<<
>>

Мошенничество при получении выплат

Российская Федерация как социальное государство обязано обеспечивать достойную жизнь и свободное развитие своих граждан. В соответствии со ст. 7 Конституции РФ охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты. В соответствии со ст.

39 Конституции РФ каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.

Системообразующим элементом социальной сферы является социальное обеспечение, представляющее собой комплексный государственный, правовой и общественный институт, выступающий в качестве формы распределения материальных благ с целью удовлетворения жизненно необходимых личных потребностей нуждающихся в этом членов общества. Общественные отношения, возникающие в связи с предоставлением указанных материальных 130

благ, составляют предмет права социального обеспечения[296], которая является комплексной отраслью права, интегрирующей нормы конституционного, гражданского, трудового, административного и других отраслей.

В силу того, что специальные составы мошенничества, по сути представляют собой бланкетные нормы, для определения пределов действия ст. 159.2 УК РФ необходимо дать понятие социальных выплат.

Нормативно указанная дефиниция не определена. Например, федеральный закон «О порядке установления размеров стипендий и социальных выплат в Российской Федерации» понимает под социальными выплатами пособия, стипендии и иные социальные выплаты. [297]

В законодательстве содержится определение социальной защиты инвалидов, под которой понимается система гарантированных государством экономических, правовых мер и мер социальной поддержки (выделено автором), обеспечивающих инвалидам условия для преодоления, замещения (компенсации) ограничений жизнедеятельности и направленных на создание им равных с другими гражданами возможностей участия в жизни общества[298], где под мерами социальной поддержки понимаются меры, обеспечивающие социальные гарантии инвалидам, устанавливаемые законами и иными нормативными правовыми актами, за исключением пенсионного обеспечения[299]. В тоже время ФЗ «О ветеранах» дает исчерпывающий перечень мер социальной поддержки инвалидов войны, к которым относятся, в том числе и вопросы, связанные с пенсионным обеспечением инвалидов войны[300]. Такое небрежное отношение законодателя к терминологии не способствует уяснению пределов понятия «социальные выплаты». Еще одним примером
«вольного» толкования является выше упомянутый закон № 122-ФЗ, в названии которого речь идет о стипендиях и социальных выплатах, что дает повод полагать, что стипендии к социальным выплатам не относятся. Однако в ст. 1 данного закона говорится, что размеры стипендий, пособий и других обязательных социальных выплат в Российской Федерации, определенные в соответствии с законодательством Российской Федерации в зависимости от минимального размера оплаты труда, устанавливаются в твердых суммах (в денежном выражении)[301]. Таким образом, законодатель стипендии приравнивает к социальным выплатам.

Кроме некорректного законодательного толкования понятий содержательно входящих в социальную сферу, существуют серьезные расхождения с отраслевой терминологией. В доктрине права социального обеспечения определена структура социальных выплат в зависимости от институциального аспекта - социальное страхование, пенсионное обеспечение, пособия, социальное обслуживание[302].

В диспозиции ст. 159.2 УК РФ речь идет о пособиях, компенсациях, субсидиях и иных социальных выплатах. Поэтому в теории уголовного права сложилось два подхода к пониманию предмета рассматриваемого состава преступления. Одна группа авторов считает, что любые выплаты из средств федерального или муниципального бюджета, полученные лицом путем предоставлении заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, а равно путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат должно квалифицироваться по ст. 159.2 УК РФ[303]. Другие ученые, ссылаясь на то, что данная норма предусматривает два объекта уголовно-правовой охраны - право собственности и финансовые отношения в сфере расходования бюджетных
средств в социальной сфере[304], полагают, что выплаты должны носить социальный характер, поэтому под сферу действия ст. 159.1 УК РФ не подпадают различного рода целевые программы, направленные на развитие малого и среднего предпринимательства, сферы народно-художественного промысла и декоративно-прикладного искусства, стимулирования сельскохозяйственного производства, гранты и т.п[305].

Обращает на себя внимание тот факт, что в первоначальном варианте законопроекта предусматривались «пособия, компенсации, субсидии, социальные и иные выплаты» в качестве предмета преступления, предусмотренного ст. 159.2 УК РФ[306]. Это подразумевало, что под иными выплатами будут пониматься и гранты, и целевые субсидии и т.д. Существующая редакция ст. 159.2 УК РФ, содержащая фразу «иные социальные выплаты», дает основание утверждать, что не все выплаты из федерального бюджета, государственных внебюджетных фондов, бюджетов субъектов РФ и бюджетов муниципальных образований, полученные мошенническим путем, должны подпадать под действие ст. 159.2 УК РФ. Данное законодательное решение получило поддержку научной общественности, т.к «.Очевидной стала направленность нормы на защиту общественных отношений именно в сфере социального обеспечения»[307]. В то же время сложившаяся правоприменительная деятельность отличается крайней противоречивостью. К сожалению, и Постановление Пленума Верховного Суда РФ 2017 года № 48, где указано, что «.гранты, стипендии, предоставляемые физическим лицам и организациям в целях поддержки
науки, образования, культуры и искусства, субсидии на поддержку сельскохозяйственных товаропроизводителей, на поддержку малого и среднего предпринимательства.»[308] не являются социальными выплатами, лишь отчасти разрешило данные проблемы.

Полагаем, что последовательное толкование имеющихся терминов в диспозиции ст. 159.2 УК РФ позволит определить признаки выплаты, носящей социальный характер и отграничить их от других выплат, которые не входят в сферу действия данной нормы.

Сразу оговоримся, что мы не ставим задачу определения всех видов социальных выплат. По справедливому замечанию Е.В. Пуляевой, «существующая система социальных выплат создавалась в течение многих десятилетий. Сегодня их предоставление осуществляется на основе более чем 200 нормативных правовых актов, а получателями являются около 200 категорий граждан. В результате сформировался сложный механизм законодательного обеспечения социальных выплат, характеризующийся бессистемностью, несогласованностью, дублированием принимаемых законодательных актов»[309]. Важно заметить, что социальные выплаты предоставляются чаще всего по категориальному принципу, т.е. по принадлежности лица к какой-либо социальной группе (студент, пенсионер, военнослужащий, ветеран и т.п.), возможно назначение социальной выплаты члену семьи. В отдельных случаях законодатель оговаривает ряд условий к получению социальной выплаты лицу, хоть и подпадающему под какую-либо

3

конкретную категорию[310].

Кроме того, социальные выплаты могут носить компенсационный характер, т.к. государство исходит из необходимости поддержки социально уязвимых категорий граждан, выравнивания уровня доходов населения. Однако отдельные авторы утверждают, что некоторые стимулирующие выплаты также носят социальный характер, т.к. в основе системы социальных выплат должен находиться принцип стимулирования финансовой самостоятельности гражданина, когда он перестает быть только потребителем социальных услуг, его активность в сочетании с государственными гарантиями и мерами социальной поддержки становится залогом достижения уровня жизни[311]. В то же время ст. 129 ТК РФ отграничивает социальные выплаты от компенсационных и стимулирующих выплат.

Еще одним обязательным признаком любой социальной выплаты является источник финансирования. Наряду с федеральным бюджетом и государственными внебюджетными фондами, бюджетами субъектов РФ, бюджетами муниципальных образований выступают и иные источники, так называемое социальное партнерство. Если финансирование выплат осуществляется из других источников, такого рода выплаты нельзя признать социальными (отдельные компенсации работодателя работнику, например, за неиспользованный отпуск, гранты из внебюджетных фондов, благотворительная помощь).

Социальными пособиями являются денежные выплаты гражданам в целях их материального обеспечения в период отсутствия у них заработка или иного изменения материального положения и в других случаях, предусмотренных законом. Нормативно социальное пособие определено как безвозмездное предоставление гражданам определенной денежной суммы за счет средств соответствующих бюджетов бюджетной системы Российской Федерации[312]. Основные социальные пособия финансируются Фондом социального страхования Российской Федерации. К ним относятся: пособие по временной нетрудоспособности, пособие по беременности и родам, пособие при рождении ребенка, пособие по уходу за ребенком, пособие на погребение и др. В соответствии с Законом РФ от 19 апреля 1999 г. № 1032-1 «О занятости населения Российской Федерации» выплачивается пособие по безработице[313].

В связи с этим не ясна позиция Межгорьевского городского суда, подтвердившего виновность М. по ч.1 ст. 159 УК РФ в рамках апелляционного производства. М., который являясь одновременно индивидуальным предпринимателем и слесарем в военной части (далее ВЧ), был сокращен. Обратившись в Центр занятости населения (далее ЦЗН) о признании его безработным и получив отказ в связи с наличием свидетельства индивидуального предпринимателя, закрыл свое свидетельство. После этого он вновь обратился в ЦЗН, где ему указали, что он не может претендовать на получение среднемесячной зарплаты, которая у него была в ВЧ, а может получать только минимальный размер пособия по безработице. М. обратился в другой филиал ЦЗН, где скрыл факт наличия незакрытого свидетельства частного предпринимателя на момент сокращения из ВЧ, что позволило ему получить необходимые документы, дающие право на получение
среднемесячной заработной платы, вместо минимального размера пособия по безработице, чем причинил ущерб государству[314].

Компенсация - это производимое в соответствии с законом возмещение работнику понесенных им расходов в связи с выполнением трудовых обязанностей или в иных случаях.

Так, работникам, направляемым в служебные командировки, оплачиваются суточные, транспортные расходы, расходы по найму жилья; выплачиваются также компенсации при переводе на другую работу, связанную с переездом, и др[315]. В ст. 165 ТК РФ дан далеко не исчерпывающий перечень случаев предоставления компенсаций работникам. Носят ли они все социальный характер? Очевидно, нет. Кроме того, соответствующие выплаты производятся за счет средств работодателя, что доказывает тезис об отсутствии социальной составляющей такой выплаты. Сказанное подтверждается и практикой. Так, действия лица, представившего работодателю поддельные расходные документы, давшего ему возможность получить компенсацию расходов, связанных с командировкой, судом были оценены как мошенничество по ч. 1 ст. 159 УК РФ[316].

В то же время, отдельные компенсационные выплаты, урегулированные нормами трудового законодательства, следует отнести к социальным. Так, ч. 1 ст. 255 ТК РФ установлен порядок и срок предоставления женщине оплачиваемого отпуска по беременности и родам. Данный вид компенсации следует отнести к социальной выплате, т.к., во-первых, в данной норме есть прямое указание, что данная компенсация урегулирована Федеральным законом от 29.12.2006 № 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством», во- вторых, данная компенсация возмещается работодателю за счет средств
федерального бюджета. По тому же критерию можно определить относится та или иная гарантия, урегулированная номами трудового законодательства к социальным или нет. Так, в соответствии со ст. 183 ТК РФ при временной нетрудоспособности работодатель выплачивает работнику пособие по временной нетрудоспособности в соответствии с федеральными законами. Следовательно, следует признать ошибочной позицию авторов, утверждающих, что представленный поддельный листок нетрудоспособности для начисления пособия по временной нетрудоспособности, подпадает под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 159.2 УК РФ[317].

Таким образом, для определения вопроса является ли компенсация социальной, необходимо определить не только ее сущность, но и источник финансирования[318]. Данный вывод подтверждается и практикой. Так, сотрудник УМВД В., вступив в преступный сговор с неустановленным лицом на совместное совершение хищения денежных средств при получении компенсаций, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путем представления сотрудникам бухгалтерии УВД заведомо ложных и недостоверных сведений, содержащихся в поддельных официальных документах, и тем самым их обмана, получил компенсацию за якобы приобретенные авиабилеты из средств бюджета Иркутской области в общей сумме 40050 рублей. Он был признан виновным по ч.3 ст. 159.2 УК РФ. Суд указал, что согласно ст. 325 ТК РФ, федеральные государственные органы, федеральные государственные учреждения оплачивают работнику стоимость проезда в пределах территории Российской Федерации .. Порядок компенсации таких расходов . устанавливается Правительством Российской Федерации, при этом выплаты, являются целевыми. Размер, условия и порядок компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в организациях, финансируемых из
бюджетов субъектов Российской Федерации (выделено автором), устанавливаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации[319].

В другом случае, ФИО1, действуя умышленно, из корыстных побуждений, при устройстве на работу на предприятие, расположенное в местности, приравненной к районам Крайнего Севера, путем обмана и злоупотребления доверием, с целью получения компенсации к заработной плате, для работников в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, предоставил в отдел кадров подложные трудовую книжку и справку, выписанные на его имя, с фиктивными записями о работе, дающие право в соответствии со ст. 317 ТК РФ и ст. 11 Федерального закона РФ «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» на получение процентной надбавки к заработной плате в размере 50% за стаж работы в местности приравненной к районам Крайнего Севера, и незаконно получил северную процентную надбавку к заработной плате в общей сумме 252 627,74 рублей. Суд квалифицировал действия ФИО1 по ч. 3 ст. 159.2 УК РФ, как мошенничество при получении выплат, то есть хищение денежных средств при получении компенсаций, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путем предоставления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, совершенные лицом в крупном размере[320].

Понятие «субсидия» означает «помощь», «поддержка». В соответствии со ст. 1 ФЗ Федерального закона № 178-ФЗ «О государственной социальной помощи» под субсидией понимается оплата предоставляемых гражданам социальных услуг, имеющая целевое назначение, которая может быть полной
или частичной[321]. Однако, по мнению специалистов в области права социального обеспечения, данное определение не носит универсального характера, и не может использоваться для характеристики всех видов субсидий, предусмотренных современным законодательством о социальном обеспечении[322]. К законодательному определению следует добавить указание на источник финансирования, коим может быть только соответствующий бюджет: выплаты, предоставляемые за счет государственного, местного бюджета или специальных государственных фондов юридическим или физическим лицам.

Субсидии принято разделять на прямые и косвенные. Прямые субсидии представляют собой непосредственное финансирование различных программ (научных исследований, переподготовки кадров, совершенствование технологий, приобретение жилья и т.п.). Так, генеральный директор Б.Д., узнав о реализации на территории Чувашской республики в течение 2009 года республиканской целевой Программы дополнительной поддержки занятости населения ЧР и механизме её реализации, совместно с Б.А., С., З. решили похитить бюджетные денежные средства. Суть данной программы заключалась в том, что предприятия, принявшие на временную работу граждан, находящихся под угрозой массового увольнения, получали субсидию в свою пользу из бюджетных денежных средств, выделенных Чувашской республикой на возмещение затрат, понесенных предприятиями на оплату труда трудоустроенных. Б. издал приказ на управляемом им предприятии «О простое и создании временных дополнительных рабочих мест». Работники, попавшие в данный приказ, фиктивно были переведены на другие работы, которые проводились в рамках указанной программы. Однако фактически исполняли свои основные трудовые обязанности по занимаемым должностям. В результате по подделанным В.А., С., З. трудовым договорам и табелям,
представленным в Пенсионный Фонд Чувашской республики, преступники похитили из бюджета 5 243 242 руб. 53 коп. Их действия были квалифицированы по ч.4 ст. 159.2 УК РФ[323].

Однако Кизеловский городской суд Пермского края признал Л. виновной по ч.3 ст. 159 УК РФ, в то время как виновная совершила мошеннические действия, где предметом преступления являлись субсидии, выделяемые из регионального бюджета. Л. доподлинно было известно, что в крае реализуется Программа дополнительных мероприятий, направленных на снижение напряженности на рынке труда, согласно которой выдаются безвозмездные субсидии на создание рабочих мест в целях содействия развитию малого предпринимательства и самозанятости безработных граждан. Виновная, преследуя корыстную цель извлечения незаконной наживы, решила заключить договор с краевой администрацией о предоставлении безвозмездной субсидии на предпринимательство, создание дополнительных рабочих мест, решила подыскать граждан в целях их фиктивного трудоустройства, и путем предоставления заведомо ложных и недостоверных сведений, совершить хищение денежных средств регионального бюджета, выделяемых в виде субсидии. Суд посчитал, что действия Л. правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 159 УК РФ, и не подлежат переквалификации на ч. 3 ст. 159.2 УК РФ, поскольку в соответствии с договором Л. получила субсидию на предпринимательство. Данная субсидия к социальным выплатам не относится. Субсидия была представлена юридическому лицу, для развития предпринимательства[324]. По нашему мнению, доводы суда неубедительны. Первоначально субсидия выделялась для проведения соответствующих мероприятий в целях создания рабочих мест. Иными словами, по сути она являлась социальной. Факт того, что социальную задачу Пермский край решал
посредством субсидирования предпринимательства не меняет сущности субсидии.

Косвенные субсидии осуществляются опосредованно через механизмы налоговой и кредитной политики (льготное налогообложение, кредитование и т.п.). Очевидно, обманное получение косвенных субсидий не всегда образует состав рассматриваемого преступления, поскольку причиняемый собственнику или владельцу вред, как правило, состоит в упущенной выгоде (например, недоплатах налогов). Однако получение льготного кредита без намерения его возврата соответствует признакам данного преступления[325].

Так, Н. признан виновным по ч. 4 ст. 159.2 УК РФ. Он получил субсидию из федерального и регионального бюджетов на возмещение части затрат на уплату процентов по инвестиционному кредиту на сумму 2 416 509 руб. 96 коп., предоставив документы, содержащие недостоверные сведения относительно целевого расходования денежных средств на возмещение части затрат на уплату процентов по инвестиционному кредиту[326].

Не все указанные субсидии можно отнести к социальным. Современное российское законодательство о социальном обеспечении предусматривает три вида субсидий[327]:

1) субсидии на оплату жилого помещения и коммунальных услуг[328];

2) субсидии на приобретение жилья[329];

3) субсидии безработным гражданам для создания собственного бизнеса[330].

К иным социальным выплатам относятся пенсии по старости, инвалидности, потере кормильца и др.

Отдельные авторы ставят по сомнение указание на имущество в качестве предмета преступления по ст. 159.2 УК РФ[331]. Суть их рассуждений заключается в том, что выплаты, исходя из толкования данного термина в русском языке, означают денежную оплату и не предполагают их в «натуре». Однако Федеральный закон «О государственной социальной помощи», на наш взгляд, без каких-либо сомнений отвечает на данный вопрос, указывая в ст. 12 виды оказания государственной социальной помощи. К ним относятся денежные выплаты (социальные пособия, субсидии и другие выплаты) и натуральная помощь (топливо, продукты питания, одежда, обувь, медикаменты и другие виды натуральной помощи). Ст.1 данного закона дополняет к указанным видам предоставление социальных услуг и жизненно необходимых товаров. Аналогичной позиции придерживается высшая судебная инстанция, указывая, что для целей ст. 159.2 УК РФ к социальным выплатам относятся в том числе и технические средства реабилитации,

3 специальный транспорт, лекарственные средства[332].

Итак, ученые полагают, что ст. 159.2 УК РФ содержит новый для российского уголовного законодательства термин «социальные выплаты», при этом не раскрывается его содержание, что может привести к проблемам в правоприменении. Четкого нормативно-правового закрепления данного
понятия не предусматривает ни гражданское, ни трудовое законодательство. В них определены только различные виды таких выплат[333].

В силу данного обстоятельства складывается противоречивая ситуация, когда за идентичные преступления районные суды одного субъекта федерации по-разному квалифицируют преступную деятельность. В частности, на территории Курской области в течение последних лет успешно реализуется Федеральная программа «Ты - предприниматель», направленная на поддержку и развитие малого предпринимательства в регионе. Победители программы получают целевое финансирование на развитие своей предпринимательской идеи, заявленной в конкурсной документации. В 2014 году два победителя данной программы использовали выделенные денежные средства не по назначению. В результате Промышленным судом г. Курска был вынесен приговор по ст. 159 УК РФ, как мошенничество, а Ленинским районным судом г. Курска аналогичное деяние было квалифицировано как мошенничество при получении выплат по ст. 159.2 УК РФ. Промышленный районный суд г. Курска пришел к выводу, что выделенные целевые средства не относятся к категории социальных выплат, а, следовательно, указанное деяние не может быть квалифицировано по ст. 159.2 УК РФ. Ленинский районный суд г. Курска, на наш взгляд, справедливо указал, что такого рода выплаты подпадают под понятие субсидии[334].

Аналогичные программы существуют во всех регионах РФ. Так, Мензелинский районный суд республики Татарстан пришел к выводу, что в действиях Р. содержится состав преступления, предусмотренный ст.159.4 УК РФ. Событие преступления заключалось в том, что Р. получил субсидию на развитие малого бизнеса, потратил денежные средства не по целевому назначению, однако, суд решил, что Р. действовал как предприниматель, и,
соответственно, его действия подлежат оценке по правилам ст. 159.4 УК РФ. Учитывая категорию преступления и срок давности 2 года, Р. был признан виновным, но на основании п.3 ч.1 ст.24, п.8 ст.302 УПК РФ Р. освобожден от назначенного наказания ввиду истечения сроков давности уголовного преследования[335]. Полагаем, суд ошибочно определил сферу совершения преступления, что привело в неверной квалификации. Более того, при получении субсидий по такого рода программам, договор между предпринимателем и соответствующим государственным органом не заключается. Данное обстоятельство указывает на то, что нет основания для квалификации по ст. 159.4 УК РФ (с 03.07.2016 г. ч.5-7 ст. 159 УК РФ), т.к. отсутствует криминообразующий признак - неисполненные договорные обязательства.

Однако в большинстве случаев суды дают иную юридическую оценку содеянного. В Якутии А. признан виновным в совершении мошенничества при получении выплат (ч. 1 ст. 159.2 УК РФ), т.е. хищении денежных средств при получении субсидии на компенсацию части затрат субъектов малого и среднего предпринимательства, занятого в сфере народно-художественного промысла и декоративно-прикладного искусства, путем представления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, а равно путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат[336].

По данному вопросу отсутсвует единодушие и в доктрине уголовного права. Отдельные авторы полагают, что под сферу действия ст. 159.2 УК РФ могут подпадать только те преступные посягательства, связанные с мошенническими действиями, где преступники получили денежные средства, связанные с мерами социальной защиты, в связи с чем приходят к выводу, что в случаях, когда, например, субсидия была выделена на развитие малого
бизнеса, поддержку развития сельского хозяйства и т.п., такая материальная поддержка не имеет социальной цели, поэтому данные деяния не могут квалифицироваться по ст. 159.2 УК РФ[337]. В то же время авторами приводится масса примеров, когда правоохранительные органы такого рода деяния квалифицировали как мошенничество при получении выплат[338].

Конструкция рассматриваемого состава преступления, дала повод к возникновению дискуссии по поводу определения признаков субъекта. Одна группа ученых считает, что субъект преступления, предусмотренного ст. 159.2 УК РФ - общий[339], другие уточняют, что это лицо, в отношении которого принято решение о таких выплатах[340] либо в том числе заявитель[341], претендующий на назначение выплаты, либо лицо, имеющее право на соответствующую выплату[342]. Практика пошла по пути расширительного понимания признаков субъекта.

Так, Ш. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159.2 УК РФ. Ш. в период с 2011 г. по 2012 г.. Она лучала ежемесячное пособие по уходу за ребенком в возрасте от 1,5 до 3 лет, установленного в соответствии с требованиями статьи 3 Закона РФ от 15.05.1991 года №1244-1 «О социальной поддержке граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» и назначаемого гражданам РФ, постоянно проживающим на территории зоны с
льготным социально-экономическим статусом. Однако фактически в указанном месте не проживала. Доказательствами по делу явились медицинские справки, свидетельствующие, что малолетние дети осужденной обслуживались в медучреждении и посещали детские дошкольные учреждения, расположенные по адресу, не входящему в зону с льготным социально-экономическим статусом, а также показания свидетелей[343].

Так, риелтор, действуя на основании доверенности, заключил договор купли-продажи квартиры для женщины - владелицы материнского сертификата. Злоупотребляя предоставленными правами, предприниматель искусственно завысил стоимость купленной квартиры в целях получения материальной выгоды за счет средств материнского капитала, доля которого по условиям договора с покупателем составляла более 90% стоимости квартиры. В результате часть перечисленных предпринимателю денег явилась оплатой его посреднических услуг. Деньги предприниматель израсходовал по собственному усмотрению[344].

В другом уголовном деле Ш. совместно с Г. и В., а также с иными лицами, совершили мошенничество при получении выплат. Ш. предложил Г. имеющей государственный сертификат на материнский семейный капитал, совершить фиктивные сделки по покупке квартиры, принадлежащей П., после чего предоставить документы в УПФР в АМО Иркутской области. После получения денежных средств, перечисленных УПФР, данная квартира вновь была фиктивно продана прежнему владельцу. Аналогичные действия Ш. совершил и с В. Действия всех подсудимых были квалифицированы как мошенничество в сфере выплат, совершенные группой лиц в крупном

3

размере[345].

Также Альменевским районным судом Курганской области по ст. 159.2 УК РФ были признаны виновными С., (мать двоих детей, получившая право на получение материнского капитала) и риэлтор М., составившая фиктивные договоры купли-продажи на незарегистрированное в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Курганской области в ЕГРП недвижимое имущество[346].

Учитывая, что предметом данного преступления является социальная выплата, носящая исключительно персональный характер, «.два лица не могут являться получателями одной и той же социальной выплаты, совместная подача двумя и более заранее договорившимися лицами заявления на получение выплаты, содержащего ложные или недостоверные сведения, также невозможна»[347]. Поэтому в приведенных выше примерах имеет место соисполнительство, а раз так, то все фигуранты дела являются субъектами преступления, не обладающими дополнительными признаками, такими как «заявитель» или «лицо, в отношении которого принято решение о выплате».

Совершенно справедливо по данному вопросу Верховный Суд РФ указал: «Субъектом преступления.может быть лицо, как не имеющее соответствующего права на получение социальных выплат, так и обладающее

3

таким правом.»[348].

Например, лицо, имеющее право на получение «материнского капитала», пытающееся его «обналичить» подлежит уголовной ответственности по ст.

159.2 УК РФ, т.к. Федеральным законом от 29.12.2006 № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» не предусмотрено непосредственное получение денежных средств (всей суммы).

При незаконном распоряжении материнским капиталом реализуются разные схемы. Это подделка документов, использование подставных покупателей, раздувание стоимости, утаивание правдивых сведений.

Распространены случаи, связанные с использованием материнского капитала на улучшение жилья, когда в махинации участвуют родственники.

Так, С., мама двоих детей, имела в долевой собственности приватизированную квартиру. Став обладательницей сертификата на материнский капитал и получив право распоряжаться им, женщина подарила 1/3 доли в квартире своей же бабушке. Спустя три месяца она купила у бабушки подаренную ей же долю. По условиям договора цена сделки составила ровно сумму материнского капитала, и расчет между сторонами производился за счет этих средств[349].

Владельцы сертификата нарушают закон, не соблюдая положенные требования по использованию материнского капитала. Например, заключаются договоры, связанные с приобретением жилья, в котором отсутствует реальная возможность для проживания детей. Так, желая улучшить жилищные условия, семья решила приобрести 1/2 доли в праве общей собственности на жилой дом. Судом было учтено наличие в отчуждаемом жилом доме зарегистрированного лица, сохранившего право пользования и проживания в нем. При таких условиях ставилась под сомнение реальная возможность пользования и проживания женщины и ее детей в приобретенном доме[350].

Несовершенство механизма реализации Закона № 256-ФЗ позволяет мошенникам разрабатывать схемы для получения незаконной выгоды. Данные схемы достаточно подробно описаны в научной литературе[351].

В связи с мошенническими действиями, связанными с обналичиванием материнского (семейного) капитала, возникает еще один вопрос, не нашедший своего ответа в доктрине уголовного права. Речь идет о сроках давности совершения преступления. Сегодня в большинстве случаев материнский капитал используется владельцем сертификата для улучшения жилищных условий своих детей. Лицо, имеющее сертификат, обращается с заявлением о распоряжении средствами материнского капитала, в территориальный орган ПФР, предоставляя договор купли-продажи жилого помещения за счет кредитных средств, а также ряд иных документов. ПФР может затребовать представить нотариально заверенное согласие родителей на переоформление права собственности на детей после снятия обременения с недвижимости, которая покупается в том числе с задействованием средств материнского капитала. По справедливому замечанию А.В. Архипова, рассматриваемое преступление считается оконченным с момента зачисления безналичных денежных средств на банковский счет виновного[352]. По прошествии шести лет (это срок давности для преступлений средней тяжести, к которым относится ч.3 ст. 159.2 УК РФ), родители могут продать данную недвижимость, нарушив при этом нотариально заверенное соглашение и требование федерального закона[353], ущемив таким образом права своих детей.

Лишь недавно данная проблема отчасти была разрешена. Сегодня УФРС вносит сведения о том, что недвижимость приобретена с привлечением средств материнского капитала в разделы открытые в отношении данных объектов недвижимости. В случае отчуждения данной недвижимости в обязательном порядке в УФРС необходимо представить согласие уполномоченного органа на проведение сделки. Как правило, данный орган дает согласие в случае одновременного приобретения в собственность
(долевую собственность) детей, где их жилищные условия улучшаются или остаются теми же.

Следует обратить внимание, что на стадии обсуждения законопроекта в Официальном отзыве Правительства РФ от 02.08.2012 г. № 3904п-П4 «На проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и иные законодательные акты Российской Федерации» и в Решении Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству от 18.10.2012 № 26(5) «По проекту Федерального закона № 53700-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и иные законодательные акты Российской Федерации» указано, что не могут быть предметом рассматриваемого состава преступления средства материнского (семейного) капитала. Однако практика пошла по иному пути, но в научной литературе остались сторонники позиции Правительства РФ, полагающие, что мошенничество при получении средств материнского капитала должно квалифицироваться по ст. 159 УК РФ[354]. Пленум Верховного Суда РФ окончательно поставил точку в данном вопросе, указав, что мошенничество со средствами материнского капитала относятся к мошенничеству в сфере выплат (ст. 159.2 УК РФ)[355].

На практике возможны случаи, когда хищение средств, составляющих социальную выплату, производится с использованием персональных данных лица, неосведомленного о противоправных намерениях виновного, например, когда для оформления выплаты используется похищенный мошенником паспорт, а для получения денежных средств - банковский счет, открытый также с помощью похищенного паспорта. Известны случаи хищения социальных выплат путем умолчания о фактах, влекущих прекращение выплат, совершенные лицами, в отношении которых решение о производстве выплат не принималось. Имеются в виду факты незаконного получения пенсии родственниками умершего, не сообщившими в Пенсионный фонд о его
смерти[356]. Полагаем, что квалифицировать такие случаи не по ст. 159.2УК РФ, а иным способом, например по ст. 159 УК РФ, нет никаких оснований, поскольку какие-либо существенные отличия между приведенными выше примерами с аналогичными деяниями, но совершенными лицами, претендующими на получение выплат от своего имени, или лицами, в отношении которых было принято решение о производстве выплат, отсутствуют. Эти преступления имеют одни и те же объекты и предмет преступного посягательства, хищение совершается аналогичными способами, общественная опасность данных преступлений при прочих равных условиях абсолютно одинакова.

Сказанное позволяет сделать следующие выводы.

Субъект преступления, предусмотренного ст. 159.2 УК РФ - общий, субъективная сторона - прямой умысел.

Данное преступление является двухобъектным, где основным непосредственным объектом является право собственности, дополнительным - финансовые отношения в сфере расходования бюджетных средств в социальной сфере. Объективная сторона заключается в представлении заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, умолчание о фактах, влекущих прекращение указанных выплат. Предметом преступления могут быть денежные средства, имущество, социальные услуги.

Учитывая противоречивую судебную практику и назрела необходимость доктринального толкования понятия социальных выплат, применительно к ст. 159.2 УК РФ. Под социальными выплатами следует понимать безвозмездное предоставление гражданам денежных выплат, натуральной помощи, жизненно необходимых товаров и социальных услуг, носящих компенсационный или стимулирующий характер, направленных на поддержку социально уязвимых категорий граждан, выравнивание уровня доходов
населения, а также стимулирования финансовой самостоятельности и социальной активности, основанных на категориальном принципе и финансируемых из средств федерального бюджета, государственных внебюджетных фондов, бюджетов субъектов РФ и бюджетов муниципальных образований.

Полагаем, что ст. 159.2 УК РФ должна охранять государственные целевые средства, выделенные не только на социальную сферу, но и в целом ориентированные на государственную поддержку от преступных посягательств недобросовестных адресатов финансирования. С одной стороны это расширит предмет уголовно-правовой охраны ст. 159.2 УК РФ, в то же время, не размывая границ действия данной нормы, т.е. не сделает ее «резиновой». Предлагаем уточнить диспозицию ч.1 ст. 159.2 УК РФ в следующей редакции: «Мошенничество при получении выплат, т.е. хищение денежных средств или иного имущества при получении пособий, компенсаций, субсидий и иных форм государственной поддержки, установленных законом или иными нормативно-правовыми актами, путем предоставления заведомо ложных сведений, а равно путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат, - наказывается...»

2.4.

<< | >>
Источник: МУСЬЯЛ Ирина Александровна. ДИФФЕРЕНЦИРОВАННЫЕ ВИДЫ МОШЕННИЧЕСТВА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Курск-2018. 2018

Еще по теме Мошенничество при получении выплат:

  1. Статья 222. Мошенничество с финансовыми ресурсами
  2. 7. Мошенничество (ст. 159 УК)
  3. 84 2.4. Физическая деятельность субъекта хищения путем мошенничества с использованием ценных бумаг
  4. Приложение №1 Стадии хищения путем мошенничества с использованием ценных бумаг:
  5. 17.6. Страхование
  6. МОШЕННИЧЕСТВО С МАТЕРИНСКИМ (СЕМЕЙНЫМ) КАПИТАЛОМ
  7. § 1.2. Понятие и особенности уголовно-правовой характеристики незаконного корпоративного захвата (рейдерства).
  8. Способ совершения мошенничеств в сфере кредитования физических лиц. Особенности механизма следообразования по преступлениям данной категории
  9. Исходные ситуации этапа предварительной проверки сообщений о мошенничествах, совершаемых в сфере кредитования физических лиц и пути их разрешения
  10. Основные элементы криминалистической характеристики мошенничеств, их содержание
  11. § 1. Получение взятки (ст. 290 УК РФ)
  12. § 4. Расследование мошенничества
  13. 81. Мошенничество. Квалифицирующие признаки. Отличие мошенничества от кражи с элементами обмана, причинения имущественного ущерба путём обмана и злоупотребления доверием.
  14. Хищение чужого имущества, совершенное путем мошенничества (ст. 159 УК).
  15. Квалификация мошенничества (ст. 159 УК РФ, 159.1- 159.6 УК РФ))
  16. Мошенничество при получении выплат (статья 159.2 УК РФ).
  17. Вопросы квалификации мошенничества в сфере кредитования
  18. Вопросы квалификации мошенничества в сфере страхования
  19. § 1. Понятие и сущность страхования жизни и здоровья сотрудников аварийно-спасательных подразделений МЧС России.
  20. § 1. Преступления коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики как объект исследования
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -