<<
>>

§ 1. Уровни правового регулирования в современной России

В теории права регулирование понимается как упорядочение взаимоотношений между людьми. «Регулирование» как социально-правовая категория подразумевает возможность определять поведение людей и их объединений, придавать такому поведению конкретное направление, устанавливать определенные рамки поведения, его упорядочивать[157].

С.С. Алексеев определяет правовое регулирование как осуществляемое при помощи права и всей совокупности правовых средств результативное воздействие на общественные отношения для того чтобы упорядочить их, с целью охраны и развития в соответствии с общественными потребностями[158]. По мнению В.И. Червонюка, правовое регулирование «представляет собой все формы воздействия права на общественную жизнь: издание норм права, общевоспитательное воздействие права, осуществление правовых предписаний в конкретных действиях субъектов права, обеспечение исполнения этих предписаний, то есть само правомерное поведение, а также все то, что создает основу и предпосылку для такого поведения, обеспечивает его»[159]. С данным утверждением сложно согласиться в силу весьма широкого охвата им всего правового воздействия[160]. Правовое регулирование

рассматривается как процесс непосредственного активного правового воздействия управомоченного субъекта на юридически значимые общественные отношения, осуществляемое в целях сохранения и развития существующей правовой системы, как «подконтрольные государству, наиболее важные для развития государства, жизнедеятельности общества и отдельного индивида повторяющиеся волевые, поведенческие акты субъектов общественных отношений»[161]. При этом правовое воздействие на общественные отношения, как верно отмечает Р.А. Ромашов, осуществляется при помощи правовых средств, под которыми понимаются «инструменты правового воздействия, применяемые в целях достижения определенных результатов в процессе решения социальных задач и проблем, стоящих перед обществом и государством на текущем этапе политико-правовой истории и в обозримой перспективе - политико-правового развития[162].

Таким образом, правовое регулирование - это лишь одна из форм воздействия права на общественные отношения - воздействие при помощи специфически- правовых средств: норм права, правоотношений, актов реализации[163].

В узком смысле правовое регулирование воспринимается как совокупность средств и способов реализации позитивного права[164]. В еще более узком смысле правовое регулирование можно понимать как нормативную регламентацию общественных отношений, установление

(санкционирование) норм права (т.е. как первую стадию правового регулирования)[165]. Вместе с тем неверно сводить правовое регулирование исключительно к изданию государством общеобязательных норм поведения, как это предлагает Р.Т. Мухаев[166].

Теория правового регулирования привлекает особое внимание исследователей, начиная с 60-х годов прошлого столетия[167]. В настоящее время в большинстве учебников по теории государства и права имеется глава, посвященная правовому регулированию и механизму правового регулирования[168].

Традиционно исследуются признаки правового регулирования[169], его цели[170], функции[171], сущность[172], принципы правового регулирования[173], субъект правового регулирования[174], предмет и объект правового регулирования, их соотношение. Так, Н.И. Матузов, А.В. Малько считают, что объект - это явления окружающего мира, по поводу которых люди вступают во взаимоотношения друг с другом и к которым проявляют свой интерес. Объект, по их мнению, входит в структуру предмета правового регулирования[175]. Учеными изучаются методы правового регулирования образующие систему приемов, способов воздействия права на общественные отношения[176], а также типы правового регулирования, характеризующие общую направленность воздействия права на общественные отношения в зависимости от сочетания двух первичных способов регулирования -

177

дозволений и запретов[177].

В структуре правового регулирования изучаются также его виды (нормативное и индивидуальное правовое регулирование, а в зависимости от вида используемого акта: только нормативного - простое регулирование;

нормативного и правоприменительного актов - сложное правовое регулирование), а также юридические средства, с помощью которых обеспечивается правовое воздействие на общественные отношения, образующие в своей совокупности механизм правового регулирования[178]. Таким образом, правовое регулирование охватывает, прежде всего, «специфическую деятельность государства (его нормотворческих органов), связанную с выработкой юридических установлений и определением юридических средств обеспечения их действенности». При этом «содержанием правового регулирования охватывается многообразная деятельность нормотворческих органов государства, связанная с выбором типа, методов, способов регламентации, определением соотношения нормативных и индивидуальных средств регулирования, т.е. формированием того юридического инструментария, который объективно необходим в данных социально-экономических условиях для обеспечения нормального функционирования гражданского общества, его институтов, организации

179

жизнедеятельности людей на цивилизованных началах»[179].

Внимание исследователей обращается на сферы правового регулирования, представляющие собой совокупность неупорядоченных отношений и фактов, объективно упорядочить которые не представляется возможным без использования правовых средств[180]. Научный интерес представляют и преДелы правового регулирования[181], правильное определение которых «необходимо для того, чтобы исключения использования юридических инструментов в сферах взаимодействия людей,

требующих иных средств социальной регуляции»[182]. В предмет научных исследований включены эффективность, т.е. результативность правового регулирования, его показатели и средства обеспечения[183].

Наряду с этим в орбиту научных исследований не вошли такие категории, как «многоуровневость правового регулирования», «уровни правового регулирования».

Справедливости ради отметим, что в литературе можно встретить упоминания о международном и национальном уровне регулирования[184], других уровнях регулирования[185]. Так, представители науки трудового права различают следующие «уровни регулирования охраны труда» - международный, наднациональный, транснациональный, национальный, региональный, отраслевой, локальный[186].

Кроме того, сложился подход к употреблению категории «уровень правового регулирования» применительно к видам источников права -

«законодательный и подзаконный уровень правового регулирования», что представляется не совсем точным, поскольку правовое регулирование и нормативный правовой акт как вид источника права - не совпадающие категории. В следующем перечне уровней правового регулирования акцент сделан на субъекты регулирования[187].

Категории «правовое регулирование на федеральном уровне», «правовое регулирование на уровне субъекта Российской Федерации» употребляются не только в научной литературе, но и в официальных источниках права, чаще в подзаконных нормативных актах - указах Президента РФ[188], постановлениях Правительства РФ[189], ведомственных нормативных актах[190] и ненормативных официальных правовых актах[191].

Данные категории можно встретить и в федеральных законодательных актах. Например, в Федеральном законе от 1 мая 1999 г. № 92-ФЗ (в ред. от 28 декабря 2016 г.) «О Российской трехсторонней комиссии по

регулированию социально-трудовых отношений»[192] употребляется словосочетание «регулирование социально-трудовых отношений на федеральном уровне».

Довольно часто рассматриваемые категории употребляются в законодательстве субъектов РФ. Так, в Постановлении Правительства Московской области говорится о «регулировании социально-трудовых отношений на уровне Московской области»[193]. В нормативных правовых актах содержатся такие словосочетания, как «вопросы, урегулированные на уровне автономного округа»[194], «регулирование на федеральном уровне»[195], «регулирование на республиканском уровне»[196], «правовое регулирование на

республиканском уровне»[197], «правовое регулирование на региональном

198 199

уровне»[198], «государственное регулирование на региональном уровне»[199].

Иногда в нормативных правовых актах используются такие словосочетания, как, например, «регулирование на республиканском законодательном уровне»[200], «правовое регулирование на уровне законодательства Сахалинской области и (или) законодательства Российской Федерации»[201], «правовое регулирование на федеральном уровне, на уровне субъектов Российской Федерации и в Карачаево-Черкесской Республике»[202], «регулирование на уровне компетенции Российской Федерации»[203].

Таким образом, наблюдается разнообразие, смешение, неточность в нормативных правовых актах субъектов РФ относительно терминологии уровней правового регулирования.

В судебной практике также используются рассматриваемые категории. Так, Конституционный Суд РФ указал, что «именно федеральный законодатель призван, руководствуясь целями обеспечения баланса конституционных ценностей, осуществлять правовое регулирование конституционно закрепленных обязанностей, в частности определять объем их нормативного содержания, механизмы реализации, включая уровни правового регулирования, а также меру юридической ответственности за их нарушение»[204]. В ряде решений Конституционного Суда РФ имеются упоминания о «федеральном уровне правового регулирования»[205], о

«правовом регулировании на федеральном уровне и на уровне субъекта Российской Федерации»[206], «правовом регулировании на федеральном и региональном уровнях»[207], «правовом регулировании на уровне субъекта Российской Федерации и на уровне муниципального образования»[208], «правовом регулировании на местном уровне»[209], «правовом регулировании на уровне устава муниципального образования»[210]. Как можно увидеть, Конституционный Суд РФ в основном придерживается уровневой концепции правового регулирования (федеральный уровень, уровень субъекта РФ, муниципальный уровень).

Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // Документ официально не опубликован.

- СПС «КонсультантПлюс».

В материалах практики судов общей юрисдикции довольно часто встречается рассматриваемая терминология. Например, Верховный Суд РФ, отмечая, что «законодатель субъекта Российской Федерации по вопросам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов вправе самостоятельно осуществлять правовое регулирование», подчеркнул условие такого регулирования на уровне субъекта - «при отсутствии соответствующего регулирования на федеральном уровне»[211]. В решениях Верховного Суда РФ и иных федеральных судов тоже используются вышеуказанные категории - «федеральный уровень правового регулирования»[212], «правовое регулирование на региональном уровне»[213],

214

«муниципальный уровень правового регулирования»[214].

Конституционные (уставные) суды субъектов РФ также применяются категории «правовое регулирование на федеральном уровне», «правовое

регулирование на уровне субъекта Российской Федерации», «правовое регулирование на местном уровне»[215].

Таким образом, анализ законодательства, судебной практики, учебной и научной литературы убедительно свидетельствует о необходимости более тщательной разработки концепции многоуровневого правового регулирования. В ее основе лежит доктрина многоуровневости публичной власти, активно используемая в практике Конституционного Суда РФ[216],

конституционных (уставных) судов субъектов РФ[217], в научной и учебной юридической литературе[218]. Категорию «уровни публичной власти» можно 219

встретить и в нормативных правовых актах[219].

и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в сельской местности и поселках городского типа» и абзаца третьего пункта 15 Порядка осуществления денежной выплаты по оплате жилого помещения и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в Республике Дагестан, утвержденного постановлением Правительства Республики Дагестан от 28 января 2011 года № 20, в связи с жалобой гражданина Б.М. Гамзатова // Собрание законодательства Республики Дагестан. - 2013. - № 23. - Ст. 1616;

Постановление Конституционного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 3 мая 2007 г. № 1-П по делу о проверке конституционности постановления главы

администрации местного самоуправления с. Красногор Ардонского района Республики Северная Осетия-Алания от 12 апреля 2006 года «О мерах по рациональному использованию водопроводной воды и улучшению сбора средств за водопользование» по запросу гражданина Салбиева Станислава Дзамболатовича // Владикавказ. - 2007. - 15 июня. - № 42 (507); Постановление Конституционного Суда Республики Башкортостан от 26 июля 2006 г. № 28-П по делу о проверке конституционности пункта 1.4 «Временных Правил содержания собак в г. Уфе» и пункта 3 решения Уфимского городского Совета Республики Башкортостан от 24 марта 2005 года «Об утверждении Правил содержания домашних животных в г. Уфе» в связи с жалобой граждан Байковой Светланы Владимировны и Панферовой Нины Васильевны // Ведомости Государственного Собрания - Курултая, Президента и Правительства Республики Башкортостан. - 2006. - № 18 (240). - Ст. 1160.

218 См., например: Аверьянова Н.Н. Конституционно-правовое регулирование земельных отношений в Российской Федерации: монография / под ред. Г.Н. Комковой. - М.: Юстицинформ, 2017. - С. 47; Васильева Н.В. Публичные доходы в Российской Федерации: финансово-правовой аспект: монография / под ред. Е.Ю. Грачевой. - М.: НОРМА, 2017. - С. 125; Дудиков М.В. Разграничение предметов ведения и полномочий при недропользовании между уровнями публичной власти: проблемы и перспективы // Российская юстиция. - 2017. - № 7. - С. 63 - 66; Кирпичев А.Е. Предпринимательские обязательства в публичном секторе экономики: монография. - М.: РГУП, 2017. - 276 с. С. 45, 53, 68, 109; Малышев Е.А. Государственное управление в сфере внешней трудовой миграции: теория и практика: монография. - М.: Юстицинформ, 2017. - С. 52; Никитина Е.Е., Оболонкова Е.В. Реформа законодательства о некоммерческих организациях: проблемы и перспективы // Журнал российского права. - 2018. - № 2. - С. 38 - 49; Пешин Н.Л. Новые тенденции муниципальной реформы: перераспределение полномочий между уровнями публичной власти // Конституционное и муниципальное право. - 2016. - № 12. - С. 62 - 68; Поляков М.М. Административно-правовое регулирование противодействия коррупции в государственном управлении // Актуальные проблемы российского права. - 2017. - № 9. - С. 109 - 115; Соколова М.А. Дефекты юридических документов: монография. - М.: Юриспруденция, 2016. - С. 82.; Тарибо Е.В. Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: монография. - М.: НОРМА, 2018. - С. 46; Шахрай С.М. Конституционное право Российской Федерации: учебник для академического бакалавриата и магистратуры. 4-е изд., изм. и доп. - М.: Статут, 2017. - С. 325; Юридическая ответственность органов и должностных лиц публичной власти: монография / И.А. Алексеев, Р.Э. Арутюнян, Л.Г. Берлявский и др.; под ред. И.А. Алексеева, М.И. Цапко. - Москва: Проспект, 2017. - С. 80.

219 См., например: Постановление Правительства РФ от 18 мая 2016 г. № 445 (в ред. от 30 марта 2018 г.) «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Развитие федеративных отношений и создание условий для эффективного и ответственного управления региональными и муниципальными финансами» //Собрание законодательства РФ. - 2016. - № 22. - Ст. 3224; Закон Белгородской области от 15

Согласно ч. 3 ст. 5 Конституции РФ федеративное устройство Российско Федерации основано на единстве системы государственной власти.

декабря 2008 г. № 248 (в ред. от 7 ноября 2017 г.) «Об административно-территориальном устройстве Белгородской области» // Белгородские известия. - 2008. - 19 декабря. - № 219-220; Закон Ульяновской области от 9 июля 2007 г. № 95-ЗО (в ред. от 3 марта 2009 г.) «Об утверждении областной целевой программы «Государственная поддержка развития местного самоуправления в Ульяновской области на 2007 - 2009 годы» // Ульяновская правда. - 2007. - 11 июля. - № 55(22.602); Закон Удмуртской Республики от 20 июня 2014 г. № 36-РЗ «Об утверждении отчета об исполнении в 2013 году Программы социально­экономического развития Удмуртской Республики на 2010 - 2014 годы» // Собрание законодательства Удмуртской Республики. - 2015. - № 48 (II); Постановление Правительства Москвы от 23 декабря 2008 г. № 1202-ПП (в ред. от 7 сентября 2010 г.) «О Концепции развития дорожно-ремонтной отрасли и формирования комплексного подхода к организации ремонта и содержания улично-дорожной сети города Москвы» // Вестник Мэра и Правительства Москвы. - 2009. - № 1; Постановление Правительства Республики Дагестан от 31 августа 2017 г. № 195 (в ред. от 4 мая 2018 г.) «Об утверждении государственной программы Республики Дагестан «Формирование современной городской среды в Республике Дагестан» на 2018-2022 годы» // Официальный интернет- портал правовой информации Республики Дагестанhttp://pravo.e-dag.ru.- 2017. - 28 сентября; Постановление Правительства Республики Калмыкия от 31 марта 2011 г. № 79 (в ред. от 12 октября 2012 г.) «О республиканской целевой программе «Повышение эффективности бюджетных расходов Республики Калмыкия на 2011-2012 годы»// Хальмг унн. - 2011. - 20 апреля. - № 65; Постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 15 марта 2014 г. № 154 (в ред. от 17 декабря 2016 г.) «Об утверждении Программы повышения эффективности управления общественными (государственными и муниципальными) финансами в Республике Татарстан на период до 2018 года» // Сборник постановлений и распоряжений Кабинета Министров Республики Татарстан и нормативных актов республиканских органов исполнительной власти. - 2014. - № 25. - Ст. 0719; Постановление Главы Республики Хакасия - Председателя Правительства Республики Хакасия от 4 сентября 2014 г. № 62-ПП «Об утверждении схемы размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории Республики Хакасия» // Вестник Хакасии. 2014. 8 сентября. №№ 59, 60; Постановление Администрации Алтайского края от 31 декабря 2013 г. № 722 (в ред. от 27 декабря 2017 г.) «Об утверждении государственной программы Алтайского края «Создание условий для устойчивого исполнения бюджетов муниципальных образований и повышения эффективности бюджетных расходов в Алтайском крае» на 2014 - 2020 годы» // Сборник законодательства Алтайского края. - 2014. - № 213. - ч. 1. - С. 134; Постановление Правительства Архангельской области от 2 июня 2015 г. № 200-пп (в ред. от 29 ноября 2016 г.) «Об утверждении концепции организации местного самоуправления в Архангельской области на 2015 - 2020 годы» // Официальный интернет-портал правовой информацииhttp://www.pravo.gov.ru.- 2015. - 9 июня; Постановление Правительства Воронежской области от 24 июля 2015 г. № 618 «Об утверждении Региональной схемы (плана) развития и размещения производительных сил Воронежской области» // Информационная система «Портал Воронежской области в сети Интернет» http://www.govvrn.ru. - 2015. - 28 июля; Постановление Правительства Ямало-Ненецкого автономного округа от 20 августа 2018 г. № 866-П «Об утверждении комплексной программы «Противодействие коррупции в Ямало-Ненецком автономном округе на 2018 - 2020 годы» // Красный Север. Спецвыпуск. - 2018. - 28 августа. - № 61.

Системное толкование положений ч. 3 ст. 5, ч. 2 и 3 ст. 11, п. «н» ч. 1 ст. 72, ст. 77 Конституции РФ позволяет утверждать, что система государственной власти состоит из двух уровней - федерального и субъектов РФ, также как и система органов государственной власти - из органов федерального уровня (федеральных органов государственной власти) и органов государственной власти регионального уровня (органов государственной власти субъектов РФ). Хотя ст. 12 Конституции РФ и закрепляет, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти, однако из смысла Конституции вытекает, что она «имеет своей целью обеспечение принципиального единства системы публичной власти в Российской Федерации»[220]. В эту систему включены федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления, осуществляющие власть на своем уровне: федеральном, региональном и муниципальном. Уровни публичной власти обладают единством и целостностью, но вместе с тем характеризуются относительной самостоятельностью в части осуществления полномочий по правовому регулированию. Таким образом, на каждом уровне публичной власти в государстве осуществляется правовое регулирование отношений, ограниченное компетенцией соответствующих органов публичной власти.

Можно выделить наднациональный (международный) уровень правового регулирования, и с учетом федеративного строения российской правовой системы, самостоятельности местного самоуправления - федеральный, федерально-региональный, межрегиональный, региональный (субъекта федерации), местный (муниципальный, уровень местного самоуправления). При этом федерально-региональный уровень правового регулирования воплощается в соглашениях между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, в частности, между МВД России и Кабинетом Министров Республики Татарстан[221], Федеральной службой государственной регистрации, кадастра и картографии и Правительством Республики Башкортостан[222], Росреестром России и

Правительством Республики Башкортостан[223], Рострудом России и

Правительством Республики Дагестан[224], Минфином России и Правительством Удмуртской Республики[225], Судебным департаментом при Верховном Суде РФ и Правительством Кабардино-Балкарской Республики[226].

223Соглашение от 21 мая 2013 г. № 29 «О совместной деятельности по организации инфраструктуры пространственных данных Российской Федерации на территории Республики Башкортостан» // Документ официально не опубликован. - СПС «КонсультантПлюс.

225Закон Удмуртской Республики от 7 марта 2018 г. №3-РЗ «О дополнительных соглашениях к соглашениям между Министерством финансов Российской Федерации и Правительством Удмуртской Республики о предоставлении бюджету Удмуртской

Межрегиональный уровень правового регулирования представляют договоры и соглашения между субъектами федерации, например, Соглашение по перевозке жителей Санкт-Петербурга и жителей Ленинградской области226 [227] Соглашение между Правительством Иркутской области, Правительством Республики Бурятия и Правительством Забайкальского края о социально-экономическом сотрудничестве[228], Соглашение между республиками Дагестан и Татарстан[229], Договор между Кабардино-Балкарской, Карачаево-Черкесской республиками и Республикой Адыгея[230], Соглашение о сотрудничестве между Республикой Татарстан и Республикой Дагестан[231], Соглашение об описании местоположения границы между Пермским краем и Республикой Коми[232], между парламентами Карачаево-Черкесской Республики и Республики Крым[233] и т.п.

Что касается территориальных образований уровня крупнее субъекта РФ - федеральных округов, то они не имеют своего уровня правового регулирования.

Таким образом, следует отметить, что категория «правовое регулирование на уровне субъекта Российской Федерации» употребляется в официальных источниках права, чаще в подзаконных нормативных актах, как федеральных, так и субъектов РФ, а также в судебной практике и научной доктрине. Однако наблюдается разнообразие, смешение, неточность относительно терминологии уровней правового регулирования. Анализ законодательства, судебной практики, научной литературы убедительно свидетельствует о необходимости более тщательной разработки концепции многоуровневого правового регулирования. В ее основе лежит доктрина многоуровневости публичной власти. Уровни публичной власти обладают единством и целостностью, но вместе с тем характеризуются относительной самостоятельностью в части осуществления полномочий по правовому регулированию. Таким образом, на каждом уровне публичной власти в государстве осуществляется правовое регулирование отношений, ограниченное компетенцией соответствующих органов публичной власти.

<< | >>
Источник: Газизова Лейсан Махмутовна. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НА УРОВНЕ СУБЪЕКТА ФЕДЕРАТИВНОГО ГОСУДАРСТВА: ИСТОРИКО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Уфа - 2018. 2018

Еще по теме § 1. Уровни правового регулирования в современной России:

  1. §1. Связь правового сознания с нормами современного российскогоправа
  2. 4. Проблемы правового регулирования третейских (арбитражных) соглашений
  3. 1.2. Источники правового регулирования туристской деятельности.
  4. § 1.4. Развитие современного российского законодательства и зарубежный опыт правового регулирования отношений экономической субординации юридических лиц
  5. Современные избирательные системы
  6. 5.2. Общая характеристика и оценка состояния правового регулирования
  7. Сергей Вячеславович Васильев Правовое регулирование электронной коммерции
  8. § 1. Предмет уголовно-правового регулирования
  9. НОРМАТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ, ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ И ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИСТОЧНИКИ
  10. 6.3. УРОВНИ ОБЩЕГО ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  11. § 1. Особенности и состояние правового регулирования использования специальных познаний на современном этапе
  12. Тенденции современной доктрины административно-правового регулирования государственной службы в органах внутренних дел
  13. § 2. Правовое регулирование в системе социального регулирования
  14. § 1. Понятие средств правового регулирования
  15. § 3. Понятие и виды неюридических средств в системе правового регулирования.
  16. § 1. Уровни правового регулирования в современной России
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -