<<
>>

§ 2. Внешние причины умышленных правоприменительных оши­бок сотрудников органов внутренних дел

Внешними причинами правоприменительных ошибок сотрудников ор­ганов внутренних дел могут быть самые разные обстоятельства. Предваряя изложение собственной позиции по этому вопросу, еледуег упомянуть об уже имеющихся мнениях о причинах правоприменительных ошибок.

Так Н. Н. Вопленко выделяет 10 основных внешних причин: неясность, противоречи­вость законодательства, отсутствие стабильности юридической практики, не­достаточность юридических знаний правоприменителя, противодействие за­интересованных лиц, неблагоприятные условия деятельности, недостатки в подборе и расстановке кадров, односторонность и неполнота доказательств, сложность процессуальных требований к совершению отдельных юридиче­ских действий, большая служебная загруженность, отсутствие специализации в работе.[34]

Анализируя внешние причины правоприменительных ошибок, необхо­димо различать, на наш взгляд, два их вида: внешние причины умышленных и внешние причины неумышленных правоприменительных ошибок сотруд­ников органов внутренних дел. Рассмотрим вначале причины умышленных ошибок.

1. Одной из основных причин умышленных ошибок в применении пра­ва является деформация правосознания сотрудников /точнее, определенные ее формы - правовой нигилизм и перерождение/. Деформация правосознания может проявляться в виде определенных установок, как связанных со своеко­рыстными интересами работников органов внутренних дел, так и не связан­ных с ними. В последнем случае мы имеем дело с такими довольно широко

52

распространенными формами деформации, как ориентация на жесткие реше­ния, обвинительный уклон, ложное понимание интересов службы, установки типа "вор должен сидеть в тюрьме, неважно какими средствами его туда по­местить”. Помимо этого, часть намеренных ошибок совершается сотрудника­ми органов внутренних дел из корыстных побуждений, желания отомстить, стремления скрыть изъяны, упущения в своей работе.

Такие случаи обуслов­лены низкими моральными качествами работников.

Учитывая, что некоторые проявления деформации правосознания со­трудников не ведут к умышленным ошибкам, а лишь косвенно воздействуют, способствуют их совершению, представляется необходимым проанализиро­вать влияние деформации правосознания на правоприменительную деятель­ность сотрудников обобщенно, отмечая, какие конкретно проявления дефор­мации ведут либо к умышленным, либо к неумышленным ошибкам в правоприменении.

То обстоятельство, что правосознание в значительной мере определяет качество правоприменительной деятельности, отмечено многими исследова­телями профессионального правосознания. Так, П. П. Баранов в своей рабо­те, посвященной анализу профессионального правосознания сотрудников ор­ганов внутренних дел, отмечает: "Зависимость эффективности деятельности органов внутренних дел от состояния, в котором находится профессиональное правосознание их кадрового состава Z следовательно, и от деформированно- сти /, носит принципиальный характер".[35] В. В. Лапаева указывает на то, что правосознание правоприменителя является самостоятельным фактором эф­фективности правоприменения.2 По этому же поводу А. С. Пиголкин заме­чает: "Необходимое условие правильных и глубоких выводов при изучении обстоятельств дела - высокий уровень правосознания работников, осуществ-

- 53 -

*• ляющих применение права. Правосознание призвано верно определить круг

исследуемых фактов, намечать правильные пути их исследования, использо­вать научные методы познания и оценки таких данных".1 Н. Я. Соколов пи­шет, что в силу органического единства сознания и деятельности правосозна­ние юриста-профессионала неизбежно проявляется на каждой стадии правоприменительного процесса'1.2

Правосознание сотрудника органов внутренних дел, занимающегося правоприменением, весьма специфично - отражает особенность юридической

* профессии как таковой /профессиональное правосознание/ и особенности та-

кого вида деятельности, как применение права.

Среди этих особенностей можно назвать сложные условия такой деятельности /недостаток инфор­мации, постоянные стрессы, возможные конфликты и т. п./, повышенную от­ветственность за результаты своей работы, так как акты применения права - это официальные документы, которые влияют на судьбу конкретного челове­ка. Н. Н. Вопленко так определяет правосознание правоприменителей: "Это обусловленная спецификой социальной роли и правоприменительной дея­тельности профессионально формируемая система правовых идей, взглядов,

» знаний чувств, ценностных ориентаций, определяющая образ жизни и мотивы

деятельности правоприменителя".3 Одну из возможных трактовок деформа­ции профессионального правосознания сотрудников органов внутренних дел дает В. С. Медведев: "Профессиональная деформация сотрудника органов внутренних дел представляет собой рассогласование, нарушения в структуре его личности, отдельных качеств, возникающие в результате негативных осо­бенностей содержания, организации и условий служебной деятельности. Это

Пиголкин А. С. Изучение фактических данных и обстоятельств дела при применении норм права // Советское государство и право. 1968. № 3, с. 34.

‘ Соколов Н, Я. Правосознание юристов: понятие, сущность и содержание И Советское го­сударство и право. 1983. № 10. с. 24.

3 Вопленко Н. Н. Правосознание следователя и юридическая практика // Формирование профессиональных черт следователя. Волгоград, 1985. с. 21.

54

% порождает искаженное, "перевернутое" понимание ее цели, задач и особенно -

средств их достижения".[36] Как указывает П. П. Баранов, деформированное™ подвержены все без исключения стороны правосознания работников органов внутренних дел /правовые знания, установки, чувства, убеждения, взгляды, представления в правовой области /?

Деформация правосознания правоприменителей может появиться вследствие различных причин, объективного и субъективного свойства. Из объективных можно назвать низкое качество обучения будущего правопри-

’ менителя, ошибки со стороны его непосредственного начальства, не-

t

благоприятные условия, в которых приходиться осуществлять правопримени­тельную деятельность / например, стрессы , перегрузки, негативный психоло­гический климат в коллективе правоприменителей /.

Субъективными причинами деформации правосознания правопримени­телей могут являться: отсутствие профессионально необходимых качеств, не­высокий нравственный уровень работника, нежелание заниматься повышени­ем своего профессионального уровня и др.

Деформация правосознания будущих правоприменителей может поя-

to

* виться еще во время учебы в вузе. Но, как правило, окончательно определяет

правосознание правоприменителя его практическая деятельность в таком ка­честве. Именно практика формирует у сотрудника определенные навыки и представления о средствах и способах решения задач правоприменения. Если реальная правоприменительная практика несправедлива, нестабильна, проти­воречива, отходит от законодательной модели, она обусловливает деформа­цию правосознания сотрудников, формирует определенную негативную оцен­ку правоприменителем юридических действий.

- 55 -

*• Особенно важно здесь отметить отрицательную роль распространенных

правоприменительных ошибок. Ошибки, имеющие массовый, повто­ряющийся, привычный характер, негативно влияют на правосознание пра­воприменителей, создают у них соответствующую установку, приводят к ие- каженности правосознания, его пробельности, конформизму, отсутствию ве­ры в ценность права, неуважению к правам и законным интересам лиц, вов­леченных в процесс правоприменения. В результате - как следствие - умыш­ленная ошибка, сознательное игнорирование требований норм права, регла-

* ментирующих правоприменение, произвол.

Деформация правосознания правоприменителя может проявляться по

разному: в равнодушии к своей деятельности, к выполнению необходимых действий на разных этапах правоприменительного процесса, корпоративно­сти, стремлению во что бы то ни стало отстоять "честь мундира", схематизме мышления. Деформация правосознания правоприменителя может выражаться и в установке на жесткие решения, презумпции непогрешимости собственных оценок фактических обстоятельств и квалификации, правильности изданного сотрудником акта применения права.

Соответственно, некритичность и само- мнение очень сильно могут исказить в глазах сотрудника действительное по­ложение вещей, следовательно, могут привести и к неумышленной правопри­менительной ошибке. Подобное отношение к своим действиям и решениям обусловлено наличием у сотрудника определенных психологических свойств, врожденных или приобретенных. Проявиться оно может в некритическом от­ношении к ошибочным и противозаконным действиям, стремлению к пре­уменьшению причиненного вреда, болезненном реагировании на любые заме­чания. Последнее обстоятельство существенно уменьшает возможности контролирующих органов и непосредственного начальника влиять на право­применительную деятельность подобного сотрудника.

Деформация правосознания правоприменителя может выражаться и в форме правового нигилизма / осознанном игнорировании требований закона,

56

исключающим, однако, прямой умысел Z.1 Он может проявляться в пренеб­режении правовыми принципами, неверии в справедливость норм права, скептическом отношении к возможностям правоохранительных органов / ор­ганов внутренних дел, в частности /. Правовой нигилизм ведет к произволь­ному толкованию норм права, произвольной оценке фактических обстоя­тельств и т. д. Как указывает П. П. Баранов, в основе правового нигилизма лежит манипулирование правовыми категориями в зависимости от текущих интересов сотрудника, других заинтересованных лиц, конкретной обстановки, показателей отчетности и иных, не относящихся к делу факторов.2

Как представляется, существуют и неустранимые проявления деформа­ции, "естественные", если можно так выразиться, обусловленные самой спе­цификой службы сотрудника, его социальной ролью. К ним можно отнести, например, обвинительный уклон. Существует определенное противоречие между различными качествами "идеального" сотрудника органов внутренних дел, такого, образ которого получается, если собрать воедино все предъяв­ляемые к сотруднику-правоприменителю требования.

Творческий подход к своей работе, умение самостоятельно мыслить идут вразрез с необходимостью безусловного подчинения нормам права, рег­ламентирующим правоприменительную деятельность, требованием внутренне разделять их справедливость и целесообразность / т. е. быть, по сути, кон­формистом, исполнителем любого приказа /. Некоторые ученые считают не­обходимым, чтобы правоприменитель рассматривал требования норм УПК, например, "не как обременительную формальность, а как оптимальную про­грамму действий, ведущую к раскрытию преступления, изобличению винов­ных, основанному на обобщении следственной и судебной практики, обога-

См.: Баранов П. П. Профессиональное правосознание работников органов внутренних дел /теоретические проблемьУ. М., 1991. с. 84.

"См.: Баранов П. П. Указ. соч. с. 86.

-57-

’• щенную процессуальной наукой".[37]

Но на самом деле многие сотрудники-правоприменители / и далеко не все представляют худшую часть личного состава органов внутренних дел / неудовлетворены многими положениями того же УПК, в особенности ново­введениями. Они считают, что некоторые новеллы уменьшают их воз­можности раскрыть преступление, добиться справедливого наказания пре-

!

ступника, затрудняют многие действия сотрудника. Они неудовлетворены и расширением объема прав подозреваемых и обвиняемых, что ведет к возло-

* жению на них дополнительных обязанностей. Более того, общая тенденция развития российского законодательства создает у многих сотрудников- правоприменителей впечатление, что закон уже не на их стороне.

Подобное отношение естественно. То или иное явление приобретает различную эмоциональную окраску в зависимости от социальной роли вос­принимающего его человека. Сотрудник органов внутренних дел, занимаю­щийся правоприменением /в данном случае речь идет о юрисдикционном правоприменении/, отождествляет себя со вполне конкретной социальной функцией - борьбой с правонарушениями. Требовать от него изъявления вос-

• торга по поводу расширения прав обвиняемых на предварительном следствии просто нелепо. Разумеется, он будет относиться к этому негативно. Другое дело, что как бы он не относился к каким-то нормам права, он обязан их со­блюдать и исполнять.

Таким образом, различные формы деформации правосознания сотруд­ников-правоприменителей легко приводят к неверной оценке фактических обстоятельств, неправильной квалификации, следовательно, и к изданию ошибочного акта применения права.

2. Важнейшей причиной совершения сотрудниками умышленных пра-

58

воприменительных ошибок является отрицательная нравственная установка сотрудника. Ю. В. Кудрявцев пишет по этому поводу. "Криминологическими исследованиями установлено, что для совершения умышленных антисоци­альных действий, особенно корыстного характера, знание или незнание кон­кретной нормы права не играет существенной роли, здесь важно отношение к обществу и его принципам, прежде всего нравственным, убеждение субъекта в справедливости своих действий, практическая оценка им возможных выгод или потерь в результате совершенного деяния”.1

Таким образом, даже зная все нормы права безупречно, сотрудник мо­жет совершить умышленные действия, приводящие к изданию ошибочного акта применения права. Более того, соответствующая установка может побу­дить его использовать свои знания для того, чтобы скрыть, завуалировать правоприменительную ошибку; значит, моральный фактор сотрудника- правоприменителя имеет важнейшее значение.

Предопределить умышленное издание сотрудником ошибочного право­применительного акта могут следующие качества: корысть - стремление к об­ладанию богатством, накоплению, материальному благополучию, приобрете­нию престижных вещей. Конечно, все эти стремления присущи большинству людей, но у некоторых сотрудников они могут иметь крайне негативное про­явление: алчность, стяжательство, жадность. Кроме того, сотрудник может преследовать цель отличиться, продемонстрировать начальству высокие по­казатели в работе, угодить своему руководству / карьеристские побуждения /. Заставить сотрудника пойти на такой шаг могут и особые обстоятельства - необходимость денежных средств для удовлетворения различного рода по­рочных наклонностей.

М. Д. Лысов выделил три категории должностных лиц, совершающих преступления. Для первого типа должностных лиц характерно то, что на пе-

Кудрявцев Ю. В. Знание правовой нормы И Советское государство и право. 1983. № 3. с 29.

- 59 -

редний план для них выдвигаются действительно интересы дела. Этот тип правонарушителей действует по мотивам т. н. "ложно понятых интересов уч­реждения". Второй тип характеризует наличие установки на то, чтобы создать видимость дела и удовлетворить карьеристские побуждения. Третий тип пре­ступников - те, кто стремится создать для себя особые льготы и преимущест­ва, завязывают нужные для них личные и деловые связи и совершают престу­пления из корыстной или личной заинтересованности.1

3. Еще одной причиной умышленного вынесения сотрудником ошибоч­ного правоприменительного акта может быть боязнь каких либо неблагопри­ятных последствий - как следствие - перестраховка. Например, следователь может опасаться "наказания" из-за возвращения дела на доследование - отсю­да и квалификация "с запасом”. Зная, что суд может самостоятельно перейти на менее строгую квалификацию, правоприменитель может квалифицировать деяния лица по более строгой статье УК - "на всякий случай". Но поскольку любое правоприменительное решение должно быть обоснованным, то со­трудник приводит в обоснование своего решения “натянутые” и не соответст­вующие действительности данные.

Кроме того, "жесткая" квалификация может заставить его совершать и другие правоприменительные ошибки - издавать необоснованные акты об из­брании меры пресечения в виде заключения под стражу, например. Такая "квалификация с запасом" может быть принята судом, а значит, неизбежно или более строгое наказание, чем того заслуживает правонарушитель, или осуждение невиновного.

Причиной таких действий сотрудника может стать уверенность в том, что, используя все имеющиеся в распоряжении обвиняемого возможности /хороших адвокатов, деньги, связи/, он может все равно избежать более стро­гого наказания. С другой стороны, опасаясь нареканий со стороны своего ру-

См.: Лысов М. Д. Наказание и его применение за должностные преступления. Казань, 1977. с, 13-16.

60

*• ководства, прокурора за слишком "жесткие" действия, решения, сотрудник-

правоприменитель может принять чересчур "мягкое" решение. Таким обра­зом, умышленная ошибка может быть допущена из-за неуверенности сотруд­ника в дальнейшей перспективе дела, опасения, что "жесткое" решение будет отменено впоследствии судом или прокурором, а в отношении его самого бу­дут применены различного рода санкции.

В связи с этим, следует отметить заведомо негативный подход некото­рых судей и работников прокуратуры к действиям и решениям сотрудников

* органов внутренних дел, который и обусловливает изменение верных реше-

ний работников соответствующего подразделения.

4. Еще одной важной причиной совершения умышленных ошибок сот­рудниками органов внутренних дел является давление на них со стороны оп­ределенных сил - от просьб друзей, знакомых и "рекомендаций" начальства до прямых угроз в адрес самого правоприменителя и его близких. Зачастую под массированным давлением по разным направлениям /просьбы, ходатай­ства, требования от разных лиц/ сотрудник бывает вынужден уступить и вы­нести неверное правоприменительное решение, т. к. выдержать подобное воз-

« действие может далеко не каждый. Только один процент опрошенных нами

назвали эти причину. Но, можно думать, о таких вещах сотрудники просто предпочли не распространяться.

Давление может выражаться и в форме воздействия со стороны коллег - правоприменителей. Р. К. Русинов отмечает, что в отношениях, связанных с правоприменительной деятельностью, как социально-психологическая зако­номерность проявляется конформизм. 1

Безусловно, сотрудник органов внутренних дел, занимающийся право­применением, руководствуется при вынесении решений не только собствсн-

См.: Русинов Р. К. Социально-психологическое явление конформизма в правопримени­тельной деятельности // Проблемы применения советского права. Свердловск, 1973. Вып. 22. с. 27-32.

- 61 -

ной, но и волей других людей. И если он подчиняется не позитивным нормам, существующим в этом коллективе правоприменителей /такой конформизм даже полезен/, а негативным настроениям, то возникает психологическая почва для совершения правоприменительной ошибки.

5. Другой причиной умышленных правоприменительных ошибок может являться желание "хорошо подать" показатели своей работы, как на уровне отдельного сотрудника, так и подразделения в целом, поскольку от этих пока­зателей зависит очень многое /в том числе и перспектива служебного роста соответствующих сотрудников и их начальства/. Отсюда возникает стремле­ние приукрасить отчетность о своей работе.

Одним из средств такого "улучшения" могут быть манипуляции с при­нятием некоторых решений. Например, устранение из своего делопроизвод­ства дел, которые кажутся запутанными, имеют туманную перспективу рас­крытия с целью не допустить роста в отчетности процента нераскрытых преступлений. Сделать это возможно путем издания необоснованного поста­новления об отказе в возбуждении уголовного дела; в этом случае общая кар­тина правонарушаемости в конкретном районе будет выглядеть в целом бла­гоприятной и не вызывать нареканий с точки зрения профилактической работы.

Может иметь место и обратная ситуация, когда сотрудник за­нимающийся юрисдикционным правоприменением, по вышеназванной при­чине будет квалифицировать малозначительное деяние как преступление, принимая соответствующие необоснованные правоприменительные акты, тем самым повышая процент раскрываемости. Таким образом, одной из причин умышленных ошибок правоприменителей может являться несовершенная система оценки эффективности работы органов внутренних дел, провоци­рующая сотрудников на принятие ошибочных решений. И. Я. Гонтарь пишет, что каждое нераскрытое преступление рассматривается работниками органов внутренних дел как угроза положительной оценки работы городских

62

• /районных/ ОВД, так как может оказаться нераскрытым до конца отчетного

периода, несмотря на прилагаемые усилия.1

Эту причину в качестве одной из основных назвали 5% опрошенных со­трудников-правоприменителей. Погоня за количественными показателями, "валовым показателем", пресловутый "план", по мнению практических работ­ников, - это абсурд, нелепость, имеющая массу негативных последствий /в том числе и правоприменительные ошибки/.

6. Другая возможная причина умышленных правоприменительных

* ошибок - убежденность правоприменителя в несправедливости, ложности оп-

*

ределенной правовой нормы, а значит, и нецелесообразности ее применения. Превосходно разбираясь в нормативном массиве, относящимся к сфере его непосредственной деятельности, сотрудник может совершить умышленную ошибку, если у него нет внутреннего согласия с нормами, если он не ощущает их ценности, не солидарен с ними, не признает их необходимость. Если у со­трудника нет таких убеждений, он может поступить иначе, чем это предписы­вает норма права - либо согласно собственным представлениям о должном и справедливом, либо вообще не опираясь ни на какие принципы, исходя из ко-

* рыстных побуждений. Можно с уверенностью сказать, что те нормы, в пра­

вильности и справедливости которых он уверен, сотрудник- правоприменитель не будет нарушать по названной причине.

Важно отметить, что психологической предпосылкой для совершения следующей правоприменительной ошибки может являться отсутствие наказа­ния, ответственности за предыдущую ошибку, поскольку это создает у право­применителя ощущение безнаказанности и вседозволенности.

ж См.: Гонтарь И. Я. О критериях оценки работы органов внутренних дел в борьбе с пре­

ступностью // Советское государство и право. 1986. № 9. с. 84.

- 63 -

<< | >>
Источник: Русских Валерий Валерьевич. Правоприменительные ошибки сотрудников органов внутренних дел [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.01 .-М.: РГБ, 2003. 2003

Еще по теме § 2. Внешние причины умышленных правоприменительных оши­бок сотрудников органов внутренних дел:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. Введение
  3. § 1. Понятие и общая характеристика правоприменительных оши­бок сотрудников органов внутренних дел
  4. § 2. Внешние причины умышленных правоприменительных оши­бок сотрудников органов внутренних дел
  5. § 2. Деятельность по ликвидации причин правоприменительных ошибок сотрудников органов внутренних дел
  6. § 3. Совершенствование форм профилактики правоприменитель­ных ошибок сотрудников органов внутренних дел
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -