Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

§ 2. Имущественные гражданские правоотношения с усложнённым субъектным составом

1. Стоит согласиться с Н.Г. Валеевой, что «гражданскому праву известны не только индивидуальные лица - носители прав и обязанностей. Это может быть и некая совокупность субъектов: участники общей собственности, содолжники, сокредиторы при множественности лиц в обязательстве, соавторы, соисполнители и др.»1.

Возникновение абсолютных имущественных гражданских правоотношений с усложненным субъектным составом предопределено

Валеева Н.Г. Авторско-правовая «судьба» результатов коллективного народного творчества // Частное право. Преодолевая испытания. К 60-летию Б.М. Гонгало / М.В. Бандо, Р.Б. Брюхов, Н.Г. Валееваидр. М., 2016. С. 184.

различными причинами. Среди них можно особым образом выделить ограниченное число экономических благ, желание нескольких субъектов объединить совместные усилия для достижения большего результата, стремление обеспечить надлежащее исполнение другой стороной своих обязательств. Как результат, совместное обладание правом на один объект в гражданских правоотношениях становится объективным явлением, которое проявляется в различные исторические эпохи и в различных правовых системах1.

Существование множественности лиц в гражданском правоотношении означает усложнение его субъектного состава. В настоящее время законом прямо выделяются следующие основные случаи усложнения субъектного состава в имущественных гражданских правоотношениях.

1) «общая собственность» - имущество, находящееся в собственности двух

или нескольких лиц (п. 1 ст. 244 ГК РФ). К разновидностям общей

собственности относятся «общая долевая собственность» и «общая совместная собственность» (п. 3 ст. 244ГКРФ);

2) «соавторство» - права на результат интеллектуальной деятельности, созданный совместным творческим трудом двух и более граждан, принадлежат соавторам совместно (п. 4 ст. 1228 ГК РФ, ст. 1258 ГК РФ и др.);

3) исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации принадлежит нескольким лицам совместно (п. 3 ст. 1229 ГК РФ, ст. 1314 ГК РФ, п. 5 ст. 1358 ГК РФ и др.);

4) «созалогодержание» - предмет залога может находиться в залоге у нескольких лиц, имеющих на него равные по старшинству права залогодержателей (п. 1 ст. 335.1 ГК РФ);

5) «долевые обязательства» - если в обязательстве участвуют несколько

Например, уже в римском частном праве нашли свое место правила об общей собственности. См.: Зелер фон В.Ф. Учение о праве общей собственности по римскому праву. Харьков., 1895; У.Б. Филатова считает, что «общая собственность - это исторически первый вид собственности» // Филатова У.Б. Концепция развития института общей собственности в России и за рубежом. М., 2013. С. 1; По словам СВ. Сарбаша, «Развитый гражданский оборот предполагает существование таких обязательств, в которых с одной и (или) с другой стороны участвует одновременно несколько лиц (несколько кредиторов и (или) должников)». // Сарбаш СВ. Обязательства с множественностью лиц и особенности их исполнения. М., 2004. С. 3.

кредиторов или несколько должников, то каждый из кредиторов имеет право требовать исполнения, а каждый из должников обязан исполнить обязательство в равной доле с другими (ст.

321 ГК РФ);

б) «солидарные обязательства» - солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства (ст. 322 ГК РФ, и. 5 ст. 388 ГК РФ).

Усложнение субъектного состава может происходить как в абсолютных, так и относительных имущественных гражданских правоотношениях. По словам А.И. Зырянова, Э.А. Кузнецова, «Объекты гражданского права одновременно могут принадлежать одному, двум или более лицам, причем правообладание их может быть как различным (на одну и ту же вещь могут быть установлены право собственности, ограниченные вещные и обязательственные права), так и тождественным. В последнем случае речь идет о множественности правообладателей относительно вещей (общая собственность, общие вещные права), действий других лиц (долевые и солидарные активные обязательства), результатов творческой деятельности (соавторство) и других объектов гражданского права»1.

Следовательно, множественность лиц существует в неразрывной связи с тем гражданским правоотношением, в рамках которого она появляется. Однако сама по себе множественность лиц является количественной, а не качественной характеристикой правоотношения. Другими словами, она лишь свидетельствует об увеличении числа управомоченных или обязанных субъектов и не становится юридической конструкцией, которая имеет свое собственное содержание2.

В то же время вызывает сомнения идея о том, что случаи усложнения

Зырянов А.И., Кузнецов Э.А. Множественность лиц в наследственных правоотношениях // «Наследственное право». 2006. № 1. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

2 Так, по словам И.Б. Новицкого, «в обязательстве участвуют две стороны - кредитор и должник. Если каждая из этих сторон представлена одним лицом, обязательство можно назвать простым. Однако возможно, что та или иная сторона в обязательстве окажется представленной не одним лицом, а несколькими лицами (курсив - В.Г.)». // Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 201.

субъектного состава, возникающие в абсолютных и в относительных имущественных гражданских правоотношениях, допустимо описывать при

помощи одинаковых характеристик. Главным образом это обусловлено тем, что абсолютные и относительные имущественные гражданские правоотношения отличаются существенным образом. По мнению В.Ф. Яковлева, «в относительных правоотношениях обязанность одного лица служит «оборотной стороной» субъективного права другого лица, т.е. средством установления и осуществления субъективного права»1. Следовательно, удовлетворение интересов управомоченных субъектов, как правило, происходит за счет действий других лиц. Как полагает С.А. Синицын, «общая закономерность возникновения и осуществления относительных прав связана с реализацией в праве интереса, достижение которого возможно лишь при условии активного взаимодействия с третьими лицами»2. Но в абсолютных правоотношениях третьи лица вынуждены претерпевать последствия осуществления субъектами абсолютного права своих самостоятельных действий. В связи с этим метод регулировании абсолютных имущественных отношений носит императивный характер. В первую очередь это обусловлено необходимостью ограничить третьих лиц властью «абсолютного кредитора».

Различия абсолютных и относительных имущественных правоотношений не могут не отразиться на особенностях взаимодействия обладателей общего права. У.Б. Филатова отмечает, что « реализация его (участника обязательственной общности - В.Г.) права не имеет такой связи с реализацией права другим управомоченным, как в отношениях общей собственности» . Такой подход допустимо использовать и для описания особенностей в относительных гражданских правоотношений с множественностью лиц. При этом главное, что

Яковлев В.Ф. Избранные труды. Т. 2: Гражданское право: История и современность. Кн. 1. М., 2012.С. 75.

2 Синицын С.А. Абсолютные и относительные субъективные гражданские права: проблемы теории // «Журнал российского права». 2016. № 2. С. 62.

Филатова У.Б. Институт права общей собственности в странах романо-германской правовой семьи (Германии, Австрии, Швейцарии, Франции и России: сравнительно-правовое исследование): дис. ... доктораюрид. наук: 12.00.03. Москва., 2015. С. 172.

отличия в содержании абсолютных и относительных имущественных гражданских правоотношений вряд ли позволят сконструировать универсальные положения, распространяющие свое действие на любые случаи усложнения субъектного состава имущественного гражданского правоотношения. Достаточно точно охарактеризовали имеющиеся различия авторы Проекта Гражданского уложения Российской империи (далее - Проект Гражданского уложения)1. По их словам, «все другие, кроме собственности права, например, залоги, сервитуты, обязательства предоставляют их обладателю точно определенный круг прав, причем, если эти права одновременно принадлежат на один и тот же предмет разным лицам, то подобная общность предмета или допускает абсолютно беспрепятственно совместное осуществление разнородных прав, например, при большинстве сервитутов, или же закон прямо устанавливает известную очередь осуществления, например, старшинство в отношении вотчинных прав и роды и разряды долгов при конкурсе. Но ничего нет и не может быть при общей собственности, в силу равенства, полноты и исключительности прав всех соучастников. Здесь, поэтому, представляется невозможным указать пределы прав каждого из них, а также исчерпать точным определением в законе отдельных их прав. Каждый соучастник имеет право по идее полное, но ограниченное в своем осуществлении такими же правами других соучастников (курсив - В.Г.)»2. В связи с этим стоит подчеркнуть, что «ничем неограниченный эгоизм» соучастников общего абсолютного имущественного права является конечно же недопустимым. Поэтому изложенные выше рассуждения авторов Проекта Гражданского уложения могут быть использованы и для характеристики иных помимо права собственности абсолютных имущественных правоотношений, субъектный состав которых был усложнен.

Поэтому стоит согласиться с позицией М.В. Зимелевой, которая отмечала,

Кодификация российского гражданского права: Свод законов гражданских Российской империи, Проект гражданского уложения, Гражданский кодекс РСФСР 1922 года, Гражданский кодекс РСФСР 1964 года. Екатеринбург., 2003. С. 321-606.

2 Гражданское уложение. Книга Третья. Вотчинное право. Проект Высочайше учрежденной Редакционной Комиссии по составлению Гражданского уложения. Т. 1. Ст. 1-174. С объяснениями. С.-Петербург., 1902. С. 259.

что «множественность субъектов управомоченной стороны гражданского правоотношения встречается не только при общей собственности; она составляет довольно распространенное явление в обязательственном праве, когда в одном и том же обязательстве участвует несколько кредиторов. Возможны также случаи, когда нескольким лицам совместно принадлежит авторское право на определенное произведение или право на изобретение. В сфере обязательственного права наличие нескольких управомоченных субъектов не создает, однако, тех специфических затруднений, которые связаны с множественностью субъектов какого-нибудь абсолютного права. Римляне говорили, что обязательства всегда поделены (nomina semper divisa sunt). Иначе обстоит дело при наличии нескольких субъектов какого-нибудь абсолютного права»1.

В связи со всем вышесказанным представляется нецелесообразным расширять применение термина «множественность субъектов (лиц) в гражданском праве» , распространяя его на всю отрасль гражданского права. В доктрине термин «множественность лиц» традиционно используется для обозначения случаев появления нескольких субъектов на одной стороне обязательства3, и, как правило, не применяется к абсолютным имущественным гражданским правоотношениям4. Поэтому для их субъектного состава последних видится необходимым ввести другое понятие. Оно должно олицетворять характерные особенности абсолютных имущественных гражданских правоотношений, число субъектов которых было увеличено. Как будет показано в третьем параграфе настоящей главы, таким понятием, которое призвано

1 Зимелева М.В. Общая собственность в советском гражданском праве. Часть первая (Начало) //

«Вестник гражданского права». 2009. № 4. Доступ из справ.-правовой системы

«КонсультантПлюс».

2 Ермолаев С.Н. Множественность лиц в гражданском праве: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Краснодар., 2014. С. 26.

3 См.: Кулаков В.В. Обязательство и осложнения его структуры в гражданском праве России: монография. М., 2010. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»; Сарбаш СВ. Обязательства с множественностью лиц и особенности их исполнения. М., 2004. С. 3-4.

4 С.Н. Ермолаев предлагает расширить применение термина «множественность субъектов (лиц) в гражданском праве», распространив его на всю отрасль гражданского права. // Ермолаев С.Н. Множественность лиц в гражданском праве: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Краснодар., 2014. С. 26. Как представляется, в этом нет необходимости.

подчеркнуть, что субъекты абсолютного имущественного права выступают во вне всегда как общность, которая способна оказать влияние и на гражданский оборот, должна стать «правовая общность в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях».

Таким образом, нет никаких препятствий говорить, что как в абсолютных, так и в относительных имущественных гражданских правоотношениях может

происходить усложнение субъектного состава. Но нельзя согласиться с тем, что само по себе это обстоятельство предопределяет необходимость создавать для указанных отношений единое регулирование и вводить общую терминологию1.

Поскольку в настоящий момент из всех относительных гражданских правоотношений2 с усложненным субъектным составом наиболее разработанной является юридическая конструкция «обязательство с множественностью лиц», именно на ней и стоит остановиться более подробно3.

Не сама по себе «множественность лиц» является регулятором отношений, возникающих по поводу появления нескольких субъектов, а именно специальные правила создаются для регулирования отношений, возникающих в связи с появление нескольких лиц на одной стороне. Но поскольку абсолютные и относительные правоотношения имеют существенные различия, регламентировать их одним и тем же образом видится неправильным. Однако такую позицию разделяют далеко не все авторы. Стоит отметить, что среди исследователей, изучающих множественность лиц, распространена точка зрения о единстве любых гражданско-правовых отношений с усложненным субъектным составом («широкий подход»). См.: Белов В.А . Право общей собственности // «Законодательство». № 11. ноябрь 2002 г. С. 32-33; Ермолаев С.Н. Множественность лиц в гражданском праве: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Краснодар., 2014. С. 14, 17; Сердюков К.А. Правоотношения с множественностью лиц в российском гражданском праве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Ростов-на-Дону., 2011. С. 22; Илюшников СМ. Формы проявления множественности лиц в гражданском праве // «Научный журнал КубГАУ». № 101 (07). 2014. С. 4. [Электронный ресурс] // URL:

https: //cyberleninka. ru/article/n/formy-pr oyavlemya-rmozhestvennosti-hts-v-grazhdanskom-prave; Груздев В.В. Проблема «иных» относительных гражданских правоотношений // «Российская юстиция». 2016. № 1. С. 14.

К числу относительных гражданских правоотношениях также причисляют реституционные и корпоративные правоотношения. См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // «Вестник ВАС РФ». №11. ноябрь. 2009. С. 62-63.

Стоит согласиться с мнением С.А. Синицына, что «дифференциация абсолютных и относительных прав не подменяет различий вещных и обязательственных прав и не может считаться их альтернативной классификацией». // Синицын С.А. Абсолютные и относительные субъективные гражданские права: проблемы теории // «Журнал российского права». 2016. № 2. С. 62. Вместе с тем, это не исключает возможность взять для сравнения наиболее разработанный случай множественности лиц среди всех относительных правоотношений. Ведь так или иначе обязательство воплощает в себе их признаки.

В связи с тем, что в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях «множественность лиц» всегда носит активный характер, представляется логичным рассмотреть те случаи, когда усложнение субъектного состава обязательства происходит на стороне кредитора1.

2. Как подчеркивал О.С. Иоффе, «обязательства с множественностью лиц подчиняются тем же правилам, что и гражданские обязательственные правоотношения вообще. Но в некоторых вопросах, связанных, в частности, с исполнением, они нуждаются в особом урегулировании. Действительно, если в обязательстве участвуют несколько кредиторов, нужно установить, кто из них и в каком объеме вправе требовать от должника исполнения лежащей на нем обязанности» . Анализ положений ГК РФ показывает, что схожей позиции

придерживается и законодатель.

В статье 321 ГК РФ предусмотрено, что если в обязательстве участвуют несколько лиц, то каждый из кредиторов имеет право требовать исполнения, а каждый из должников обязан исполнить обязательство в равной доле с другими. Согласно пункту 1 статьи 326 ГК РФ, при солидарности требования любой из солидарных кредиторов вправе предъявить к должнику требование в полном объеме. В обоих указанных случаях ничего не говорится о том, что управомоченным лицам необходимо согласовывать порядок предъявления требований между собой. Это связано с тем, что главной целью кредиторов является надлежащее и при необходимости как можно более оперативное получение исполнения со стороны должника. Но для того, чтобы удовлетворить собственный интерес в рамках множественности лиц в обязательстве субъекту

В рамках настоящего параграфа речь пойдет только о таких случаях множественности лиц в обязательствах как солидарное и долевое. Вопрос о квалификации субсидиарных (дополнительных, запасных, придаточных) обязательств в качестве самостоятельной разновидности обязательств со множественностью лиц является дискуссионным в науке гражданского права. См.: Сарбаш СВ. Обязательства с множественностью лиц и особенности их исполнения. М., 2004. С. 21-26; Ермолаев С.Н. Множественность лиц в гражданском праве: дне. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Краснодар., 2014. С. 148-149. Поскольку объем настоящего исследования не позволяет включиться в дискуссию о правовой природе субсидиарной ответственности, мы будем основываться на том, что законодатель не поставил нормы о ней в один ряд с такими случаями множественности как долевые и солидарные обязательства (ст. 399 ГК). Соответственно, эта ситуация анализироваться не будет.

2 Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 70.

необходимо предоставить максимальную свободу. Именно поэтому, как правило, они не должны соизмерять свое поведение друг с другом.

Нельзя согласиться с С.Н. Ермолаевым в том, что « долевое обязательство соответствует всем признакам множественности лиц, в том числе и признаку тесной взаимосвязи сообладателей и требованию необходимости согласовывать свои действия (курсив - В.Г.)»1. В качестве одного из аргументов автор использует аналогию с общей долевой собственностью. Однако в отличие от общей долевой собственности, «долевые кредиторы» не обязаны согласовывать собственные действия в процессе осуществления своих прав. К тому же закон не дает оснований говорить о формировании кредиторами единого акта волеизъявления. В статье 321 ГК РФ подчеркивается, что каждый из кредиторов имеет право требовать исполнения в равной доле с другими. Это свидетельствует о том, что участники долевой множественности реализуют свои правомочия, как правило, вне зависимости от мнения друг друга. Как отмечает СВ. Сарбаш, «характер долевых обязательств как с активной, так и с пассивной стороны в том и заключается, что каждый из кредиторов управомочен истребовать исполнения лишь в «своей» доле, а каждый из должников обязан исполнить также лишь в «своей» части. Поэтому волеизъявление на предложение исполнения, равно как и волеизъявление на принятие исполнения, - суть индивидуальное, а не общее волеизъявление всех участников обязательства» (курсив - В.Г.) .

Ермолаев С.Н. Множественность лиц в гражданском праве: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Краснодар., 2014. С. 70; Ссылка автора на то, что последствия недействительности сделки распространяется на всех долевых кредиторов, а не одного, не подтверждает довод о существовании тесной взаимосвязи. В основе появления долевого договорного обязательства лежит один юридический факт - заключение договора. В случае признания его недействительным полностью (не в части), этот договор перестанет быть основанием возникновения гражданских прав и обязанностей для всех его участников.

: Сарбаш СВ. Обязательства с множественностью лиц и особенности их исполнения. М., 2004. С. 14; Так же см.: Мейер Д.И. Русское гражданское право : в 2 ч. М., 1997. Ч. 2. С. 108-109; Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Том 3 / под редакцией В.А. Томсинова. М., 2003. С. 93-94; Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 203; Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права: Введение и общая часть. Перевод с немецкого. Т. 1: Полут. 1. М., 1949. С. 255; Кулаков В.В. Обязательство и усложнения его структуры в гражданском праве России: монография. М., 2010. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»; Сердюков К.А. Правоотношения с

Таким образом, в долевых обязательствах не формируется требующая особой регламентации сфера внутренних отношений субъектов. Конечно, субъекты, расположившиеся на одной стороне долевых обязательств, должны действовать по отношению друг к другу добросовестно. Однако данная обязанность вытекает из основных начал гражданского законодательства (п. 3 ст. 1 ГК РФ) и не требует специального нормативного закрепления.

Применительно к солидарным обязательствам в литературе сложились ощутимые разногласия относительно того, обладает ли солидарное обязательство сложной структурой или является единым. По мнению И.Б. Новицкого, «при солидарности кредиторов имеют место два или несколько прав требования, имеющих одно основание, но самостоятельных в отношении друг друга»1. Сторонниками концепции единого правоотношения являлся О.А. Красавчиков. Он охарактеризовал солидарное право требования, как «субъективное право, принадлежащее в равной мере двум или более сокредиторам, каждый из которых может требовать от должника исполнения обязательства в полном объеме»2. Стоит обратиться к тексту закона. В нем речь идет именно об одном «солидарном требовании», которое вправе предъявить любой из кредиторов (п. 1 ст. 322, п. 1 ст. 326 ГК РФ). Поскольку исполнение требования любому из кредиторов влечет множественностью лиц в российском гражданском праве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Ростов-на-Дону., 2011. С. 16; Саватье Р. Теория обязательства. Юридический и экономический очерк: перевод с французского. М., 1972. С. 42; Годэмэ Е. Общая теория обязательств. М., 1948. С. 440; Вагацума С, Ариидзуми Т. Гражданское право Японии. Книга 1. М., 1983. С. 292, 295; Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к статьям 307-453 Гражданского кодекса Российской Федерации. Отв. ред. Карапетов А.Г. М.,2017. С. 159.

1 Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 205, 210, 218; Также см.: Вагацума С, Ариидзуми Т. Гражданское право Японии. Книга 1. М., 1983. С. 299; Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к статьям 307- 453 Гражданского кодекса Российской Федерации. / Отв. ред. Карапетов А.Г. М., 2017. С. 172.

Советское гражданское право: учебник. В 2-х томах. Т. 1. / Илларионова Т.И., Кириллова М.Я., Красавчиков О.А. под ред. О.А. Красавчикова. М., 1985. С. 466; Поддержку такой позиции можно обнаружить и в работах иных авторов. См.: Кулаков В.В. Обязательство и усложнения его структуры в гражданском праве России: монография. М., 2010. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»; Белов В.А. Солидарность обязательств (общее учение и отдельные осложняющие моменты-альтернативность, обеспечение, перемена лиц, прекращение) // Практика применения общих положений об обязательствах: сборник статей / рук. авт. кол. и отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2011. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

прекращение обязательства в целом, представляется справедливым утверждение именно о единстве солидарной множественности. В связи с этим требует анализа характер взаимоотношений, складывающихся между солидарными кредиторами.

По мнению СВ. Сарбаша, «солидарность с неизбежностью влечет за собой образование двух групп или двух сфер отношений, в известной степени отграниченных друг от друга. Первая - это отношения между сторонами обязательства (должники - кредиторы). Вторая - это отношения между участниками обязательства на одной из его сторон (отношения внутри множественности), соответственно между сокредиторами и между содолжниками»1. Законодатель сферу внутренних отношений сокредиторов практически никак не регулирует (она в большей степени зависит от них самих). Если управомоченные лица не установят особых правил, опосредующих свои взаимоотношения, предполагается, что каждый из них вправе предъявить требование к должнику в полном объеме.

Безусловно, в основе активного солидаритета, как правило, лежат единство интересов и общая цель его участников. В противном случае, стороны далеко не всегда смогли бы прийти к соглашению, и обязательство бы просто не возникло2. Но верно ли говорить, что наличие в солидарном обязательстве общей цели (получить исполнение) с необходимостью влечет согласование своего поведения? И требует ли существование общей цели особого регулирования внутренних отношений для формирования единого акта волеизъявления (то есть, по сути, создает взаимное ограничение)? Думается, что для такого вывода нет достаточных оснований. Как подчеркивает В.А. Белов, «принцип, в соответствии с которым уплаченное одному из солидарных сокредиторов считается уплаченным всем им в совокупности, касается отношений этих сокредиторов с

Сарбаш СВ. Обязательства с множественностью лиц и особенности их исполнения. М., 2004. С. 35.

Г.Ф. Шершеневич обосновывал идею о первостепенном значении для солидарных обязательств «общей цели, единства интереса, к которому направлены все обязательства в совокупности». //Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права М., 2005. Т. 2. С. 23.

уплатившим должником, но не их самих между собой»1. С этим утверждением

стоит согласиться.

Смысл активной солидарной множественности заключается в совершении кредитором действий, имеющих сугубо самостоятельный и индивидуальный характер: предъявление к должнику любым из управомоченных лиц требования и принятие соответствующего ему исполнения. Это означает, что каждый из сокредиторов вправе потребовать от должника полного исполнения так, как будто, он является единственным управомоченным лицом[15] [16] [17]. Одновременно до момента предъявления требования должник получает возможность исполнять обязательство любому из сокредиторов по своему усмотрению.

Но нельзя не отметить, для совершения необходимых действий, связанных с получением исполнения в рамках солидарного требования, кредитор не связан с волеизъявлением остальных кредиторов. По словам А.Г. Гойхбарга, «при солидарности на стороне кредиторов каждый из кредиторов, не нуждаясь в особом уполномочии от остальных, вправе предъявить требование в полном объеме»’. В основу поведения кредитора ложится интерес в получении исполнения. Именно он и становится побудительным мотивом совершения необходимых действий[18]. Поэтому в идеале каждый из кредиторов должен иметь выгоду от того, что его «сотоварищ» фактически получил исполнение. По мнению Й. Колера, «очень часто у кредитора также является потребность в нескольких лицах, из которых тот или другой, в зависимости от обстоятельств, времени и места сделал бы все, что нужно для поддержания требования»[19]. Иная модель, закрепляющая необходимость требования и принятия исполнения всеми
кредиторами совместно1, не нашла поддержки среди отечественных цивилистов2.

Стоит отметить, что одной из последних новелл ГК РФ стала норма, согласно которой солидарный кредитор вправе уступить требование третьему лицу с согласия других кредиторов, если иное не предусмотрено соглашением между ними (и. 5 ст. 388 ГК РФ) . Однако, как вытекает из сказанного в первом параграфе настоящей главы, данное положение связано с регулированием отношений лиц, выступающих в качестве субъектов абсолютного имущественного права на обязательственное требование. Следовательно, закрепление этого правила не влияет на сделанные выше выводы относительно особенностей регулирования внутренних отношений кредиторов.

3. Переходя к абсолютному имущественному гражданскому правоотношению, следует подчеркнуть, что усложнение субъектного состава последнего не трансформирует его в совершенно иное правоотношение. На управомоченной стороне всегда может остаться только один участник, после чего он сможет реализовывать принадлежащие ему правомочия (те же самые, что были в тот момент, когда на управомоченной стороне действовало несколько субъектов) единолично. При этом вполне вероятно, что в дальнейшем вновь произойдет усложнение субъектного состава правоотношения, и опять потребуется соизмерять свое поведение с мнением остальных правообладателей. Однако указанные изменения в количестве участников не способны повлечь за собой создание некоего нового права.

Так, по словам К.П. Победоносцева, прусский закон « признает за несколькими лицами, имеющими совокупное право по обязательству, только совокупное, общее требование, не допуская, чтобы один из них мог требовать отдельно от прочих. В этом прусский закон существенно отступает от римского права и от основанных на нем законодательств». // Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Том 3 / под редакцией В.А. Томсинова. М., 2003. С. 95.

2 «В таком случае «на практике может возникнуть то важное неудобство, что в случае отказа одного из соверителей действовать заодно с прочими эти последние лишатся возможности получить удовлетворение» // Гражданское уложение. Проект / Под ред. И.М. Тютрюмова; Сост. А.Л. Саатчиан. Т. 2. С. 211-212. //Цитата по Сарбаш СВ. Обязательства с множественностью лиц и особенности их исполнения. М., 2004. С. 93.

3 Схожей точки зрения придерживались такие дореволюционные авторы как М.0 Мыш и К.Н Анненков. Из современных авторов стоит упомянуть В.В. Байбака. Обзор точек зрения см.: Байбак В.В. Обязательственное требование как объект гражданского оборота. М., 2005. С. 91.

Поддержку приведенной точки зрения можно обнаружить и в научной литературе. По словам В.С. Якушева, «общая собственность не является самостоятельной формой или видом собственности в отличие, например, от государственной, муниципальной или частной. Она есть всего лишь способ объединения имущества двух или нескольких собственников для достижения определенных целей»'. В Концепции совершенствования гражданского законодательства сказано, что «согласно действующему законодательству имущество, находящееся в собственности двух и более лиц, принадлежит им на праве общей собственности. Данное правило дает ложное представление о том, что существует некое право общей собственности, отличное от права собственности. Поэтому следует отказаться от термина «право общей собственности», одновременно установив, что общая собственность - это правовой режим вещи (вещей), принадлежащей на «обыкновенном» праве собственности двум или более лицам» . Аналогичной позиции придерживаются М.В. Зимелева3, С.А. Синицын4 иК.А. Сердюков5.

При усложнении субъектного состава абсолютного имущественного правоотношения появляется необходимость предусмотреть на нормативном уровне те особенности существования субъектов общего права, которые возникают в связи с появлением нескольких управомоченных лиц. Если бы

1 Якушев В.С. Общая собственность в новом ГК РФ // Якушев В.С. Избранные труды по гражданскому и хозяйственному праву. Екатеринбург., 2012. С. 447.

2 Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // «Вестник ВАС РФ». № 11. ноябрь. 2009. С. 53; Также см.: Витрянский В.В. Реформа российской гражданского законодательства: промежуточные итоги. М., 2016. С. 400-401.

3 Зимелева М.В. Общая собственность в советском гражданском праве. Часть вторая //

«Вестник гражданского права». 2010. № 1. Доступ из справ.-правовой системы

«КонсультантПлюс».

По его словам, «право общей собственности усложнено структурными особенностями строения, что никак не отражается ни на его внутренней сущностной основе, ни на его внешнем действии, которое осуществляется от имени всех сособственников. Отдельные правомочия сособственников могут считаться однородными в том смысле, что они определяют правовые возможности каждого из них в осуществлении единого права общей собственности, которое является абсолютным». // Синицын С.А. Абсолютность права общей собственности и природа прав сособственников // «Адвокат». 2013. № 9. С. 30.

5 Сердюков К.А. Правоотношения с множественностью лиц в российском гражданском праве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Ростов-на-Дону., 2011. С. 5.

законодатель отказался от регулирования отношений, возникающих между обладателями общего абсолютного имущественного права, он бы допустил ситуацию постоянной неопределенности, при которой управомоченные лица, будучи юридически связаны друг с другом, не имели бы правовых инструментов, позволяющих им осуществлять предоставленные им возможности тогда, когда они не в состоянии достигнуть общего согласия.

В таком случае, во-первых, могло бы произойти увеличение количества споров по поводу объектов общего права, во-вторых, следовало бы ожидать роста издержек, возникающих в связи с осуществлением и защитой субъектами своего общего права, в-третьих, заинтересованные лица, возможно, стали бы отказываться от осуществления совместной деятельности, результатом которой должен был стать общий объект, а, в-четвертых, третьи лица не могли бы наверняка знать о содержании отношений, складывающихся между субъектами общего права, и постоянно подвергались бы риску распространения конфликта этих субъектов (в котором третьи лица не участвуют) во вне.

Все это дает основания полагать, что законодатель в любом случае должен создавать нормативные схемы взаимодействия, которые, с одной стороны, позволили бы субъектам общего абсолютного имущественного права не только максимально бесконфликтно удовлетворять собственные интересы, но и в случае возникновения неразрешимых противоречий иметь возможность преодолеть эти разногласия без критических потерь друг для друга, а, с другой стороны, по возможности избежать негативных последствий для третьих лиц и гражданского оборота в целом.

Вместе с тем история отечественного права знает примеры, когда законодатель уделял недостаточное внимание проблеме регулирования отношений, возникающих между субъектами общего абсолютного имущественного права.

Как было предусмотрено пунктом 5 Декрета ВЦИК, СНК РСФСР от 11.10.1926 «Об авторском праве» (далее - Декрет 1926 года) и статьей 5 Постановления ЦИК СССР, СНК СССР от 16.05.1928 «Основы авторского права»
(далее - Основы 1928 года)', отношения соавторов регулируются соглашениями между ними. М.В. Гордон объяснял такой подход тем, что «установить единый порядок соотношений между соавторами нет возможности, ибо эти отношения разнообразны в зависимости от характера созданной авторами работы и от степени участия каждого из соавторов в создании этой работы» . С подобной аргументацией сложно согласиться.

Уникальность правоотношений, возникающих между конкретными субъектами, еще не является достаточным основанием для того, чтобы отказаться от создания соответствующих общих правил поведения. Действительно, гражданское право должно учитывать особенности тех или иных отношений, в том числе, расширяя там, где это возможно, пределы их индивидуального регулирования (например, через соглашение). Но в тех случаях, когда велика вероятность того, что сами участники общественных отношений не смогут прийти к взаимовыгодному согласию, не менее разумным способом преодолеть отсутствие у них взаимопонимания является конструирование соответствующих

позитивных правил. Так же стоит учитывать, что внутренние отношения соавторов (иных правообладателей) являются областью повышенной конфликтности и, следовательно, всегда существует проблема, как поступать управомоченным лицам в том случае, когда соглашение об осуществлении своих правомочий не будет достигнуто.

Однако и Декрет 1926 года, и Основы 1928 года не позволяли разрешить ни одну из этих проблем. Именно поэтому в доктрине были сформулированы различные предложения по поводу того, как преодолеть описанный выше пробел3. Это еще раз свидетельствует о том, что законодатель не должен упускать

’ Декрет ВЦИК, СНК РСФСР от 11.10.1926 «Об авторском праве» // СУ РСФСР. 1926. № 72. ст. 567 // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»; Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 16.05.1928 «Основы авторского права» // СЗ СССР. 1928. № 27. ст. 246 // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Эти слова М.В. Гордона посвящены Основам 1928 года. // Гордон М.В. Советское авторское право. М., 1955. С. 43.

В.И. Серебровский полагал, что «при соавторстве по соглашению распоряжение созданным ими произведением соавторы должны осуществлять сообща». // Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. М., 1956. С. 71; Такой же позиции придерживался и М.В. Гордон.

из поля своего зрения вопросы регулирования сферы внутренних отношений субъектов общего абсолютного имущественного права. При этом по настоящее время не теряет своей актуальности проблема действия правовой общности вовне, то есть её влияние на положение третьих лиц.

Таким образом, представляется неверным отдавать регулирование отношений, возникающих по поводу абсолютного имущественного права на один и тот же объект, исключительно на откуп самих субъектов. Значение надлежащей регламентации этой группы отношений заключается в том, что оно должно потенциально снижать «степень конфликтности», делать «правила игры» субъектов общего права более определенными, а также ограничивать потенциальное негативное влияние правовой общности на третьих лиц. Каждое управомоченное лицо должно понимать, где заканчиваются его возможности и

возникают ограничения, вытекающие из возможностей другого лица. Представляется, что именно по такому пути и пошло гражданское законодательство в настоящее время (гл. 16 ГК РФ, п. 3 ст. 1229 ГК РФ, ст. 1258 ГК РФ и др.). В то же время недостаточным образом разрешен вопрос действия внутренней организации правовой общности на участников гражданского оборота. Эта проблема требует более глубокого изучения и надлежащей правовой регламентации.

Вывод:

В нынешнем виде долевое и солидарное обязательства нельзя ставить в один ряд с такими предусмотренными законом случаями усложнения субъектного состава абсолютных гражданских правоотношений как общая собственность и совместное обладание исключительным правом. Это связано с тем, что, во- первых, сокредиторы не находятся друг от друга в такой же зависимости как лица, обладающие одним абсолютным имущественным правом, а, во-вторых, осуществление ими своего права не влечет существенных последствий для

// Гордон М.В. Советское авторское право. М., 1955. С. 44; Несколько иной позиции придерживались Б.С. Антимонов и Е.А. Флейшиц. По их мнению, « осуществление каждого из правомочий требует согласия всех авторов», а «споры между соавторами по поводу осуществления их неделимого права на созданное ими коллективное произведение разрешается судом» // Антимонов Б.С, Флейшиц Е.А. Авторское право. М., 1957. С. 69.

третьих лиц. В то же время для регулирования ситуаций усложнения субъектного состава абсолютного имущественного правоотношения требуется надлежащая правовая регламентация, которая позволит снизить число внутренних конфликтов внутри правовой общности и ограничит её возможное негативное влияние на гражданский оборот.

<< | >>
Источник: Гришечкин Владимир Владимирович. ПРАВОВАЯ ОБЩНОСТЬ В АБСОЛЮТНЫХ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2017. 2017

Еще по теме § 2. Имущественные гражданские правоотношения с усложнённым субъектным составом:

  1. Оглавление
  2. § 2. Имущественные гражданские правоотношения с усложнённым субъектным составом
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -