<<
>>

§ 2. Значение для правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях категории «доля в праве».

Говоря о правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях, нельзя не затронуть вопрос о значении для общего права категории «доля в праве». Как подчеркивает С.Н. Ермолаев, «рассмотрение
теорий доли имеет цель определение того, что принадлежит сообладателю гражданских прав и обязанностей в правоотношении с множественностью лиц»1.

Поднятый в рамках настоящего параграфа вопрос олицетворяет еще одну точку соприкосновения между отдельными случаями усложнения субъектного состава в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях. Для построения конструкции «правовая общность в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях» на этом моменте стоит остановиться более подробно. Одновременно необходимо проанализировать целесообразность выделения долей в различных абсолютных имущественных гражданских правоотношениях, субъектный состав которых был усложнен.

1. Идея о том, что участники общей собственности обладают некой долей (например, под ней можно понимать долю в праве, хотя существуют и другие точки зрения) имеет под собой достаточно серьезные исторические основания. Соответствующее воззрение зародилось еще во времена Римского частного права и в дальнейшем получило развитие в современных европейских правопорядках3. Отечественное законодательство дореволюционного, советского и современного периодов также на всем протяжении своего развития регулировало отношения, связанные с принадлежностью долей сособственникам. При этом на официальном (нормативно-правовом) уровне именно долевая собственность признавалась основным видом общей собственности (а до кодификации гражданского законодательства 1961 года - единственным4).

Особое значение доли стараются подчеркнуть и ученые. По словам М.В. Зимелевой, «Значение доли далеко не исчерпывается ее функцией как мерила для

1 Ермолаев С.Н. Множественность лиц в гражданском праве: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Краснодар., 2014. С. 76.

2 См.: Communio [Pro indiviso] // Бартошек М. Римское право: (Понятия, термины, определения). М., 1989. С. 79.

3 См.: Филатова У.Б. Институт права общей собственности в странах романо-германской правовой семьи (Германии, Австрии, Швейцарии, Франции и России: сравнительно-правовое исследование): дис. ... доктора юрид. наук: 12.00.03. Москва., 2015. С. 112-113; Егоров А.В. Общая долевая собственность: механизм защиты прав сособственников // «Вестник гражданского права». 2012. № 4. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

4 Товстолес Н.Н. Общая собственность по русскому гражданскому праву // Журнал Министерства юстиции. 1900. № 8. Октябрь. С. 159; См.: Филатова У.Б. Проблема разграничения видов общей собственности// «Нотариус». 2011. № 4. С. 4-8.

расчетов; доля является решающей для определения природы вещного права, принадлежащего каждому участнику общей собственности»1. В то же время ответы даны далеко не на все вопросы. В научной литературе не прекращаются споры о правовой природе и содержании доли, об отсутствии или наличии долей у сособственников в общей совместной собственности, о целесообразности существования права преимущественной покупки и о некоторых других проблемах.

По этому поводу написано достаточное количество специальных исследований, в связи с чем в диссертации будут затронуты только те вопросы, которые непосредственно связаны с темой настоящей работы.

До сих пор гражданское законодательство не определилось с вопросом о существовании долей в ограниченных вещных правах, принадлежащих нескольким лицам одновременно (в том числе о возможном использовании соответствующих положений общей собственности). Как было показано выше, в России впервые на официальном уровне данная проблема была затронута лишь при создании Проекта Гражданского уложения Российской империи. В тот момент было принято решение распространить на вещные правоотношения с усложненным субъектным составом правила об общей собственности (ст. 836 Проекта Гражданского уложения). По словам авторов Проекта, « не только право собственности, но и другие вотчинные права напр., право наследственного оброчного владения, право польз овладения, сервитуты и проч., могут принадлежать нескольким лицам сообща, по долям» . Как известно, Проект Гражданского уложения остался только проектом. К настоящему времени предложенные Проектом положения об общих правах так и не попали ни в один из существовавших в России Гражданских кодексов. При этом цивилисты признают вполне корректным говорить о существовании долей в праве

Зимелева М.В. Общая собственность в советском гражданском праве. Часть первая (Начало) // «Вестник гражданского права». 2009. № 4. Доступ из справ.-правовой системы

«КонсультантПлюс».

2 Гражданское уложение. Книга Третья. Вотчинное право. Проект Высочайше учрежденной Редакционной Комиссии по составлению Гражданского уложения. Т. 1. Ст. 1-174. С объяснениями. С.-Петербург., 1902. С. 338.

хозяйственного ведения (оперативного управления)1. Допускают аналогичный подход применительно ко всем ограниченным вещным правам А.С. Родина , М.А. Димитриев3 и К.А. Сердюков4. Подобная возможность признается и некоторыми судами5.

Данный вопрос не остался без внимания и в процессе реформирования гражданского законодательства. Согласно Проекту № 47538-6, «к отношениям, связанным с принадлежностью одного ограниченного вещного права двум или нескольким лицам, соответственно применяются правила об общей собственности (глава 19.1), если иное не установлено настоящим Кодексом или не вытекает из существа ограниченного вещного права» (ст. 223 ГК РФ)6.

Представляется, что положения об ограниченных вещных правах, принадлежащих нескольким лицам, не могут формулироваться кардинально иным образом, чем это сделано применительно к праву собственности. Как будет показано ниже, признание долей в общем ограниченном вещном праве вносит в отношения субъектов общего права дополнительную гибкость, поскольку дает возможность сформулировать положения, регулирующие порядок принятия решений по поводу осуществления своих правомочий, различные случаи изменения субъектного состава правовой общности, а также способы её прекращения. При этом видится вполне разумной предлагаемая Проектом № 47538-6 оговорка о том, что раздел вещи, на которую установлено это общее

См.: Петров Д.В. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления в системе вещныхправ. Санкт-Петербург.,2002. С. 115-117.

2 Родина А.С. Ограниченные вещные права с множественностью лиц на управомоченной стороне//«Законодательство». № 3. 2012. С. 37-38.

3 Димитриев М.А. К вопросу об ограниченных вещных правах // «Налоги». 2010. № 36. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

4 Сердюков К.А. К вопросу о вещных правоотношениях с множественностью лиц // «Теория и практика общественного развития». 2011. № 4. С. 227-228.

5 Например, см.: Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 23.09.2014 по делу № А68-1196/2014; Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 07.08.2015 по делу № А11-7372/2014; Апелляционное определение Верховного суда Чувашской Республики от 10.06.2015 по делу №33-1927/2015.

6 Пункт 145 статья 1 Проекта Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

право, и выдел из нее доли в натуре по требованию этих лиц (двум или нескольким лицам, которым принадлежит одно ограниченное вещное право - В.Г.) не допускаются. Это уточнение полностью соответствует производному от права собственности характеру ограниченных вещных прав. Нельзя допускать, чтобы лицо, не обладающее правом собственности, могло столь существенным образом влиять на вещь.

Также стоит остановиться на вопросе о возникновении долей в исключительном праве, а также в абсолютном праве на бестелесное имущество. Применительно к интеллектуальной собственности, вопрос о долевом характере исключительного права, принадлежащего нескольким лицам, является достаточно

дискуссионным. До настоящего времени он не нашел удовлетворительного решения ни в законодательстве, ни в доктрине, ни в судебной практике. Нередко исследователи выступают категорически против того, чтобы признать существование долей в исключительном праве, опираясь на тот факт, что совместное обладание исключительным правом функционирует существенно иным образом, чем общая долевая собственность. По мнению С.А. Беляцкина, «права соавторов регулируются в законе по принципам не condominium'a с идеальными долями собственников, а скорее — совокупного права собирательной личности. Учитывая: 1) особую личную связь творца с его произведением, 2) создающиеся тем особые отношения между творцами одного и того же произведения, закон не допускает мысли о раздроблении авторского права, ни фактическом ни идеальном»1.

Схожим образом описал проблему Я.А. Канторович. Он подчеркивал, что «не может быть речи о раздроблении этого права ни в смысле фактического раздела между собственниками, ни в смысле определения идеальных долей соавторов»2. Однако разумность первой части довода (относительно раздела) не

Беляцкин С.А. Новое авторское право в его основных принципах С.-Петербург., 1912. С. 104. Канторович Я.А. Авторское право на литературные, музыкальные, художественные и

фотографические произведения. Систематический комментарий к закону 20-го марта 1911 г. - с историческим очерком и объяснениями, основанными на законодательных мотивах, литературных источниках, иностранных законодательствах и судебной практике. Петроград., 1916. С. 318.

устраняет определенные сомнения по поводу второй его части (идеальных долей). К тому же сам Я.А. Канторович упоминает о допустимости применения к отношениям соавторов правил о преимущественной покупке доли1.

Из современных авторов противниками признания доли в исключительном праве следует считать О.А. Городова и В. Кастальского. По словам последнего, «если исключительное право принадлежит нескольким правообладателям, должен ставиться вопрос не о доле каждого из них в исключительном праве, а о соразмерном распределении доходов от совместного использования объекта исключительного права и совместного распоряжения соответствующим исключительным правом» . Такой вывод вполне объясним. Ученые, придерживающиеся этой идеи, слишком сильно желают отграничить исключительные права от прав вещных. Эта тенденция нашла прямое закрепление и в тексте ГК РФ. Согласно пункту 3 статьи 1227 ГК РФ, «к интеллектуальным правам не применяются положения раздела II настоящего Кодекса, если иное не установлено правилами настоящего раздела». Подобная формулировка закона еще раз напоминает, что автоматическое применение правил об общей долевой собственности к исключительным правам в данный момент невозможно4.

В то же время некоторые ученые поддерживают идею существования долей в исключительном праве, принадлежащем нескольким лицам5. М.А. Димитриев

Канторович Я.А. Авторское право на литературные, музыкальные, художественные и фотографические произведения. Систематический комментарий к закону 20-го марта 1911 г. - с историческим очерком и объяснениями, основанными на законодательных мотивах, литературных источниках, иностранных законодательствах и судебной практике. Петроград., 1916. С. 319.

2 Гаврилов Э.П., Городов О.А., Гришаев СП. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть четвертая. М., 2009. С. 17.

5 Кастальский В. Совместное обладание исключительным правом // «Хозяйство и право». 2008. № 4. С. 104.

4 Противоположную позицию особо активно отстаивает Э.П. Гаврилов. См.: Гаврилов Э.П. Интеллектуальные права в современной России: некоторые теоретические проблемы // Правовые исследования: новые подходы: сб. статей факультета права НИУ ВШЭ. М., 2012. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

5 См.: Гаврилов Э.П. Исключительное право, принадлежащее нескольким лицам// «Хозяйство и право». 2009. № 3 (386). С. 64-65; Сидоркин С.С. Правовое регулирование гражданских отношений со множественностью лиц, объектом которых являются исключительные права: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. М., 2012. С. 14; Бобров М.Е. Средства
отмечает, что «множественность лиц - обладателей субъективного исключительного права обусловливает возникновение долей в исключительном праве (по существу, аналогично ситуации с возникновением долей в праве собственности). Такая ситуация может сложиться при создании того или иного результата интеллектуальной деятельности в соавторстве, при переходе исключительного права к двум и более лицам в порядке универсального или сингулярного правопреемства. Обладатель доли в исключительном праве должен иметь возможность распоряжения этой долей (по аналогии с распоряжением долей в праве общей собственности)»1. Такой подход является достаточно гибким. Главное, он создает для самих участников правовой общности дополнительные возможности (о них будет сказано ниже).

В первоначальной редакции части 4 ГК РФ о долях в исключительном праве речи не шло. Несмотря на это суды упоминали о них при разрешении отдельных споров . В ходе реформирования гражданского законодательства проблема допустимости существования долей в исключительном праве, принадлежащем нескольким лицам, нашла свое место в пункте 4.4. Концепции совершенствования Раздела VII ГК РФ. В этом пункте подчеркивается, что «требует изучения вопрос о допустимости распоряжения одним из правообладателей своим правом в тех случаях, когда исключительное право принадлежит ему совместно с другим лицом (лицами), в частности, о передаче им своей доли в праве такому лицу (лицам)»3. Затем это предложение попало в Концепцию развития гражданского индивидуализации товаров, работ и услуг как объекты интеллектуальных прав: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. М., 2013. С. 103-106.

Димитриев М.А. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Общие положения. Постатейный комментарий к главе 69 Гражданского кодекса Российской Федерации. 2013. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

2 См.: Постановление ФАС Московского округа от 11.03.2008 № КГ-А40/1203-08 по делу № А40-7199/07-5-76; Постановление ФАС Уральского округа от 18.01.2010 № Ф09-10931/09-С6 по делу № А60-9510/2009-С2; Определение Московского городского суда от 18.07.2014 № 4г/7- 4243/14; Кассационное определение Московского городского суда от 17.02.2014 № 4г/2-775/14; Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.07.2013 № 15АП- 6981/2013 поделу№ А53-35592/2012.

Концепция совершенствования Раздела VII Гражданского кодекса Российской Федерации «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации» // Проект рекомендован Президиумом Совета к опубликованию в целях обсуждения (протокол от 13 мая
законодательства. Соответствующее правило было закреплено и в первоначальной редакции Проекта № 47538-6. Предполагалось, что пункт 3 статьи 1229 ГК РФ будет звучать следующим образом: «каждый из правообладателей вправе передать (возмездно или безвозмездно) свою долю в исключительном праве всем лицам, совместно с которыми он обладает этим правом, в равных долях. Отчуждение автором-правообладателем своей доли в исключительном праве третьим лицам не допускается, если иное не

предусмотрено настоящим разделом. Доля в исключительном праве, принадлежащая не самому автору, может быть отчуждена третьему лицу с согласия всех остальных правообладателей. Правообладатель вправе завещать свою долю в исключительном праве»1.

Предложенное изменение нашло поддержку и среди некоторых ученых . По словам В.А. Мещерякова, «заслуживают одобрения две поправки, также относящиеся к распоряжению исключительными правами. Одна из них (пункт 3 статьи 1229 ГК РФ) предусматривает распоряжение «своей долей» исключительного права при совместном правообладании. Практический опыт свидетельствует о необходимости таких «замен» в составе правообладателей, но отсутствие прямой нормы, предусматривающей такие «замены», делает фактически нелегитимными эти «замены» в настоящее время»3. Однако в дальнейшем было принято решение не включать в ГК РФ развернутые правила относительно долей в общем исключительном праве. По этому поводу Е.А. Павлова отмечает, что «в ходе доработки проекта ко второму чтению эти положения были из проекта исключены, поскольку членам рабочей группы не

2009 г.) [Электронный ресурс] // URL: http://privlaw.ru/sovet-po-

kodifikacii/conceptions/koncepciya3/

1 Статья 4 Проекта Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

2 См.: Павлова Е.А. Актуальные проблемы совершенствования части четвертой ГК РФ //

«Вестник гражданского права». 2011. № 5. Доступ из справ.-правовой системы

«КонсультантПлюс».

3 Мещеряков В.А. Развитие российского патентного законодательства на современном этапе // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2012. № 4. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

удалось прийти к единому мнению по этому вопросу»1. Но, не став закреплять данные положения в тексте ГК РФ, законодатель не был достаточно

последователен.

В связи с этим стоит упомянуть о диспозитивном правиле, предусматривающем презумпцию равенства долей обладателей исключительного права (абз. З п. 3 ст. 1229 ГК РФ)2. Исходя из содержания этой статьи, доля здесь может пониматься достаточно узко - в качестве способа распределения доходов, полученных от совместно используемых объектов интеллектуальной собственности, между правообладателями3. Но поскольку это не единственное положение части 4 ГК РФ, в котором говорится о долях, допустимы и другие варианты толкования. В пункте 2 статьи 1283 ГК РФ предусмотрено, что при

отсутствии наследников в случае смерти одного из соавторов, если произведение образует неразрывное целое, доля умершего соавтора в исключительном нраве переходит ко всем пережившим соавторам в равных долях. В силу действия статьи 1308.1. ГК РФ данное правило применяется и к исключительным правам на исполнения, фонограммы, сообщения в эфир или по кабелю радио- и телепередач, на содержание баз данных, а также на произведения науки, литературы и искусства, обнародованные после их перехода в общественное достояние.

Получается, что в данном случае, закон прямо говорит о доле управомоченного субъекта в исключительном праве, как неком имущественном благе, а не о доле как мериле, позволяющем распределить полученные доходы между несколькими лицами.

В свою очередь, представляется допустимым существование долей не

Павлова Е.А., Калятин В.О., Корнеев В.А. Вводный научный комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации 2015. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»; Павлова Е.А. Кодификация законодательства об интеллектуальной собственности // Кодификация российского частного права 2015 / В.В. Витрянский, СЮ. Головина, Б.М. Гонгало и др; под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2015. С. 217.

Как предусмотрено в данной статье, доходы от совместного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо от совместного распоряжения исключительным правом на такой объект распределяются между всеми правообладателями в равных долях.

Для сравнения можно проанализировать содержание статьи 248 ГК РФ, в которой говорится о распределении доходов соразмерно долям сособственников, а не о том, что доходы распределяются в равных долях.

только в исключительном праве, но в большинстве имущественных абсолютных прав, принадлежащих нескольким лицам. При этом вполне реально выявить общее назначение доли. Именно оно будет способно охватить различные случаи правовых общностей в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях (с учетом отдельных исключений)1. Представители науки, сформулировав по этому поводу три основные концепции («реальной доли», «идеальной доли», «доли в ценности»), к настоящему времени так и не смогли прийти к единому подходу . Учитывая же глубину противоречий, необходимо понимать, что в ближайшей перспективе данная ситуация вряд ли изменится. В связи с этим следует признать, что доля является юридическим средством,

закрепление которого позволит выполнить определенные практические задачи

(для удобства изложения мы будем говорить о доле в праве)'. Именно от этого стоит отталкиваться при построении конструкции «правовая общность в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях».

В определенной степени доля в праве напоминает долю, являющуюся выражением права участия в корпоративном юридическом лице4. По словам Б.М. Гонгало, « утверждение, что у субъекта есть доля в уставном капитале,

Стоит отметить, что деление объекта на доли в качестве обязательного признака правоотношения с множественностью лиц предложил С.Н. Ермолаев. Но, несмотря на убедительность, его позиция отличается излишней материалистичностью. // Ермолаев С.Н. Множественность лиц в гражданском праве: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Краснодар., 2014. С. 96.

Каждая из концепций правовой природы доли обладает своими достоинствами и недостатками. Обзор точек зрения см.: Ермолаев С.Н. Множественность лиц в гражданском праве: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Краснодар., 2014. С. 76-85; Ермолаев С.Н. Доля в имущественном праве и общее обладание имущественными правами: исторический анализ // «Научный журнал КубГАУ». № 91 (07). 2013. [Электронный ресурс] // URL:

htlp://ej.kubagro.ru/2013/07/pdf701.pdf; Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. М., 2003. С.296.

«Право общей собственности - это правовая конструкция, основанная на потребностях практики». // Козлова М.Ю. О неопределенности норм Гражданского кодекса Российской Федерации оправе общей собственности// «Гражданское право». 2012. № 5. С. 39.

Именно о доле участия говорит И.Б. Новицкий применительно к общей собственности // Новицкий И.Б. Право собственности: Субъекты, объекты, содержание и защита права собственности; Право общей собственности; Комментарий к статьям 52-65 Гражданского Кодекса. М„ 1925. С. 50.

означает, что он имеет права и обязанности участника (долю участия)»'. Нечто подобное возникает и в случае с правовой общностью. С одной стороны, доля призвана обозначить сам факт принадлежности к группе лиц, обладающих общим правом, а с другой - определить тот объем прав, который может быть самостоятельно реализован отдельными правообладателями2. Выше подчеркивалось, что каждому из участников правовой общности принадлежит соответствующее право. Однако увеличение количества управомоченных лиц ведет к тому, что во многих случаях осуществить имеющиеся у него возможности получится только в определенном объеме (или другими словами «доле»). Как подчеркивает И.А. Дроздов, «доля в праве в силу закона предоставляет её обладателю известный набор правомочий в отношении всей вещи» . Стоит добавить, что сам набор является универсальным (в вещных правах - это триада правомочий, и т.д.), отличия существуют только в способности реализовать его. И тут возможны различные варианты.

Иногда законодатель считает излишним предусматривать особые правила реализации правомочий, отличающиеся от тех случаев, когда право принадлежит одному субъекту. Наиболее ярко такой подход нашел свое место применительно к правомочию использования объектов интеллектуальной собственности. По общему правилу, когда исключительное право принадлежит нескольким лицам совместно, каждый из правообладателей может использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению (п. 3 ст. 1229 ГК РФ). Схожим образом урегулированы отношения созалогодержателей: если иное не установлено законом или соглашением между созалогодержателями, каждый из них самостоятельно осуществляет права и обязанности залогодержателя (ст. 335.1 ГК

Гонгало Б.М. Доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью как объект гражданского оборота // Проблемы развития частного права: Сборник статей к юбилею Владимира Саурсеевича Ема / Отв. ред. Е.А. Суханов, Н.В. Козлова. М., 2011. С. 226.

2 Описанная нами идея упоминалась и ранее См.: Гражданское право. Учебник для вузов. Часть первая / Под общ. ред. Т.П. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М., 1998. С. 292; Плетнев В.А. Избранное. М., 2016. С. 27; Пахомова Н.Н. Право общей собственности: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Екатеринбург., 1995. С. 62-63.

3 Дроздов И.А. О правовой природе общей собственности // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 4. М., Екатеринбург., 2005. С. 176.

РФ). В этой ситуации для управомоченных лиц создается максимально упрощенный режим реализации своих возможностей. Более строгий подход действует по поводу пользования объектом общей долевой собственности. Способность на совершение своих собственных действий можно реализовать, только если со стороны остальных сособственников не поступил запрет в осуществлении тех или иных правомочий конкретным образом. Для максимально комфортного удовлетворения своих потребностей потребуется утверждение сособственниками соответствующего порядка их осуществления. Поэтому в подобных ситуациях участники общей собственности не всегда могут без согласования друг с другом на законных основаниях воспользоваться принадлежащими им возможностями (допустимый объем их осуществления значительно сужен). В таком понимании доля существует в любой правовой общности. Однако она должна получить формализованное выражение. По этому поводу стоит отметить следующее.

Смысл «объективировать» долю в праве существует только тогда, когда она имеет самостоятельное имущественное значение. Как подчеркивается в литературе, каждый из субъектов общего права обладает « экономической властью на стоимостную часть имущества»1. Таким образом, доля способна выразить ту экономическую ценность общего объекта, на которую, будучи членом правовой общности, управомоченное лицо вправе претендовать. Д.Ф. Еремеев отмечал, что « доля является не только показателем вещного характера права её обладателя. Она в то же время - мерило ценности, принадлежащей каждому сособственнику в общем имуществе» . Признание наличия доли позволяет сформировать справедливую систему распределения полученных в связи с участием в правовой общности доходов, а также возложения понесенных по той же причине расходов. Напрямую об этом говорится в статьях 248, 249 ГК РФ, а также статье 39 ЖК РФ. Косвенно эта идея

Зинченко С. А., Галов В.В. Понятие права общей долевой собственности и её методологическое значение// «Закон». 2008. № 3. С. 115.

: Еремеев Д.Ф. Право личной собственности в СССР. М., 1958. С. 73.

нашла свое отражение в абзаце 3 пункта 3 статьи 1229 ГК РФ'. К тому же в вещных правах размер доли влияет на ту часть общего имущества, которую сособственник вправе получить в свое владение и пользование (п. 2 ст. 247 ГК РФ). Размер доли оказывает влияние и на объем имущественной массы, который может достаться бывшему сособственнику в случае выдела доли или раздела имущества (ст. 252 ГК РФ). В общих чертах, «доля в общей собственности выполняет функцию критерия, в соответствии с которым распределяется пользование общим имуществом, устанавливается степень участия сособственников в расходах, связанных с общим имуществом, доходов на него» . Немного иначе эту идею описывает М.Г. Маркова. По её мнению, «каждый из участников общей собственности обладает не долей в праве, а полностью субъективным правом собственности. Экономическое же содержание права собственника определяется долей в её стоимостном понимании»3. С таким выводом также можно согласиться.

При этом присущая доле ценность наиболее ярко проявляется в оборотоспособности самой доли, формальным выражением которой становится допустимость распоряжения ею. В настоящий момент судебная практика исходит из того, что доля в праве является разновидностью имущества. Как подчеркивает ВАС РФ, «поскольку законодательство допускает такой вид имущества, как доля в праве собственности на неделимую вещь, при нарушении права на данный вид

По словам Э.П. Гаврилова, «содержание» (или поддержание в силе) исключительного права часто требует некоторых расходов. Это уплата патентных пошлин, пошлин за продление действия патентов и свидетельств, расходы, связанные с защитой исключительного права, и т.п. Часть четвертая ГК РФ не дает ответов на вопрос о том, кто же должен нести эти расходы». // Гаврилов Э.П. Исключительное право, принадлежащее нескольким лицам // «Хозяйство и право». 2009. № 3 (386). С. 65. и др.

Мананкова Р.П. Правоотношение общей долевой собственности граждан по советскому законодательству. Томск., 1977. С. 25; Схожей позиции придерживается К.А. Сердюков и К.Б. Ярошенко. См.: Сердюков К.А. Правоотношения с множественностью лиц в российском гражданском праве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Ростов-на-Дону., 2011. С. 21; Ярошенко К.Б. Общие вопросы права собственности нескольких лиц // Право собственности: актуальные проблемы / отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров. М., 2008. С. 587- 588.

3 Маркова М.Г. Понятие и содержание права общей собственности // Очерки по гражданскому праву. Сборник статей / Отв. ред.: Иоффе О.С. Л., 1957. С. 91.

имущества его обладателю должна быть обеспечена защита»1.

Однако правовой режим доли пока еще не определен достаточным образом. Не зря, разрешая спор о восстановлении доли в праве на конкретную вещь, ВАС РФ пришлось применить к спорным правоотношениям именно аналогию со статьями 301, 302 ГК РФ. Видится, что в будущем регулирование отношений по поводу долей в праве пойдет по пути бездокументарных ценных бумаг и будет осуществляться при помощи специального нормативного инструментария, что еще раз подчеркнет особое экономическое значение доли.

Представляется, что сделанные в предыдущих абзацах выводы применимы ко всем абсолютным имущественным правам[54] [55], ведь непосредственное участие в правовой общности, а также свободное распоряжение самим этим участием способно принести для субъектов ощутимую экономическую выгоду. Неясно, какие аргументы могут быть использованы для того, чтобы лишить субъекта общего права подобного преимущества. Не менее важно и то, что в результате формализации доли каждый из правообладателей приобретает достаточно высокую степень самостоятельности, а соответствующая конструкция дополнительную гибкость, поскольку при появлении необходимости участники вправе покинуть правовую общность, не разрушая её.

В итоге, объединению субъектов общего права придается дополнительный «запас прочности». Вместо неразрешимого внутреннего конфликта, который может повлечь необратимый распад, всегда существует возможность «безболезненно» изменить субъектный состав. Доля становится юридическим инструментом, гарантирующим свободное волеизъявление при решении вопроса о продолжении своего нахождения в общности. Каждый участник может распорядиться своей долей вне зависимости от решения остальных. При условии соблюдения правил о преимущественной покупке (в предусмотренных законом
случаях), он сможет передать свое «членство» любому заинтересованному лицу1. Все это говорит о целесообразности закрепления в качестве базовой конструкции - долевой правовой общности.

2. В случае признания существования долей в абсолютных имущественных правоотношениях с усложненным субъектным составом, появится возможность создать действенную систему контроля за составом участников правовой общности2. Главным её компонентам следует признать право преимущественной покупки. Вместе с тем не все авторы поддерживают указанную идею. По словам У.Б. Филатовой, «действие права преимущественной покупки должно быть существенным образом ограничено, поскольку это право является устаревшим, усложняющим процесс распоряжения долей ». С таким подходом нельзя

согласиться.

Представляется, необходимость закрепления правила о преимущественной покупки предопределена самим фактом усложнения субъектного состава абсолютного имущественного гражданского правоотношения. Когда нескольких лиц, являются обладателями одного и того же права, допустимо предположить, что каждый из них заинтересован в том, чтобы избавиться от ограничений со стороны других участников и стать «полновластным» субъектом или хотя бы увеличить свой актив по сравнению с другими. Средством достижения этой цели становится правило о преимущественной покупке. В его основе лежит наличие у остальных участников правовой общности презюмируемого желания приобрести

Например, В.И. Еременко, В.Н. Евдокимова говорят о вариантах « так называемой частичной уступки права на патент», которую вполне возможно представить в качестве передачи доли в исключительном праве. // Еременко В.И., Евдокимова В.Н. О частичной уступке патента на изобретение // «Адвокат». 2009. № 3. С. 79.

Применительно к общей совместной собственности необходимость в этом отсутствует - состав участников четко определен в законе.

Филатова У.Б. Концепция развития института общей собственности в России и за рубежом. М., 2013. С. 99; Справедливости ради стоит отметить, что такого подхода придерживаются далеко не все авторы. По словам У.Б. Филатовой, «Цель преимущественного права покупки - препятствовать возможности вступления третьих лиц в общность сособственников. Это важно не для всех общностей долевых сособственников, а только для тех из них, где существует определенная личная связь, либо использование общей вещи имеет особое значение для сособственников, как например, в наследственных общностях или при продаже доли в жилом помещении. Во всех остальных случаях это не имеет смысла. Поэтому преимущественное право покупки следует ограничить только этими двумя случаями». // Там же. С. 100.

отчуждаемую долю. Результатом появления подобного правила становится то, что в одних случаях оно позволяет восстановить управомоченному лицу субъектное единство права1, а в других - получить дополнительные возможности в отношении принадлежащего ему объекта. Какой бы эффективной ни была законодательная модель регулирования ситуаций совместного обладания правом, кажется разумным отдавать приоритет уже существующим правообладателям.

Одновременно право преимущественной покупки становится инструментом, который способен оградить участников правовой общности от нежелательного с их точки зрения появления посторонних лиц. Это связано с тем, что установление порядка осуществления некоторых правомочий происходит на основании решения всех участников (большинством или по единогласию). Персональный состав членов правовой общности имеет достаточно важное значение для её сохранения. В то же время гарантируются и имущественные интересы того, кто решил покинуть объединение субъектов, не прибегая к нормам О выделе (в отличие от положений о необходимости получения от остальных участников согласия на отчуждение). Конечно, действующее законодательство знает исключения из общего правила о наличии преимущественного права покупки доли . Однако все они связаны с особыми характеристиками объекта права, а также спецификой возникающих по поводу него отношений3.

Безусловно, право преимущественной покупки не лишено недостатков. Вместе с тем сопутствующие ему ограничения возможностей отдельных правообладателей в целом соответствуют специфике регулирования отношений, возникающих внутри правовой общности. По этому поводу уместно привести слова авторов Проекта Гражданского уложения, «...> право преимущественной

1 См.: Козьменко О.Г. Модели общей собственности по гражданскому законодательству Российской Федерации : дис. ... канд. юрид. Наук. Ростов н/Д., 2006. С. 16.

2 Например, абзац 3 пункт 2 статья 11 // Федеральный закон от 29.11.2001 № 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах».

3 «Касаясь причин отказа Закона об ИФ от преимущественного права покупки, следует, безусловно, также отметить и то, что доля в праве общей собственности на вещи, входящие в состав ПИФа, не есть единственная составляющая пая, - прежде всего он включает в себя еще и обязательственные права пайщика в отношении УК (п. 1 ст. 14), по поводу которых в ГК РФ нет правил о преимущественном праве покупки». // Зайцев О.Р. Договор доверительного управления паевым инвестиционным фондом. М., 2006. С. 130.

покупки, создавая привилегию в пользу известных лиц, стесняет тем свободное обращение доли в гражданском обороте. Вникая, однако, глубже в причины, служащие основанием для права преимущественной покупки, необходимо прийти к заключению, что право это вытекает из сущности общей собственности»1.

В настоящее время право преимущественной покупки является средством, применяемым к различным группам правоотношений2. В связи с этим стоит согласиться с Э.П. Гавриловым, который считает, что преимущественное право возможно распространить на все случаи, « когда у любого имущества (имущественного права) имеются два или большее число совладельцев»3.

Поэтому отсутствуют какие-либо основания для регулирования отношений по поводу долей в исключительном праве при помощи особого юридического инструментария (с той же функциональной направленностью, что и право преимущественной покупки). Хотя именно такой подход был изначально предложен в Проекте № 47538-6: «отчуждение автором-правообладателем своей доли в исключительном праве третьим лицам не допускается, если иное не

предусмотрено настоящим разделом. Доля в исключительном праве, принадлежащая не самому автору, может быть отчуждена третьему лицу с согласия всех остальных правообладателей» (п. 3 ст. 1229 ГК РФ). Поэтому, если никто из обладателей исключительного права не согласится на отчуждение доли третьему лицу, то закон не предусматривает возможность одного

правообладателя потребовать от остальных правообладателей выкупить свою долю. В таком случае ему придется продолжать оставаться субъектом общего права вопреки своей воле.

Однако такое ограничение для субъектов имущественного права является чрезмерным. С учетом того, что использование исключительного права

Гражданское уложение. Книга Третья. Вотчинное право. Проект Высочайше учрежденной Редакционной Комиссии по составлению Гражданского уложения. Т. 1. Ст. 1-174. С объяснениями. С.-Петербург., 1902. С. 302.

Например, при отчуждении доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью // пункт 4 статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» // СЗ РФ. 16.02.1998. № 7. Ст. 785.

Гаврилов Э. Преимущественное право// «Российская юстиция». 2001. № 2. С. 16.

производится каждым из обладателей самостоятельно, неясно к каким негативным последствиям способно привести отчуждение доли. Не кажется разумным подобный запрет и для авторов-правообладателей. После того как права на результат интеллектуальной деятельности попали в гражданский оборот, создавать препятствия в распоряжении долей в исключительном праве на него вряд ли будет верным решением. Почему автор-правообладатель вправе завещать свою долю (или она перейдет путем наследования по закону), но не может распорядиться ей при жизни? Как подчеркивает М.А. Димитриев, «при этом лишив обладателя доли в исключительном праве возможности её отчуждения третьим лицам без согласия сообладателей, законодатель тем самым создал непреодолимое препятствие для обладателя доли в том случае, если сообладатели, не давая согласия на отчуждение доли, сами эту долю приобретать отказываются. Выходом из этой ситуации могло бы стать использование конструкции преимущественного права покупки соответствующей доли»1. Аналогичную точку зрения отстаивает и С.С. Сидоркин2. Необходимо подчеркнуть и существенное различие в последствиях нарушения правил о преимущественной покупке и правил о согласии на распоряжение долей. В первом случае последствием может стать предъявление требования о переводе прав и обязанностей покупателя (то есть сделка не потеряет свою силу). Во втором - обращение в суд с иском о недействительности сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица (ст. 173.1 ГК РФ). Представляется, что более разумным будет сохранить возникшие отношения в измененном субъектном составе, чем требовать, вновь совершать необходимые действия по отчуждению доли, а также добиваться последствий недействительности сделки.

Говоря об абсолютном праве на солидарное требование, В.В. Байбак также считает допустимым предоставить каждому из управомоченных лиц

Димитриев М.А. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Общие положения. Постатейный комментарий к главе 69 Гражданского кодекса Российской Федерации. 2013. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Сидоркин С.С. Правовое регулирование гражданских отношений со множественностью лиц, объектом которых являются исключительные права: автореф. дис. ... канд. юрид. наук:

12.00.03. М.. 2012. С. 14.

преимущественное право его покупки1. В принципе изложенная В.В. Байбаком идея соотносится с правилом, содержащимся в пункте 5 статьи 388 ГК РФ. Если для уступки своего требования один управомоченный субъект должен получить согласие всех остальных, видится разумным, чтобы этот субъект предложил им приобрести свое требование. В то же время такой подход, безусловно, отразится на правовом положении третьих лиц. Каждый раз, приобретая требование, они будут опасаться, что в дальнейшем к ним будет предъявлен иск о переводе прав и обязанностей по договору. В отличие от других объектов гражданских прав цессионарий будет приобретать именно солидарное требование целиком, а не его долю. Вполне допустимо, что представленный третьему лицу набор документов не позволит ему установить является ли требование солидарным или нет[56] [57] [58]. Следствием этого должен стать вопрос о том знал ли приобретатель или мог знать об отсутствии согласия иных правообладателей на отчуждение солидарного требования. Поэтому применение к общим солидарным требованиям правила о преимущественной покупке должно быть поставлено в зависимость от добросовестности третьего лица.

Применительно к «общей собственности на акции», о появлении преимущественного права говорит Т.В. Увакина . Конечно существование общих прав на акции влечет появление дополнительных трудностей. Но поскольку ситуация, при которой несколько лиц обладают общим правом на одни и те же акции, в некоторых ситуациях является допустимой[59], использование правил о преимущественной покупке является целесообразным. В таком случае осуществление вытекающих из общих акций прав будет происходить по принципу единогласия, а полученные доходы распределятся пропорционально существующим долям. Следовательно, участник правовой общности максимально
заинтересован в том, чтобы приобрести единоличное право на акции или увеличить свое участие в нем.

Высказав свое отношение по поводу расширения сферы действия преимущественной покупки, видится необходимым продумать механизм, обеспечивающий интересы всех правообладателей. Для достижения этой цели предлагаются следующие варианты: 1. право покупки части долей

пропорционально размерам существующих долей1; 2. доля в праве передается в равных долях всем лицам, совместно с которыми отчуждающий участник обладал этим правом.

Первый из указанных вариантов нашел отражение в корпоративном законодательстве (и. 4 ст. 21 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»2)- В целом его применение можно считать допустимым, когда взаимоотношения участников правовой общности строятся по принципу большинства (например, некоторые случаи сособственности). Если же любой участник правовой общности способен влиять на порядок осуществления правомочий остальными (ст. 246, 247 ГК РФ), то сложно говорить о возникновении зависимости между существующим распределением долей и размером доли, на который вправе претендовать конкретное лицо. Они должны быть одинаковы.

Во втором варианте совершенно неясно, как можно заставить лицо, не желающее приобретать часть доли, сделать это вопреки его воли (в том числе понести соответствующие расходы). Поэтому допустимо рассмотреть и третий вариант. Например, закрепить диспозитивное правило, согласно которому даже при наличии согласия на приобретение, поступившее со стороны одного из правообладателей, до момента окончания срока на ответ другие лица не теряют

Козлов Р.П. Правовое регулирование общей долевой собственности в РФ: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. М., 2008. С. 16; Статья 824 Проекта Гражданского уложения Российской империи. // Кодификация российского гражданского права: Свод законов гражданских Российской империи, Проект гражданского уложения, Гражданский кодекс РСФСР 1922 года, Гражданский кодекс РСФСР 1964 года. Екатеринбург., 2003. С. 416.

2 Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» //СЗ РФ. 16.02.1998. № 7. Ст. 785.

возможности реализовать свое преимущественное право. В таком случае каждый из заинтересованных субъектов будет вправе приобрести равные с другими части отчуждаемой доли.

Вывод:

Признание того, что в большинстве случаев абсолютное имущественное право, обладателями которого являются несколько лиц, имеет долевой характер, будет полезно для оборота, для участников общности и третьих лиц. Оно позволит формализовать объем прав и обязанностей субъектов общего права, а также даст возможность создать систему правил, обеспечивающих контроль за персональным составом участников.

Подобные представления нашли свое место и в зарубежном законодательстве. К примеру, статья 7:166 ГК Нидерландов гласит, что «об общем совместном имуществе идет речь когда один или несколько имущественных объектов совместно принадлежат двум или нескольким участникам. Доли участников равны, если иное не вытекает из их правоотношения». Схожие по формулировке положения содержатся в ГГУ (§ 741), ГК Молдовы (статьи 1355, 1356) и ГК Туркменистана (статья 993).

<< | >>
Источник: Гришечкин Владимир Владимирович. ПРАВОВАЯ ОБЩНОСТЬ В АБСОЛЮТНЫХ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2017. 2017

Еще по теме § 2. Значение для правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях категории «доля в праве».:

  1. 5. Должностные преступления по уголовному праву США, Франции и ФРГ
  2. § 3. Ограничения политических прав и свобод граждан в Российской Федерации
  3. § 1.2. Правовая природа корпоративных правоотношений и их место в современной правовой системе
  4. ? 4. Общая характеристика правовой связи участника хозяйственного общества с обществом, возникающей в силу непосредственно факта участия в обществе.
  5. § 2. Общие особенности гражданско-правового регулирования корпоративных отношений
  6. 1. ОБЪЕКТЫ ПРАВ В ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ПРАВА
  7. 3. К ПОНЯТИЮ ОБЪЕКТОВ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ ь
  8. § 1. Предмет уголовно-правового регулирования
  9. 1.1. Объект в личных неимущественных правоотношениях
  10. 8.2. Общие тенденции развития права
  11. § 3. Развитие советской правовой системы
  12. § 3. Особенности злоупотребления правом в правоотношениях между акционером и акционерным обществом
  13. Оглавление
  14. В Гражданском уложении Германии (далее - ГГУ) нормы об общности
  15. § 1. Порядок осуществления своих правомочий участниками правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях
  16. § 2. Значение для правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях категории «доля в праве».
  17. Особенности защиты участниками правовой общности своих прав от «внутренних посягательств».
  18. § 1. Генезис средств правовой защиты при нарушении договора международной купли-продажи товаров в процессе унификации нрава международной торговли
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -