§ 2. Судебный иммунитет государств

Институт иммунитета1 государств рассматривается в большинстве общих и специальных исследований, посвященных вопросам применения норм международного права, в том числе в гражданском и арбитражном судопроизводстве.2 Иммунитет государств, его органов власти основывается на классических международных правовых принципах - уважение государственного суверенитета и равноправия государств - par in parem поп habet imperium.

Традиционно положения о государственном иммунитете сводятся к достаточно простому правилу: государство не может быть привлечено к ответственности, быть объектом принудительных действий в другом государстве без его согласия.

Следует проводить отличие между иммунитетом государств и так называемым судебным «юрисдикционным» иммунитетом - par in parem поп habet jurisdictionem. Последний касается участия государства в национальном судопроизводстве иностранного государства и подразделяется на иммунитет в су- 1

от лат. immunitas - освобождение от чего-либо 2

см. например, последние публикации: Ушаков Н.А. Юрисдикционные иммунитеты государств и их собственности. - М., 1993; Белов А.П. Иммунитет государства от иностранной юрисдикции. // Право и экономика. 1997. №3. С. 17 - 22; Богуславский М.М. Практика применения принципа иммунитета государства и проблема законодательного регулирования. / Международное частное право: современная практика. Сборник статей / Под ред. М.М. Богуславского, А.Г. Светланова - М.:ТОН, 2000. С.213 - 238; Хлестова И.О. Вопросы иммунитета государств в законодательстве и договорной практике Российской Федерации. / Проблемы международного частного права. Сборник статей / Под ред. Н.И. Марышевой. - М., 2000. С.68 - 85; Нешатаева Т.Н. Указ. соч. С.87 - 102; Шак X. Указ. соч. С. 69 - 80; Ануфриева Л.П. Указ.соч. С.334 - 344; Богуславский М.М. Международное частное право. С.364. Международное частное право. / Под ред. Г.К. Дмитриевой. С.254 - 270.

допроизводстве,1 иммунитет от предварительного обеспечения иска, иммунитет от принудительного исполнения.

В российском (советском) законодательстве правила о судебном иммунитете рассматриваются в разделах процессуально-правовых актов, регламентирующих судопроизводство с участием иностранных лиц, например, в действующем ГПК РСФСР это ст.435:

«Предъявление иска к иностранному государству, обеспечение иска и обращение взыскания на имущество иностранного государства, находящееся в СССР, могут быть допущены лишь с согласия компетентных органов соответствующего государства».

Положения российского законодательства формулируют так называемый «абсолютный иммунитет».2 При этом иммунитет это не отказ в правосудии - иск к государству может быть предъявлен либо в его собственных судебных учреждениях, либо после получения согласия РФ (отказа от иммунитета) в судах иностранного государства. Как отмечают исследователи достаточно часто в гражданско-правовых договорах, стороной в которых выступает государство, устанавливается арбитражная оговорка - стороны согласуют условие об отнесении споров в связи с условиями договора, его исполнением к ведению 1

нередко именуемый «судебным иммунитетом» - что представляется не совсем верным, учитывая, что иные подвиды юрисдикционного иммунитета так же непосредственно связаны с судопроизводством, его отдельными стадиями, кроме того, в национально-правовых актах используется единый термин «судебный иммунитет» 2

концепция абсолютного иммунитета закреплена и в процессуальных актах большинства государств СНГ: ст.553 ГПК Республики Беларусь, ст.439 ГПК Киргизской Республики, ст.434 ГПК Республики Молдова, ст.389 ГПК Республики Узбекистан. И ранее в СССР и других социалистических странах иммунитет понимался как абсолютный - см. Богуславский М.М. Иммунитет государства. - М.: Изд-во ИМО, 1962. С.14 и сл.; Баратянц Н.Р., Богуславский М.М., Колесник Д.Н. Современное международное право: иммунитет государства. // СЕМП. 1988 г. - М., 1989. С.167.

арбитражного (третейского) суда.1

Следует заметить, что, начиная с 70х годов XX века сначала в судебной практике, а затем и на уровне законодательного регулирования во многих государствах происходит отказ от принципа абсолютного иммунитета (США - Foreign Sovereign Immunities Act (1976), Великобритания - State Immunity Act (1978), Турция - Закон о международном частном праве и международном гражданском процессе (1982)). Ограниченный (функциональный) иммунитет (именно такое название получила данная концепция) распространяется только на действия связанные с осуществлением полномочий публичной власти, государственную деятельность. Достаточно показательными для характеристики современных подходов к проблеме иммунитета государств, по моему мнению, являются положения одной из последних национальных кодификаций в области международного частного права - Кодекса международного частного права Тунисской Республики:

«Статья 19. При условии взаимности иностранное государство, так же как юридическое лицо публичного права, действующее во имя своего суверенитета или за свой счет в своем качестве публичной власти, пользуется иммунитетом от юрисдикции во всех тунисских судах.

Статья 20. Иммунитет от юрисдикции не имеет места, когда рассматриваемая деятельность является коммерческой деятельностью или относится к функциям гражданско-правового характера и когда она имела место на тунисской территории и вызвала там непосредственные последствия.

Статья 21. Иностранное государство и юридические лица, указанные в статье 19 настоящего Кодекса, не пользуются иммунитетом от юрисдикции, если они явным образом соглашаются подчиниться юрисдикции тунисских су-

1 см. например ст.15 («Право, юрисдикция и отказ») Кредитного соглашения между Compagnie Noga d'lmportation et d'Exportation S.A. и Правительством РФ: если споры между сторонами не будут решены мирным путем, они должны рассматриваться в Торговой Палате г. Стокгольма, (приводится по Богуславский М.М. Практика применения принципа иммунитета государства и проблема законодательного регулирования. С.226).

дов.

Статья 22. Тунисские суды обеспечивают иммунитет от юрисдикции даже в отсутствие явки в суд иностранного государства или юридических лиц, указанных в статье 19 настоящего Кодекса.

Статья 23. Иностранное государство, так же как юридические лица, указанные в статье 19 настоящего Кодекса, пользуются иммунитетом от принудительного исполнения судебных актов в отношении их имуществ, расположенных на тунисской территории и предназначенных для деятельности, связанной с их суверенитетом, или для цели публичных функций.

Статья 24. Имущества иностранного государства и юридических лиц, указанных в статье 19 настоящего Кодекса, не подпадают под иммунитет от принудительного исполнения судебных актов, когда они предназначены для деятельности частной или коммерческого характера.

Статья 25. Иностранное государство, так же как юридические лица, указанные в статье 19 настоящего Кодекса, могут отказаться от иммунитета от принудительного исполнения судебных актов в отношении их имуществ, подпадающих под этот иммунитет. Этот отказ должен быть определенным, явным и недвусмысленным».1

На практике известную трудность представляют установление четких критериев разграничения публично-правовой и коммерческой (хозяйственной) деятельности. Конституционный Суд Германии, отметил, что в данном вопросе нельзя отталкиваться от целей деятельности государства, которые в конечном итоге всегда носят государственный характер, большое значение имеет природа действия, т.е. выступало ли государство в рамках частного права как частное лицо или же оно реализовало полномочия верховной власти.2 Частноправовыми действиями иностранного государства судебные орга- 1

введен в действие законом №98-97 от 27 ноября 1998 г., вступил в силу 1 марта 1999 г. 2

Собрание решений Федерального Конституционного Суда Германии 16, 27, 52, 61 - здесь и далее ссылки на решения судебных органов Германии ны Германии и США признавали ремонт отопления в посольстве,1 покупку вооружения,2 привлечение наемного работника.3

В работах российских ученых неоднократно подчеркивалось, что «суверенитет государства - это имманентно присущее ему качество»,4 при осуществлении любой деятельности государство всегда выступает как носитель государственной власти. Участвуя в частноправовых отношениях, «государство не теряет присущее ему качество властности и суверенности».5 Здесь хотелось бы заметить, что такое «абсолютное» отождествление суверенитета и иммунитета вряд ли правильно, так как при такой оценке даже отказ государства от судебного иммунитета следует, наверное, рассматривать как отказ от суверенитета. Кроме того, ограничение иммунитета государств имеет прежде всего экономические причины: уравнивание участников экономических отношений, создание доверительных условий для развития международных экономических связей.

Вместе с тем единственным решением, способным примирить сторонников и противников абсолютного иммунитета и его одностороннего национально-правового ограничения является принятие многостороннего международного соглашения.

В 16 мая 1972 г. была от Европейская конвенция об иммунитете госу-

приводятся в соответствии с их обозначением в работе X. Шака «Международное гражданское процессуальное право». 1

Решение Верховного суда Германии. // IPRspr. 1974. №1b. 2

Решение Федерального апелляционного суда Восьмого округа США McDonnell Douglas Corp. v. Islamic Republic of Iran. // 758 Federal Reporter 2nd Series. 3

Решение Федерального суда по трудовым спорам Германии. // NZA. 1998. 4

Международное частное право. / Под ред. Дмитриевой Г.К. С.265. 5

Ушаков Н.А. Указ. соч. С.82.

может быть выражен в международном соглашении, прямо оговорен в письменном договоре либо ясно выражен после возникновения спора между сторонами.

Конвенция предусматривает несколько процессуальных оснований, ограничивающих право государства ссылаться на иммунитет:

Государство возбудившее дело, предъявившее встречное требование в иностранном суде, подчиняется в отношении данного судопроизводства иностранной юрисдикции (исключение - участие государства в имущественном споре в качестве третьего лица, при условии что если бы государство выступало в качестве ответчика оно имело бы право на иммунитет). В случае предъявления к нему встречного иска, основанного на тех же правоотношениях или фактах, что и первоначальное требование, государство не вправе заявлять о своем иммунитете (иммунитет в отношении встречного иска может быть реализован лишь при проведении отдельных слушаний в отношении встречного требования, при условии, что государство в соответствии с конвенцией не сможет сослаться на иммунитет)

Государство не вправе ссылаться на иммунитет, после того как предпримет какие-либо действия в рассмотрении дела по существу (исключение - данные действия предпринимались для установления оснований для заявления об иммунитете, кроме того, государство не может считаться отказавшимся от иммунитета, если оно предстает перед судом лишь для того, чтобы сделать заявление об иммунитете).

Следует заметить, что представленные выше основания не связываются с анализом деятельности государств либо в качестве носителя суверенной публичной власти, либо в качестве рядового участника частноправовых отношений. Можно говорить о своеобразной презумпции, что государство, выступающее инициатором судопроизводства или активным участником процесса, действует iure gestionis. Ключевые основания для ограничения иммунитета в соответствии с кон- дарств.1 В преамбуле конвенции подчеркивается, что она разрабатывалась с учетом сложившейся в международном праве тенденции ограничить круг споров, при рассмотрении которых государства могут ссылаться на иммунитет от юрисдикции иностранных судов. Целью конвенции выступает не только определение объема иммунитета государств в иностранных судах, но и обеспечение исполнения решений судов по делам с участием государств.2

В конвенции обобщена обычная практика государств подтверждения согласия на подчинение юрисдикции иностранного суда: отказ от иммунитета

1. от 16 мая 1972 г. (вступила в силу 11 июня 1976 г. участвуют 8 государств. РФ не участвует) // ETS №074, аутентичный текст на сайте СОЕ Treaty Office: http://conventions.coe.int/, содержание конвенции и краткий анализ изложены в учебнике Международное частное право / Под ред. Дмитриевой Г.К. С.267 - 270.

2 Именно проблеме исполнения решений в отношении иностранных государств придается большее значение, чем иммунитету государств в судебном производстве. Основная трудность - установить справедливый баланс между абсолютным иммунитетом и полным отказом от последнего. В судебной практике Германии предложены следующие общие подходы: исполнение решений с обращением взыскания на имущество иностранного государства не допускается, исключение - отказ государства от иммунитета, предметы не служащие исполнению выполнению государством его суверенных функций и целей верховенства; исполнение решений в отношении денежных средств, размешенных на банковских счетах предполагает специальные правила - счета, с которых осуществляется финансирование торговых сделок, как общие, так и специальные открыты для исполнения, счета посольств, предназначенные для покрытия их расходов и затрат неприкосновенны, смешанные счета, используемые для обеспечения публично-правовой деятельности и коммерческих операций могут использоваться для принудительного исполнения, на государстве, в отношении которого исполняется судебный акт, лежит бремя доказывания служебных, государственных целей использования данного счета, (подробнее X. Шак Указ соч. С.71 - 72)

венцией связаны предметной характеристикой спорных правоотношений:1

обязательство государства, в соответствии с контрактом должно исполняться на территории государства суда;

трудовой договор между государством и физическим лицом, при условии, что работа должна выполняться на территории государства суда;

участие государства в юридических лицах или иных частноправовых образованиях, расположенных, зарегистрированных или имеющих постоянное место деятельности на территории государства суда;

деятельность в государстве суда представительств, агентств, через которые государство осуществляет промышленную, коммерческую или хозяйственную деятельность;

нарушение государством прав на патент, промышленный образец, торговую марку, знак обслуживания, авторских прав, принадлежащие государству суда или третьему лицу и охраняемые в нем;

обязательства, связанные с использованием, владением недвижимым имуществом, правами или интересами в отношении данного имущества;

права в отношении движимого или недвижимого имущества, возникающие в порядке наследования, дарения;

возмещение вреда, причиненного лицу или имуществу, если обстоятель- 1 нужно подчеркнуть, что при оценке деятельности государств, лежащей в основе спора, принимается во внимание только ее характер (частноправовой) и не учитываются ее цели. В проекте статей о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, принятых Комиссией международного права ООН и представленных на обсуждение в 1991 г. также отмечается, что предоставление иммунитета прежде всего зависит от характера контракта. В докладе рабочей группы комиссии, обобщившем итоги обсуждения проекта в качестве одного из возможных вариантов ограничения иммунитета предложено использовать «критерий характера, который дополняется критерием цели, причем каждое государство заявляет о своих внутренних правовых нормах или политике» (Лукашук И.И. 51 сессия Комиссии международного права ООН // Московский журнал международного права. 2000. №3. С.251 - 252) ства послужившие причиной имели место на территории государства суда и если лицо виновное в причинении вреда пребывало на данной территории;

законность или толкование арбитражной оговорки, арбитражная процедура, отмена решения арбитража.

Данный перечень ситуаций, когда государство не вправе ссылаться на иммунитет не является закрытым, конвенция предусматривает в рамках главы IV «Факультативные положения» право государств при подписании конвенции, сдачи на хранение документа о ратификации, принятии или присоединении заявить,99 что его суды вправе возбуждать судопроизводство в отношении договаривающихся государств в тех же случаях, что и в отношении государств, не участвующих в конвенции. Такое заявление не препятствует использованию государством права на иммунитет в отношении действий совершаемых во исполнение суверенной власти (acta iure imperii). При этом юрисдикция государства не может быть основана только на гражданстве истца, постоянном проживании или нахождении истца на территории государства суда, нахождении на территории государства суда имущества, принадлежащего ответчику, осуществлении ответчиком предпринимательской деятельности на территории государства суда, единоличном определении места суда истцом.

Конвенция устанавливает порядок исполнения решений вынесенных против договаривающихся государств. Предполагается добровольное исполнение решений вступивших в законную силу. В конвенции специально не выделяется иммунитет от исполнения - подчеркивается применение общих оснований для ограничения иммунитета.100

В случае неисполнения решения заинтересованное лицо вправе обра- титься в суд государства, против которого вынесено решение с ходатайством об исполнении решения. Следует заметить, что основания для отказа в исполнении решений в принципе совпадают с общими основаниями, предусмотренными международными соглашениями (например, договорами о правовой помощи), национальным законодательством: оговорка о публичном порядке; несоблюдение процессуальных правил об уведомлении государства о процессе, и лишение последнего возможности принять участие в процессе; нахождение в производстве суда государства, где испрашивается исполнение или другом государстве - участнике конвенции дела, возбужденного по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям до возбуждения дела в иностранном суде; несовместимость с решением, вынесенным по спору между теми же сторонами.

В конвенции подчеркивается, что меры по исполнению решения и предварительные меры по обеспечению иска в отношении имущества государства, могут предприниматься на территории другого государства-участника конвенции, только после письменно выраженного согласия первого и только в том объеме, который определит само государство в каждом конкретном случае. В отношениях между государствами, сделавшими заявление (указанное ранее) вступившее в силу решение по делу о промышленной или коммерческой деятельности государства, при осуществлении которой государство выступало как частное лицо, может быть исполнено в государстве суда, правда только в отношении имущества, использовавшегося в связи с такой деятельностью.

В рамках дополнительного протокола к Европейской конвенции об иммунитете государств101 предусматривается возможность рассмотрения ходатайств о принудительном исполнении не только в судах государства, которое несет обязательства по исполнению решения, но и в Европейском Трибунале по вопросам об иммунитете государств. Выбор судебной инстанции окончате- лен и осуществляется стороной, изыскивающей исполнение.102

Данный трибунал не только разрешает ходатайства об исполнении решений в отношении государств, но и рассматривает споры между государствами, касающиеся применения и толкования положений конвенции и протокола, переданные ему по заявлению одного из спорящих государств или по соглашению между сторонами спора. Европейский трибунал состоит из судей Европейского Суда по правам человека и возглавляется председателем Европейского суда по правам человека. Споры, переданные на рассмотрение Европейского трибунала, разрешаются в Палате, состоящей из семи судей: в качестве членов Палаты ex officio участвуют судьи трибунала, являющиеся гражданами государств - сторон спора (государства против которого вынесено решение, государства суда или государств спорящих о применении или толковании конвенции), остальные пять судей выбираются Председателем трибунала путем жеребьевки. В случае если дело затрагивает серьезный вопрос, касающийся толкования положения конвенции или протокола Палата может уступить юрисдикцию в пользу пленарного заседания трибунала. Такой отказ обязателен если решение вопроса может войти в противоречие с ранее вынесенным палатой или пленарным заседанием трибунала решением. Решения принимаются большинством присутствующих судей, если решение в целом или частично не выражает единогласного мнения судей, то любой судья вправе представить свое особое мнение. Решения Европейского трибунала окончательны и обязательны для сторон.

Следует отметить, что процессуальном законодательстве РФ произошли определенные изменения, в оценке судебного иммунитета иностранных государств, в частности в ст.213 АПК РФ, предусматривается:

«Предъявление в арбитражном суде иска к иностранному государству, привлечение его в качестве третьего лица к участию в деле, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, и принятие по отношению к нему других мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения решения арбитражного суда допускаются лишь с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено федеральными законами или международными договорами Российской Федерации».103

Очевидными изменениями по сравнению с ГПК РСФСР можно назвать, установление правовой возможности неприменения положений об абсолютном иммунитете в соответствии с внутренним законодательством РФ или международными соглашениями РФ, кроме того в АПК РФ не нашла закрепление норма (ч.З ст.435 ГПК РСФСР) о возможном применении ответных мер (реторсий) к иностранному государству или его представителям в тех случаях, когда в этом государстве не обеспечивается РФ, ее имуществу или представителям такая же судебная неприкосновенность как в РФ.104 В проекте АПК РФ новеллой можно назвать лишь специальную норму об отказе от иммунитета (ч.З ст.308 АПК РФ): «отказ от судебного иммунитета должен быть произведен в порядке, предусмотренном законом соответствующего государства или пра- вилами международной организации. В случае оформления отказа от иммунитета арбитражный суд рассматривает дело в порядке, установленном настоящим Кодексом».

Современная практика арбитражных судов РФ учитывает произошедшие изменения в оценке абсолютного иммунитета. В частности, в Обзоре практики разрешения арбитражными судами споров с участием иностранных инвесторов105 в разделе «Режим иностранных инвестиций и статус сторон инвестиционного спора» Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ закрепил в качестве общего правила, соблюдение которого необходимо для применения ст.213 АПК РФ, требование установления судом целей деятельности иностранного государства на территории РФ, выступающего стороной в инвестиционном споре:

«Арбитражный суд прекращает производство по делу об инвестиционном споре, ответчиком по которому является иностранное государство, выступающее в качестве суверена.

Российская строительная компания предъявила в арбитражный суд иск к посольству иностранного государства о взыскании задолженности за выполненные подрядные работы.

Решением арбитражного суда исковое требование было удовлетворено.

Посольство иностранного государства обратилось в Высший Арбитражный Суд РФ с заявлением о принесении протеста на решение арбитражного суда.

С заявлением были представлены международные соглашения РФ с иностранным государством, согласно которым при российском посольстве в столице иностранного государства за счет средств федерального бюджета должна быть построена гостиница для размещения гостей российского посла, а в Москве при зарубежном посольстве за счет бюджетных средств иностранного государства - гостиница для гостей зарубежного посла.

Международный договор предусматривал, что все спорные вопросы по правильность позиции кассационной инстанции, которая указала на неправомерность ссылки на ст.213 АПК РФ в ситуации, когда само иностранное государство обратилось с иском в арбитражный суд РФ:

«Арбитражный суд принимает иск по коммерческому спору, ответчиком в котором выступает лицо, наделенное международными иммунитетами

Посольство иностранного государства обратилось в арбитражный суд и иском к российскому юридическому лицу. Исковые требования вытекали из договора подряда.

Российская строительная фирма (подрядчик) заявила встречный иск посольству иностранного государства (заказчику) с требованием, направленным к зачету первоначального требования согласно статье 110 АПК РФ.

Так как посольство сослалось на международный иммунитет от судопроизводства в стране пребывания, арбитражный суд отказал в принятии встречного иска.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение в связи с тем, что факт обращения посольства в арбитражный суд в связи со спором по коммерческому контракту свидетельствует об отказе от судебного иммунитета по этому контракту. После заявления исковых требований в арбитражный суд посольство утратило право ссылаться на иммунитет от российского судопроизводства в данном конкретном споре».

Следует заметить, что в данной ситуации арбитражный суд фактически в качестве обычно-правовой нормы применил правило, закрепленное в ст.1 Европейской конвенции об иммунитете государств - «1. Договаривающееся Государство, возбудившее дело или вступившее в процесс в суде другого Договаривающегося Государства, подчиняется в отношении данного судопроизводства юрисдикции судов этого Государства.

2. Такое Договаривающееся Государство не вправе заявлять о своем иммунитете от юрисдикции судов другого Договаривающегося Государства в отношении любого встречного требования

а. вытекающего из правоотношений или фактов, на которых было основано первоначальное требование; строительству будут решаться путем переговоров послов или с согласия последних в избранном ими юрисдикционном органе.

Зарубежное посольство заключило договор подряда с российской строительной фирмой. В этом договоре отказ от судебного иммунитета иностранного государства не предусматривался.

После обращения строительной фирмы в арбитражный суд иностранное посольство, ссылаясь на судебный иммунитет иностранного государства, обратилось в арбитражный суд с просьбой о прекращении дела и с предложением к строительной фирме о внесудебном урегулировании конфликта через посредничество МИД России в соответствии с межгосударственным соглашением. К заявлению посольства прилагалось письмо премьер - министра иностранного государства о том, что строительство гостиниц в договаривающихся государствах ведется в целях осуществления публично - суверенной функции государств и не предполагает извлечения прибыли на территории иностранного государства. Последнее исключает рассмотрение спора в судебном органе без согласия спорящих сторон. Кроме того, возмещение затрат из госбюджета иностранного государства предполагает особый порядок расчетов с подрядчиком, предусмотренный в договоре подряда и не получивший оценки в судебных актах.

Рассмотрев заявления официальных органов иностранного государства, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации отменил судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение с предложением определить наличие иммунитета у органа иностранного государства (посольства), заключившего договор подряда, а также возможность отказа от судебного иммунитета со стороны иностранного государства, представленного посольством в РФ. При отсутствии данных об отказе от судебного иммунитета арбитражному суду предложено, учитывая, что посольство вело строительство в целях осуществления публично - представительской, а не коммерческой деятельности иностранного государства в РФ, рассмотреть вопрос о применении п.1 ст.213 АПК РФ (прекращение дела в связи с судебным иммунитетом иностранного государства)».

В этом же обзоре, Президиум Высшего Арбитражного Суда подтвердил b. если даже при проведении отдельных слушаний в отношении этого встречного требования оно в соответствии с положениями настоящей Конвенции было бы не вправе ссылаться на иммунитет». Я полагаю, что и иные правила об ограниченном, функциональном иммунитете, основанные на оценке участия государства в процессе, зафиксированные в Европейской конвенции могут быть восприняты российскими судебными органами.

Одним из наиболее важных в судебной практике можно назвать вопрос о носителе иммунитета государства и его собственности. Что собственно подразумевается под государством и государственной собственностью. Достаточно показательным является постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2000 г. № 4583/99:

«Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на решение Арбитражного суда Тульской области от 12 марта 1999 г.

по делу №16-Б.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Федеральная служба России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению в лице территориального агентства в Тульской области обратилась в Арбитражный суд Тульской области с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) закрытого акционерного общества «Тульский Молдвинзавод».

Определением от 27 октября 1998 г. в отношении ЗАО «Тульский Молдвинзавод» введено наблюдение.

Решением от 12 марта 1999 г. акционерное общество признано банкротом; открыто конкурсное производство.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда - Российской Федерации предлагается решение отменить, производство по делу прекратить.

Рассмотрев протест, Президиум не находит оснований для его удовлетворения.

В соответствии со статьей 2 Соглашения стран СНГ от 9 октября 1992 г. о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности, Про- токолом от 12 апреля 1996 г. между Правительством Республики Молдова и Правительством Российской Федерации о признании прав собственности Республики Молдова на имущество предприятий, расположенных на территории Российской Федерации, и прав собственности Российской Федерации на имущество предприятий, расположенных на территории Республики Молдова, Тульский винзавод, расположенный в поселке Дубовка Узловского района Тульской области, признан собственностью Республики Молдова.

Министерством приватизации и управления государственным имуществом Республики Молдова и акционерным обществом «ВИАДУК» (хозяйствующим субъектом Республики Молдова) во исполнение постановления Правительства Республики Молдова от 10 июля 1996 г. №391 "О создании акционерного общества «Тульский Молдвинзавод» заключен учредительный договор от 4 сентября 1996 г. о создании закрытого акционерного общества «Тульский Молдвинзавод», согласно которому имущественный комплекс Тульского винзавода передается в уставный капитал вновь созданного общества.

ЗАО «Тульский Молдвинзавод» зарегистрировано Государственной регистрационной палатой при Министерстве экономики Российской Федерации 2 октября 1996 г.

Учредительным договором и уставом общества предусмотрено, что созданное акционерное общество, будучи расположенным и функционируя в Российской Федерации, действует в соответствии с законами Российской Федерации.

Согласно п.З ст.213 ГК РФ акционерное общество является собственником имущества, переданного ему в качестве вклада его учредителями, а также имущества, приобретенного акционерным обществом по иным основаниям.

Исходя из изложенного статус имущества, являвшегося собственностью Республики Молдова и внесенного последней в уставный капитал ЗАО «Тульский Молдвинзавод», претерпел изменения.

В связи с выбытием этого имущества из собственности иностранного государства не может быть признано обоснованным содержащееся в протесте утверждение о необходимости применения правил статьи 213 АПК РФ о судебном иммунитете.

Кроме того, факт наличия признаков банкротства должником не оспаривался.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции отмене не подлежит.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 187 - 189 АПК РФ, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ постановил:

решение Арбитражного суда Тульской области от 12 марта 1999 г. по делу № 16-Б оставить без изменения, а протест без удовлетворения»

В Европейской конвенции об иммунитете государств категория «государство» применительно к иммунитету не раскрывается, а указываются ситуации к которым, в том числе исходя из субъектного состава участников положения конвенции не применяются:

Для целей настоящей конвенции понятие «договаривающееся государство» не включает любое юридическое лицо договаривающегося государства, которое отлично от последнего и вправе прёдъявлять иск и выступать ответчиком в суде, даже в том случае, когда данное образование наделено функциями публичной власти. Судопроизводство в отношении данного юридического лица может быть возбуждено таким же образом, как и в отношении частного лица, правда суды могут не осуществлять судебное разбирательство в отношении действий, совершенных во исполнение суверенной власти. В последнем случае допускается применение установленных конвенцией оснований для ограничения иммунитета государств.

Субъекты федеративных государств не обладают иммунитетом. Государства участники конвенции могут заявить, о том, что их субъекты могут применять положения настоящей конвенции и несут такие же обязательства.

Ничто в настоящей конвенции не затрагивает иммунитеты и привилегии, которыми обладает договаривающееся государство в отношении его вооруженных сил, пребывающих на территории другого договаривающегося государства, или в отношении их действий или бездействия. Ничто в настоящей конвенции не затрагивает иммунитеты и привилегии, относящиеся к исполнению функций дипломатических представительств и консульских учреждений и лиц связанных с ними.

В редакции 1999 г. проекта статей о юрисдикционном иммунитете государства и государственной собственности понятие государства для целей иммунитета означает: 1. государство и его органы управления 2. учреждения и иные образования в той мере, в какой они правомочны действовать в осуществлении государственной власти; представители государства, действующие в этом качестве 3. составные части федеративного государства и политические подразделения унитарного государства, которые правомочны предпринимать действия в осуществлении государственной власти.106

На практике основным носителем государственного юрисдикиционного иммунитета выступает государство, от имени которого действуют органы государственной власти, в том числе зарубежные органы внешних сношений: дипломатические представительства, консульские учреждения. Следует специально отметить традиционные для организации внешнеэкономических отношений РФ (СССР) торговые представительства - государственные органы, представляющие в странах их пребывания интересы Российской Федерации по вопросам внешнеторговой деятельности и обеспечивающие их защиту (ст.32 Федерального закона РФ «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности»107). Торговые представительства являются частью дипломатических представительств, на сегодняшний день часть торговых представительств преобразована в торгово-экономические отделы посольств РФ.108 ским представительствам - «служебные и жилые помещения торгового представительства, его имущество и архивы пользуются привилегиями и иммунитетами, которые признаются согласно международному праву за служебными и жилыми помещениями, имуществом и архивами дипломатических представительств»109 В данном случае, как собственно и в ситуации с посольствами и консульскими учреждениями, речь идет о неприкосновенности имущества, недопустимости обращения взыскания, в том числе по судебным решениям на имущество представительств и учреждений - об иммунитете от предварительного обеспечения иска и от принудительного исполнения решения.110

Нужно заметить, что в формально сохраняющем действие Положении о торговых представительствах111 закрепляется возможность последних совершать от своего имени и от имени государства сделки и иные юридические акты, необходимые для осуществления возложенных на них задач, выступать в судах в качестве истца или представителя истца, участвовать в судопроизводстве в качестве ответчика, но только по спорам, вытекающим из сделок и иных юридических актов, совершенных торговыми представительствами в В упомянутом законе специально подчеркивается, что торговые представительства РФ действуют на основе международных договоров.112 В большинстве соглашений РФ с правительствами иностранных государств в качестве одной из основных задач торговых представительств выступает представление интересов своего государства в государстве пребывания во всем, что касается торговли и других видов экономического сотрудничества между обоими государствами.113 Во многих ранее заключенных соглашениях с участием СССР (РФ выступает правопреемником) в качестве специальных функций отмечалось регулирование от имени представляемого государства торговых операции между договаривающимися государствами, осуществление торговли от имени правительства представляемого государства, предоставление гарантий в отношении сделок, заключенных хозяйствующими организациями СССР.114 Что касается иммунитетов торговых представительств, то в большинстве соглашений они по уровню правовой защиты приравниваются к дипломатиче- странах пребывания, и только в тех странах, в отношении которых СССР в международных договорах или путем одностороннего заявления, доведенного до сведения компетентных органов стран пребывания, выразил согласие на подчинение торгового представительства суду страны пребывания по указанным спорам.

Следует подчеркнуть, что в ряде соглашений о правовом положении торговых представительств формулируются достаточно определенно положения об их ограниченном иммунитете в судопроизводстве и иммунитете от исполнительного производства, абсолютном иммунитете от обеспечения иска. В частности, в Протоколе о правовом положении торгового представительства СССР в Нидерландах устанавливается (ст.7):

«Торговое представительство пользуется привилегиями и иммунитетами, вытекающими из настоящего Протокола, со следующими изъятиями.

Споры, относящиеся к торговым сделкам, заключенным или гарантированным Торговым представительством на территории Нидерландов, подлежат, при отсутствии в контрактах оговорки о третейском суде или об иной подсудности, компетенции нидерландских судов будут разрешаться в соответствии с их национальным законодательством. При этом, однако, не допускается обеспечение исков к Торговому представительству.

Исполнение всех вошедших в законную силу окончательных судебных решении, относящихся к торговым сделкам, заключенным или гарантированным Торговым представительством, может быть обращено на все государственное имущество, принадлежащее СССР, в частности на имущество, права и интересы, происходящие из упомянутых выше сделок...

Имущество и помещения, предназначенные исключительно для осуществления в Нидерландах политических и дипломатических прав Правительства СССР, в соответствии с международной практикой, а также помещения, занимаемые Торговым представительством, и находящееся там движимое имущество не будут подлежать никаким мерам принудительного взыскания».115

Определенный интерес при рассмотрении проблемы судебного иммунитета государств представляет регулирование правового положения воинских формирований одного государства расположенных на территории других государств.1 В настоящее время РФ заключено несколько соглашений по вопросам юрисдикции и взаимной правовой помощи по делам, связанным с пребыванием воинских формирований вооруженных сил РФ на территории иностранных государств, в частности, с Арменией,2 Беларусью,3 Киргизией,4 Молдовой,5 Таджикистаном.6 В рамках данных международных договоров предусматривается возможность разрешения споров с участием российских военных баз национальными судами государства, где находятся (дислоциро-

СДД. Выпуск. XXIX. - М., 1975. С. 128 - 130; ст.4 Правовое положение торгового представительства СССР в ФРГ; ст.4 О правовом положении торгового представительства СССР в КНР и торгового представительства КНР в СССР. (Приложение к Договору о торговле и мореплавании между СССР и КНР. (подписан 23 апреля 1958 г.)) // ВВС СССР. 1958. №17. ст.290 - продолжает действовать см. Соглашение между правительством РФ и правительством КНР об инвентаризации договоров, заключенных между СССР и КНР в период с 1949 по 1991 год в форме обмена нотами, подписано 28 апреля 1999 г. // БМД. 2000. №1.С.42-52. 1

о иммунитете воинских формирований НАТО см. X. Шак Указ. соч. С.78

-80. 2

подписано 29 августа 1997 г. (ратиф. РФ №13-Ф3 от 30 января 2002 г.) // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». 3

подписано 6 января 1995 г. (ратиф. РФ №16-ФЗ от 30 января 2002 г.) // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». 4

подписано 28 марта 1996 г. (ратиф. РФ №11-ФЗ от 30 января 2002 г.) // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». ' 5

подписано 21 октября 1994 г. (не вступило в силу) // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». 6

подписано 21 января 1997 г (ратиф. РФ №14-ФЗ от 30 января 2002 г.) // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

ваны) соединения, части, учреждения, предприятия, организации, базы, арсеналы, полигоны, аэродромы, склады и другие объекты вооруженных сил РФ:

«Решения по претензиям, вытекающим из договорных отношений и обязательств между российской военной базой, лицами, входящими в ее состав, и членами семей этих лиц и учреждениями и гражданами Республики Армения, по возмещению причиненного ущерба, принимаются судами Республики Армения в соответствии с ее законодательством. Исполнение решений судов по этим делам в отношении лиц, входящих в состав российской военной базы, членов семей этих лиц, проживающих на территории РФ, осуществляется через Министерство юстиции РФ»116.

Вызывает удивление достаточно громоздкий и весьма спорный, с точки зрения эффективности механизм разрешения споров с участием вооруженных сил РФ, который выстраивается при последовательном толковании положений данных соглашений и правил, согласованных договаривающимися государствами в более ранних договорах, которые послужили их основанием.117Например, в Соглашении между РФ и республикой Таджикистан о правовом статусе воинских формирований Вооруженных Сил РФ, находящихся на тер- ритории республики Таджикистан118 устанавливается следующий порядок возмещения ущерба и разрешения споров:

Ст.18 «РФ возместит материальный ущерб, если он будет причинен Республике Таджикистан действиями или упущениями воинских формирований Вооруженных сил РФ или лицами из их состава при исполнении служебных обязанностей, учреждениям и гражданам Республики Таджикистан или гражданам третьих государств, находящимся на ее территории. Ущерб возмещается в размерах, установленных Смешанной комиссией, образованной согласно ст.23 настоящего Соглашения119, на основании предъявляемых претензий и законодательства Республики Таджикистан.

Споры, которые могут возникнуть из обязательств воинских формирований Вооруженных сил РФ, также подлежат рассмотрению Смешанной комиссией на тех же основаниях ...»

Ст.19 «Республика Таджикистан возместит ущерб, причиненный имуществу воинских формирований Вооруженных сил Российской Федерации, если он будет причинен действиями или упущениями со стороны государственных и других учреждений Республики Таджикистан. Ущерб возмещается в размерах, установленных Смешанной комиссией на основании предъявляемых претензий и с учетом законодательства Республики Таджикистан.

Республика Таджикистан будет возмещать воинским формированиям Вооруженных сил Российской Федерации, лицам, входящим в их состав, и членам семей этих лиц ущерб, причиненный в результате действий или упущений со стороны таджикских граждан и юридических лиц.

Ущерб возмещается в размерах, установленных судом Республики Таджикистан на основании претензий, предъявляемых к лицам, причинившим ущерб» В Соглашении между РФ и республикой Таджикистан по вопросам юрис- дикции и взаимной правовой помощи по делам, связанным с пребыванием воинских формирований Вооруженных сил РФ на территории республики Таджикистан:

Ст. 16 «Решения по гражданским делам, возникающим между воинскими формированиями, лицами, входящими в состав воинских формирований, и юридическими лицами и гражданами Республики Таджикистан, принимаются судами Таджикистанской Стороны в соответствии с законодательством Республики Таджикистан.

Исполнение решений судов по этим делам в отношении лиц, входивших в состав воинских формирований и проживающих на момент вынесения решения на территории Российской Федерации, осуществляется через Министерство юстиции РФ».

Очевидно, что все межгосударственные споры, в том числе о возмещении ущерба, причиненного одним государством другому, рассматриваются только Смешанной комиссией. Она же рассматривает все споры, где ответчиком выступает воинское формирование Вооруженных сил РФ (возмещение вреда, невыполнение обязательств по гражданско-правовым договорам). Споры по возмещению вреда причиненного военнослужащими, гражданским персоналом Вооруженных сил РФ не при исполнении ими служебных обязанностей, дела, где ответчиками выступают граждане и юридические лица Таджикистана разрешаются таджикистанскими судебными органами в соответствии с законодательством Таджикистана. В последнем случае истцом может выступать РФ, представляемая уполномоченными руководителями воинских формирований, сами воинские формирования по искам из частноправовых отношений.120

Таким образом, в рамках рассматриваемых соглашений реализована концепция абсолютного иммунитета государств с отдельными изъятиями: споры с участием государств рассматриваются либо в их национальных судах (Таджикистан - ответчик), либо в специально созданном из представителей договаривающихся государств третейском органе - Смешанной комиссии (РФ - ответчик). Вместе с тем суд Таджикистана может столкнуться с достаточно неопределенной ситуацией, если ответчик по иску РФ - юридическое лицо или гражданин республики Таджикистан - предъявит встречное требование. В данном случае суд будет вынужден либо отказать в принятии встречного иска и предложить стороне обратиться в Смешанную комиссию, либо рассмотреть данное требование совместно с первоначальными требованиями, заявленными российской стороной, оценив факт обращения РФ в национальный суд республики Таджикистан как отказ от иммунитета. Необходимо отметить, что в рамках отдельных соглашений предусматривается более гибкое регулирование, в частности, в Соглашении ме>еду РФ и Республикой Казахстан о статусе воинских формирований РФ, временно находящихся на территории республики Казахстан121 ст.22:

«...РФ возмещает материальный ущерб Республике Казахстан, если ущерб будет причинен воинскими формированиями РФ или лицами, входящими в их состав, и членами их семей учреждениям, предприятиям, организациям и гра>кданам Республики Казахстан в размерах, установленных Смешанной комиссией, создаваемой в соответствии со ст.23 настоящего Соглашения, или решением суда Республики Казахстан. Республика Казахстан возмещает материальный ущерб РФ, если он бу- дет причинен воинским формированиям РФ, а также лицам, входящим в их состав, членам их семей в результате действия или бездействия государственных учреждений, предприятий, организаций или граждан Республики Казахстан в размерах, установленных Смешанной комиссией или решением суда Республики Казахстан». Фактически в данном соглашении стороны установили ограниченный иммунитет, определив возможность рассмотрения всех споров с участием договаривающихся государств в национальных судах. Вместе с тем практическое применение вышеприведенных положений вызывает еще больше вопросов, чем в случае с соглашением между РФ и Таджикистаном: например, вправе ли суд рассматривать иск, если одна из сторон настаивает на рассмотрении последнего в Смешанной комиссии, может ли сторона оспорить вынесенное комиссией решение в суде, как в целом, так и в отношении суммы ущерба, подлежащего возмещению. Очевидно, данные проблемы должны найти разрешение в предполагаемом в договоре (ст.23) соглашении, определяющем состав и порядок деятельности Смешанной комиссии.

Правила о юрисдикционном иммунитете находят закрепление в положениях процессуальных правовых актов, соответственно в большинстве исследований данный правовой институт оценивается как процессуально-правовой. В отдельных работах, например, в учебнике Л.П. Ануфриевой «Международное частное право»122 отмечается комплексный характер института иммунитета государств. Данная позиция подтверждается ссылками на отдельные положения ГК РФ, в частности, ст. 127: «Особенности ответственности РФ и субъектов Российской Федерации в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств определяются законом об иммунитете государства и его собственности», ст. 1204: «К гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом, с участием государства правила настоящего раздела применяются на общих основаниях, если иное не установлено законом». При этом правила третей части ГК России рассматриваются как закрепляющие по существу функциональный иммунитет. Кроме того, при оценке ответственности государств, «выступающей понятием материального права», подчеркивается, что «присутствие или отсутствие ответственности на стороне государства произ- водно от положительного или отрицательного ответа по вопросу об иммунитете».123

Изложенная позиция вызывает определенные возражения. Прежде всего, необходимо проводить строгое разграничение между ответственностью, иммунитетом государств, юрисдикционным (судебным) иммунитетом. Основным, базисным институтом в данном случае выступает ответственность - обязанность субъекта претерпевать санкции (меры государственно-принудительного воздействия) за нарушение норм права (правонарушения). Ответственность реализуется в рамках охранительного правового отношения и возникает, как правило, на определенной стадии развития последнего - «в сущности, юридическая ответственность выражает реализующееся, осуществляемое охранительное правоотношение, т.е. правоотношение в таком его состоянии, когда в его рамках реально применяются санкции, а правонарушитель фактически несет юридические обязанности по претерпеванию определенных лишений штрафного характера». Охранительное правоотношение всегда предполагает правоприменительную деятельность. Правоприменение протекает в рамках определенной процессуальной формы и охранительное правоотношение выступает в качестве «организуемого» нормами процессуального права материального правоотношения. Иммунитет иностранного государства представляет исключение из общего правила в национальной правовой системе государства, где осуществляется правоприменительная деятельность - «правонарушение -» ответственность» - основание, не позволяющее осуществить правоохранительное правовое отношение, реализовать юридическую ответственность иностранного государства.124 Иммунитет фактически устанавливает огра- ничение правосубъектности иностранного государства в ином государстве, его пассивной стороны - способности выступать носителем определенных юридических обязанностей. Процессуальная правоспособность, как отмечалось ранее, производна от правосубъектности. Очевидно, что ограничение «материально-правовой» правосубъектности не может не сказываться и на одноименном процессуальном институте. В рамках организационных процессуальных правоотношениях, «обслуживающих» правоохранительные правовые отношения, следует выделять судебный иммунитет, последний произволен от иммунитета, но не тождественен ему. При этом, строго говоря, объем судебного иммунитета в различных национальных правовых системах может варьироваться в зависимости от свойств судопроизводства (стадийность, разнообразие производств, активность суда и т.д.), характеристик процессуальной праводееспособности. Что касается предусмотренного в ст.127 ГК РФ закона об иммунитете государства и его собственности, то в подготовленном законопроекте125 предусмотрено комплексное регулирование как государственного иммунитета в гражданских правоотношениях, так и ответственности государств. Данный факт, равно как и упоминание в ГК РФ в одной статье ответственности и иммунитета вряд ли следует рассматривать как признание комплексного характера института государственного иммунитета, а скорее как подтверждение взаимосвязи и взаимодействия различных по своей природе и содержанию правовых институтов: ответственности, иммунитета государств, юрисдикцион- ного иммунитета. Следует заметить, что многие процессуальные аспекты участия иностранных государств в судопроизводстве в РФ, не нашли закрепле- ние ни в действующих процессуальных правовых актах (ГПК РСФСР, АПК РФ), ни, к сожалению, в их проектах. В частности не решены вопросы: об извещении государств о предъявленных им исках, общие положения процессуальных кодексов, например, ст.103 АПК (ст.139 проекта АПК): «Истец при предъявлении иска обязан направить другим лицам, участвующим в деле, копии искового заявления и приложенных к нему документов, которые у них отсутствуют», вряд ли применимы в данном случае: о времени, месте и способе заявления об отказе от иммунитета.126 Данные проблемы, безусловно, должны найти разрешение в положениях закона об иммунитете иностранных государств.

Если обратиться к существующему международно-правовому регулиро- новление правительством РФ ответных ограничений (реторсий) в отношении государств отказавшихся на уровне принятых нормативных актов (США, Великобритания, ЮАР, Канада и др.) или устойчивой судебной практики (ФРГ, Франция, Бельгия, Норвегия и др.) от применения абсолютного иммунитета. Такие действия вряд ли можно признать эффективными: количество государств-сторонников концепции функционального иммунитета увеличивается; подготовка таких нормативных актов требует изучения применения положений об иммунитете в каждом государстве (для того чтобы установить именно ответные ограничения), соответственно займет достаточно много времени; подготовленные акты должны вступать в силу по возможности одновременно, для того чтобы избежать неблагоприятных внешнеполитических последствий, в частности, рассмотрения реторсии в качестве недружественного акта. Кроме того, само по себе принятие таких правил неизбежно потребует представления разъяснений для их применения судебными органами.

Иной вариант - присоединение к единственному действующему на сегодняшний день международному соглашению об иммунитете государств - Европейской конвенции об иммунитете государств. Слабые стороны такого подхода - незначительное количество государств-участников конвенции, допускаемая конвенцией возможность установления более широких рамок ограничения иммунитета (которой воспользовались все государства, подписавшие конвенцию); сильные - применение формально закрепленных правил взаимоотношений с европейскими государствами, отказавшимися от концепции абсолютного иммунитета, возможность для российских граждан и юридических лиц, защиты своих интересов в связи с исполнением решений в отношении государств в Европейском трибунале. Наиболее приемлемым до принятия специального нормативного акта или вступления в силу специального многостороннего соглашения о юрисдикци- онных иммунитетах, по моему мнению, вариантом следует признать выработку в рамках уже действующего законодательства судебной практики, которая бы ориентировалась на ограничение судебного иммунитета государств и их собственности. При этом судам следует принимать во внимание положения иностранного законодательства и действующее международно-правовое ре- ванию, то отдельные процессуальные вопросы нашли согласованное решение. В частности, в Европейской конвенции об иммунитете государств закрепляется следующий процессуальный порядок уведомления государства, в отношении которого в ином государстве возбуждено судопроизводство: компетентные органы государства суда направляют по дипломатическим каналам Министерству иностранных дел государства-ответчика оригинал или копию документа, которым возбуждено производство в суде, копию любого решения вынесенного в отношении государства-ответчика в случае его неявки. Государство должно вступить в дело или обжаловать вынесенное решение в течение двух месяцев с момента получения документов его МИДом. Если определение данного срока - право суда, то последний должен предоставить го- сударству-ответчику не менее двух месяцев для осуществления ответных процессуальных действий. Иск может быть рассмотрен в отсутствие государства, если оно не вступило в дело по истечении установленного срока при условии, что документы были направлены ему в установленном конвенцией порядке. Государство, вступившее в дело, считается снявшим любое возражение в отношении вручения документов. Государство, участвующее в судопроизводстве не может подвергаться каким-либо принудительным мерам или взысканиям в случае непредставления или отказа представить какие-либо документы или иные доказательства. Суд вправе оценивать данное поведение по собственному усмотрению.

Вряд ли можно признать существующее на сегодняшний день и предлагаемое законодательное регулирование вопросов ответственности, иммунитета иностранных государств и их имущества достаточно гибким. В ситуации, когда «можно точно спорить о том, является ли иммунитет иностранных государств еще принципом или уже исключением»127 стремление закрепить абсолютный иммунитет едва ли следует рассматривать как верное решение, коль скоро это «не решает проблемы признания за рубежом иммунитета РФ в таком же полном объеме».128 Один из возможных вариантов действий РФ - уста- гулирование в сфере иммунитета государств.

<< | >>
Источник: Фёдоров Игорь Вадимович. ГРАЖДАНСКОЕ И АРБИТРАЖНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО КАК ПРЕДМЕТ СОВМЕСТНОГО МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОГО И ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ / Диссертация / Екатеринбург. 2002

Еще по теме § 2. Судебный иммунитет государств:

  1. § 2. Судебный иммунитет государств
  2. § 1 Правосубъектность государств в международных торговых отношениях
  3. § 4. Судебный иммунитет 1. Понятие
  4. 2. Абсолютный и ограниченный (функциональный) иммунитет
  5. § 1. Государство и муниципальные образования как субъекты гражданского права и предпринимательской деятельности
  6. Владимир Александрович Жуков Гражданский иск к иностранному государству — нарушителю основных прав человека (проблема юрисдикционного иммунитета)
  7. Судебный залог и исполнение решений в отношении судебных расходов: международно-правовое и внутригосударственное регулирование
  8. 4 СУДЕБНЫЙ ИММУНИТЕТ РАЗВИТОГО ТИПА
  9. ПРАВА И ПРИВИЛЕГИИ МИТРОПОЛИТОВ И ПОДАТНОЙ И СУДЕБНЫЙ ИММУНИТЕТ МИТРОПОЛИЧЬИХ ВЛАДЕНИЙ
  10. Судебный иммунитет в применении к промы­слам и торговле, независимо от землевладения. Несудимые монастырские соляные варницы и рыбные ловли. Несудимость в пути торговых людей и монастырских приказчиков. Несуди­мость откупщиков.
  11. §1. Категория «иммунитет в гражданском процессуальном праве», значение иммунитета и его место среди смежных институтов и категорий
  12. §1. Отдельные проблемы классификации иммунитетов в гражданском судопроизводстве
  13. § 2.1. Иммунитет государства в гражданском судопроизводстве
  14. § 1. Категория «иммунитет» в исполнительном производстве
  15. Государственный суверенитет: гносеологический аспект проблемы
  16. § 2.3. Источники права об иммунитете и ФЗ РФ № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах»
  17. § 3. Классификация иммунитетов в зависимости от стадий процесса
  18. § 4.2. Арбитражное соглашение как форма отказа от государственного иммунитета
  19. § 5.3. Иммунитет в отношении исполнения решения по Конвенции ООН и Закону № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах»
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -