<<
>>

§ 2. Характеристика субъектного состава правоотношений складывающихся между хозяйственным обществом и его участниками, юридических фактов, лежащих в основе их возникновении.

Согласно в целом сложившемуся в юридической науке пониманию сущности понятия правоотношения, гражданское правоотношение состоит из отдельных элементов, то есть имеет свой состав1. В связи с этим характеристика гражданского правоотношения может быть сведена к характеристике отдельных его элементов.
В состав фажданского правоотношения традиционно включаются субъекты, на поведение которых прежде всего и воздействуют нормы права, содержание (субъективные права и обязанности субъектов правоотношения), объект (то, по поводу чего возникает правоотношение, на что оно направлено). Однако анализ правоотношения путем рассмотрения отдельных ею элементов представляет собой рассмотрение правоотношения в состоянии статики. Для того, чтобы характеристика правоотношений, возникающих между хозяйственным обществом и его участниками, была более полной, необходимо рассмотреть указанные правоотношения также в их динамике. Динамика любого гражданско-правового правоотношения связана с наступлением определенных юридических фактов2. В связи с этим, характеристика правоотношения связана с необходимостью рассмотрения и тех юридических фактов, которые лежат в основе его возникновения. Рассмотрение вопросов о понятии и составе фажданского правоотношения не входит в предмет рассмотрения н настоящей работе и заслуживает отдельного изучения, в связи с чем приведенное понимание состава правоотношения принимаются как исходные положения для последующего исследования. При этом в рамках настоящего параграфа работы рассматриваются вопросы о субъектном составе участников правоогно- 1

См.: Иоффе О.С. Правоотношение но соиетскому iрасистскому праву. - Л.: Изданмьство ЛГУ, 1949; Бргиусь СМ. Предмет и система советского 1|>ажланского права. - М: Госюрнздат, 1963; Красавчиков О.А. Гражданские оргашгмннонно-праоопые отиоигеип*.^Антология УрвдюкоП цивилистики. 1925-J9S9 г. - М.:Статуг, 2001; Длскссси СС. Механизм правового регулирования » социалистическом государств. - M.: Юридическая литература, 1966; Яковлев В.Ф. Структура гражданских праноотношеимйУ/Антолопы Уральской цившшешки.

1925-1989 г. - М.: Статут, 2001. 2

См.» например; Красавчиков О А. Юридические факты всоиетском фажданском upssuc. М.: Паука, 1958 г. С. П.

шсннй, складывающихся между хозяйственным обществом и его участниками а также о тех юридических фактах, которые лежат в основе их возникновения. Вопрос об объекте и содержании правоотношений, складывающихся между хозяйственными обществами и их участниками, в рамках настоящего параграфа лишь обозначен, однако подробное рассмотрение указанных вопросов производится в последующих разделах настоящей работы, посвященных анализу имущественных и неимущественных отношений, складываюзцихся между хозяйственным обществом и его участником.

Прежде всего, следует рассмотреть вопрос о субъектном составе исследуемых правоотношений. Заявленная тема настоящего исследования сама по себе предполагает, что в качестве субъектов рассматриваемых отношений выступает, с одной стороны, хозяйственное общество, а с другой стороны, участник хозяйственного общества. При этом, действующее отечественное законодательство оперирует наряду с понятием «участник общества» (например, статья 48, 67 ГК Российской Федерации), также такой категорией как «член организации» (например в ст.

116, 117 ГК Российской Федерации). При этом последний термин применяется в ГК Российской Федерации применительно к производственным кооперативам и отдельным некоммерческим организациям. Данное обстоятельство обуславливает постановку вопроса о применимости понятия «членство» к отношениям между хозяйственными обществами и их участниками. Анализ современного отечественного законодательства показывает, что законодатель не использует понятия «членство» применительно к участникам хозяйственного товарищества и общества. В то же время, в отношении кооперативов (п. 1 ст. 107, п. 1ст. 116 Г К Российской Федерации), некоторых видов иных некоммерческих организаций (например, общественные организации) в законе (например, п. 1 ст. 116 ГК Российской Федерации) указывается, что данное объединение граждан основано на членстве. В отношении же хозяйственных обществ и товариществ используется понятие «участник».

Германское законодательство в отношении хозяйственных обществ также использует понятие «участник», а термин «член» - применительно к кооперати- ву. D современных корпорациях, созданных в соответствии с нормами права CLUA, понятие «член» не является синонимом понятия «акционер». Как представляется, указанная терминология, используемая законодателем, отражает исторически сложившуюся специфику отношений, возникающих в организациях, основанных на членстве. Так, в России исторически понятие «членства» развивалось применительно тс сельским обществам. Особенностью членских отношений в рамках сельских обществ являлась тесная взаимосвязь земельных, трудовых, управленческих и имущественных отношений. Например, если у крестьянина прекращалось право на земельный надел, в силу закона прекращалось его право членства в сельском обществе. «Кооперация, кроме существенного экономического значения, имела еще и социальную сторону, что не менее важно. В кооперативных организациях вырабатывалась привычка к совместному труду, создавалась основа для взаимного обмена мнений, взглядов, наконец, здесь появилась возможность для развития солидарности и общипности»22. Понятие «членство» развивалось в неразрывной связи с кооперативными формами ведения хозяйства, основанными на личном трудовом участии членов. В условиях современного законодательства Российской Федерации сопоставление прав и обязанностей членов организаций, основанных па членстве, с правами и обязанностями участников хозяйственных обществ, показывает следующие специфические черты членских отношений: 1.

В юридических лицах, где признается членство, имеет юридическое значение личное участие члена в деятельности организации (например, личное трудовое или иное участие члена производственного кооператива). Членским отношениям в рамках указанных организаций свойственна неразрывная связь трудовых, имущественных и управленческих отношений. В рамках хозяйственных обществ юридическое значение имеет только имущественное участие участников в обществе. 2.

В организациях, основанных на членстве (производственные и потребительские кооперативы, союзы, общественные объединения), предусматривается процедура принятия в члены организации и исключение и з состава членов организации. При этом принятие в члены организации (исключение из состава членов) производится общим собранием членов организации. Указанная особенность неразрывно связана с первой особенностью и обусловлена тем значением, которое придается личности члена организации. В отличие от организаций, основанных на членстве, в хозяйственных обществах не предусматривается процедур принятия участников в состав участников общества (и исключения из состава участников). Каждый участник общества (акционер) вправе распорядиться принадлежащей ему долей участия в капитале общества (акциями) и в силу указанного факта при условии соблюдения установленных законом процедур (в том числе с учетом обязательности соблюдения правила о праве преимущественной покупки доли участия (акции)), лицо приобретает статус участника (акционера).

3. Наличие первых двух особенностей отношений членства обусловливает то, что в силу законодатель])ых запретов, организации, основанные на членстве, не могут состоять из одного лица. Так. в соответствии с п. 3 ст. 108 ГК Российской Федерации, число членов производственного кооператива не должно быть менее пяти. Отношения членства - это всегда отношения нескольких лиц с организацией. Создание же хозяйственных обществ является инструментом обособления имущества участника (объединения имущества несколькими участниками) в целях осуществления обществом предпринимательской деятельности. Необходимость личною объединения отдельных лиц, личного трудового и иного участия участников в деятельности хозяйственного общества применительно к институту хозяйственных обществ отсутствует, поэтому действующим законодательством допускается возможность существования обществ с одним участником.

В связи с этим представляется, что отношения членст ва - суть особые отношения, возникающие между юридическим лицом и его участником в случаях, предусмотренных законом, когда личная связь лица с организацией имеет существенное значение. В хозяйственных же обществах личность участника не имеет существенного значения, а объединение участников суть объединение имущества.

Указанные различия п контексте рассматриваемой темы имеют значение в связи с распространением в научной литературе точки зрения о существовании «членских отношений», возникающих между хозяйственным обществом и его участником в силу непосредственно факта участия в организации23. В рамках настоящего параграфа работы следует отметить, что, с учетом отмеченных различий между понятиями «член организации» и «участник организации», основанных на положениях действующего российского законодательства, использование понятия «членские отношения» применительно к отношениям, возникающим между хозяйственным обществом и его участником недостаточно корректно по меньшей мере терминологически.

Анализ субъектного состава исследуемых правоотношений также требует установления соотношения таких понятий, как «учредитель юридического лица» и «участник юридического лица». Это обусловлено тем, что в действующем российском законодательстве используются термины «учредитель» и «участник» юридического лица, которые не тождественны по своему содержанию. Как правило, законодатель использует указанные понятия следующим образом: «учредитель (участник)», при этом положения закона и его логическое толкование позволяют сделать вывод о том, что учредителем хозяйственного общества является лицо, совершающее действия, необходимые для учреждения юридического лица, как то принятие решения о создании организации, принятие (утверждение) учредительных документов, внесение имущественного вклада в уставный капитал общества. Разфаничеиие понятия «учредитель» и «участник» производится законодателем, в частности, в п. 2 ст. 7 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»24 указано на то, что «общество может быть учреждено одним лицом, ко- торое становится его единственным участником». Прямое разграничение понятий «участник» и «учредитель» производится в нормах Гражданского кодекса, посвященных полному товариществу. Так, согласно п. 2 ст. 75 Гражданского кодекса Российской Федерации, <<участник полного товарищества, не являющийся его учредителем, отвечает наравне с другими участниками по обязательствам, возникшим до его вс гупления в товарищество».

Положения российского гражданского законодательства позволяют сделать вывод о том, что после создания юридического лица (то есть после государственной регистрации факта его создания) лицо, являющееся его учредителем, приобретает статус участника хозяйственного общества, не теряя при этом статус его учредителя. Так, согласно абз. 2 п. 1 ст. 66 Гражданского кодекса Российской Федерации, «в случаях, предусмотренных настоящим кодексом, хозяйственное общество может быть создано одним лицом, которое становится его единственным участником». При этом после государственной регистрации вновь созданного юридического лица могут появиться лишь его новые участники, но не учредители, состав которых неизменен. Применительно к конкретному юридическому лицу состав его учредителей может быть определен путем установления круга лиц, указанных в качестве учредителей в учредительных документах при его учреждении.

Указанное различие между понятиями «участник общества» и «учредитель общества» применительно к заявленной теме исследования имеет важное значение. В соответствии с абз. 1 п. 2 ст. 48 ГК Российской Федерации, «в связи с участием в образовании имущества юридического лица его учредители (участники) могут иметь обязательственные права в отношении этого юридического лица либо вещные права на его имущество». В данном случае законодатель указывает на то, что отношения обязательственного характера возникают между обществом и его «учредителями (участниками). В абз 2 п. 2 ст. 4tS ГК Российской Федерации законодатель указывает уже на то, что обязательства возникают между участником общества и обществом. f3 п. 3 ст. 48 ГК Российской Федерации закреплено то, что «к юридическим лицам, в отношении которых их учредители {участники) не имеют имущественных прав, относятся общественные и религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды, объединения юридических лиц (ассоциации и союзы).

Системно-логическое толкование этих положений ГК Российской Федерации, с учетом выводов, изложенных выше в настоящем параграфе работы, как представляется, может привести к установлению следующего соотношения используемых в тексте закона понятий: «учредитель» - это лицо, совершившее действия по учреждению организации. Статус учредителя «в чистом виде» существует до момента государственной регистрации юридического лица. То есть, используя понятие «учредитель», законодатель, очевидно, должен подразумевать лицо, учреждающее юридическое лицо, имеющее такой статус до государственной регистрации создания организации. Термин «участник», очевидно, должен по своему объему включать как учредителей, ставших участниками после создания юридического лица, так и иных участников, не являвшихся учредителями. С учетом этого представляется наиболее обоснованной формулировка законодателя, использованная в абз. 2 ст. 48 ГК Российской Федерации, согласно которой обязательственные права п отношении юридического лица имеют именно участники. Иная формулировка, указанная выше, согласно которой отношения возникают между юридическим лицом и его учредителями (участниками) позволяет предполагать, что возможно существование отношений между юридическим лицом и учредителем до момента создания юридического лица, что, очевидно, невозможно, в силу отсутствия второго участника отношений (юридического лица). На это указывалось еще дореволюционными учеными, в частности, Г.Ф. Шершснсвичем, писавшим, что пока действуют учредители, юридического лица еще нет. Когда же возникает юридическое лицо, учредителей уже нет, так как они превращаются в его участников. Автор указывал на то, что норма ст. 2174 ч. 1 т. X Свода законов содержала явную логическую ошибку, заявляя, что каждая компания сначала управляется учредителями, а затем - правлением25. В процессе учреждения юридического лица пра- соотношения возникают только между учредителями общества. Предстаиляет- ся достаточно спорными выводы ряда исследователей о существовании каких- либо отношений между учредителями общества и незарегистрированным юридическим лицом. Так, по мнению Н.В. Козловой, «в отношениях между учредителями и незарегистрированным юридическим лицом имеет место особый случай ведения чужих дел без поручения, причем не только в интересах будущего юридического лица, но и в интересах самих его учредителей, действующих с необходимой по обстоятельствам дела заботливостью и осмотрительностью, исходя из очевидной выгоды или пользы этих действий (п. 1 ст. 980 ГК Российской Федерации)»26. Однако для применения норм, закрепленных в ст. 50 ГК Российской Федерации, необходимо наличие заинтересованного лица, в интересах которого совершаются действия без поручения этого лица. До государственной регистрации организации в процессе учреждения юридического лица, такого лица (субт.екта права) еще просто не существует. Как указывалось, правоотношения в процессе учреждения юридического лица могут существовать только между учредителями общества, в связи с чем эти правоотношения в наибольшей степени соответствуют признакам правоотношений, возникающих на основе договора простого товарищества (договора о совместной деятельности)27.

Кроме того, следует отметить, что законодателем установлены ограничения для определенных категорий субъектов и виде запрета на участие в хозяйственном обществе и запрета на учреждение обществ, в связи с чем разграничение понятий «участник» и «учредитель» также имеет большое значение.

Так, в соответствии с п. I ст. 6 Федерального закона от 14.11.2002 года № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»1, унитарные предприятия могут быть участниками (членами) коммерческих организаций, а также некоммерческих организации, в которых в соответствии с

Федеральным законом допускается участие юридических лиц исключительно с согласия собственника имущества, закрепленного за унитарным предприятием на праве хозяйственного ведения.

При этом также закреплено, что унитарные предприятия не вправе выступать учредителями (участниками) кредитных организаций. В связи с используемой в приведенной статье терминологией могут возникнуть неясности следующего характера. В первом абзаце п. 1 ст. 6 ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» говориться о том, что согласие собственника имущества, закрепленного за унитарным предприятием, требуется для того, чтобы унитарное предприятие стило участником юридического лица, при этом в этом абзаце не говориться о согласии собственника на то, чтоб]»» унитарное предприятие стало учредителем юридического лица. Во втором абзаце говорится о запрете для унитарных предприятий быть как участниками, так и учредителями в коммерческих организациях. Только определение объема понятий «участник» и «учредитель» юридического лица, приведенное выше, согласно которому любой учредитель после учреждения юридического лица приобретает статус участника, позволяет сделать вывод о том, что необходимость получения согласия собственника имущества, закрепленного за унитарным предприятием, требуется не только при внесении унитарным предприятием вклада в уставный капитал уже созданного юридического лица, но и для того, чтобы унитарное предприятие могло выступить в качестве учредителя юридического лица при его создании. Однако при этом представляется необходимым рекомендовать законодателю соблюдать последовательность в использовании терминов «участник» и «учредитель». Так в целях обозначения всей совокупности участников юридического лица - в том числе и участников имеющих статус учредителей - представляется обоснованным использовать термин «участник (учредитель)». В случае необходимости указания в законе на лиц, принимавших участие в учреждении юридического лица, либо на лиц, ставших участниками организации и не принимавших участие в первичном формирова- нии его уставного капитала, представляется обоснованным использовать понятия «учредитель» и «участник» соответственно.

В ГК Российской Федерации содержится целый ряд иных ограничений по субъектному составу участников (учредителей) хозяйственных обществ, например: -

Государственные органы и органы местного самоуправления не вправе выступать участниками хозяйственных обществ и вкладчиками в товариществах на вере, если иное не установлено законом (п. 4 ст. 66 ГК Российской Федерации). При этом законом устанавливается целый ряд случаев, когда публично-правовые образования, действуя через свои органы, могут выступать в качестве учредителя юридического лица. А именно, в соответствии с нормами ст. 25 Федерального закона от 21.12.2001 № 178- ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества»28, Российская Федерация,, субъект Российской Федерации, а также муниципальное образование могут выступать учредителем открытого акционерного общества по решению соответственно Правительства Российской Федерации, органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления и внести государственное (муниципальное) имущество в качестве вклада в уставный капитал указанного общества. Данная норма корреспондирует с положениями, закрепленными в ст. 10 Федерального закона РФ «Об акционерных обществах», согласно которым акционерные общества, учредителем которых в случаях, установленных законом, выступает Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование (за исключением обществ, образованных в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий), могут быть только откры тыми. -

Финансируемые собственниками учреждения могут быть участниками хозяйственных обществ и вкладчиками в товариществах с разрешения

собственника, если иное не установлено законом (п. 4 ст. 66 Гражданского кодекса Российской Федрации);

- Общество с ограниченной ответственностью не может иметь в качестве единственного участника другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица (п. 2 ст. 88 ГК Российской Федерации).

Кроме того, начиная с дореволюционного законодательства, (в частности, в соответствии с законом от 03 декабря 1884 года) ограничения на участие и хозяйственных обществах устанавливались в отношении лиц, состоящих на высших должностях и званиях государственной службы, должностях первых трех классов и соответствующих придворных чинах, запрещалось выступать учредителями акционерных товариществ и занимать в них должности членов правления29. В современном законодательстве также установлены подобного рода ограничения для лиц, замещающих должности государственной и муниципальной службы. Так, в соответствии с пп. 3 п. I ст. 14 Федерального закона Х<> 25- ФЗ от 02.03.2007 года «О муниципальной службе в Российской Федерации»30, установлен запрет для муниципальных служащих заниматься предпринимательской деятельностью. Приведенное положение закона обычно трактуется как запрещающее муниципальным служащим учреждать коммерческие организации и участвовать в них. В соответствии с п. 1 ст. 17 Федерального закона от 27.07.2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»1, лицам, замещающим должности на государственной гражданской службе также запрещено осуществлять предпринимательскую деятельность и приобретать в случаях, установленных федеральным законом, ценные бумаги, по которым может быть получен доход.

Кроме того, следует отмстить, что в ряде случаев сделки от имени юридического лица, направленные на участие в ином юридическом лице совершаются высшим органом управления организации. Так, в соответствии с иодп. 18 п. 1 ст, 48 Федерального закона «Об акционерных обществах», акционерное общество вправе выступить учредителем (участником) объединения коммерческих организаций лишь на основании решения общего собрания акционеров.

Существует ряд иных ограничений, установленных в российском законодательстве, связанных с возможностью участия иностранных дождан (организаций) в уставном капитале российских хозяйственных обществ.

Так, в соответствии со ст. 5 Федерального закона от 27Л 1.1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации»31 подобные ограничения установлены в отношении участия иностранных инвесторов в уставных капиталах страховых организаций, действующих на территории Российской Федерации и созданных в соответствии с законодательством России. В частности, в соответствии с указанными положениями закона, в случае, если размер (квота) участия иностранного капитала в уставных капиталах страховых организаций превышает 25 процентов, орган страхового надзора прекращает выдачу лицензий на осуществление страховой деятельности страховым организациям, являющимся дочерними обществами по отношению к иностранным инвесторам (основным организациям) либо имеющим долю иностранных инвесторов в своем уставном капитале более 49 процентов. Кроме того, страховая организация обязана получить предварительное разрешение органа страхового надзора на увеличение размера своего уставного капитала за счет средств иностранных инвесторов и/или их дочерних общест в, на отчуждение в пользу иностранного инвестора (в том числе на продажу иностранным инвесторам) своих акций (долей в уставном капитале), а российские акционеры (участники) - на отчуждение принадлежащих им акций (долей в уставном капитале) страховой организации в пользу иностранных инвесторов и/или их дочерних обществ. Страховые организации, являющиеся дочерними обществами по отношению к иностранным инвесторам (основным организациям) либо имеющие долю иностранных инвесторов в своем уставном капитале более 49 процентов, могут открывать свои филиалы на территории Российской Федерации, участвовать в дочерних страховых организациях после получения на то предварительного разрешения органа страхового надзора, ft указанном предварительном разрешении отказывается, если превышен размер (квота) участия иностранного капитала в страховых организациях Российской Федерации.

Достаточно серьезные ограничения возможностей участия иностранных инвесторов в российских хозяйственных обществах, являющихся кредитными организациями, установлены в соответствии со ст. 18 Федерального закона «О Банках и банковской деятельности» от 02.12.1990 г. № 395-1.1 В частности названным федеральным законом предусмотрено установление размера (квоты) участия иностранного капитала в банковской системе Российской Федерации, которая устанавливается федеральным законом по предложению Правительства Российской Федерации, согласован ному с Банком России. Указанная квота рассчитывается как отношение суммарного капитала, принадлежащего нерезидентам в уставных капиталах кредитных организаций с иностранными инвестициями, и капитала филиалов иностранных банков к совокупному уставному капиталу кредитных организаций, зарегистрированных на территории Российской Федерации. Банк России прекращает выдачу лицензий на осуществление банковских операций банкам с иностранными инвестициями, филиалам иностранных банков при дост ижении установленной квоты. Кроме того, законом предусмотрено, что кредитная организация обязана получить предварительное разрешение Банка России на увеличение своего уставного капитала за счет средств нерезидентов, на отчуждение (в том числе продажу) своих акций (долей) в пользу нерезидентов, а участники кредитной организации - резиденты - на отчуждение принадлежащих им акций (долей) кредитной организации в пользу нерезидентов. Указанные сделки по отчуждению акций (долей) нерезидентам, совершенные без разрешения Банка России, признаются действующим законодательством недействительными.

Банк России имеет право наложить запрет на увеличение уставного капитала кредитной организации за счет средств нерезидентов и на отчуждение акций (долей) в пользу нерезидентов, если результатом указанного действия является превышение квоты участия иностранного капитала в банковской системе Российской Федерации.

Банк России вправе по согласованию с Правительством Российской Федерации устанавливать для кредитных организаций с иностранными инвестициями и филиалов иностранных банков ограничения на осуществление банковских операций, если в соответствующих иностранных государствах в отношении банков с российскими инвестициями и филиалов российских банков применяются ограничения в их создании и деятельности,

Ьанк России имеет право устанавливать в порядке, установленном Федеральным законом от 10.07.2002 N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)"32, дополнительные требования к кредитным организациям с иностранными инвестициями и филиалам иностранных банков относительно обязательных нормативов, порядка представления сп^етности, утверждения состава руководства и перечня осуществляемых банковских операций, а также относительно минимального размера капитала вновь регистрируемых филиалов иностранных банков.

Разграничение понятий «учредитель общества» и «участник общества» важно еще и потому, что характер правовой связи учредителя общества и общества, обладает спецификой в сравнении с правовой связью, возникающей между участником общества, не являющимся его учредителем, и обществом. Указанная специфика обусловлена положениями действующего законодательства и состоит в следующем:

Во-первых, в соответствии с п. 2 ст. 11 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», учредители общества несут солидарную ответственность по обязательствам, связанным с учреждением общества и возникшим до его го- сударственной регистрации. Общество песет ответственность по обязательствам учредителей общества, связанным с его учреждением, только в случае последующего одобрения их действий общим собранием участников общества. Аналогичная норма содержится в п. 3 ст. 10 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»33. Из указанных положений закона, как представляется, следует, что учредитель общества в силу факта участия в создании хозяйственного общества становится стороной обязательств, возникших в процессе создания общества до регистрации последнего в качестве юридического лица. При этом выход учредителя общества из состава участников общества после ег о создания не прекращает обязанности учредителя, возникшие в силу факта участия в создании общества.

Во-вторых, системный анализ положений Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», Федерального закона «Об акционерных обществах», Федерального закона от 08.08.2001 № [29-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»34с учетом приведенною выше разграничения понятий «учредитель общества» и «участник общества», свидетельствует о том, что, даже утрачивая статус участника хозяйственного общества, лицо сохраняет статус учредителя общества вплоть до момента исключения общества из единого государственного реестра юридических лиц. Состав участников общества может меняться, но состав учредителей общества остается неизменным. При этом учредитель общества, как указано выше, и после прекращения участия в хозяйственном обществе не прекращает быть стороной в обязательствах, возникших в связи с созданием общества. Таким образом, статус учредителя общества, в отличие от статуса участника общества, возникает у лица в связи с его участием в учреждении общества и существует вне зависимости от факта прекращения участ ия в уставном капитале общества.

В-третьих, в соответствии с положениями ст. 16 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. 34 Федерального закона «Об акционерных обществах», у учредителей общества возникает обязанность оплатить уставный капитал общества в предусмотренные законом сроки. Возникновение указанной обязанности у учредителя основано непосредственно на факте создания общества и не требует наступления каких-либо иных юридических фактов. При этом по общему правилу в силу факта участия лица в хозяйственном обществе права и обязанности участника существуют в виде абстрактных правовых возможностей и обязанностей, существующих вне рамок относительных правоотношений участника и общества. Обязанность же учредителя оплатить уставный капитал общества возникает императивно (законом устанавливается запрет на освобождение учредителя от исполнения указанной обязанности - и. 1 ст. 16 Федерального закона «Об обществах с офаниченной ответственностью», п. 2 ст. 99 Гражданского кодекса РФ) в виде субъективной обязанности в рамках обязательства по оплате уставного капитала.

Рассматривая вопрос о субъектном составе правоотношений, складывающихся между хозяйственными обществами и их участниками, представляется необходимым оценить обоснованность введения в научный оборот понятия «корпорация».

На протяжении своего развития содержание понятия «корпорация» претерпевало существенные изменения. Римскому праву не был известен указанный термин в значении союза лиц, обладающего правами юридического лица, но именно в трудах классических юристов ясно прослеживается стремление выделить особую организацию («corpus»), которая полностью обособлена от лиц, входящих в ее состав35. Как указывает Н.С. Суворов, «юриспруденция вплоть до нынешнего (19 в. - В.Д.) столетия продолжала подводить всякую юридическую личность под общую категорию корпораций, то есть понятие юридических лиц научно развивалось только в отношении «universitates рег- sonarum».36 При этом среди признаков корпоративного устройства обычно выделялись следующие: имущественная обособленность, самостоятельная ответственность по своим долгам, возможность организации вступать в правоотношения со своими участниками, а также право выступать в качестве истца и ответчика в суде. Заслугу в выделении нескольких категорий юридических лип российский ученый Н.С. Суворов приписывал Гсйзе, который, в частности, провел различие между корпорациями и институтами (учреждениями)". Разграничение корпораций и институтов (учреждений) получило свое развитие в работах Ф.К. Савиньи. Со временем была выработана система критериев, позволяющих разфапичивать корпорации и институты (учреждения)37. И. Тарасов подразделял юридические лица на корпорации, или учреждения, общества и товарищества. Критерием классификации выступала правовая природа связей между участниками организации. В корпорации или учреждении такая связь минимальна, напротив, товарищества, по мнению ИТ. Тарасова, имеют «более глубокую и сложную связь между своими членами, выражающуюся в имущественной, а иногда даже и в личной круговой поруке.,.»\ В этой связи И.Т. Тарасов выделял акционерные корпорации, акционерные компании в собственном смысле этого слова и акционерные товарищества38. В качестве примера акционерной корпорации он приводил английский акционерный университет, акционерного товарищества -акционерная коммандита39. В литературе также выделялись так называемые римские и германские корпорации. Их различие, по мнению О. Гирке1 состоит во внутренней организационной структуре. Между участниками (членами) римской корпорации не существует никакой правовой связи, отличной от той, которая может быть установлена между субъектами, ire организованными в одно целое. Напротив, в г ерманской корпорации между участниками (членами) существуют особые правовые связи, обусловленные уча- стаем (членством) в корпорации40. Современное зарубежное законодательство не использует унифицированного определения корпорации''. Не используется такое понятие и в современном отечественном законодательстве (за исключением ст. 7.1. Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»41, в которой в качестве разновидности некоммерческой организации указана государственная корпорация) в связи с чем, как представляется, термин «корпорация» может быть использован исключительно как экономическая категория, означающая интегрированные формирования с образованием или без образования юридического лица". По иному, как представляется, можно сказать, что «корпоративность» определяет экономическую сущность юридического лица. То есть юридическое лицо, с точки зрения экономической теории, суть объединение лиц и их капиталов, выступающее в качестве самостоятельного субъекта общественных отношений, имеющее свою внутреннюю структуру, что является проявлением «корпоративности» юридического лица. Однако в доктринальной литературе имеют место попытки обоснования возможности существования «корпорации» как субъекта права. Так, по мнению H.I1. Пахо- мовой «корпоративное объединение может быть признано и субъектом экономического оборота, и самостоятельным субъектом права. Короче говоря, кор- порации «рождаются» отличным от естественного рождения способом - путем акта государственной регистрации»5. И далее автор пишет: «организационная форма корпоративных отношений, опосредующая объединение имущества участников или объединение их деятельности (или и то и другое) может быть обозначена как корпоративное объединение. В случаях, предусмотренных законом, если корпоративное объединение обладает признаками, установленными в законе, за ним государственным регистрирующим оруном закрепляется статус корпорации. Корпорация - это публичный статус корпоративного объединения, основанный на законе, возникающий из факта государственной регистрации и означающий, что корпоративное объединение является субъектом экономического оборота или субъектом права»42. По мнению Т.В. Катан иной, «корпорация - это организация, признанная юридическим лицом, в котором собственность отделена от управления, основанная на объединенных капиталах (добровольных взносах) для осуществления какой-либо социально полезной деятельности»43. Но главный вопрос, который возникает в связи с анализом приведенных определений понятия «корпорация» состоит в определении того, чем вызвана необходимость введения указанного понятия (в качестве попятил юридического) при наличии устоявшегося понятия «юридическое лицо» и закрепленных законодателем организационно-правовых форм юридических лиц. Как представляется, такая необходимость (и основания) отсутствуют. Это обстоятельство является одним из свидетельств отсутствия оснований для выделения «корпоративных» отношений в качестве особого вида отношений, складывающихся между хозяйственным обществом и его участниками. Именно указанная позиция находит свое развитие в последующих разделах настоящей работы.

Рассматривая те юридические факты, которые лежат в основе возникновения хозяйственного общества и отношении между хозяйственным обществом и его участниками, следует отметить, что большинство из них имеют характер сделки.

Для создания юридического лица в форме хозяйственного общества необходимы следующие юридические факты: принятие решения учредителей (учредителя) о создании общества, заключение учредительного договора (при создании общества с ограниченной и дополнительной ответственностью с числом участников более одного лица), заключение договора о создании акционерного общества (при создании акционерного общества с числом участников более одного), утверждение устава общества, государственная регистрация юридического лица44.

Как представляется, указанные юридические факты, за исключением акта государственной регистрации юридического лица при его создании, обладают признаками сделки, закрепленными в ст. 153 ГК, то есть являются действиями, непосредственно направленными на установление фажданских прав и обязанностей.

Решение о создании хозяйственного общества представляет собой либо одностороннюю сделку - в случае учреждения общества одним лицом, - либо сделку многостороннюю - в случае учреждения общества несколькими лицами. Принципиальное значение имеет то обстоятельство, что указанная сделка заключается между учредителями, вступающими в правоотношения, связанные с образованием юридического лица. Иная квалификация этих отношений, а именно определение в качестве субъекта правоотношений, связанных с созданием юридического лица, самого юридического лица, либо «квазжоридическо-

л

го лица» представляются достаточно спорными '. Представляется единственно возможным подход, согласно которому правоотношение может возникнуть только при наличии соответствующих субъектов права - носителей субъективных прав и обязанностей, в том числе при наличии «третьего» лица, в пользу которого совершается сделка.

Как представляете я, отсутствуют достаточные основания для того, чтобы подвергать сомнению наиболее распространенный в современной отечественной литературе и правоприменительной практике подход в определении правовой природы учредительного договора и договора о создании акционерного общества как разновидностей договора простого товарищества (договора о совместной деятельности)45.

При этом, как представляется, подобная квалификация действий учредителей хозяйственного общества не исключает того, что совершение указанных сделок является юридическими фактами, входящими п юридический состав, лежащий в основе возникновения правоотношений между обществом и участниками. В научной литературе, как представляется, совершенно обосновано указывается на то, что в данном случае имеет место накопление юридического состава - явление, научное исследование которого неразрывно связано с именем профессора О.А. Красавчнкова\ Так, Е.Г. Сирота указывает на го, что «учредительный договор как юридический факт служит основанием возникновения обязательственного правоотношения между учредителями по созданию юридического лица, но в то же время входит в юридический состав, служащий основанием возникновения другого правоотношения корпоративного. При этом корпоративные отношения возникают в момент накопления всех юридических фактов, входящих в юридический состав. О.А. Красавчиков, в целом отрицая возможность наступления правовых последствий на основе незавершенного юридического состава, тем не менее, не исключал возможности, при которой один и тот же юридический факт служит основанием возникновения одно- го правоотношения и одновременно входит в юридический состав, служащий основанием возникновения другого правоотношения»46.

Следуя логике признания указанных юридических фактов в качестве сделок, распространенным способом защиты нарушенных прав в современной арбитраж! ю - судебной практике является обращение с требованием о признании недействительными отдельных положений либо в целом учредительного договора, устава, по основаниям, установленным § 2 гл. 9 ГК. (Например: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах"'2, Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 1 декабря 2004 г. NA5 8-2547/2003-Ф02- 4921/04-С247 и др.) Таким образом, именно сделки входят в юридический состав, лежащий в основе возникновения правоотношений между хозяйственными обществами и их участниками. При :ггом, далеко неоднозначны научные взгляды на правовую природу устава хозяйственного общества. Так, по мнению отдельных ученых, устав представляет собой разновидность договора. По мнению Г.Ф. Шершсневича, «юридическая сила устава заключается в его договорном характере, который приобретается им с момента состоявшейся подписки»48. Позиция о договорной природе устава хозяйственного общества поддержана и Л. Эниекнерусом5. По мнению иных исследователей, устав - односторонняя (при одном участнике) или многосторонняя корпоративная сделка, которая не является договором49. Кроме того, в научной литературе представлены точка зрения о том, что устав общества является локальным нормативным актом', а также о том, что устав - это «акт локального поднормативпог о регулирования, который содержит общеобязательные правила локального характера (регуля- тивная сила которых действует только в рамках организации), подлежащие неоднократному применению...»50. Представляется, что действия учредителей по утверждению устава представляют собой сделку (одностороннюю, в случае утверждения устава единственным участником или многостороннюю, в случае утверждения устава несколькими учредителями), при этом сам устав обладает иной природой, нежели сделка. Представляется, что, как обосновано отмечает Е.Г. Сирота, отличительной особенностью устава является то, что устав содержит в себе общеобязательные правила локального характера, которые, аналогично нормам права, подлежат неоднократному применению. В силу указанной особенности, представляется, что вполне обосновано определение правовой природы устава как акта поднормативного локального регулирования.

Представляется, что не может служить опровержением обязательственной природы имущественных отношений между хозяйственным обществом и его участником то обстоятельство, что одним из юридически фактов, входящих в фактический состав, лежащий в основе их возникновения, является ненормативный правовой акт органа государственной власти (решение о государственной регистрации общества при его создании). В этой связи представляется спорным утверждение В.В. Прохоренко о том, что регистрация юридического лица «является серьезным препятствием на пути отнесения отношений между учредителем (участником) и хозяйствен и ы м обществом к обязательственным правоотношениям»51. Действительно, государственная регистрация юридического лица при его создании является необходимым и «завершающим» юридическим фактом, после наступления которого возникают отношения между созданным хозяйственным обществом и ею участником. Однако, как представляется, именно устав и учредительный договор определяют содержание отношений между обществом и его участником. Акт государственной регистрации юридического лица имеет лравопорождающий характер, в результате его наступления считается созданным новый субъект права - юридическое лицо (сто- рола исследуемых отношений). Однако правоотношения общества и его участника (в частности, имущественные правоотношения), имеющие длящийся характер, (существуют на протяжении всего периода существования общества) имеют в качестве своей непосредственной основы учредительный договор (сделку) и устав (акт локального поднормативною регулирования). Аналогично необходимость государственной регистрации ряда сделок, совершаемых в отношении объектов недвижимого имущества, не является основанием сомневаться в обязательственном характере правоотношений, возникающих на основании договора, подлежащего государственной регистрации. Решение о государственной регистрации хозяйственного общества лежит в основе возникновения правоотношений между обществом и его участниками постольку, поскольку является основанием для возникновения юридического лица - участника этих правоотношений. Но после создания хозяйственного общества основанием правоотношений являются именно учредительный договор и устав (или только устав).

Как было указано выше, вопрос об объекте и содержании правоотношений, возникающих между хозяйственным обществом и ого участниками, рассматривается в последующих разделах работы, посвященных анализу отдельных имущественных и неимущественных «внутрихозяйственных» отношений. Подобная логика изложения материала основана на отстаиваемом в настоящей работе тезисе, согласно которому отсутствуют основания для утверждения о существовании единою правоотношения, складывающегося между обществом и его участником. Правовая связь участника общества с обществом может быть представлена в виде совокупности отдельных правоотношений имущественного и неимущественного характера, имеющих свое содержание и свой объект и выполняющих свою определенную функцию.

Выводы, которые можно подвести в рамках настоящего раздела работы, следующие:

I. В процессе создания хозяйственного общества возникают гражданские правоотношения между учредителями общества. Указанные правоотношения основаны на ряде сделок, совершаемых учредителями. При этом эти же сделки входят в юридический состав, лежащий в основе возникновения правоотношений между созданным обществом и его участниками. То обстоятельство, что в основе возникновения указанных отношений лежат именно сделки является одним из оснований для установления обязательственной природы имущественных правоотношений между обществом и его участниками. При этом то обстоятельство, что в юридический состав, наряду со сделками, входит также акт органа государственной власти (решение о государственной регистрации хозяйственного общества) не является препятствием для отнесения имущественных правоотношений, складывающихся между обществом и его участниками, к обязательствам. 2.

Отсутствуют научно обоснованные аргументы для того, чтобы рассматривать в качес тве субъекта права «корпорацию». 3.

Отношения участников хозяйственного общества и общества лишены обязательных признаков «членских» отношений. 4.

Следует учитывать различия в объеме понятий «участник общества» и «учредитель общества», а также различия в правовом положении указанных субъектов.

<< | >>
Источник: Давыдов Василий Александрович. Правовая природа отношений между хозяйственными обществами и их участниками. 2008

Еще по теме § 2. Характеристика субъектного состава правоотношений складывающихся между хозяйственным обществом и его участниками, юридических фактов, лежащих в основе их возникновении.:

  1. § 2. Характеристика субъектного состава правоотношений складывающихся между хозяйственным обществом и его участниками, юридических фактов, лежащих в основе их возникновении.
  2. § 3. «Корпоративные отношения» в современной науке гражданского права•
  3. § 2. Понятие и структура холдингового объединения
  4. § 2. Общие особенности гражданско-правового регулирования корпоративных отношений
  5. § 7. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРАВА, ЕГО ОТЛИЧИЯ ОТ ДРУГИХ ОТРАСЛЕЙ
  6. Классификация представляет собой способ обнаружения и фиксации существенных качеств и свойств  классифицируемых объектов.
  7. ГЛАВА IV. Право, мораль и свобода в трактовке современной западной юриспруденции
  8. § 1. Административное наказание: понятие и признаки
  9. § 1. Выражение особенностей предмета советского гражданского права в методе гражданско-правового регулирования
  10. § 1. Порядок осуществления своих правомочий участниками правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях
  11. § 1. Характер отношений между учредителями и юридическим лицом до н после его государственной регистрации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -