с утверждением о системном характере криминалистической характеристики преступления»[27]. Естественно, мы не отрицаем некоторую познавательную ценность описания как исследовательского приема, речь идет о том, что данный прием актуален только для первоначального периода исследований конкретного объекта.

Описательный подход является обычно первоначальным этапом развития научного знания. Применительно к криминалистике в целом это было характерно для времени ее становления как науки, когда практико-прикладному значению криминалистической теории отводилась решающая роль. Основное правило, которым руководствовались авторы данного подхода, заключалось в том, что в понятие криминалистической характеристики преступления включалось то или иное число составляющих ее элементов. Как следствие из поля зрения исследователей выпадали отдельные криминалистически значимые признаки преступления, а сама формулировка криминалистической характеристики преступления становилась весьма громоздкой.

Отсутствие в содержательной части термина «криминалистическая характеристика преступления» указания на системность или хотя бы структурность, на наш взгляд, исключает или, по крайней мере, сильно ограничивает возможность последующего анализа взаимосвязи и взаимообусловленности криминалистически значимых информационных блоков. Если же сделать поправку на то, что криминалистическая характеристика преступления - это не простая совокупность криминалистически значимой информации, а информация, находящаяся во взаимосвязи и взаимообусловленности, то придется существенно ограничить количество подходов к исследуемому понятию. Вспомним правило, касающееся научной терминологии - содержание понятия должно соответствовать используемому термину. Руководствуясь данным правилом, попробуем отсеять те взгляды на содержание криминалистической характеристики преступления, которые не соответствуют заявленному термину.

Среди большого числа подходов к определению криминалистической характеристики преступления можно выделить два основных:

1) понимание криминалистической характеристики преступления как системы;

2) понимание криминалистической характеристики преступления как модели.

Можно долго, но безрезультатно спорить, какой из этих подходов более верен, если исходить из содержания аргументов. Если же обратить внимание на соответствие содержания понятия используемому термину, то споров станет гораздо меньше. Что ближе понятию «характеристика»: понятие «модель» или понятие «система»? Лексический анализ показывает, что под системой понимается нечто целое, представляющее собой единство закономерно расположенных и находящихся в определенной связи частей (фр. systeme < лат. systerna < греч. systema- соединенное, составленное из частей). Под моделью понимается схема какого-нибудь объекта или явления (фр. modele < ит. modello < лат. modulus - мера, образец)[28]. Вывод: система есть нечто целое и объективное, модель - схематическое отражение данного целого. Модель характеризуется более высоким уровнем* формализации и содержит в себе как достоверное, так и вероятностное знание[29].

Не забывая об отсутствии полной тождественности между терминами «характеристика» и «модель», «система», учитывая все оттенки значения данных терминов, можно сделать вывод, что описанию совокупности криминалистически значимых признаков преступления более соответствует понимание криминалистической характеристики престу-

пления как системы данных. Мы вполне допускаем, что понимание криминалистической характеристики преступления как идеальной модели типичных связей источников доказательственной информации[30], как информационной модели типичных признаков определенной группы преступлений[31], как вероятностной модели события[32] более способствует пониманию системы криминалистически значимой информации в области методики расследования отдельных видов преступлений, но оно не соответствует значению термина «криминалистическая характеристика преступления». Сторонникам описанного понимания необходимо сконструировать новый термин.

В рамках подхода к пониманию криминалистической характеристики преступления как системы мы остановимся на определении криминалистической характеристики преступления как системы данных о преступлении, способствующих раскрытию и расследованию преступления[33].

В криминалистической характеристике преступления систематизируется информация о преступном событии, но систематизация информации только тогда имеет смысл, когда исследователь четко определил для себя задачи создания системы[34]. Анализ литературы, касающийся криминалистической характеристики преступления, показывает, что основные дискуссии ведутся по поводу понятия, структуры и актуальности криминалистической характеристики преступления, целям же и задачам, которые решаются с помощью данного понятия, авторами уделяется явно недостаточное внимание.

В настоящее время много дискуссий вызывает вопрос о необходимости существования самого понятия криминалистической характеристики преступления, говорится о ее «фантомности». Мы предлагаем свое решение этого дискуссионного вопроса.

Полагаем, что сторонникам существования криминалистической характеристики преступления как самостоятельного понятия достаточно ответить на такие вопросы: как решаются задачи, под которые формировалось данное понятие; способствует ли данное понятие созданию новых понятий; насколько оно востребовано теоретиками и практиками криминалистики.

Цель введения в научный оборот термина «криминалистическая характеристика преступления» является вопросом принципиальным для нашей работы, именно поэтому целесообразно остановиться на нем подробнее.

Названную цель сформулировал Р.С. Белкин, определив ее как формирование обобщенного обоснования определенного комплекса методических рекомендаций[35].

На наш взгляд, данная формулировка характеризуется рядом недостатков, сводящихся к тому, что:

1) обобщенность обоснования должна включать в себя способ и механизмы обобщения (используется ли структурный или системный подход; статистические, психологические или социологические методики И Т.Д.);

2) фраза «определенный комплекс» также демонстрирует общность формулировки, нецелесообразную для определения цели.

Если криминалистическая характеристика преступления - системная категория[36], то ее цель должна быть сформулирована примерно так: систематизация криминалистически значимых элементов, характерных для преступного события и имеющих значение для оптимизации расследования преступления.

Определив цель систематизации, исследователь должен перейти к вопросу о содержании решаемых задач.

Рассмотрим задачи, решаемые криминалистической характеристикой преступления.

1. Раскрытие содержания криминалистических понятий, появление которых является объективным содержанием процесса научного познания.

Успешная реализация данной задачи говорит прежде всего о правильности направления научного поиска, выступает своеобразным индикатором целесообразности исследовательских усилий. Отсутствие же успеха, хотя и является в определенной степени тревожным «сигналом», тем не менее не столь категорично свидетельствует о нецелесообразности исследования рассматриваемого научного понятия.

2. Оптимизация процесса расследования преступлений путем обоснованного выдвижения наиболее вероятных (типичных) следственных и оперативно-розыскных версий[37], путем использования криминалистической характеристики преступления как вероятностной модели в качестве ориентирующей информации[38].

При решении данной задачи используются преимущественно статистические методы. Наиболее часто встречающиеся (типичные) совпадающие информационные блоки описаны всеми исследователями, изучающими особенности конкретных видов преступлений. К сожалению, практические работники, как показал опрос, проведенный нами, при расследовании преступлений редко учитывают эти статистические закономерности. Так, из 100 следователей прокуратуры различного уровня, как показало анкетирование, совсем не используют подобные научные наработки 76 человек[39]. Однако причина здесь скорее в особенностях сегодняшнего дня, высокой текучести кадров и как следствие - в недостаточном или ограниченном уровне профессионального мастерства части работников следствия.

3. Формирование научной базы частных методик.

Решение этой задачи выражается в том, что на основе статистической информации разрабатывается комплекс рекомендаций, оптимизирующих деятельность по раскрытию преступлений. Мы не видим необходимости в доказывании значимости решения данной задачи в отечественной криминалистике. Достаточно проследить взаимосвязь между данными о криминалистической характеристике преступления и конкретными рекомендациями по расследованию отдельных видов преступлений, что находит отражение даже в учебниках по криминалистике, не

18

говоря уже о монографических исследованиях. Мы согласны с мнением В.К. Гавло о том, что криминалистическая характеристика конкретного вида преступлений лежит в основе разработки наиболее эффективных для складывающихся следственных ситуаций криминалистических методик раскрытия, расследования и предупреждения преступлений[40].

4. Поиск логических связей между элементами криминалистической характеристики преступления для выявления неизвестного элемента по известным.

Вероятность успешного решения рассматриваемой задачи может быть продемонстрирована на примере разработки методики построения психологического профиля неизвестного преступника[41]. Более подробно способ выявления неизвестного значимого криминалистического элемента по известному будет рассмотрен позднее.

5. Поиск информационных блоков, способных придать системе криминалистической характеристики преступления более завершенную форму.

Процесс научного познания безграничен. Он подчиняется диалектическим законам развития. Поэтому решение рассматриваемой задачи приводит к необходимости решения всех вышеназванных задач на новом исследовательском уровне.

Для решения вышеназванных задач, на наш взгляд, нецелесообразно выделять в структуре криминалистической характеристики преступления криминалистическую характеристику преступления как концепцию[42] и криминалистическую характеристику преступления как рабочий инструмент расследования[43].

Речь должна идти не о качестве, в котором может выступать криминалистическая характеристика преступления, а о теоретической и прикладной функции данного понятия[44], в противном случае не исключена вероятность «перекоса» исследовательских усилий в сторону излишней теоретизации и игнорирования исследований в рамках реализации прикладной функции вследствие ее большей сложности. Прикладная функция, на наш взгляд, может быть реализована эффективно при условии реализации в достаточной мере теоретической функции. А.Ф. Лубин пишет: «Упадок известной концепции «криминалистическая характеристика преступления»... произошел потому, что исследователи формировали модели преступной деятельности только на методическом и описательном уровнях»[45]. В ответ на это В.П. Бахин замечает, что произошел не упадок рассматриваемой категории, а не родились ее практические «выходы»[46]. Складывается парадоксальная ситуация: криминалистическая характеристика преступления успешно реализует свою теоретическую функцию и не может приступить к реализации функции практической. Для криминалистики как прикладной науки рассматриваемое положение является нонсенсом.

Если реализация прикладной функции не отмечена большим количеством авторов, то проблема, вероятно, заключается в полноценности реализации теоретической функции, а не в «фантомности» криминалистической характеристики преступления как научного понятия. Нам представляется, что подобное обвинение криминалистической характеристики преступления объясняется помимо вышеназванных недостатков недостатками методов научного исследования и недостатками систематизации структурных элементов, входящих в содержание криминалистической характеристики преступления. Рассмотрим недостатки методов исследования криминалистической характеристики преступления, вопрос же о систематизации структурных элементов данного понятия станет предметом нашего внимания в следующем параграфе.

Методы, с помощью которых исследуется криминалистически значимая информация, систематизированная в криминалистической характеристике преступления, определяются поставленными задачами. Рассмотренные выше задачи можно объединить в две большие группы соответственно специфике реализации функций криминалистической характеристики преступления, а именно:

1) сведение криминалистически значимой информации к типичной (данная задача реализует преимущественно прикладную функцию криминалистической характеристики преступления);

2) раскрытие сущности криминалистически значимой информации (задача, реализующая преимущественно теоретическую функцию криминалистической характеристики преступления).

С точки зрения теории сведение информации к типичному - это объяснение сущности вышеназванной совокупности, но только если мы познаем абстрактный объект. Что же происходит на практике? С какими трудностями сталкивается исследователь-криминалист при изучении фактического материала, который впоследствии ляжет в основу теоретических построений в исследованиях криминалистической характеристики преступления?

Исследователь изучает фактический материал, как правило, обобщая информацию, содержащуюся в материалах уголовных дел, которые истиной в последней инстанции не являются (речь идет о возможности следственных и судебных ошибок1). Без сомнения, профессионал должен стремиться к безошибочности суждений. Однако любой специалист допускает ошибки (умирают люди на операционном столе у хирурга, педагогическая запущенность воспитуемого оказывается результатом непрофессиональных действий коллектива учителей, терпят аварии космические корабли вследствие ошибок инженеров, разбиваются самолеты по вине пилотов). Не являются исключением и результаты исполнения профессиональных функций работниками следствия и суда. До тех пор, пока исследователи с помощью статистических методов не определят средний коэффициент погрешности в расследовании отдельных видов преступлений в отдельных регионах следователями с различным опытом работы, истинность и надежность материалов уголовных дел как базы для научных исследований будет достаточно спорной. На основании сказанного можно заключить, что исследователь уже на первом этапе получает частично неверную информацию.

Проблема исследований криминалистической характеристики преступления, осложняется и тем, что отечественные исследователи в большинстве своем работают в одиночку, поэтому ценность их выводов значительно снижена вследствие малого объема выборки исследуемого материала. Анализировать и сводить воедино результаты исследований других авторов у нас как-то не принято, вроде бы занижается самостоятельность исследования. Вышесказанное также понижает объективность полученной информации об элементах криминалистической характеристики преступления.

Полученные в ходе исследования данные обладают определенной (допускаем, очень высокой) степенью истинности, що исследование чего-либо должно быть произведено с учетом социально-исторических условий, трансформирующих экономическую, психологическую, культурную составляющие реальности, в которой функционирует исследователь. Казалось бы, это азбучная истина (особенно для бывшего СССР, в котором господствующими были идеи исторического материализма), однако в исследованиях криминалистической характеристики преступления крайне редко отражается динамика изменений её состава и структуры, а ведь именно этот момент определяет саму возможность эффективного использования знания рассматриваемой категории в качестве ориентирующей информации при расследовании конкретного преступления.

Таким образом, полученная в рамках решения задачи сведения к типичному информация об элементах криминалистической характеристики преступления в определенной степени не соответствует действительности, поэтому реально не может быть этапом решения задачи объяснения совокупности криминалистически значимой информации.

Вышесказанное не умаляет значение задачи сведения криминалистически значимой информации к типичной в исследованиях криминалистической характеристики преступления, так как рассмотренные недостатки легко учесть при исследовании сущности и содержания криминалистической характеристики преступления.

Тема, заявленная в названии данного параграфа, - систематизация криминалистически значимой информации при исследовании криминалистической характеристики преступления, поэтому отметим некоторые общие положения сбора практического материала для рассматриваемой в последующем систематизации:

1. Отслеживание «судьбы» уголовных дел, на исследовании которых базировалось получение материала, и необходимая корректировка результатов исследования при ином результате, в частности при пересмотре уголовного дела, если количество рассматриваемых случаев превышает признанный исследователями допустимый коэффициент погрешности.

2. Создание списка рекомендуемых параметров исследования преступного события в целях реализации возможности последующего статистического анализа результатов, полученных при исследовании однородных объектов.

3. Ведение общей базы исследования, что в эпоху Интернета не составляет проблемы. Вспомним, что Интернет появился в ходе решения задачи по координации усилий исследователей разные научных учреждений[47].

4. Признание идеи актуальности анализа исследователем статистической информации, полученной другими исследователями (анализ результатов анализа).

5. Признание актуальности сопоставительного анализа содержания криминалистической характеристики преступления при изменении экономической, социальной, культурной, религиозной, политической «атмосферы» в стране или сообществе стран.

Многое из вышесказанного, а также ряд других моментов[48] послужили поводом к началу дискуссии среди исследователей- криминапистов о необходимости существования криминалистической характеристики преступления как научного понятия.

История этой дискуссии берет начало в 1987 г., когда ряд криминалистов выступили с предупреждением о существовании практики подмены исследователями содержания криминалистической характеристики преступления содержанием предмета доказывания[49]. Однако это не свидетельствует о недостатках криминалистической характеристики преступления как научного понятия.

В 1996 г. А.М. Ларин[50] подверг критике идею об актуальности выявления корреляционных связей между элементами криминалистической характеристики преступления, выдвинутую Л.Г. Видоновым[51], вследствие периодически обнаруживаемой нерепрезентативности данных. Однако это также не может являться свидетельством необходимости отказа от криминалистической характеристики преступления как научного понятия. Исследования Л.Г. Видонова проводились в 1978 г. Надо ли объяснять, что использование их результатов через двадцать лет без адаптации к условиям современности (нельзя сравнивать преступность в СССР в 70-х и 90-х гг. XX в.) несколько рискованно, так как ставится под сомнение актуальность использования результатов исследований сегодня, а не идеи, в рамках которой они были получены?

23

Данный тезис впоследствии был подтвержден Н.А. Селивановым, который в рамках подхода, предложенного Л.Г. Видоновым, разработал более строгую систему индексов для криминалистически значимых информационных блоков и более детальную систему классификаторов'.

В 2001 г. Р.С. Белкин указывал на то, что криминалистическая характеристика преступления включает в себя: «1. Данные об уголовноправовой квалификации преступления; 2. Криминологические данные о личности типичного преступника и типичности жертвы преступления, о типичной обстановке совершения преступления (время, место, условия), типичном предмете посягательства; 3. Описание типичных способов совершения и сокрытия данного вида преступления и типичной следовой картины (последствий), характерных для применения того или иного способа»[52] [53].

Криминалистическая характеристика преступления, по мнению Р.С. Белкина, содержит помимо криминалистической материи (информация о типичном способе совершения преступления) еще и уголовноправовую (пункт 1) и криминологическую (пункт 2) информацию. Если же, пишет Р.С. Белкин, удалить из криминалистической характеристики преступления информацию уголовно-правового и криминологического характера, то содержание криминалистической характеристики преступления сводится к способу, что терминологически нецелесообразно.

Нам представляется не совсем правильной описанная позиция. Нет объекта, который исследует только криминология или какая бы то ни было наука. Так, например, личность преступника криминология рассматривает в своем аспекте, психология - в своем, социология - в своем, философия - в своем. Криминалистический аспект исследования личности преступника, мотива преступления, предмета посягательства также, без сомнения, имеет право на существование.

Косвенным свидетельством наличия сомнений у Р.С. Белкина в отношении сказанного им о криминалистической характеристике преступления как научной категории выступает само название монографии. «Криминалистика: проблемы сегодняшнего (выделено автором) дня» ориентирует читателя на проблемность конкретных криминалистических исследований не вообще, а в условиях современного состояния развития криминалистики.

В 1996 г. А.В. Дулов выделил сразу ряд факторов, свидетельствующих о несостоятельности криминалистической характеристики преступления как научной категории. К данным факторам он отнес:

1. Отсутствие общего определения данного понятия. 2. Отсутствие четкого разграничения между криминалистической характеристикой и уголовно-правовым и криминологическим понятиями преступления. 3. Несоответствие криминалистической характеристики преступления методологическим принципам системного подхода. 4. Недостаточное внимание, уделяемое криминалистическим методам изучения преступления[54].

Однако данные недостатки не свидетельствуют о неэффективности криминалистической характеристики преступления как научной категории, а характеризуют современный уровень исследования криминалистической характеристики преступления. Некоторое исключение составляет такой недостаток, как несистемность данной категории. Действительно, на сегодняшний день в совокупности криминалистически значимой информации не выделен системообразующий признак, нет разработанной структуры элементов криминалистической характеристики преступления.

Руководствуясь принципом «от общего к частному», в данном параграфе мы проследили логическую связь между структурированием криминалистического знания, системностью как базовой идеи для криминалистической методики и структурированием криминалистически значимых данных, составляющих криминалистическую характеристику преступления.

Подводя итог вышесказанному, отметим нашу глубокую убежденность в необходимости существования в рамках криминалистической методики расследования преступлений научной категории, в которой систематизируется криминалистически значимая информация. Идея указанной систематизации, на наш взгляд, является центральной для рассматриваемого раздела криминалистической науки. Криминалистическая характеристика преступления выступает базовым понятием криминалистической методики, поэтому, решив общие вопросы (формулировка понятия, определение цели и круга задач, выбор методов исследования и программ сбора и обработки данных, уяснение связей с остальным понятийным аппаратом криминалистической методики), акцент исследования необходимо перенести на более частные вопросы - на элементы, входящие в состав криминалистической характеристики преступления, и способы их структурирования.

1.2.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Ахмедшин РЛ.. Криминалистическая характеристика личности преступника. - Томск: Изд-во Том. ун-та,2005. - 210 с.. 2005

Еще по теме Криминалистическая характеристика преступления - основное направление систематизации криминалистически значимой информации о преступлении и личности преступника:

  1. 1.2. Юридические основания подхода к личности преступника как к объекту психологического исследования
  2. §2. Сущность расследования и его основные понятия
  3. Глава 2 Криминалистическая характеристика компьютерных преступлений
  4. ГЛАВА 3. ПУТИ УСТРАНЕНИЯ КРИМИНОГЕННЫХ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ НА РАННЕМ ЭТАПЕ ПРОФИЛАКТИКИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ И МОЛОДЁЖИ
  5. Криминалистическая характеристика налоговых преступлений
  6. Исторический аспект развития средств и методов фиксации КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИ ЗНАЧИМОЙ ИНФОРМАЦИИ
  7. Криминалистическая характеристика преступления - основное направление систематизации криминалистически значимой информации о преступлении и личности преступника
  8. Структура криминалистической характеристики преступления
  9. Основные направления изучения личности преступника в отечественной криминалистике современного периода
  10. 2.1. Понятие криминалистической характеристики личности преступника
  11. Научно-методическое значение криминалистической характеристики личности преступника
  12. Список использованной литературы
  13. § 3. Способы преступлений, оставшихся нераскрытыми, и их особенности в Республике Таджикистан
  14. БИБЛИОГРАФИЯ
  15. СЛОВАРЬ криминалистических терминов, понятий и категорий
  16. § 1. Содержание теории криминалистического прогнозирования
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -