<<
>>

Особенности тактики получения объяснений от пострадавших и иных лиц, осведомленных о фактах мошенничества, совершенного в сфере кредитования физических лиц

Объяснение является наиболее часто встречающимся способом проверки сообщений о мошенничествах. Так, согласно проведенному нами исследованию по результатам изучения уголовных дел, объяснения были получены в 86% случаев проверки сообщений о мошенничествах и в 98% случаев из числа изученных материалов об отказе в возбуждении уголовного дела.

Процессуальный порядок получения объяснений законом не регламентируется. Однако по установившейся практике в ходе его производства используются тактические приемы, такого следственного действия, как допрос, имеющий определенное сходство с данным процессуальным действием[106].

Вместе с тем следует учитывать и некоторые отличия. Так, при опросе очевидца преступления, пострадавшего отдельные должностные лица, проводящие данное процессуальное действие, предупреждают их об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, тем самым нарушая закон, что недопустимо.

На практике установился порядок, согласно которому перед получением объяснения уполномоченное на то лицо должно удостовериться в личности явившегося. Далее ему разъясняется причина вызова и предлагается рассказать о фактах и обстоятельствах, которые необходимо выяснить.

Объяснение может быть написано как опрашивающим, так и опрашиваемым. Формы объяснения закон не устанавливает, но, во всяком случае, в нем должно быть отражено: место и время получения объяснения; орган, должность, и звание лица, получающего объяснение; сведения об опрашиваемом (фамилия, имя, отчество, год рождения, место работы, должность, место жительства, номера телефонов и т.п.); интересующие должностных лиц сведения; указание на то, что объяснение написано собственноручно или (и) что оно прочитано, что запись произведена правильно; подписи давшего и получившего объяснение.

Включение в число процессуальных средств проверки объяснения в совокупности с ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ, согласно которой полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения, при условии соблюдения требований ст. 75 и 89 УПК РФ, могут быть использованы в качестве доказательств, вызвало научные дискуссии о возможности использования объяснений, полученных на стадии возбуждения уголовного дела в качестве доказательств[107] [108] [109] [110] [111].

Сказанное обусловило необходимость более детального рассмотрения спорных вопросов, возникающих в связи с возможностью использования объяснений в качестве доказательств по уголовному делу.

Прежде всего, следует согласиться с мнением А.Г. Григорьева о различии процессуального статуса объяснений, полученных в рамках административного процесса, а также осуществления оперативно-разыскной деятельности, и объяснений, полученных дознавателем, органом дознания, следователем, руководителем следственного органа в рамках проверки сообщения о преступлении, т.е. в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ[112] [113].

Так, сотрудники полиции при осуществлении оперативноразыскных мероприятий вправе получать у граждан и должностных лиц объяснения (п. 3 ст. 13 ФЗ «О полиции»). Должностные лица, органов, осуществляющих оперативно-разыскные мероприятия, вправе производить опрос, результаты которого оформляются объяснением опрошенного лица (ст. 6 ФЗ «Об оперативнорозыскной деятельности»). Согласно ч. 1 ст. 22 ФЗ «О прокуратуре РФ», прокурор при осуществлении возложенных на него функций вправе вызывать и получать у граждан и должностных лиц объяснения по поводу выявленных нарушений закона.

С указанных позиций, а именно с точки зрения выделения двух видов объяснений, имеющих различный правовой статус, продолжим наши рассуждения.

В.С. Балакшин, исследуя проблему использования объяснений в качестве доказательств, предлагает предусмотреть в УПК РФ условия и порядок преемственности доказательственного значения источников фактических данных, полученных до возбуждения уголовного дела государственными органами и должностными лицами в процессе проверки административных материалов, рассмотрения арбитражных, гражданских дел, а также совершения иных процессуальных действий, указывая при этом на необходимость предусмотреть дополнительные гарантии, направленные на обеспечение достоверности полученных таким образом фактических данных и их источников2.

Однако механизма реализации высказанного предложения автор не предлагает.

Теория доказательств в качестве одного из обязательных признаков называет их допустимость, т.е. пригодность для установления обстоятельств дела, соответствие требованиям норм уголовнопроцессуального права относительно формы: источника, субъекта и процедуры получения и закрепления.

Согласно ч. 1 ст. 86 УПК РФ, собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ.

Таким образом, мы приходим к выводу, что сведения, содержащиеся в объяснении и полученные субъектами, не названными в ст. 86 УПК РФ, а также вне уголовно-процессуальной формы могут выступать лишь в качестве информации и требуют дополнительной проверки.

И.Л. Петрухин, говоря о юридическом значении объяснений, отмечает, что следователь обязан проверить их, учесть при производстве расследования. Объяснения представляют собой лишь рассуждения, умозаключения и в прямом смысле этого понятия не являются доказательствами[114].

М.В. Чиннова, А.В. Сучков также рассматривают объяснения как толкование существа дела, т.е. сведений, подлежащих установлению[115].

Вопрос доказательственного значения объяснений, полученных дознавателем, органом дознания, следователем, руководителем следственного органа в рамках проверки сообщения о преступлении, т.е. в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, является неоднозначным и сложным, а потому требует более детального изучения и анализа уже имеющихся научных исследований по указанной теме.

Суммируя исследования ученых-процессуалистов, а также собственное ведение относительно использования объяснений в качестве доказательств, можно выделить ряд проблемных вопросов, возникающих в указанной связи: во-первых, какие права и обязанности необходимо разъяснять лицам, у которых отбирается объяснение, когда они еще не наделены соответствующим процессуальным статусом? Во-вторых, к какому виду доказательств, предусмотренных УПК РФ, отнести сведения, содержащиеся в объяснении? И наконец, многие авторы справедливо отмечают, что в УПК РФ детально не регламентирован процессуальный порядок получения объяснения, отсутствует предусмотренная законом процессуальная форма закрепления полученных при этом сведений. Нечеткость и неполнота закона в указанной части, несомненно, влечет неоднозначное его понимание и применение. Сказанное побудило к поиску ответов на вышеперечисленные вопросы.

Учитывая особую значимость соблюдения прав лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, мы неизбежно сталкиваемся с вопросом об их объеме.

Согласно ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ лицам, участвующим в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении, должны быть в обязательном порядке разъяснены следующие права: не свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников; пользоваться услугами адвоката; приносить жалобы на действия (бездействие) дознавателя, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа. Вместе с тем законодатель также указывает на необходимость разъяснять и обеспечивать права участников в той части, в которой производимые процессуальные действия и решения затрагивают их интересы.

Касаясь в своем исследовании отдельных аспектов данной темы, А.В. Чуркин предлагает при получении объяснения разъяснять и, соответственно, гарантировать реализацию дополнительных прав, а именно:

- опрашиваемому лицу необходимо разъяснить, что данные объяснения могут быть использованы в качестве доказательств вины самого опрашиваемого лица или иного лица даже и в случае последующего отказа опрашиваемого лица от данных, содержащихся в объяснении;

- если опрашиваемый плохо владеет либо не владеет языком, на котором ведется опрос, необходимо обеспечить участие переводчика;

- при получении объяснений от малолетних или несовершеннолетних следует обеспечить присутствие педагога, а в необходимых случаях также и законных представителей либо близких родственников несовершеннолетнего;

- перед началом опроса будущего потерпевшего, свидетеля, если по обстоятельствам, входящим в предмет материалов проверки и данного конкретного опроса, прогнозируется возбуждение уголовного дела, но никак не возможный подозреваемый или обвиняемый, опрашиваемое лицо перед началом опроса должно быть предупреждено об уголовной ответственности за заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ).

- бланки объяснений необходимо заполнять читаемым почерком либо печатать при помощи компьютера или печатной машинки.

Все перечисленные права автор предлагает закрепить в протоколе объяснения и разъяснять опрашиваемому лицу под роспись, тем самым предлагая и процессуальную форму объяснения. В итоге А.В. Чуркин приходит к выводу, что в случае соблюдения данных рекомендаций по обеспечению прав опрашиваемого лица и процессуальной формы закрепления объяснений, они могут использоваться как полноценные допустимые доказательства[116].

В.В. Терехин также говорит о необходимости расширения прав, которые следует, по его мнению, разъяснять лицу, в отношении которого проводится проверка о преступлении, «...либо которое в ходе проверки приобрело соответствующий потенциал - стать подозреваемым в случае возбуждения уголовного дела», и считает необходимым разъяснять: право знать о том, под какую статью УК РФ подпадает деяние, сообщение о котором проверяется; право добровольно сдавать запрещенные в гражданском обороте предметы и вещества; право делать заявления (в том числе в виде явки с повинной); право ходатайствовать о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с момента возбуждения уголовного дела (и производства по нему предварительного следствия) либо дознания в сокращенной форме; право заявлять ходатайства о проведении следственных, процессуальных действий для установления обстоятельств, имеющих значение для положения данного лица в стадии возбуждения уголовного дела[117].

В.М. Быков предлагает установить в УПК РФ четкий порядок получения объяснения, в частности: предусмотреть порядок вызова для получения объяснения и процессуальный порядок фиксации результатов полученного объяснения; кроме того, указывает на необходимость законодательного закрепления статуса участников, у которых они отбираются[118] [119].

Представляется, что наблюдающаяся тенденция увеличения процессуальных гарантий лиц при получении объяснений может привести к тому, что, по сути, объяснение будет представлять собой завуалированный допрос, проводимый на стадии проверки сообщения о преступлении.

Спорной представляется позиция Н.В. Матвеевой, которая предлагает дополнить ч. 1 ст. 74 УПК РФ, наряду с показаниями подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта,

специалиста, самостоятельным видом доказательств - объяснени-

2

ем .

Закрепив в качестве способа проверки сообщения о преступлении объяснение, законодатель тем самым включил его в число процессуальных действий, и этот шаг можно только приветствовать, так как уголовно-процессуальные отношения должны регулироваться нормами уголовно-процессуального законодательства.

Вместе с тем не следует забывать, что объяснение - это один из способов своевременной и качественной проверки сообщения о преступлении, цель объяснения - получение фактических данных об обстоятельствах совершенного или готовящегося преступления, достаточных для установления наличия или отсутствия основания для возбуждения уголовного дела и обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Сказанное обусловливает и предмет объяснения, т.е. те вопросы, ответы на которые должны быть отражены в содержательной части объяснения, ограничиваются признаками преступления и достоверности полученных сведений.

Представляется, что использование полученных в ходе проверки сообщения о преступлении сведений, содержащихся в объяснении в качестве самостоятельного вида доказательств, повлечет неоправданное увеличение средств доказывания на данном этапе и, как следствие, стирание грани между стадией возбуждения уголовного дела и предварительного расследования[120] [121].

Следует учитывать, что на стадии возбуждения уголовного дела лицо, которому был причинен вред в результате преступления, еще не имеет процессуального статуса потерпевшего; он обозначен в законе как лицо, подавшее заявление о преступлении или заявитель (ч. 2, 3, 5, 6 ст. 141; ч. 2 ст. 145; ч. 4 ст. 146; ч. 4, 5 ст. 148 УПК РФ)2.

Потерпевший имеет право давать показания, у заявителя или пострадавшего от преступления такого права нет, ведь показания потерпевшего - это сведения, сообщенные им на допросе (ч. 1 ст. 78 УПК РФ), и они не могут быть получены в стадии возбуждения уголовного дела. Вместе с тем без сведений, сообщенных указанными лицами, затруднительно или даже невозможно принять обоснованное решение на первоначальном этапе судопроизводства.

В большей степени одним из обстоятельств, определяющих специфику получения объяснения по фактам мошенничеств, совершаемых в сфере потребительского кредитования граждан, является тот факт, что лицу, получающему объяснение, приходится сталкиваться с характерной терминологией, при помощи которой изъясняется опрашиваемое лицо. Им надо знать законодательство, регламентирующее деятельность указанной отрасли, хорошо ориентироваться в нем, иметь представление о порядке предоставления кредитов, сути банковских операций и т.д. «Утеря “нити беседы” из-за часто употребляемых незнакомых терминов, - как верно пишет О.А. Луценко, - может привести к тому, что следователь вовремя не сориентируется в ситуации, не задаст уточняющий вопрос, не зафиксирует (пропустит, недооценит) ценную информацию, которую, возможно, не желая того, начинает давать допра- шиваемый»[122].

Видя некомпетентность следователя (дознавателя), у лица, дающего объяснение, может сложиться впечатление о некомпетентности должностных лиц, проводящих проверку, и вызвать нежелание сообщать полные и правдивые сведения по обстоятельствам дела, обусловленное неверием в установление истины по делу.

Во избежание указанных ситуаций перед получением объяснения следователю (дознавателю) необходимо ознакомиться с положениями, регламентирующими данный круг деятельности, побеседовать с сотрудниками, уже занимавшимися расследованием дел данной категории. Помимо знания специальной литературы, справочников, словарей, законодательства, рекомендуется побеседовать со специалистом в области банковского права, уточнить непонятные, спорные понятия и моменты, попросить разъяснить смысл того или иного слова, регламент предоставления указанного вида кредита, определить очередность задаваемых вопросов и степень их конкретизации.

Для достижения эффективности получения объяснения обязательно составление его плана, включающего перечень вопросов, подлежащих выяснению, что позволит получить полные сведения, необходимые для законного принятия решения по итогам проверки сообщения о преступлении. Должностные лица, проводящие проверку сообщения о мошенничествах, готовясь к получению объяснения, должны принимать во внимание и то обстоятельство, что значительная часть лиц, у которых им необходимо их отобрать, имеет специальное финансовое, экономическое, юридическое образование либо опыт работы в финансовых органах. Поэтому при их опросе необходимо «уточнить данные об их образовании, профессии, месте настоящей и предыдущей работы. Знание этого чаще всего помогает правильно оценить их показания»[123].

Учитывая неповторимость и уникальность каждого случая проверки сообщения о преступлении, следственные ситуации, которые могут складываться при получении объяснения от заявителя (пострадавшего), а также лица, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения сообщения о мошенничествах, совершаемых в сфере кредитования физических лиц, можно классифицировать по различным основаниям. Так, например, в зависимости от ситуации, в которой происходит получение объяснения, можно выделить получение объяснения от заявителя (пострадавшего), а также лица, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения сообщения о преступлении в конфликтной и бесконфликтной ситуации.

В ходе получения объяснения от заявителя (пострадавшего), а также лица, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения сообщения о преступлении, при условии его полного осознания случившегося и желании помочь в установлении истины используются тактические приемы, разработанные в криминалистике относительно бесконфликтной ситуации: беседа, восстановление в памяти забытого, оживление ассоциативных связей, уточнение и детализация показаний.

В практике по делам данной категории зачастую встречаются случаи, когда в качестве пострадавшего лица (на имя которого был незаконно оформлен кредит), выступают лица, злоупотребляющие спиртными напитками, на имя которых обманным путем был оформлен кредит. При работе с данной категорией лиц процедура получения объяснения усложняется именно тем, что лицо в силу своего образа жизни не может вспомнить произошедшие с ним события, детально рассказать о личности мошенника. В этих случаях, когда прошло значительное время и имеются затруднения в восстановлении картины произошедшего, используется такой тактический прием, как предъявление доказательств, в качестве которых могут использоваться: истребованные и изъятые документы (кредитные договоры, расписки, ксерокопии предоставленных преступником для оформления кредитного договора документов); заключения судебных экспертиз (трасологических, почерковедческих, портретных); иные предметы, используемые преступником для реализации преступных намерений.

В отдельных случаях получение объяснения от заявителя (пострадавшего), а также лица, которому могут быть известны какие- либо обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения сообщения о преступлении, может протекать и в конфликтной ситуации, когда следователь (дознаватель) сталкивается с отказом данных лиц от дачи объяснений. Мотивами такого отказа могут быть: стремление скрыть свое аморальное поведение, неблаговидный поступок; желание выгородить или смягчить вину конкретного участника преступления в силу родственных, семейных, дружеских отношений или корыстной заинтересованности; боязнь мести со стороны преступников и их связей или боязнь испортить отношения с другими лицами, проходящими по делу; нежелание в дальнейшем участвовать в процессе расследования и быть вызванным в суд; неверие в возможность правоохранительных органов раскрыть преступление и т.д. Причина отказа должна быть установлена лицом, производящим проверку сообщения о преступлении, в ходе проведения опроса указанного лица или в ходе опроса других лиц, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения сообщения о преступлении.

При выяснении нежелания сообщить известные им сведения, к лицам, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения сообщения о преступлении, необходимо применять тактические приемы, направленные на побуждение их к даче объяснений: разъяснение серьезности последствий такого поведения, обращение к положительным качествам личности опрашиваемого и др. Следователь (дознаватель) должен принимать во внимание и то обстоятельство, что со стороны пострадавшего (заявителя) при получении от него объяснения возможны как осознанные, так и неосознанные искажения отдельных сторон проверяемого события.

Начинать процедуру получения объяснения от представителя кредитной организации необходимо с общих вопросов, к числу которых относятся:

♦♦♦ кредитная политика банка;

♦♦♦ технология кредитования и движения денежных средств в конкретном банке;

♦ этапы и последовательность прохождения процедуры кредитования[124];

♦♦♦ форма выдачи кредита; перечень документов, оформляемых при выдаче и получении кредита; перечень документов, предоставляемых заемщиком (требования, предъявляемые к документам и заемщику);

♦♦♦ время и место составления конкретного кредитного договора;

♦ вид кредитного договора;

♦ какие документы были предоставлены указанным заемщиком;

♦♦♦ если кредит предоставлен через торгующую организацию, то какой товар был предоставлен в кредит;

♦♦♦ как давно существует соглашение о сотрудничестве с торговой организацией; совершались ли ранее мошенничества в этой торговой организации;

♦ размер причиненного ущерба банку (в чем он заключается, из чего состоит);

♦♦♦ установление круга лиц, выполнявших определенные функции, участвовавших в тех или иных операциях по подготовке и обработке документов на выдачу кредита, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей;

♦ промежуток времени от составления кредитного договора до обращения в правоохранительные органы;

♦ меры, принимаемые банком по взысканию задолженности (если таковые предпринимались).

Далее выясняются все обстоятельства, способствовавшие совершению хищения. Необходимо установить, не были ли действия оформляющих документы лиц халатными, что могло привести к совершению хищения, не были ли вовлечены в преступную деятельность представители банка.

Указанный перечень вопросов может быть расширен в зависимости от личности опрашиваемого, его функциональных обязанностей, личного участия в оформлении кредита конкретному лицу.

В случае если пострадавшим является не кредитная организация, а гражданин, которому причинен материальный ущерб действиями мошенника (мошенников), перечень вопросов должен быть расширен, поскольку объяснения пострадавшего могут содержать сведения:

♦♦♦ о личности мошенника (мошенников), его связях;

♦ обстоятельствах знакомства пострадавшего с мошенником (были ли знакомы ранее или познакомились накануне); имелся ли посредник при знакомстве пострадавшего с мошенником;

♦♦♦ приметах мошенника (особые и броские приметы неизвестных мошенников, описание его внешности по методу «словесного портрета»). Более полно выясняются обстоятельства, предшествующие совершению преступления.

Исходя из изложенного, примерный круг вопросов, подлежащих выяснению у пострадавшего, может быть таким:

♦♦♦ какие отношения были между пострадавшим и мошенником до совершения мошенничества и после;

♦♦♦ какова продолжительность их знакомства;

♦ на протяжении какого периода времени и сколько раз общался пострадавший с мошенником;

♦ наличие материальной или иной зависимости пострадавшего от мошенника;

♦ где и когда совершались мошеннические действия, что известно об обстановке преступления;

♦♦♦ в отношении одного либо нескольких лиц совершено преступление;

♦ сколько эпизодов мошеннических действий совершено мошенником в отношении указанного лица;

♦♦♦ каким способом было совершено мошенничество (обман, злоупотребление доверием, предоставление своего паспорта мошеннику, личное оформление кредита на свое имя и т.д.);

Если мошенник использовал паспорт пострадавшего для оформления кредита на имя последнего, необходимо установить, где в настоящее время находится данный документ, не мог ли мошенник использовать его для совершения еще других преступлений. Кроме того, необходимо установить, не получал ли пострадавший от мошенника за предоставление документа вознаграждение или другие блага, и если да, то в чем они заключались:

♦ если кредит оформлялся пострадавшим лично, то присутствовал ли при этом мошенник;

♦ если кредит оформлялся пострадавшим лично, то не передавались ли мошенником для его оформления пострадавшему необходимые для этого документы (о трудоустройстве, справки о доходах, прописке и т.д.), содержали ли указанные документы ложные сведения о пострадавшем;

♦♦♦ какие еще предметы, документы использовались при совершении мошенничества, что они собой представляют и где они находятся сейчас;

♦♦♦ составлялись ли между мошенником и пострадавшим по поводу кредита какие-либо документы (долговые расписки, договоры и т.д.), если да, то по чьей просьбе, кем они оформлялись, при каких обстоятельствах;

♦ сам пострадавший или мошенник получал в магазине (торговой точке) имущество, приобретенное в кредит;

♦♦♦ вступал ли мошенник в разговор с кем-либо из свидетелей перед совершением мошенничества или в ходе его совершения;

♦♦♦ были ли свидетели, при которых пострадавший мошеннику передавал денежную сумму, полученную в кредит (кредитную карту, приобретенный в кредит товар и т.д.);

♦♦♦ имеются ли свидетели, присутствовавшие при общении пострадавшего и мошенника по факту оформления кредита;

♦♦♦ направления движения мошенника до и после совершения преступления (использовался ли для этого транспорт);

♦♦♦ какой материальный ущерб причинен пострадавшему мошенником;

♦ предпринимались ли действия пострадавшим для возмещения ущерба, каков их результат.

При опросе пострадавшего по делам данной категории интересным представляется вопрос об определении суммы причиненного ущерба в результате мошеннических действий. Дело в том, что в абсолютном большинстве случаев заявители (пострадавшие) в указанную сумму, помимо размера предоставленного гражданину кредита, включают денежную сумму, составляющую размер упущенной выгоды, а именно сумму по процентам за пользование кредитом. Данная позиция, на наш взгляд, является неверной, поскольку умысел преступника был направлен на сумму, обозначенную в кредитном договоре.

Основной задачей при опросе очевидцев или лиц, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения сообщения о преступлении по делам рассматриваемой категории, является установление фактов, подтверждающих совершение виновным действий, имеющих признаки преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ, а также других обстоятельств, подлежащих доказыванию. В криминалистической литературе выделяют различные группы свидетелей по

делам о преступлениях в банковской сфере[125]. Однако, на наш взгляд, по рассматриваемой категории преступлений целесообразно назвать следующие три группы свидетелей: 1) очевидцы преступления; 2) лица, располагающие информацией о процедуре кредитования; 3) родственники, друзья, знакомые преступника, располагающие сведениями об образе жизни преступника.

Последовательность получения объяснений зависит от конкретных обстоятельств проводимой проверки, но лучший результат может быть получен, если вначале будут опрошены лица, непосредственно наблюдавшие преступные действия мошенника (мошенников), т.е. очевидцы преступления: клиенты магазина; лица, находившиеся вместе с мошенником (знакомые, родственники мошенника); работники банка, оформляющие кредит (кредитные агенты, консультанты магазина, страховые агенты и т.д.). В ходе опроса данных лиц следователю (дознавателю) необходимо обратить внимание на выяснение двух основных обстоятельств: действия мошенника (мошенников) в момент совершении преступления и его приметы. Конкретизация этой части показаний позволит в будущем опровергнуть показания подозреваемого (обвиняемого), направленные на искажение своей роли в совершении хищения, а также сделает возможным при необходимости проведение предъявления для опознания.

Наиболее часто в качестве свидетелей второй группы по делам о мошенничествах, совершаемых в сфере кредитования физических лиц, выступают управляющие отделениями банков, начальники и сотрудники кредитных и юридических отделов, сотрудники служб безопасности банков, работники контролирующих органов.

Например, в ходе опроса кредитного инспектора банка может быть получена следующая информация:

♦♦♦ какими сведениями располагает инспектор о лице, получившем кредит, запомнил ли его внешность, может ли описать, составить субъективный портрет;

♦ каков характер взаимоотношений заемщика с банком (если заемщик обслуживался в данном банке ранее).

Параллельно с этим следователь (дознаватель) должен установить наличие и характер связей сотрудника банка с клиентом, который участвовал в осуществлении данной операции и, возможно, был заинтересован в ней:

♦♦♦ проводился ли анализ документов, представленных будущим заемщиком, для установления возможных признаков их подделки (и каким образом);

♦ принимались ли меры по проверке соответствия представленных документов реальному положению заемщика и т.д.

Представитель службы безопасности кредитной организации может быть опрошен с целью уточнения:

♦ проводилась ли проверка действительности сведений о заемщике и его деятельности (каким образом);

♦♦♦ какие обстоятельства имели значение для получения кредита, как осуществлялся контроль за его использованием и возвратом;

♦ проводился ли анализ документов заемщика с целью установления подделки.

Показания этих лиц с учетом сведений, полученных из документов, могут дать важную и ценную информацию для установления достоверности этих данных, участников преступления, их взаимоотношений, целей и мотивов преступных действий.

Родственники, знакомые, соседи и сослуживцы заподозренного могут сообщить в объяснении о его образе жизни, материальной обеспеченности, связях. В ходе опроса указанных лиц осуществляется сбор необходимой информации о самом лице, оформившем кредит; его платежеспособности; семейном положении; его местонахождении; местонахождении приобретенного им в кредит товара (полученных денежных средств) и другие сведения. Кроме того, данные лица могут располагать информацией о действиях мошенника до, в момент и после совершения преступления.

В случае если на момент заключения кредитного договора заемщик состоял в браке, целесообразно получить объяснение от его супруга (супруги) относительно обстоятельств, обусловливающих необходимость получения кредита, не были ли они связаны с интересами иного лица. При получении объяснения от лица, выступающего поручителем, необходимо выяснить, на каких условиях лицо согласилось быть поручителем; каковы обстоятельства и время знакомство с заемщиком; соответствуют ли действительности данные о заемщике и поручителе, предоставленные банку, и т.д.

Однако необходимо помнить, что свидетели данной категории могут искажать сведения, которыми обладают, к примеру при оказании давления со стороны заподозренного, и давать ложные показания о несуществующих обстоятельствах, смягчающих вину мошенника. Кроме того, не исключены и противоположные ситуации, в которых свидетель умышленно оговаривает заподозренного, скрывая свое участие.

Получение объяснения от лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении, возможно лишь при наличии фактических данных, позволяющих заподозрить лицо в совершении мошеннических действий.

В.В. Степанов справедливо считает, что «проверку нежелательно, а чаще всего и недопустимо начинать с получения объяснений лиц, о преступной деятельности которых ведется провер- ка»[126]. К их вызову обычно прибегают лишь тогда, когда получить интересующие данные иным путем невозможно.

Как правило, этому предшествует изучение документов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела. В отличие от опроса свидетелей, опрос заподозренных значительно чаще характеризуется наличием конфликтной ситуации между следователем, дознавателем и опрашиваемыми лицами.

Мошенники, чаще всего заранее продумав свою линию поведения, не признаются сразу в совершении преступления, стремятся запутать должностных лиц, проводящих проверку сообщения о преступлении, с целью избежать возбуждения уголовного дела и, как следствие, уйти от уголовной ответственности. Однако неожиданное задержание мошенника оказывает на него психическое воздействие, он не успевает достаточно хорошо продумать свою линию поведения. Поэтому в данной ситуации необходимо при получении объяснения стремиться получить наиболее полную информацию о совершенном преступлении, соучастниках, а также других фактах преступной деятельности. При подготовке к опросу для формулировки вопросов желательно воспользоваться помощью специалиста, обсудить с ним не только их содержание, но и разгруппировать вопросы на основные, дополнительные, начальные, промежуточные, детализирующие, контрольные. Еще до начала опроса лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о мошенничестве, необходимо установить его личность, так как мошенники нередко сообщают о себе вымышленные данные, скрывают прежние судимости, заявляют, что их действия носят законный характер (использование дактилоскопирования подозреваемого, возможности АИПС «Папилон»).

В процессе получения объяснения могут быть использованы различные тактические приемы, в частности использование оговорок и противоречий в показаниях опрашиваемого; использование доказательств с нарастающей силой; максимальная детализация и конкретизация показаний и др. Тактические приемы, основанные на обмане лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении, унижении его человеческого достоинства, а также приемы, подрывающие авторитет правоохранительных органов, недопустимы с точки зрения морали. Строгий отбор тактических приемов с точки зрения их допустимости может, не нарушая прав человека, способствовать проведению полной и всесторонней проверки сообщения о преступление и принятию законного решения.

Примерный круг вопросов, подлежащих выяснению, может быть таким:

♦♦♦ знаком ли заподозренный с пострадавшим, в каких отношениях они находились между собой;

♦♦♦ в каких обстоятельствах и какие мошеннические действия им совершены;

♦ какие применялись средства, приемы введения в заблуждение пострадавшего;

♦ если использовались подложные документы, каким способом осуществлялась их подделка, с помощью чего;

♦ где и какие подготовительные действия к мошенничеству были совершены;

♦♦♦ почему именно это кредитное учреждение было выбрано для получения кредитных средств;

♦ обстоятельства кредитования;

♦ каким имуществом и на какую сумму завладел;

♦ кто, кроме него, участвовал в совершении преступления, роль каждого соучастника;

♦ имелся ли сговор с сотрудниками банка или кредитной организации;

♦♦♦ способ сокрытия преступления (быстрый сбыт похищенного или его укрытие, изменение внешности, создание алиби и др.);

♦♦♦ мотивы и причины совершения преступления, причины невозврата кредитных средств;

♦ другие вопросы, относящиеся к личности и биографическим данным мошенника.

Предлагаемый нами перечень вопросов не является исчерпывающим. В каждом конкретном случае последовательность выяснения и содержание этих вопросов может меняться в зависимости от следственной ситуации.

Опытные мошенники чаще всего не признаются в совершении преступления, запутывают должностных лиц, проводящих проверку сообщения о мошенничестве, сообщают о себе вымышленные данные и скрывают прежние судимости, прибегают к различным уловкам (заявляют, что их задержали по ошибке, ссылаются на то, что деньги взяли у пострадавшего в долг или на приобретение для него какой-либо вещи). Обстоятельствами, опровергающими доводы заподозренного, могут быть незнание мошенником фамилии, имени, отчества пострадавшего, места его жительства, работы, учебы, номера телефона; попытка скрыться после получения денег; отсутствие возможности для выполнения обязательств; уклонение от встреч с кредитором; перемена места жительства; быстрое расходование денег на личные нужды и т.д. Соучастниками, которых «не знают» мошенники, нередко бывают родственники, знакомые по месту жительства, работы, совместному времяпрепровождению, лица, ранее отбывавшие наказание в одной колонии с мошенниками.

«В соответствии с ч. 2 ст. 48 Конституции и на основании п. 6 ч. 3 ст. 49 УПК РФ каждое лицо, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы этого лица. Согласно п. 3 ч. 4 ст. 46, пп. 2-5 ч. 3 ст. 49 УПК РФ каждый подозреваемый имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента возбуждения в отношении него уголовного дела, с момента фактического задержания в случаях, предусмотренных ст. 91 и 92 УПК РФ либо в случае применения к нему в соответствии со ст. 100 УПК РФ меры пресечения в виде заключения под стражу, с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ, с момента объявления ему постановления о назначении судебнопсихиатрической экспертизы, а также с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления. При нарушении этого конституционного права все объяснения лица, в отношении которого проводилась проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, а также показания подозреваемого, обвиняемого и результаты следственных и иных процессуальных действий, произведенных с их участием, должны рассматриваться судами как доказательства, полученные с нарушением закона»[127].

Допуск на этапе проверки сообщения о преступлении адвоката, а не защитника представляется верным, так как в указанной ситуации мы можем говорить только лишь о «лице, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении», когда статус подозреваемого в отношении него еще не определен. Тогда как согласно ч. 1 ст. 49 УПК РФ защитник - лицо, осуществляющее в установленном УПК РФ порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

Непосредственное вовлечение лица в уголовно -

процессуальные отношения в связи с проверкой предположения о причастности его к совершению преступления посредством процессуальных действий, затрагивающих его права и интересы, фактически означает наличие в отношении него подозрения.

3.4.

<< | >>
Источник: Кругликова, О.В.. Криминалистические и уголовнопроцессуальные аспекты производства предварительной проверки по сообщениям о мошенничествах : монография / О.В. Кругликова, С.М. Кузнецова. - Барнаул : Барнаульский юридический институт МВД России,2016. - 144 с.. 2016

Еще по теме Особенности тактики получения объяснений от пострадавших и иных лиц, осведомленных о фактах мошенничества, совершенного в сфере кредитования физических лиц:

  1. Исходные ситуации этапа предварительной проверки сообщений о мошенничествах, совершаемых в сфере кредитования физических лиц и пути их разрешения
  2. Особенности тактики получения объяснений от пострадавших и иных лиц, осведомленных о фактах мошенничества, совершенного в сфере кредитования физических лиц
  3. оглавление
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -