Преюдициальные запросы судебных органов государств - членов ЕС как основной механизм прямого взаимодействиясудов государств - членов ЕС с судебными органами ЕС

Следует отметить, что со вступлением в силу изменений так называемого первичного права ЕС, вызванных вступлением в силу Лиссабонского договора, система преюдициального запроса судов государств-членов, направляемых Суду ЕС, была несколько изменена.

Вместе с тем, как отмечается в зарубежной доктрине, основные черты взаимодействия между судами государств-членов и судебными органами ЕС были сохранены[438]. Изменения коснулись лишь нумерации статей и других второстепенных аспектов преюдициального запроса, направляемого судами государств - членов ЕС судебным органом ЕС, при этом не затронули сущности процедуры преюдициального запроса.

В настоящее время компетенция Суда ЕС по рассмотрению запросов судебных органов государств - членов ЕС урегулирована в ст. 267 Договора о функционировании Европейского Союза. Кроме того, не действует ст. 68 Римского договора, содержащего несколько ограничений по направлению преюдициальных запросов. Иначе говоря, данная компетенция судебных органов ЕС реализуется без каких-либо ограничений.

В связи с изменениями полномочия по рассмотрению

преюдициальных запросов, направляемых судами государств-членов, вменены Трибуналу (ст. 256 § 3), и лишь в случае пересмотра - Суду ЕС[439]. Еще одним нововведением является уточнение полномочий Суда, который рассматривает «вопросы по интерпретации и действию актов, принятых органами и институтами Союза»[440].

Следует отметить, что использование такого инструмента взаимодействия, как преюдициальный запрос, направляемого национальным судом члена ЕС суду ЕС, позволило вывести их сотрудничество на более высокий уровень. Данный юридический инструмент является

необходимостью во взаимодействии двух правопорядков, так как у судов государств-членов могут возникать сомнения относительно интерпретации или силы действия той или иной нормы права ЕС, которую они обязаны применять. В отличие от взаимодействия судов членов Совета Европы с ЕСПЧ, взаимодействие между государствами - членами ЕС и Европейским Союзом предполагает существование более совершенных механизмов их взаимодействия. Это связано с тем, что право ЕС характеризуется большим количеством правовых норм, высоким уровнем конкретизации правовых положений и более развитой системой законодательства по сравнению с

существующими на сегодняшний день европейскими региональными объединениями. Поэтому преюдициальный запрос является основным и необходимым инструментом взаимодействия (или в интерпретации Суда - сотрудничества ) европейского и национальных правопорядков государств - членов ЕС, а также является механизмом прямого взаимодействия судей государств - членов ЕС и судей европейских судебных органов.

Данный механизм является тем более значимым, что право ЕС по большей части предопределено целями, достижение которых на практике требует от Суда ЕС использования телеологического метода толкования. В результате это приводит к тому, что судам государств - членов ЕС довольно сложно определить конкретные требования той или иной нормы права ЕС. Для корректного применения права ЕС судебным органам государств - членов ЕС просто необходимо обращаться к органу, обладающему монополией аутентичной интерпретации права ЕС, - Суду ЕС.

Прямой характер взаимодействия между судами государств-членов и судебными органами ЕС в рамках производства по преюдициальным запросам обусловлен организацией самого производства, а именно наделением правом на обращение в рамках данного производства.

Субъектами права на обращение в рамках данного производства являются исключительно судебные органы государств - членов ЕС. Это свидетельствует о том, что данное производство направлено на прямое взаимодействие между обращающимися - судами государств - членов ЕС и рассматривающими обращение судебными органами ЕС.

Установление прямого взаимодействия подтверждает также факт возможного участия в производстве по преюдициальным запросам в Суде ЕС сторон судебного разбирательства, ставшего для суда государства - члена ЕС основанием для направления преюдициального запроса (ст. 23 Статута Суда ЕС), что наглядно демонстрирует наличие связи между [441]

разбирательством, инициированным в суде государства - члена, основанием отправки преюдициального запроса и производством по преюдициальному запросу в Суде ЕС.

Необходимо также подчеркнуть, что принятое Судом ЕС решение по преюдициальному запросу направляется как сторонам дела, так и самому судебному органу, направившему преюдициальный запрос в Суд ЕС[442]. Данная процессуальная формальность логична, так как решение судебных органов ЕС необходимо именно направившему запрос суду для корректного применения нормы права ЕС в судебном разбирательстве. Органы правосудия государства-члена, направившие преюдициальный запрос, имеют ряд прав в отношении производства в Суде ЕС. Так, на основании обстоятельств дела они могут запросить судебные органы ЕС рассмотреть преюдициальный запрос по ускоренной процедуре (ст. 104 bis Регламента Суда ЕС)[443].

Наиболее ярким свидетельством прямого взаимодействия судебных органов государств-членов и судебных органов ЕС является стадия рассмотрения поступившего в Суд ЕС преюдициального запроса. На данной стадии производства по преюдициальным запросам Суд ЕС, как и любой судебный орган, прежде чем принять решение, рассматривает различные аспекты дела или проводит так называемое судебное следствие. Принимая во внимание, что национальный суд направившего запрос государства разбирает дело по существу, логичным в такой ситуации является отказ от повторного проведения судебного следствия тех же вопросов, в частности от проведения сложных следственных действий. В результате Суд ЕС

ограничивается запросом материалов дела у суда, направившего запрос, и

446

рассматривает их в рамках своей инстанции .

Так, запросы Суда ЕС по рассматриваемому делу могут касаться как фактических, так и юридических обстоятельств, которые были установлены в рамках производства, приостановленного судом, направившим преюдициальный запрос[444] [445]. Также судебные органы ЕС могут направлять суду государства-члена требование о разъяснении некоторых вопросов, фигурирующих в преюдициальном запросе[446] [447].

Как правило, информация о таких обращениях судебных органов ЕС к судебным органам государства - члена ЕС, направившему им преюдициальный запрос, фиксируется в тексте самих решений судебных органов ЕС. В решениях судебных органов ЕС содержится информация о том, каким образом суд государства-члена отреагировал на запрос судебных органов ЕС о предоставлении дополнительной информации по делу, а также

-449

указание о проведении им конкретных следственных действий .

Именно данная стадия преюдициального производства является показателем прямого и интегрированного взаимодействия судебных органов государств-членов и судебных органов ЕС, так как материалы дела, рассматриваемого одним судом, используются другим судом. Более того, данный факт позволяет утверждать, что между такими судебными органами должен существовать такой уровень доверия, который необходим для использования продуктов деятельности одного из них другим.

Таким образом, Суд ЕС действует как и любой верховный суд отдельного правопорядка по отношению к нижестоящим судебным

инстанциям, рассматривающим направленное ему дело[448]. Даже в отсутствие производства, аналогичного преюдициальному запросу, которое существует в праве ЕС и в конституционном судопроизводстве практически любого европейского государства, в кассационных инстанциях существует такая судопроизводственная техника, как обращение верховных судов к материалам дела, исследованным нижестоящими инстанциями в рамках судебного разбирательства по делу[449]. В отсутствие каких-либо других формальных системных связей между судебными органами ЕС и судами государств - членов ЕС производство по преюдициальным запросам предполагает наличие постоянного взаимодействия между судебными органами двух правопорядков в рамках разбирательства по конкретному делу.

Отметим, что зарубежные авторы, квалифицируя отношения между судебными органами государств - членов ЕС и судебными органами ЕС в рамках данного производства, определяют их термином сотрудничество (cooperation), но в то же время уточняют, что речь идет о «навязанном сотрудничестве» (cooperation imposee)[450].

Для судебных органов государств-членов, принимающих решения в первой инстанции или в рамках апелляции решений, принятых в рамках первой инстанции, использование преюдициальной процедуры не является обязательным. Тем не менее исключением являются высшие судебные органы государств-членов - верховные суды, которые в соответствии с предпоследним абзацем ст. 267 ДФЕС обязаны направлять Суду ЕС преюдициальные запросы[451]. В случае отказа судебных органов нижестоящих инстанций направлять запросы в Суд ЕС, стороны дела гарантированы, что если дело дойдет по высшей инстанции, преюдициальный запрос будет все-таки направлен в Суд ЕС (при условии соблюдения всех необходимых условий).

Еще одним примером «ограниченного усмотрения» судебных органов государств - членов ЕС в определении необходимости направления преюдициального запроса в Суд ЕС (помимо обязательности отправки запроса судебными органами, выносящими решения в последней инстанции), являются случаи, в которых они не хотят применять право ЕС. Суд ЕС отказывает судам государств - членов ЕС в праве не применять вторичное право при рассмотрении дела по собственной инициативе, установив обязанность направления запроса для случаев, в которых существует сомнение в действии нормы вторичного права[452]. В таких случаях суды государств-членов, не имея возможности не применять право ЕС, обязаны обращаться в Суд ЕС посредством преюдициального запроса о действии той или иной нормы права ЕС[453], что еще раз свидетельствует о подчинении судебных органов государств - членов ЕС судебной системе ЕС.

В соответствии со статистическими данными основными субъектами обращения в рамках производства по преюдициальным запросам являются судебные органы государств - членов ЕС первых инстанций, хотя они, в отличие от верховных судов, не обязаны направлять преюдициальные запросы в Суд ЕС. Так, статистические данные за 2014 г. показывают, что менее 30 процентов запросов были направлены судами, принимающими

решения в последней инстанции, тогда как более 70 процентов

-456

направляются судами первой и апелляционной инстанций .

Данный факт свидетельствует о том, что подчинение судебных органов государств-членов судебной практике Суда ЕС осуществляется даже в отсутствии обязательства с их стороны, а наличие права на подачу запроса у всех судебных органов государства-члена объясняет высокую степень интегрированности сотрудничества этих судебных органов.

В соответствии со статистическими данными около половины судебных решений Суда ЕС принимаются им именно в рамках производства по преюдициальным запросам . По мнению зарубежных авторов, именно запросы судебных органов государств - членов ЕС способствовали активному развитию судебной практики Суда ЕС, а также принуждению государств - членов ЕС соблюдать как принцип верховенства права ЕС, так и основные принципы судебной практики Суда ЕС.

Сам Суд ЕС охарактеризовал преюдициальный запрос как «инструмент сотрудничества между Судом ЕС и судами государств-членов, благодаря которому первый предоставляет судебным органам государств- членов элементы, необходимые для разрешения, рассматриваемых ими споров»[454] [455] [456]. Такой подход Суда ЕС, как представляется, основывается на различии интерпретации и применения права. В соответствии с данным подходом судебным органам государств - членов ЕС предоставлено право только на интерпретацию национального законодательства, которое он применяет к рассматриваемому делу[457]. В отношении правовых норм ЕС Суд ЕС обладает аутентичным, окончательным (в последней инстанции) правом по интерпретации права ЕС.

В соответствии со ст. 19 Договора о ЕС Суд «гарантирует уважение права посредством интерпретации и применения договоров». Именно в рамках производства по преюдициальным запросам он осуществляет деятельность в отношении юридических вопросов, касающихся права ЕС, в частности гарантирует посредством этого производства единообразное применение норм права ЕС на всем пространстве ЕС. В связи с тем, что право ЕС является довольно подробным, объемным и разветвленным и применяется как судебными органами ЕС, так и судебными органами государств - членов ЕС, необходимость их единообразного применения привела к необходимости организации производства, посредством которого право ЕС получило бы единообразное применение. Производство по преюдициальным запросам и представляет собой такой механизм, в рамках которого Суд ЕС реализует свою компетенцию по интерпретации и применению норм права ЕС в последней инстанции. Данное производство предполагает схему, в которой нижестоящие судебные органы (государства - члена ЕС) обращаются к судебному органу ЕС, наделенному правом разрешать спорные вопросы, касающиеся интерпретации права, которое они обязаны применять. Даже в отсутствии институализированной иерархии между этими судебными органами, характерной для судебных систем отдельно взятого правопорядка, положение данного органа может быть охарактеризовано лишь как вышестоящее, так как судебные органы государств - членов ЕС обязаны обращаться к нему и соблюдать обязательную силу его решений.

Преюдициальное производство является прямым механизмом взаимодействия Суда ЕС с судебными органами государств - членов ЕС, предусмотренным позитивным правом.

Констатация отсутствия институализированной связи, характерной для отдельно взятой судебной системы, не позволяет сделать вывод о том, что отношения между данными органами, как это часто представляется в зарубежной науке[458], являются равноправным сотрудничеством, для которого характерно отсутствие иерархии.

Однако необходимо отметить, что в своей деятельности Суд ЕС также утверждает об отсутствии всякого отношения подчинения. Например, он констатирует, что «национальным судебным органам принадлежит право на имплементацию в своих решениях»[459] решения, данного Судом ЕС по определенному делу. Такое отношение Суда ЕС к деятельности судебных органов государств-членов, по мнению представителей зарубежной науки, свидетельствует о равных взаимоотношениях между ними, что, как представляется, противоречит указанному позитивному праву.

Решения Суда ЕС, принятые в рамках процедуры по преюдициальным запросам, обладают принудительной, обязательной силой[460]. На

обязательную силу его решений также прямо указано в ст. 65 Регламента процедурных вопросов и производства в Суде ЕС. Данное утверждение нормативного документа, регулирующего производство в Суде ЕС было подтверждено и самим судом, который заявил, что его решения носят не консультативный, а обязательный характер[461]. В отношении суда, направившего преюдициальный запрос, Суд ЕС утверждает, «что решение, принятое по преюдициальному запросу, направлено на разрешение юридического вопроса и является обязательным для суда государства - члена ЕС в контексте интерпретации права ЕС, данной Судом ЕС»[462]. Тот факт, что Судом ЕС уже было принято решение по определенному вопросу не мешает суду государства-члена обратиться к нему повторно с этим же вопросом[463]. Если дело, ставшее основанием для обращения суда низшей инстанции с преюдициальным запросом, вновь рассматривается в апелляционном порядке, то апелляционный суд также обязан соблюдать решение, принятое по данному делу Судом ЕС, что, однако, не препятствует обращению апелляционного суда с аналогичным запросом в Суд ЕС[464].

Таким образом, обладая эффектом «erga omnes», т.е. применяясь даже теми судами, которые не направляли запрос в Суд ЕС в рамках рассматриваемых ими аналогичных делах, решения последнего имеют абсолютную нормативную силу[465]. Такой подход объясняется

необходимостью принятия единого решения относительно интерпретации или действия той или иной нормы права ЕС, которое должно применяться во всех аналогичных случаях. Действительно, с одной стороны, в отсутствие прецедентной силы решений Суду ЕС пришлось бы решать бесконечное количество раз схожие по фактическим и юридическим аспектам дела и регулярно интерпретировать или определять действие одних и тех же норм права ЕС. С другой стороны, отсутствие абсолютной нормативной силы решений Суда ЕС, принятых им по преюдициальным запросам, могло бы привести к противоречиям в интерпретации права ЕС национальными судами стран - его членов.

Таким образом, наделение решений Суда ЕС абсолютно силой, равно как и предусмотренный в рамках взаимодействия Суда ЕС с национальными судами его участников механизм преюдициального запроса представляют собой необходимые элементы взаимосвязи судебных практик судебных органов различных государств в отношении применения ими права ЕС, что также подтверждает первостепенную и системную роль, которую играет Суд ЕС в отношении судебных систем государств - членов ЕС.

1.

461

462

464

Производство по преюдициальному запросу в праве ЕС и конституционное производство по запросам судов, в рамках которых конституционные суды проверяют конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, рассматриваемым судом общей юрисдикции, представляется идентичны[466]. В обоих случаях суды общей юрисдикции, не уполномоченные разрешать вопросы о соответствии актов, которые им подлежит применить в соответствующем деле, по отношению к вышестоящей, «учредительной» норме, обращаются в специально созданный для этих целей орган, приостанавливая при этом рассматриваемое конкретное судебное разбирательство, послужившее поводом для направления преюдициального запроса, до тех пор, пока не будет разрешен вопрос, который они сами не компетентны рассматривать. При этом применение вышестоящей нормы становится возможным только после вынесения решения уполномоченным судом, после чего судебный орган, направивший запрос, обязан будет закончить рассмотрение приостановленного производства, применив в нем указанную норму в том смысле, который был дан судебным органом, рассмотревшим преюдициальный запрос.

В рамках обоих производств между судебными органами четко разделены компетенции.

С одной стороны, полномочия разрешать вопросы о соответствии учредительному законодательству ЕС в том, что касается соответственно органов конституционной юстиции и судебных органов ЕС. С другой стороны, полномочия по разрешению вопросов гражданского, уголовного права по существу в том, что касается органов, наделенных правом на обращение в конституционные суды и Суд ЕС в рамках соответствующих (конституционных или европейских) производств по преюдициальным запросам.

Таким образом, Суд ЕС посредством своих полномочий по рассмотрению преюдициальных запросов, направляемых судебными органами государств - членов ЕС, играет по отношению к ним роль, аналогичную той, которую играет орган конституционного правосудия по отношению к судам общей юрисдикции в рамках отдельно взятого правопорядка.

Можно выявить основные характерные особенности функций преюдициального производства и роли Суда ЕС в данном контексте.

Во-первых, взаимодействие в рамках преюдициального производства

в конституционном судопроизводстве организуется между судебными

органами единого правопорядка. Данный факт позволяет говорить о том,

что применение такого судопроизводственного механизма взаимодействия

судебных органов, как преюдициальное производство, может быть

использовано между судебными органами в рамках отдельно взятого

единого правопорядка или судебными органами, принадлежащим

различным правопорядкам, между которыми существует довольно высокий

уровень интеграции. Таким образом, организация отношений между

судебными органами посредством таких преюдициальных производств,

даже в отсутствии включения взаимодействующих органов в единую

судебную систему, предполагает наличие минимального уровня

системности в их отношениях, обусловленной интеграционными

процессами. В качестве примера можно привести немецкую систему

отправления правосудия, в которой классические системные, иерархические

связи между судебными органами существуют лишь в рамках отдельно

взятой структуры специализированных органов правосудия (Fachgerichte).

В то же время каждая система специализированных судебных органов, а

также конституционный суд, будучи независимыми (selbststandig) друг от

247

друга, все же образуют единую систему судебной власти (rechtsprechende Gewalt), определенную ст. 92 Основного закона[467]. Иначе говоря, в науке конституционного права помимо структурированных, иерархических отношений судебных органов отдельной судебной (под)системы выделяются также и межсистемные отношения между судебными органами различных судебных (под)систем и отдельных судебных органов (в частности конституционного суда), принадлежащих единому правопорядку. Наличие таких отношений между судебными органами различных правопорядков также возможно идентифицировать, в частности, посредством существования таких процессуальных инструментов, характерных для внутреннего судебного права, как производство по преюдициальным запросам, которое существует в праве ЕС.

Во-вторых, помимо организации прямых межсистемных отношений между судебными органами, принадлежащими различным судебным системам, преюдициальное производство выстраивает квазииерархические отношения между судебным органом, направляющим преюдициальный запрос, и органом, рассматривающим его; последний всегда играет в этих отношениях роль суда последней инстанции. Положение «верховного суда» в данном и подобных случаях состоит в том, что он обладает аутентичной компетенцией по интерпретации в последней инстанции норм, которые судебные органы, наделенные правом или обязательством направлять ему преюдициальные запросы, обязаны применять. Судебные органы, наделенные правом (обязательством) направления преюдициальных запросов, как правило, также наделены компетенцией по интерпретации данных норм, но в отличие от «верховного суда» они лишены возможности не применять данные нормы в рассматриваемых ими делах, либо признавать данные нормы недействующими. Таким образом, между данными органами выстраивается нормативная квазииерархия, которая предполагает подчинение деятельности по отправлению правосудия одного судебного органа (судов государств - членов ЕС) судебным решениям и практике другого судебного органа (Суда ЕС). Иначе говоря, между данными судебными органами в отсутствие классических институциональных и процессуальных механизмов подчинения (апелляция, кассация, судебный надзор и т.п.) выстраивается квазииерархия, схожая с иерархией, характерной для классических судебных систем. В итоге судебные органы ЕС играют роль верховного или конституционного органа правосудия по отношению судам государств-членов, подтверждением чему служит наличие связующего их производства по преюдициальным запросам.

<< | >>
Источник: ГУРБАНОВ РАМИН АФАД ОГЛЫ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ судебных органов НА ЕВРОПЕЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Баку- 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Преюдициальные запросы судебных органов государств - членов ЕС как основной механизм прямого взаимодействиясудов государств - членов ЕС с судебными органами ЕС:

  1. § 3. Правовое обеспечение свободы завещания как основного принципа наследственного права
  2. § 3. Административно-правовые отношения и акты применения норм административного права как элементы механизма административно-правовой охраны политических прав граждан России.
  3. §2. Договор, учреждающий Конституцию для Европы, как основной источник права Европейского Союза.
  4. §1. Обеспечение международной безопасности как основной путь совершенствования международного правопорядка на современном этапе
  5. Глава VIII. Защита прав человека в гражданском обществе как основной признак правового государства
  6. 4.2. Сущность конституции. Конституция как основной закон государства
  7. 4.2. Сущность конституции. Конституция как основной закон государства
  8. Конституция Российской Федерации как Основной закон государства
  9. Глава 8. Договоры банковского вклада и банковского счета как основные институты банковского права
  10. Аукционы по продаже земельных участков и прав на них как основной способ возникновения прав на землю
  11. §1. Обеспечение международной безопасности как основной путь совершенствования международного правопорядка на современном этапе
  12. § 2. Исполнение в натуре как основное реализационное средство правовой защиты
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -