<<
>>

5.2. Общая характеристика и оценка состояния правового регулирования

В связи с тем, что холдинги представляют собой объединения хозяйственных обществ, предполагающие возможность влияния на предпринимательскую деятельность их участников со стороны головной организации (холдинговой компании), отношения между участниками холдинга, возникающие при этом, имеют гражданско-правовую природу.
Основы правового регулирования этих отношений заложены в ст. 105-106 (дочерние и зависимые хозяйственные общества), а также в ст. 1041 ГК РФ (простое товарищество).

Исходя из этого, согласно Классификатору правовых актов, утвержденному Указом Президента РФ от 15 марта 2000 г. № 511219, предлагаемый для принятия законопроект в первую очередь относится к сфере гражданского законодательства по кодам 030.030.000 (юридические лица) и 030.120.200 (простое товарищество (совместная деятельность)). В соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции РФ гражданское законодательство относится к исключительному ведению Российской Федерации.

Кроме этого, предлагаемый законопроект будет иметь значение и для регулирования некоторых публичных отношений. Так, в Законе о конкуренции раскрывается состав группы лиц, а в ст. 20 НК РФ — взаимозависимых лиц. Некоторые аспекты данных понятий вполне укладываются в рамки холдинговой структуры. Поэтому законопроект будет направлен на реализацию указанных законов и по Классификатору правовых актов соотноситься с антимонопольным (020.030.040) и налоговым законодательством (080.100.070 — участники налоговых правоотношений). Следует отметить, что простейший анализ действующей нормативно-законодательной базы показывает, что понятия «холдинг» и «холдинговая компания» употребляются во многих нормативных правовых актах, однако их четких критериев не устанавливается, что затрудняет правильную квалификацию этих понятий и является сдерживающим фактором в легальном использовании данной формы объединения. Это привело и к ограничению возможности контролировать про- текающие процессы создания холдингов с учетом антимонопольных требований.

Формирование холдингов началось еще в перестроечной России. В частности, Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» в ст. 13 определял, что предприятия имеют право объединяться в союзы, ассоциации, концерны в целях координации их деятельности, расширения возможностей в производственном, научно- техническом и социальном развитии, обеспечения защиты их прав, представления общих интересов в соответствующих государственных и иных органах, а также в международных организациях. Закреплялся добровольный принцип создания таких объединений на договорной основе.

Важное значение в становлении новых подходов в правовом регулировании статуса объединений имело постановление Верховного Совета РСФСР от 11 октября 1991 г. № 1737-I «Об упорядочении создания и деятельности ассоциаций, концернов, корпораций и других объединений предприятий на территории РСФСР»220, которое запретило органам государственной власти и управления России делегировать региональным, межотраслевым и межреспубликанским союзам, ассоциациям, концернам, корпорациям, холдингам и другим объединениям предприятий полномочия по управлению государственным имуществом и финансировать эту деятельность. Всем созданным на территории России концернам, ассоциациям, другим объединениям предприятий запрещалось осуществлять властные функции по отношению к входящим в эти объединения предприятиям, в том числе распоряжаться их имуществом, выступать арендодателями государственных предприятий, учреждать, реорганизовывать и ликвидировать государственные предприятия, назначать и увольнять руководителей государственных предприятий, давать другие обязательные для исполнения указания. При этом органы государственного управления не имели права ликвидировать объединения предприятий, созданные на добровольной основе.

Формирование холдингов с 1991 г. происходит в рамках приватизационного законодательства. Так, в соответствии с Указом Президента РФ от 1 июля 1992 г. № 721 предусматривалось преобразование государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества.

Многие российские холдинги появились в результате приватизации (ОАО «Газпром», РАО «ЕЭС» и др.). В то же время стали появляться и группы частных компаний, которые впоследствии приобрели все черты современных холдингов. Однако история создания таких холдингов в России стала, по сути, историей постоянно генерируемых конфликтов и нарушений прав акционеров.

Правовой основой образования холдинговых компаний в процессе приватизации стало Временное положение о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества, утвержденное Указом Президента РФ от 16 ноября 1992 г. № 1392 «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий». В данном Положении закреплены понятие холдинговой компании, порядок создания, ограничения на создание холдинговых компаний, их правовой статус.

Нормы Положения, являющегося, по сути, единственным нормативным правовым документом, в котором предпринята попытка системного регулирования создания и деятельности холдинговых компаний в России, распространяются лишь на те холдинговые компании, доля государственной собственности в момент создания которых превышала 25% от суммы капитала. При этом рассматриваемый акт принят еще до вступления в силу ГК РФ, в результате чего его нормы вступают в противоречие как с самим кодексом, так и с принятыми в его развитие нормативными правовыми актами. Ряд положений данного документа утратили юридическую силу. Кроме того, в данном акте наличествуют и внутренние противоречия. В результате изложенного Положение подвергается жесткой критике со стороны как ученых-правоведов, так и хозяйствующих субъектов.

В соответствии с Федеральным законом «О финансово-промышленных группах» начиная с 1995 г. происходило создание холдинговых структур в рамках официально зарегистрированных финансово-промышленных групп (ФПГ). Однако подобные структуры не получили должного распространения по ряду причин. Значительная часть ФПГ создавалась в расчете на государственные инвестиционные и кредитные гарантии, которые могли быть предоставлены в соответствии с законом, где предусматривался в том числе консолидированный налоговый учет.

Однако эти механизмы не были реализованы на практике. В итоге большое число официальных ФПГ существовало только на бумаге; реальной интеграции, т. е. единого управления, скоординированной рыночной политики, внутрикорпоративных финансовых и промышленных связей, не сложилось. Исключение составляют ранее сформировавшиеся интегрированные структуры, позднее пошедшие по пути официальной регистрации; при этом получение официального статуса не внесло принципиальных изменений в их работу (ФПГ «Волжске- Камская», ФПГ «Росстро» и др.). В связи с этим указанный федеральный закон был признан не работающим и впоследствии отменен.

Несмотря на формирование в процессе рыночного преобразования экономики тенденции становления интегрированных структур, адекватное правовое регулирование процессов их создания и организации их деятельности на федеральном уровне до сих пор отсутствует. Современный этап развития экономики требует урегулирования холдинговых отношений комплексным законом. В настоящее время отдельного закона о холдингах не существует, а действующих правовых актов в данной сфере отношений явно недостаточно. В результате принятия закона будут ликвидированы противоречия между частным и публичным законодательством, пробелы в правовом регулировании правоотношений с участием холдингов.

В действующем законодательстве имеются следующие пробелы и противоречия, а также неэффективные положения применительно к холдингам.

1. Законодательство о холдингах в настоящее время достаточно фрагментарно. За исключением узкоспециализированных норм, относящихся к разным отраслям законодательства — приватизационного и банковского, а также ст. 105-106 ГК РФ, понятие и статус холдингов остаются неурегулированными практически полностью.

Так, понятие холдинговой компании содержится во Временном положении о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества.

Холдинговой компанией признается предприятие, независимо от его организационно-правовой формы, в состав активов которого входят контрольные пакеты акций других предприятий.

Предприятия, контрольные пакеты акций которых входят в состав активов холдинговой компании, во Временном положении именуются «дочерними».

Под «контрольным пакетом акций» понимается любая форма участия в капитале предприятия, которая обеспечивает безусловное право принятия или отклонения определенных решений на общем собрании его участников (акционеров, пайщиков) и в его органах управления, в том числе наличие «золотой акции», права вето, права непосредственного назначения директоров и т. п. Решения о наличии контрольного пакета акций принимаются Государственным комитетом РФ по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур и его территориальными органами с учетом конкретных особенностей учредительных документов и структуры капитала предприятий.

Однако Положение распространяется только на холдинговые компании, которые созданы в процессе приватизации предприятия, и устанавливает режим холдинговой компании, создаваемой и управляемой государством.

В ГК РФ, являющемся основным источником гражданского и предпринимательского права, институт холдингов отсутствует. Однако в кодексе устанавливаются основы регулирования отношений между основными и дочерними (зависимыми) обществами (ст. 105-106), которые вполне отражают существо холдинга. Понятие дочернего общества, в частности, содержится в п. 2 ст. 6 Закона об АО. Там указано, что общество признается дочерним, если другое хозяйственное общество в силу преобладающего участия в уставном капитале либо иным образом имеет возможность определять принимаемые им решения. Аналогичное положение содержится и в Законе об ООО (п. 2 ст. 6).

Применительно к статусу холдингов, общему механизму их создания и управления можно констатировать наличие ряда не урегулированных в законодательстве РФ моментов.

Не реализуется на практике установленный ст. 105 ГК РФ механизм привлечения холдинговой компании к ответственности. Представляется, что причиной этого является излишняя формализация этого механизма в ущерб содержательным элементам.

В законодательстве отсутствуют определения понятий «холдинг», «участники холдинга», «холдинговая компания», не закреплены права и обязанности холдинговой компании и участников холдинга, виды холдингов, порядок создания и прекращения холдингов, способы финансирования и механизмы движения финансовых средств и иного имущества внутри холдинга. Также отсутствует определенность в отношении механизмов управления в холдинге, государственного контроля (надзора) за деятельностью холдингов, государственной поддержки деятельности холдингов.

В этом контексте необходимо рассмотреть вопрос о концептуальном соответствии предмета регулирования федерального закона «О холдингах» положениям проекта федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации»221, предусматривающего масштабные изменения гражданского законодательства.

Следует отметить, что предмет регулирования федерального закона «О холдингах» находится за рамками ГК РФ, поскольку холдинг не признается юридическим лицом, а является субъектом только на- логовых и антимонопольных правоотношений. Гражданско-правовое регулирование холдинговых отношений укладывается в концепцию статей 105-106 ГК РФ.

В то же время практика регулирования правового статуса предпринимательских объединений отдельным федеральным законом уже имела место в рамках Федерального закона от 30 ноября 1995 г. № 190-ФЗ «О финансово-промышленных группах», принятие которого не потребовало внесения изменений в ГК РФ.

Особое внимание следует обратить на новое понятие, вводимое проектом федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации», — «лицо, контролирующие юридическое лицо» (ст. 533). Согласно законопроекту лицо признается контролирующим юридическое лицо, если это лицо прямо или косвенно (через третьих лиц), самостоятельно или совместно со своими связанными (аффилированными) лицами имеет возможность определять действия (решения) такого юридического лица.

Законопроект устанавливает следующие признаки, влекущие признание лица контролирующим: прямое или косвенное преобладающее участие в его уставном капитале; наличие договора; возможность определять избрание (назначение) единоличного исполнительного органа (управляющей организации или управляющего) и (или) более половины состава коллегиального органа управления такого юридического лица.

Таким образом, понятие «лицо, контролирующее юридическое лицо» (в законопроекте) и «основное общество» (в действующей редакции ст. 105 ГК РФ) довольно близки и их признаки во многом совпадают.

Кроме того, понятие лица, контролирующего юридическое лицо, практически полностью совпадает с признаками холдинга. Так, согласно Федеральному закону «О банках и банковской деятельности» понятие «банковский холдинг» раскрывается следующим образом: «банковским холдингом признается не являющееся юридическим лицом объединение юридических лиц с участием кредитной организации (кредитных организаций), в котором юридическое лицо, не являющееся кредитной организацией (головная организация банковского холдинга), имеет возможность прямо или косвенно (через третье лицо) оказывать существенное влияние на решения, принимаемые органами управления кредитной организации (кредитных организаций)».

В соответствии со ст.4 указанного закона под существенным влиянием понимается возможность определять решения, принимаемые органами управления юридического лица, условия ведения им предпринимательской деятельности по причине участия в его уставном капитале и (или) в соответствии с условиями договора, заключаемого между юридическими лицами, входящими в состав банковской группы и (или) в состав банковского холдинга, назначать единоличный исполнительный орган и (или) более половины состава коллегиального исполнительного органа юридического лица, а также возможность определять избрание более половины состава совета директоров (наблюдательного совета) юридического лица. Приведенные признаки существенного влияния полностью совпадают с признаками лица, контролирующего юридическое лицо.

Все это еще раз подтверждает концептуальную встроенность проекта федерального закона «О холдингах» в систему гражданского законодательства.

2. Налоговые отношения в рамках холдинга возникают при признании его участников взаимозависимыми лицами. Выделение категории взаимозависимых лиц, к числу которых уже по формальным признакам относятся основные и дочерние (зависимые) общества (в том числе в рамках холдинга), имеет существенное правовое значение, поскольку по сделкам, совершенным между взаимозависимыми лицами, налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов могут проверять правильность применения цен и доначислять налоги и пени, исходя из применения рыночных цен на товары, работы, услуги, если стоимость на них в сделке отклоняется более чем на 20% от рыночной стоимости идентичных товаров, работ, услуг (ст. 40 НК РФ). Такая норма установлена с целью недопущения искусственного снижения взаимозависимыми лицами, в том числе основным и дочерними обществами, налогооблагаемой базы по договоренности друг с другом, например, посредством регулирования ценообразования (установления трансфертных цен — расчетных цен внутригруппового оборота). Для целей налогообложения взаимозависимыми лицами признаются организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц. В соответствии со ст. 20 НК РФ взаимозависимыми, в частности, признаются организации, когда одна из них непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации и суммарная доля такого участия составляет более 20%.

Налоговый кодекс РФ рассматривает в качестве основания признания лиц взаимозависимыми наличие не только прямого, но и косвенного участия одной организации в другой через последовательность иных организаций. При этом доля косвенного участия определяется в виде произведения долей непосредственного участия организации этой последовательности одна в другой. Такой упрощенный подход к определению косвенной доли участия может вызвать сложности ее применения к холдингам.

С точки зрения формальных критериев отнесения лиц к взаимозависимым, установленных п. 1 ст. 20 НК РФ, в основе которых лежит наличие доли участия в уставном капитале, может сложиться ситуация, когда одно общество по гражданскому законодательству признается дочерним по отношению к другому (например, если имеет место холдинг, возникший в результате заключения договора), но они не будут формально взаимозависимыми с точки зрения налогового законодательства. Однако кроме формальных оснований в налоговом законодательстве (п. 2 ст. 20 НК РФ) предусмотрена возможность признания лиц взаимозависимыми в судебном порядке, по основаниям иным, чем непосредственно установлены в п. 1 ст. 20.

Статья 40 НК РФ устанавливает право налогового органа проверять правильность применения цен в любой организации, что исключает применение трансфертных цен между взаимозависимыми лицами, поскольку налоговый орган при этом имеет право доначислить налог и пени сразу двум сторонам сделки, исчислив налог исходя из рыночной цены.

В соответствии Федеральным законом от 18 июля 2011 г. № 227-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием принципов определения цен для целей налогообложения»222 положения статей 20 и 40 Налогового кодекса Российской Федерации со дня вступления в силу настоящего Федерального закона применяются исключительно к сделкам, доходы и (или) расходы по которым признаны в соответствии с главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации до дня вступления в силу настоящего Федерального закона. Данный закон также пересматривает понятие взаимозависимых лиц (по сравнению с положениями статьи 20), вводя в НК РФ новую статью 105.1, в которой существенно расширяется их перечень. В частности, взаимозависимыми лицами признаются организации, в каждой из которых доля прямого или косвенного участия одного и того же лица превышает 25%. Данным законом также установлены случаи, когда сделки между взаимозависимыми лицами контролируются. Например, если доходы по сделкам за календарный год превышают 1 млрд руб. Таким образом, контроль государства за применением внутри холдингов трансфертных цен усиливается.

Кроме того, в антимонопольном законодательстве существует понятие «группа лиц» (ст. 9 Закона о конкуренции), содержание которого позволяет отнести холдинг к разновидности группы лиц. Так, группой лиц признается хозяйственное общество и юридическое лицо, если такое юридическое лицо имеет в силу своего участия в этом хозяйственном обществе либо в соответствии с полномочиями, полученными от других лиц, более чем 50% общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли) в уставном (складочном) капитале этого хозяйственного общества.

При этом группа лиц здесь рассматривается в качестве самостоятельного и единого хозяйствующего субъекта. Это выражается, в частности, в том, что запреты на действия (бездействие) хозяйствующего субъекта в рамках данного закона распространяются в целом на всю группу лиц.

Кроме того, организации, квалифицируемые как взаимозависимые, могут считаться аффилированными лицами и принадлежать к одной группе лиц в соответствии с антимонопольным законодательством. Налицо актуальность проблемы сочетания регулирования холдингов различными отраслями законодательства.

В результате особые критерии экономической зависимости юридически самостоятельных организаций в гражданском, антимонопольном, налоговом законодательстве, различный понятийный аппарат, используемый в каждой отрасли, создают существенные трудности в правоприменительной практике.

3. В сфере налогового законодательства холдинг как предпринимательское объединение или совокупность связанных отношениями экономической зависимости юридических лиц не рассматривается в качестве самостоятельного субъекта права.

Зарубежная практика рассматривает холдинги как консолидированную группу предприятий, представляющих собой не просто совокупность самостоятельных организаций, а некое экономическое единство — принципиально новый обособленный объект бухгалтерского учета. Методической базой консолидированной отчетности европейских стран является Седьмая директива ЕЭС от 13 июня 1983 г., которая предусматривает составление консолидированной отчетности в определенных случаях на основе отдельных отчетов всех входящих в группу компаний, включая головную и подчиненные.

В законодательстве и практике РФ консолидированная отчетность пока не получила широкого распространения. Министерство финансов РФ своим приказом от 30 декабря 1996 г. № 112 утвердило Методические рекомендации по составлению и представлению сводной бухгалтерской отчетности, в соответствии с которыми в случае наличия у организации дочерних и зависимых обществ эта организация помимо собственного бухгалтерского учета может составлять сводную бухгалтерскую отчетность, включающую показатели отчетов таких обществ, однако никаких налоговых последствий это не имело.

Сводная бухгалтерская отчетность определяется данными методическими рекомендациями как система показателей, отражающих финансовое положение на отчетную дату и финансовые результаты за отчетный период группы взаимосвязанных организаций. Сводная бухгалтерская отчетность группы объединяет бухгалтерскую отчетность головной организации и ее дочерних обществ, а также включает данные о зависимых обществах.

По сравнению с законодательством ЕС российское законодательство изначально использовало термин «сводная отчетность» вместо «консолидированная». Между этими понятиями существует различие, поскольку консолидированная отчетность в отличие от сводной полностью исключает внутригрупповые обороты, создавая достоверную картину финансового состояния группы организаций как единого хозяйствующего субъекта.

В Концепции развития бухгалтерского учета и отчетности в Российской Федерации на среднесрочную перспективу, одобренной приказом Минфина России от 1 июля 2004 г. № 180, определяется, что консолидированная отчетность, являющаяся разновидностью бухгалтерской отчетности, предназначена для характеристики финансового положения и финансового результата деятельности группы хозяйствующих субъектов, основанной на отношениях контроля. Консолидированная финансовая отчетность выполняет исключительно информационную функцию и представляется заинтересованным внешним пользователям (п. 2.1).

То есть в России с правовой точки зрения консолидированная группа до 2010 г. имела место только в системе бухгалтерского учета и консолидированной финансовой отчетности.

В 2010 г. был принят Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 208-ФЗ «О консолидированной финансовой отчетности»223, который устанавливает обязательное применение крупными компаниями Международных стандартов финансовой отчетности. Постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2011 г. № 107 были утверждены положение о признании Международных стандартов финансовой отчетности и разъяснения Международных стандартов финансовой отчетности для применения на территории Российской Федерации.

Поскольку консолидированная отчетность, будучи качественно новым уровнем отчетности, раскрывает информацию о финансовом положении и результатах деятельности холдинга в целом, рассматривая его как единый субъект предпринимательской деятельности, то такая отчетность позволяет воссоздать полную картину результатов, масштабов деятельности холдинга, сделать ее прозрачной для инвесторов, кредиторов, контролирующих и надзорных органов, способствуя повышению доверия как к предпринимательскому объединению в целом, так и к отдельным его участникам.

Однако консолидированная отчетность составляется далеко не всеми российскими предпринимательскими объединениями. При этом крупнейшие хозяйствующие субъекты (нефтяной, газовой, электроэнергетической, металлургической, автомобилестроительной, химической промышленности, банковского сектора) составляют консолидированную финансовую отчетность по МСФО. Российское законодательство по бухгалтерскому учету и отчетности признает правомерность использования МСФО при подготовке сводной бухгалтерской отчетности, так как в соответствии с приказом Министерства финансов РФ от 30 декабря 1996 г. № 112 «О методических рекомендациях по составлению и представлению сводной бухгалтерской отчетности» группа может не составлять сводную бухгалтерскую отчетность по правилам, предусмотренным нормативными актами и методическими указаниями по бухгалтерскому учету Министерства финансов РФ, в случае, если сводная бухгалтерская отчетность составлена на основе МСФО.

В российском законодательстве идея консолидированной отчетности в настоящее время нашла свое отражение в соответствии в вышеуказанным федеральным законом, однако круг его действия узок. Он распространяется он только на кредитные и страховые организации, а также на иные организации, ценные бумаги которых допущены к обращению на торгах фондовых бирж и (или) иных организаторов торговли на рынке ценных бумаг.

Кроме того, в 2011 г. был принят федеральный закон от 16 ноября 2011 г. № 321-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с созданием консолидированной группы налогоплательщиков»224, вводящий в законодательство о налогах и сборах новый институт — институт консолидации налогоплательщиков с целью объединения налоговой базы по налогу на прибыль организаций для взаимозависимых организаций.

Консолидация налогоплательщиков осуществляется посредством переложения основных обязанностей по исчислению и уплате налога на прибыль организаций, уплате пеней и штрафов, а также по представлению в налоговый орган соответствующей налоговой декларации на одно лицо — ответственного участника консолидированной группы налогоплательщиков.

При этом поскольку данный институт является для налоговых органов новым объектом администрирования, в указанном Законе круг организаций, которые могут входить в состав консолидированной группы, сильно ограничен.

4. Применительно к механизмам движения финансовых средств и иного имущества внутри холдинга наибольшие проблемы вызывают нормы действующего налогового законодательства. В настоящее время оно предусматривает ряд ограничений, которые могут стать препятствием для организации финансирования (передачи денежных средств и иного имущества) в системе холдинга. К таким «проблемным» способам финансирования относятся: •

целевое финансирование участников холдинга как специфический способ передачи денежных средств и имущества в системе предпринимательского объединения; •

создание целевых централизованных фондов (резервов).

4.1. Не наделяя холдинг статусом субъекта налогового права, налоговое законодательство предусматривает определенную специфику правового регулирования передачи денежных средств и имущества между участниками холдинга применительно к уплате налога на прибыль и на добавленную стоимость.

Основные и дочерние общества для оптимизации финансовых потоков, повышения эффективности производственной деятельности имеют возможность безвозмездной передачи друг другу денежных средств и имущества, а в случаях, предусмотренных пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ, также с использованием льготы по налогу на прибыль.

При обложении налогом на прибыль (пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ) холдинговая компания при наличии доли участия в уставных капиталах более 50% может передавать им безвозмездно денежные средства и имущество (при соблюдении моратория на отчуждение в течение одного года) друг другу без налоговых последствий.

Однако пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ вступает в противоречие с пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ, запрещающим сделки дарения между коммерческими организациями на сумму, превышающую пять МРОТ, и признающим такие сделки недействительными как не соответствующими закону (ст. 168 ГК РФ).

4.2. Создание целевых централизованных фондов (резервов)

для осуществления функций по управлению предпринимательским объединением или освоения новых инвестиционных проектов, осуществления научно-исследовательских работ, маркетинговых программ, строительства объектов социальной инфраструктуры и пр. также вызывает ряд проблем, связанных с неадекватным законодательным регулированием.

У холдингов существует потребность в плановом аккумулировании финансовых ресурсов у отдельных участников холдинга. Централизованные финансовые фонды на управление холдингом формируются в холдинговой компании, целевые фонды на освоение конкретных программ и проектов — в иных участниках холдинга путем перечисления участниками холдинга средств прибыли, остающейся в их распоряжении в размере установленной квоты. Квота рекомендуется соответствующим органом холдинговой компании и непосредственно утверждается советами директоров хозяйственных обществ — иных участников холдинга. Средства централизованных фондов должны расходоваться строго по смете.

Действующее предпринимательское, налоговое законодательство не уделяет проблеме правового регулирования создания централизованных фондов в холдинге должного внимания. Налоговый кодекс РФ не использует понятия «централизованные фонды» или «централизованные средства» применительно к холдингам. Возможность создания в холдингах централизованных фондов предусматривалась на уровне подзаконного нормативного правового акта — Методических рекомендаций по применению гл. 21 «Налог на добавленную стоимость» НК РФ, утвержденных приказом МНС России от 20 декабря 2000 г. № БГ-3-03/447225, который приказом Федеральной налоговой службы от 12 декабря 2005 г. № САЭ-3-03/665@226 был признан утратившим силу. Такое положение влечет за собой неоднозначность в понимании правового статуса денежных средств, передаваемых в централизованные фонды (резервы), и является причиной того, что очень немногие российские объединения холдингового типа формируют такие фонды (резервы).

5. Актуальным является установление особенностей правового режима совершения сделок с заинтересованностью между участниками холдинга, смягчающих требования, определенные действующим законодательством по отношению к обычной процедуре совершения таких сделок.

Круг лиц, признаваемых заинтересованными российским правом, значительно шире, чем в праве других стран, поскольку: •

ни в одном из них в перечень заинтересованных лиц не входят акционеры как отдельная группа заинтересованных лиц. Акционеры являются заинтересованными лицами только в том случае, если они занимают должности в органах управления общества (не считая общего собрания); •

в ряде стран из числа сделок с заинтересованностью исключаются сделки между основным и дочерним (зависимым) обществами (например, в соответствии с Законом об акционерных обществах 1965 г. Германии); •

в некоторых странах процедура совершения сделок с заинтересованностью не распространяется на сделки общества с его аффилированными лицами или по крайней мере на сделки между основным обществом и другим стопроцентно контролируемым им обществом, а также между обществами, стопроцентно контролируемыми одним и тем же обществом (например, согласно Закону о компаниях Великобритании 1985 г. — ст. 346).

6. Одной из важных проблем, требующих правового регулирования, является возможность «перекрестного владения акциями» в холдинге, которую необходимо ограничить. Основное общество, приобретая собственные акции (доли) фактически за счет своих акционеров (участников) посредством подконтрольного дочернего общества, в дальнейшем голосует ими на своих общих собраниях.

Поскольку волю дочернего общества всецело определяют управляющие менеджеры основного, корпоративный контроль над основным обществом перераспределяется в пользу управляющих менеджеров без привлечения их собственных средств, а также стороннего инвестиционного капитала.

Результатом этого может являться односторонний подход в распределении дохода в пользу менеджмента в ущерб интересам акционеров (участников), заключающийся, например, в выплате завышенных вознаграждений.

Отсутствие законодательного регулирования и преимущественное регулирование деятельности холдинга его внутренними документами негативно сказывается на деятельности холдингов, провоцирует недостаточную управляемость внутри холдинга, не позволяет государству осуществлять надлежащий контроль за ними, в том числе провоцирует проблему рейдерства, снижает инвестиционную привлекательность холдингов. Кроме того, проблема противоречивости интересов различных заинтересованных субъектов, с одной стороны, не позволяет холдинговой компании организовать на легитимной основе управление участниками холдинга, с другой стороны, предоставляет возможность для злоупотреблений холдинговой компании в отношении участников холдинга и их миноритарных акционеров.

Таким образом, можно констатировать, что предпосылки для законодательного регулирования данной сферы отношений уже в достаточной степени сложились.

<< | >>
Источник: Сулакшин С.С., Буянова Е.Э., Кулаков В.В., Михайлов Н.И., Сазонова Е.С.. Правовая модель холдинга для России. М.: Научный эксперт.— 280 с.. 2012

Еще по теме 5.2. Общая характеристика и оценка состояния правового регулирования:

  1. 2.1. Общая характеристика состояния правового регулирования холдингов за рубежом
  2. 3.2. Состояние правового регулирования холдингов в России: общие положения
  3. 3.3. Особенности состояния правового регулирования и деятельность холдингов в различных отраслях 3.3.1. Банковское дело
  4. 5.2. Общая характеристика и оценка состояния правового регулирования
  5. §3. Единый метод правового регулирования. Постановка вопроса
  6. ГЛАВА I Теоретические предпосылки исследования механизма уголовно-правового регулирования
  7. § 1. Общая характеристика и виды финансово-правовых норм
  8. § 1. Правовое регулирование: категории динамики права
  9. § 1. Общая характеристика фактического основания гражданско-правовой ответственности
  10. Вопрос 1. Понятие, общая характеристика и значение нормативных правовых актов государственного управления
  11. § 1. Состояние и проблемы правового регулирования охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности при пользовании недрами в законодательстве Российской Федерации
  12. § 2. Общая характеристика структуры юридической технологии подготовки нормативного правового акта
  13. §2. Правовой мониторинг и концепция проекта нормативного правового акта как составляющая часть юридической стратегии
  14. § 1. Особенности и состояние правового регулирования использования специальных познаний на современном этапе
  15. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  16. 3.2. Особенности правового регулирования организации и деятельности полиции по обеспечению конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: современное состояние и динамика развития
  17. Концепция проекта Федерального закона «О правовой экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в Российской Федерации»
  18. Глава 1. Общая характеристика юридических запретов: теоретико- правовой анализ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -