<<
>>

Использование криминалистической характеристики личности преступника в процессе допроса.

В истории криминалистики известно большое число классификаций тактических приемов следственных действий, и допроса в частности. Нам представляется, что наиболее целесообразным является использование классификации тактических приемов применительно к стадиям допроса.

Подобная содержательная хронологическая классификация имеет, скорее, прикладное значение, так как ориентирована не столько на познание сущности тактического приема, сколько на практику его использования. Выделяя в структуре допроса четыре стадии (анкетная стадия, свободный рассказ, стадия уточняющих вопросов, стадия дополнительных вопросов[292]), мы полагаем, что целесообразно использовать классификацию тактических приемов по кругу допрашиваемых лиц.

В криминалистике широко используется уголовно-процессуальная классификация приемов допроса в зависимости от процессуального статуса (допрос обвиняемого, потерпевшего, свидетеля и т.д.). Однако процессуальный статус лица в тактическом аспекте - это фактор необъективный, одну и ту же негативную позицию по отношению к процессу расследования могут занимать и обвиняемый и потерпевший. С другой стороны, нередки случаи проявления искренности обвиняемого и лживости свидетеля в процессе допроса. На наш взгляд, использование данных, образующих криминалистическую характеристику личности преступника, ориентирует на выделение разновидностей допроса исходя из особенностей следующих групп допрашиваемых[293]:

- добросовестный допрашиваемый (лицо, желающее давать правдивые показания);

- недобросовестный допрашиваемый (лицо, намеренное давать неискренние показания);

- несовершеннолетний допрашиваемый[294].

Выделение стадий допроса - это не просто исследовательский при* ем, ситуационные реалии в различных стадиях допроса хотя и объединены общей его целью, однако имеют различные задачи. Соответственно, в различных стадиях допроса содержание воздействия будет определяться особенностями того или иного структурного блока криминалистической характеристики личности преступника. Рассмотрим особенности подобного воздействия.

Анкетная стадия допроса решает три задачи: удостоверительную (следователь убеждается в том, что допрашивается желаемое лицо), ознакомительную (допрашиваемый знакомится с правовыми нормами, регулирующими процесс допроса) и ситуационно-ролевую (следователь оптимизирует состояние допрашиваемого лица до тактически целесообразного). Последнюю задачу рассмотрим более подробно, поскольку именно в ней содержится возможность воздействия на личность допрашиваемого.

Казалось бы, при наличии подготовки к проведению допроса со стороны следователя маловероятно получение новой информации о биографии допрашиваемого лица. Нормы уголовно-процессуального закона, о которых информирует следователь (право на адвоката, переводчика, ответственность за дачу ложных показаний и т.д.), благодаря средствам массовой информации хорошо известны обывателю. В чем же смысловая нагрузка анкетной стадии допроса, определяющая ее криминалистическую ценность? На наш взгляд, ценность её определяется потенциалом воздействия на допрашиваемого, обусловленного характером ролевых взаимодействий, а также установлением необходимого для допроса оптимального распределения психологических ролей.

Допрос является чрезвычайно сложным следственным действием вследствие фактического «неравноправия» участников. Допрашиваемый часто защищен «презумпцией невиновности» и, в принципе, имеет возможность получить информацию о тактических приемах, ознакомившись со специальной литературой. Поэтому как бы для уравнивания возможностей участников допроса следователю дано право «демонстрировать» свою власть в сфере, которую в обычной жизни человек признает только за собой[295]. Речь идет об изложении «идентифицирующей» информации. Задавая вопросы о фамилии, имени и отчестве, судимости, семейном положении и прочем, допрашивающий демонстрирует ярко выраженную подчиняющую позицию, что неосознанно «тяготит» допрашиваемого, так как каждый человек негативно воспринимает идею недозволенного ролевого господства над ним. Подобное негативное отношение проистекает из наличия в шкале ценностей (первый структурный элемент криминалистической характеристики личности преступника) установки на самоуважение допрашиваемого, проявлением которой выступает осознание себя как независимого, самостоятельного субъекта.

Как уже было сказано, смысловая нагрузка анкетной стадии допроса выражается в уравнивании потенциалов участников допроса вследствие формирования у допрашиваемого нетипичной ролевой позиции, что приводит к усилению у него стресса и, как следствие, понижению волевого порога. Понижение волевого порога ведёт к уменьшению своеобразного «коэффициента полезного действия» интеллектуальной и эмоциональной сферы, что является позитивным при допросе недобросовестного допрашиваемого, но одновременно может выступать негативным моментом при допросе добросовестного лица, так как подавляет эффективность таких сфер, как память и ассоциативное мышление.

При воздействии на уровень ценностей недобросовестного лица следователь акцентирует внимание на анкетной стадии допроса, понижая волевой порог допрашиваемого позицией, в которой допрашиваемый чувствует себя носителем несамостоятельной роли (ситуативно регрессируя до детской установки на необходимость в отчете перед более автономным лицом). Именно приведение недобросовестного допрашиваемого к описываемой роли является содержанием ситуативно-ролевой задачи анкетной части допроса. При допросе же добросовестного лица анкетную стадию необходимо провести, как это ни парадоксально, не в начале допроса, а в конце, в противном случае эффект восприятия ролевой позиции следователя, пусть и неосознанно, негативно скажется на мыслительных процессах допрашиваемого лица. Соответственно демонстрация со стороны следователя уважения к той составной уровня ценностей допрашиваемого, которая отвечает за самоуважение, позитивно скажется на психических процессах допрашиваемого. Сказанное относится и к несовершеннолетним допрашиваемым, так как в период полового созревания самоуважение, как личностная ценность, является крайне актуальным. Независимо от добросовестности несовершеннолетнего допрашиваемого необходимо исключить негативное воздействие на рассматриваемую ценность, учитывая нестабильность психики несовершеннолетнего лица, о чем говорилось выше. Как же реализовать подобную мобильность в рамках анкетной стадии допроса?

Естественно, мы не можем перенести анкетную стадию в полном объеме на финальную часть допроса, так как законодатель обязывает следователя проинформировать допрашиваемого о его правах и обязанностях (ст. 164 ч. 5 УПК РФ). Но законодатель не обязывает выяснять данные о допрашиваемом в начале процедуры допроса, что позволяет отложить подобное выяснение, конечно, если следователь уверен в правильности оценки личности допрашиваемого, что возможно только при наличии должной подготовки к допросу.

Следующей стадией допроса, которую мы рассмотрим, выступает стадия свободного рассказа допрашиваемого. Данная стадия представляет собой повествование допрашиваемого о преступном событии. Понятно, что следователь является относительно пассивной фигурой в данной стадии и в тактическом аспекте ориентируется на те тактические приемы, которые сводятся прежде всегр к оценке и анализу сказанного допрашиваемым. Содержательной стороной подобных тактических приемов выступают смысловой анализ речи допрашиваемого и его поведенческая реакция при сообщении информации, имеющей отношение к расследуемому преступлению.

«Слово не столько обозначает, сколько обладает ценностью»[296]. Из данного утверждения следует, что знаковая форма речи есть функция не первостепенная, в слово человек вкладывает смысл, определяемый его жизненным опытом, который, в свою очередь, как уже говорилось, является отражением личностного уровня отношений (второй структурный элемент криминалистической характеристики личности преступника). Именно поэтому уровень отношений личности преступника становится объектом анализа следователя в процессе свободного рассказа допрашиваемого. Положение же о том, что сенсорное возбуждение получает свою эмоциональную окраску, наблюдаемую извне[297], демонстрирует практическую возможность фиксации следователем в процессе наблюдения за допрашиваемым лицом утверждений, не соответствующих уровню отношений допрашиваемого. В прил. 2 нами продемонстрирован частный случай вышеописанной фиксации, положенный в основу действия полиграфа.

В отечественной криминалистической литературе относительно не часто встречаются описания содержания тактических приемов, ориентированных на их использование во время свободного рассказа. Редким исключением из этого правила является работа «Криминалистическая психология», вышедшая в 2002 г. В ней, в частности, авторы указывают, что отношение допрашиваемого лица к сообщаемой информации (исходящее из осознания ее истинности или ложности) характеризуется определенной сбалансированностью объема повествования. Речь идет о сбалансированности вводной (информация о том, что было до преступления), основной (информация о том, что было во время преступления) и заключительной (информация о том, что было после преступления) части повествования допрашиваемого, выраженной в равном соотношении этих частей 33 : 33 : 33%[298]. Учитывая, что авторы провели анализ зарубежных источников и указывают на необходимость адаптации результатов подобных исследований для наших условий, мы провели исследование проявления уровня отношений личности допрашиваемого применительно к российской выборке.

Объектом исследования являлись протоколы первого допроса 75 обвиняемых, признавших свою вину и признанных судом виновными, и 75 обвиняемых, не признавших свою вину и признанных судом виновными[299].

Понятно, что на примере первой группы мы изучали отношение к сообщаемой адекватной реалиям преступного события информации со стороны добросовестного допрашиваемого, на примере втором - недобросовестного.

Одновременно с этим предположение о сбалансированности речи как признаке лица, обучавшегося в вузе, обусловило разделение ранее выделенных групп на две подгруппы в каждой (лица с высшим, включая лиц с неполным высшим, и лица без высшего образования). Исследования показали, что в группе обвиняемых, дававших искренние показания на допросе, лица с высшим образованием при даче показаний имеют тенденцию к сбалансированности показаний в соотношении 29 : 45 : 26%[300] (рис. 14)

Рис. 14. Типовая сбалансированность сообщения добросовестного допрашиваемого, имеющего высшее образование

В группе обвиняемых, признавших свою вину, не имевших высшего образования, была выявлена тенденция к сбалансированности речи в соотношении 25 : 53 : 22% (рис. 15). I

Рис. 15. Типовая сбалансированность сообщения добросовестного допрашиваемого, не имеющего высшего образования

Среди исследованных обвиняемых, в процессе расследования не признавших свою вину и признанных судом виновными, диапазон соотношения частей повествования крайне высок и не совпадает с типовой сбалансированностью сообщения добросовестного лица: для лиц с высшим образованием - в 87% случаев, для лиц без высшего образования - в 93% случаев.

Как видно, с учетом особенностей российской выборки, методика, раскрытая В.А. Образцовым и С.Н. Богомоловой, действительно демонстрирует отношение к сообщаемой допрашиваемым лицом информации. Знание типового соотношения объема показаний допрашиваемого относительно обстоятельств до, во время и после преступления позволит следователю уже во время допроса оперативно и с высокой вероятностью определить факт сообщения допрашиваемым неадекватной информации. Это делается путем сравнения типового соотношения частей повествования с соотношением, характерным для показаний конкретного допрашиваемого.

В методике анализа речи, адаптированной в США1, в процессе допроса важную роль играет анализ временных форм, используемых допрашиваемым[301] [302], например оговорки типа «Дженни замечательная дочь» - «Дженни была замечательной дочерью», однако подобные оговорки применительно к показаниям на русском языке достаточно нечастое явление. Мы полагаем, что неосознанное выражение своего отношения к предмету общения в форме использования неправильных временных связей в нашей речевой культуре встречается не так часто в силу наличия в русском языке только трех временных форм, в то время как в английском языке их почти в десять раз больше[303]. -

Возвращаясь к вопросу о сбалансированности показаний допрашиваемого лица в стадии свободного рассказа как проявления уровня отношений допрашиваемого, отметим один из результатов нашего исследования, характерный для лиц, говорящих на русском языке. Сбалансированность показаний определяется не только сбалансированностью объемов частей текста, изложенного в процессе описания события до, во время и после преступления, но также и частотой встречаемости вводных слов в указанных частях повествования допрашиваемого. Для речи лиц с высшим образованием характерна сбалансированность количества вводных слов в предложениях и величины самих предложений в описании всех стадий преступления[304].

В данной работе мы не будем рассматривать приемы анализа проявления отношений допрашиваемого к сказанному, отразившиеся в пантомимических формах, поскольку полагаем, что данный вопрос в отечественной криминалистической литературе рассмотрен достаточно, в том числе и нами[305].

Стадия свободного рассказа оптимальна для использования «экспресс-методик» изучения личности допрашиваемого, ориентированных на выявление доминирующих свойств личности и определения их влияния на поведение допрашиваемого[306].

Следующая стадия допроса - стадия уточняющих вопросов - имеет целью детализировать показания, данные допрашиваемым в стадии свободного рассказа. Целью данной стадии является создание уверенности у допрашиваемого, что его показания воспринимаются как правдивые (для недобросовестных допрашиваемых) или достаточно информативные (для добросовестных допрашиваемых) в целях возможной дезориентации допрашиваемого в следующей стадии допроса. Задачей этой стадии допроса являются также получение от допрашиваемого лица информации о преступлении, исключающей возможность иной смысловой и фактической трактовки показаний допрашиваемого, а также детализация показаний, полученных от него на стадии свободного рассказа Каким же образом можно достичь подобного результата?

Самый простой способ воздействовать на уровень ценностей допрашиваемого - первый структурный элемент криминалистической характеристики личности преступника. Пусть допрашиваемый излагает свое видение проблемной ситуации, пусть самоутверждается в своих глазах. Добросовестный допрашиваемый успокаивается, наблюдая, что следователь спрашивает его о деталях преступного события, которые он не затронул в силу предполагаемой элементарности[307]. Недобросовестный допрашиваемый в этой стадии пусть убедиться, что направление допроса затрагивает только те аспекты и в том объеме, которые он счел нужным изложить в стадии свободного рассказа. Несовершеннолетний

146

допрашиваемый пусть почувствует собственную ценность, ведя бесконфликтный диалог с взрослым человеком, обладателем более высокого социального статуса.

Применительно к добросовестному лицу в рамках воздействия на уровень ценностей (точнее, такой ценности, как самоценности, Я- ценности допрашиваемого, лежащей в основе его самоуважения) следователю целесообразно применять тактические приемы снятия напряжения, выраженные в демонстрации уверенности в успехе взаимодействия и выжидании (суть которых сводится к ожиданию момента, когда в сознании допрашиваемого сформируется достаточное по объему количество ассоциативных связей, необходимых для оптимизации процессов памяти, отвечающих за воспроизведение информации)[308]. Применительно к несовершеннолетним допрашиваемым приоритет отдаётся использованию приемов выжидания, так как процессы мышления, памяти, внимания у представителей данной группы характеризуются большим потенциалом, но относительно невысокой степенью адаптации.

Применительно к недобросовестным допрашиваемым в рамках воздействия на самоуважение допрашиваемого целесообразно применение таких тактических приемов, как допущение легенды (имитация принятия ложной версии допрашиваемого в целях детализации обстоятельств, которые в силу своей искусственности будут противоречить друг другу[309]) и отвлечение внимания (имитация неосведомленности следователя и несформированности у него мнения о причастности допрашиваемого к совершению преступления в форме проявления интереса к малозначительным, не угрожающим разоблачением или иными негативными последствиями деталями). Подобное обусловлено тем, что акцентирование на существенных моментах может стать причиной мобилизации внимания у допрашиваемого лица, даже по сравнению с повышенной степенью внимания характерной для допроса[310].

Завершающая стадия допроса, выделенная нами, - это стадия дополнительных вопросов. Целью данной стадии является получение информации, скрываемой допрашиваемым лицом, на основе анализа не-

147

полноты или противоречивости информации, полученной на предшествующих стадиях допроса. Соответственно, воздействие на допрашиваемого проводится для изменения его уверенности в себе (воздействие на уровень ценностей в структуре криминалистической характеристики личности преступника) либо для изменения поведения, выражающегося в твердой установке на противодействие усилиям следователя[311] (воздействие на уровень притязаний в структуре криминалистической характеристики личности преступника). На первый взгляд второе есть внешнее выражение первого и соотносится как причина и следствие. Однако с точки зрения содержания последующего воздействия это различные точки приложения усилий следователя. Так, если в результате анализа личности допрашиваемого у следователя появляется основание для предположения о том, что допрашиваемый готов к даче искренних показаний, то целесообразно сделать акцент в воздействии на уровень ценностей допрашиваемого. Если же следователь полагает, что в силу криминальных привычек, низкого интеллектуального потенциала, упрямства как характерологической черты личности, страха перед третьими лицами и иными факторами допрашиваемый готов до последнего отстаивать лживую позицию, постоянно перестраивая линию своей защиты, то целесообразна постановка акцента в воздействии на уровень притязаний.

Изменения уверенности допрашиваемого лица в своих силах (изменение содержания Я-ценности) этично достигать путем создания уверенности в превосходстве следователя над допрашиваемым. Традиционно наиболее часто используются для этой цели такие тактические приемы, как:

• демонстрация возможностей следователя (чаще всего содержанием этого приема является изложение современных возможностей криминалистической науки; описание использования в практике расследования преступлений новых исследовательских методик; ненавязчивая демонстрация свидетельств признания профессиональных навыков следователя);

• создание у допрашиваемого лица преувеличенного представления об осведомленности следователя (смысл приема в изложении допрашиваемому лицу малозначительных, но не широко известных сведений о личности допрашиваемого, целью которого является создание у

последнего уверенности, что следователь собрал информацию о нем в намного большем объеме, чем необходимо для процесса расследования).

Названные тактические приемы не характеризуются конфликтностью, так как допрашиваемый неосознанно полагает, что решение о даче искренних показаний он принимает сам, потому что прямого воздействия на его психику в подобных тактических приемах (а иногда и наличия самих тактических приемов) он не замечает. К сожалению, подобное объективно не характерно для тактических приемов, воздействующих на уровень притязаний допрашиваемого, атмосфера использования которых почти всегда конфликтна, хотя конечно, проявление агрессивности обеих сторон обязательным фактором не является[312].

В стадии дополнительных вопросов формы воздействия на уровень притязаний допрашиваемого, то есть на то, как реализует допрашиваемый свой интерес, могут быть следующие:

• Пресечение лжи (следователь указывает на противоречивость со

общенной на ранних стадиях допроса информации, полученной от допрашиваемого). Тактическая эффективность данного приема тем больше, чем большая уверенность в доверии к ранее сказанному допрашиваемым на стадии уточняющих вопросов была продемонстрирована следователем[313]. ,

• Предъявление доказательств (использование доказательств при допросе представляет собой тактический прием по реализации находящейся в распоряжении следователя доказательственной информации как путем непосредственного его предъявления, так и опосредованными способами ознакомления с ней)[314].

• Внезапность вопроса (тактический прием, рассчитанный на создание стрессового состояния у допрашиваемого вследствие резкого изменения тематики общения при неизменности тона и темпа речи).

Сказанное о приемах воздействия в различных стадиях допроса на структурные элементы криминалистической характеристики личности преступника отражено в таблице.

Стадия допроса Направленность воздействия на личностный уровень в целом Конкретная характеристика личности, на которую направленно воздействие
Анкетная стадия Уровень ценностей Я-ценность
«Свободный рассказ» Уровень отношений Отношение к сообщаемой информации[315]
Уточняющие

вопросы

Уровень ценностей Я-ценность
Дополнительные

вопросы

1.У ровенъ ценностей 2. Уровень притязаний 1. Я-ценность 2. Привычная модель поведенческого реагирования

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Ахмедшин РЛ.. Криминалистическая характеристика личности преступника. - Томск: Изд-во Том. ун-та,2005. - 210 с.. 2005

Еще по теме Использование криминалистической характеристики личности преступника в процессе допроса.:

  1. 3.1. Обстоятельства, подлежащие установлению по уголовным делам о хищениях путем мошенничества с использованием ценных бумаг
  2. §2. Собирание данных о внешности человека и их использование в криминалистических целях
  3. § 1. Тактические комбинации допроса подозреваемых, обвиняемых по уголовным делам о преступной экономической деятельности
  4. § 2. Тактические комбинации допроса потерпевших, свидетелей, специалистов и экспертов по уголовным делам о преступной экономической деятельности
  5. Структура и содержание частной криминалистической методики расследования преступлений
  6. Криминалистическая характеристика налоговых преступлений
  7. Основные элементы криминалистической характеристики мошенничеств, их содержание
  8. Раздел 3 ПРАВОВОЕ И ОРГАНИЗАЦИОННО-ТАКТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОМПЬЮТЕРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ДЛЯ ФИКСАЦИИ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИ ЗНАЧИМОЙ ИНФОРМАЦИИ
  9. Криминалистическая характеристика преступления - основное направление систематизации криминалистически значимой информации о преступлении и личности преступника
  10. Основные направления изучения личности преступника в отечественной криминалистике современного периода
  11. 2.Э. Состав и структура криминалистической характеристики личности преступника
  12. Тактический аспект использования криминалистической характеристики личности преступника
  13. Использование криминалистической характеристики личности преступника в процессе допроса.
  14. Использование криминалистической характеристики личности преступника в процессе обыска.
  15. Использование криминалистической характеристики личности преступника при проведении предъявления для опознания, следственного эксперимента, проверки показаний на месте.
  16. Значение криминалистической характеристики личности преступника в профилактике преступлений
  17. Список использованной литературы
  18. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -