<<
>>

§ 1. Методологические основания постижения природы и куль­турно-исторических характеристик правового гарантирования

Осознавая, какую значимость для исследования имеет выбор пути позна­ния, прежде чем приступить к рассмотрению вопроса о природе правового га­рантирования, необходимо выбрать адекватную методологию.

Методология чаще всего определяется как совокупность методов, прие­мовисследования[10], однако необходимо признать, что методология - это также форма организации научного познания. К методологии в таком, в широком ее понимании, относятся не только методы, приемы, но и вообще все то, что спо­собствует пониманию предмета. А поскольку вопрос о понимании любого пра­вового по своей природе предмета, процесса или явления неразрывно связан с вопросом о понимании права, можно утверждать, что выбор методологии не­разрывно связан с решением проблемы правопонимания.

Существует множество подходов к пониманию права[11]. В настоящее вре­мя основными для познания права в рамках отечественной теории государства и права можно считать формально-юридический (или позитивистский), фило­софский и социологический подходы[12]. Остальные подходы к правопониманию, по нашему мнению, дают возможность исследования не правовой действитель­

ности в целом, а каких-то отдельных явлений в праве, могут стать основой раз­работки отдельных актуальных правовых проблем. Например, психологический подход к пониманию права дает возможность посмотреть на правовые пробле­мы через призму внутренних переживаний человека, никак не связанных с го­сударственной волей и не зависящих от правовой деятельности государства.

Формально-юридический подход формируется на основе формально­логической методологии, в основе философского подхода лежит диалектика, а социологический подход предполагает использование в качестве базовой со­циологической методологии.

Формально-логическая методология является общенаучной, и поэтому является базовой методологией научного познания в любой предметной облас­ти.

В силу этого обстоятельства она имеет неспециализированный характер. Традиционно принято считать, что названная методология предполагает при­менение методов индуктивного и аналогического (сравнительного) логического мышления, которое позволяет получать выводы, носящие вероятностный ха­рактер, при этом качество получаемых результатов зависит от степени обосно­ванности выводов[13].

Применение формально-логической методологии в теории государства и права в силу ее специфики предполагает описание, прежде всего, «юридическо­го» права. Однако то, что формально-логическая методология сосредоточена лишь на свойствах и законах юридического (формального) права, ограничивает познавательные возможности исследования, основанного на ней. Если говорить непосредственно о тех возможностях, которые открывает формально­логическая методология и основанный на ней формально-юридический подход к пониманию права для познания природы правового гарантирования, то при­дется признать, что в рамках названного подхода проблема правового гаранти­рования фактически должна быть сведена к проблеме юридического гарантиро­вания. В то же время рассмотрение правового гарантирования только с позиции

юридических гарантий, широко исследуемых в современной теории права и от­раслевых юридических науках[14], означает необоснованное сужение области ис­следования.

Механизм правового гарантирования присущ праву в силу его природы, и это относится не только к «юридическому» праву, однако в рамках формально­юридического подхода это учесть невозможно. В частности, в рамках названно­го подхода не может быть решена проблема гарантирования в обычном праве.

Кроме того, в контексте формально-юридического подхода к пониманию права юридическое гарантирование предстает таким способом обеспечения эф­фективного действия права, который является производным от силы государст­венного принуждения. Это приводит к смещению акцента в анализе гарантиро­вания с проблематики, связанной с природой и культурно-историческими осо­бенностями права, на вопрос о функционировании государства и об осуществ­лении государственной власти.

Полагаем, что формально-логическая методология позволяет формиро­вать юридические каноны, и в этой связи ее значение для теории государства и права, бесспорно, велико. Но правовое гарантирование не сводится только к созданию государством юридических гарантий и их реализации, поэтому для проводимого исследования формально-логическая методология и связанное с ней формально-юридическое понимание права не могут стать его основой.

Диалектическую методологию принято относить к базовым и неспецифи­ческим методологиям. Она неизбежно подчиняется принципам диалектики, ко­торые формируют ноуменальное мышление, т.е. мышление идеями[15]. Наиболее адекватное применение данная методология может найти в решении проблем, связанных с правотворчеством, взаимодействием государства и человека, госу­дарства и гражданского общества, а также проблем, требующих факторного анализа государства и права.

К основным особенностям диалектической методологии можно отнести ее неоднозначность, которая предопределена многообразием философских под­ходов к постижению мира и обусловливает, в свою очередь, возникновение за­труднений в процессе выработки четкого и однозначного понимания права. На­пример, рассматривая право с точки зрения естественно-правового подхода к его пониманию, можно признать то, что правовые свойства присущи человеку по его природе и право в целом есть бытие человека. Если же говорить об идеа­листическом понимании, то в его рамках происходит отождествление права и правосознания. Само право при этом выступает как совокупность ценностей, определенным образом упорядоченной жизни людей.

Назначением диалектической методологии является рассмотрение поня­тийного строя правосознания и государственно-правовых явлений в их динами­ке, изменчивости, лишь в относительной устойчивости, качественной опреде­ленности. Определенность как критерий узнаваемости при этом отсутствует. Адекватным смысловым аппаратом диалектики являются категории. А сущно­стью данной методологии является совмещение универсальности с конкретно­стью, что дает возможность мыслить о конкретном явлении или процессе в ка­тегориальном ключе.

Однако, во-первых, правовое гарантирование интересует нас именно в его качественной определенности. Во-вторых, о нем вряд ли можно мыслить в ка­тегориальном ключе, для его анализа больше подходит понятийный анализ. Принимая во внимание названные обстоятельства, вряд ли диалектическую ме­тодологию можно признать адекватной для того, чтобы быть основой решения диссертационной проблемы. В силу своей неоднородности, непредметности и фрагментарности мышления диалектическая методология не может применять­ся в качестве основополагающей для рассмотрения вопроса о механизме право­вого гарантирования.

Широкое применение в исследовании правовой проблематики в рамках философского подхода находит аксиологическая методология. В то же время по

своим установкам и принципам названная методология не является ни научной, ни философской, а носит скорее промежуточный характер.

Относительно содержательных особенностей понятийного аппарата ак­сиологической методологии необходимо отметить, что для нее базовым смыс­лообразующим понятием является понятие «ценность», обозначающее то, к че­му необходимо стремиться для реализации своих интересов. Также в понятий­ный аппарат аксиологической методологии входят понятия, описывающие ме­ханизм ценностного осмысления действительности, а также идейно­насыщенные понятия, такие как «права человека», «свобода», «справедли­вость», «позитивная ответственность», «равенство» и т.д.[16].

Говоря о социологической методологии, необходимо отметить, что она является научной по своим исходным установкам и принципам, чего нельзя сказать, к примеру, о диалектической методологии. Однако, в ее основу поло­жены позитивистские философские установки[17].

Социологическая методология не носит общенаучного характера, по­скольку ее предметной областью выступает общественная жизнь. Назначение социологической методологии состоит в получении детализированного знания как условия ограничения круга факторов, связанных с исследуемым явлением; в формировании моделей исследуемых отношений; в выявлении различных за- „3

кономерностей[18].

К понятийному аппарату, адекватному для описания процесса и результа­тов теоретико-правового исследования, осуществляемого на основе социологи­ческой методологии, можно отнести понятия действия права, правотворческого процесса, правовой жизни, правоотношения, правового статуса и т.д. Развитие

данного аппарата происходит, прежде всего, за счет постоянной дифференциа­ции содержания понятий, а не вследствие разрастания понятийного аппарата - такого, с которым неизбежно оказывается сопряженным применение формаль­но-логической методологии.

В целом, в силу своей содержательности, возможности опираться на ши­рокое понимание права, а не только на юридическое, в силу большого познава­тельного потенциала и возможности выстроить общеправовую концепцию на базе научного понятийного аппарата социологическая методология может быть избрана в качестве базовой для исследования правового гарантирования.

В пользу выбора в качестве базовой социологической методологии гово­рят и другие обстоятельства.

Исследуя правовое гарантирование, необходимо учитывать особенности той сферы, в которой оно реализуется, а именно - особенности правовой жизни общества. Правовая жизнь общества представляет собой особую сферу общест­венной жизни, поэтому адекватное отражение природы и культурно­исторических характеристик правового гарантирования, учитывающее особен­ности правовой жизни общества, становится возможным при опоре исследова­ния на принципы социологической методологии.

Целесообразность использования в исследовании правового гарантирова­ния познавательных возможностей социологической методологии также обу­словливается тем, что правовое гарантирование самым тесным образом связано с процессом реализации права. При изучении понятия, форм, методов, этапов и иных характеристик и особенностей реализации права, по справедливому заме­чанию профессора А.Б. Венгерова, помимо юридических свойств действия пра­вовой нормы, для теории права становятся значимыми социальные свойства действия правовой нормы, социальная реализация права, различные социаль­ные, психологические и организационные процессы[19].

Важно также принимать во внимание, что социологическая методология направлена на изучение права с точки зрения его функционального предназна­

чения в обществе, оперирует понятийным аппаратом, включающим понятия правовой жизни (общественной, групповой и индивидуальной), правоотноше­ния, действия права и т.п.[20]. Это позволяет рассматривать социологическую ме­тодологию как наиболее адекватную для решения тех специфичных для на­стоящего исследования задач, которые связаны с уяснением культурно­исторических черт механизма правового гарантирования.

Рассматривая правовое гарантирование в качестве органичного элемента целостной системы действия права, мы полагаем, что методологическую осно­ву его изучения должны составлять концептуальные идеи и принципы социоло­гической методологии. Вместе с тем, они должны быть дополнены элементами (а именно - отдельными концептуальными идеями и методологическими прин­ципами) широко используемой в юридических исследованиях формально­логической методологии, равно как элементами диалектической, аксиологиче­ской, системной и исторической методологии.

Применяя социологическую методологию как основу исследования про­блемы правового гарантирования, необходимо определить базовые принципы, которыми нужно руководствоваться, для того чтобы использовать возможности данной методологии наиболее полно.

Прежде всего, применение социологической методологии как базовой в изучении правового гарантирования предполагает необходимость опираться на такие методологические принципы как принцип закономерности, принцип сис­темности, принцип многофакторности, принцип функциональности и принцип целесообразности.

Учитывая принцип закономерности, мы полагаем, что существование правового гарантирования следует рассматривать в качестве необходимого для правовой жизни любого общества, так как его эффективность во многих случа­ях является важным условием эффективной реализации права. Говоря о праве в действии, мы неизбежно затрагиваем вопрос о механизмах, его обеспечиваю­

щих. А рассматривая названные механизмы, мы обнаруживаем, что одним из

них является механизм правового гарантирования.

Закономерность включенности правового гарантирования в систему дей­ствия права, однако, не означает, что правовое гарантирование - универсаль­ный или всеобъемлющий процесс, являющийся частью регулирования всех без исключения отношений. В этой связи важно установить, что является тем объ­ектом гарантирования, защищенность которого в действительности влияет на эффективность правового регулирования. Решение обозначенного вопроса осо­бенно важно с учетом того, что в отечественной теоретико-правовой и отрасле­вой юридической литературе находит отражение достаточно широкий спектр мнений относительно того, что может выступать объектом правового гаранти- рования[21].

Принцип системности в изучении правового гарантирования требует вы­деления и анализа связей правового гарантирования с иными процессами, вы­ступающими элементами единой системы действия права. Установление этих связей, на наш взгляд, должно способствовать пониманию культурно­исторических характеристик процесса правового гарантирования, его роли и назначения в правовой жизни общества.

При наличии определенных обстоятельств, правовое гарантирование мо­жет не достигнуть ожидаемой цели. Учесть причины, препятствующие нор­мальному действию механизма правового гарантирования, можно при условии

реализации в исследовании принципа многофакторности. Данный принцип предполагает, что на любое явление, любой процесс влияет большое количест­во факторов, т.е. феноменов, событий, условий, обстоятельств, так или иначе с данным явлением, процессом связанных. В правовой жизни факторы не всегда носят правовой характер, ими могут быть время, географическое положение, социальная ситуация, политическая ситуация, исторический контекст и т.д. При этом специфика явления, процесса зависит не от характера и содержания еди­ничных факторов, а определяется существующим «набором» факторов в целом.

Реализация принципа системности в исследовании правового гарантиро­вания невозможна без использования принципа функциональности, поскольку установление места, роли и назначения правового гарантирования в системе действия права требует определения выполняемых правовым гарантированием функций. При этом, если говорить о гарантировании применительно к разным культурным и историческим условиям, а также с учетом специфики самого права, то можно предположить возможность существования у него не только универсальных, но и особенных функций. Кроме того, в силу существующих различий в частноправовом и публично-правовом регулировании гарантирова­ние в публичном и частном праве также может быть связано со специфически­ми функциями.

Соотнесенность конкретных функций правового гарантирования с пра­вом, взятым в определенных культурно-исторических условиях, должна уста­навливаться исходя из принципа целесообразности. В зависимости от того, что является конечной целью действия права, правовое гарантирование выполняет соответствующие этой цели функции, определяющие своеобразие механизма правового гарантирования.

Так как правовое гарантирование представляет собой процесс, в его ис­следовании требуется опираться на отдельные принципы диалектической мето­дологии, предполагающей изучение явлений в развитии. Именно характеру диалектической методологии соответствует изучение проблем, связанных с

действием права, в том числе - соответствующих аспектов исследования пра­вового гарантирования как одного из элементов действия права.

Общенаучным принципом, имеющим особое значение для изучения при­роды и культурно-исторических особенностей правового гарантирования, явля­ется принцип объективности. Его востребованность в настоящем исследовании объясняется тем, что для современного общества характерно преувеличение роли и возможностей правового гарантирования в обеспечении эффективной реализации права. Например, О.П. Сауляк справедливо критикует положения современной доктрины «гарантий правопорядка», указывая на то, что «юриди­ческие модели и схемы, развиваемые в рамках указанной доктрины, зачастую носят «лозунговый» характер и не выдерживают конструктивной критики»[22]. Он пишет: «Под гарантиями правопорядка традиционно понимаются условия, спе­циальные средства, меры и институты, обеспечивающие соблюдение правовых предписаний; при этом зачастую гарантии правового порядка отождествляются с гарантиями законности. Указанный подход имеет множество существенных недостатков. В частности, его сторонники «работают» с идеальным правом в идеальном правовом пространстве и не учитывают того, что имеют место зло­употребления правом, юридические ошибки и даже правовой произвол в дея­тельности разнообразных субъектов права, в том числе призванных осуществ­лять правоохранительную функцию ... факторы, традиционно именуемые в на­учной литературе в качестве гарантий правопорядка, надлежит рассматривать как детерминанты, которые в зависимости от своего качественного состояния и уровня развития могут «работать» на обеспечение правопорядка либо носить нейтральный характер, а иногда и противодействовать его становлению»[23]. И действительно, то, что в специальной литературе принято называть «гарантия­ми правопорядка» в действительности представляет собой средства его обеспе­чения, а не гарантирования.

Принцип объективности и его реализация в изучении природы и меха­низма правового гарантирования предполагают понимание того, что полностью устранить негативные факторы, препятствующие реализации правовых норм, невозможно. Гарантия всегда условна, она, собственно говоря, и есть всего лишь условие эффективности правового регулирования и действия права, свя­занное с введением в действие каких-то дополнительных ресурсов самого пра­ва, то есть с введением в действие обеспечительных механизмов, имеющих правовую природу. Поэтому рассмотрение вопроса о природе правового гаран­тирования и оказывается одним из ключевых для решения проблемы поиска путей и средств повышения эффективности правового регулирования и дейст­вия права.

На наш взгляд, именно отход от принципа объективности в изучении ис­следуемого процесса приводит к необоснованному отождествлению правового гарантирования с реализацией государственного принудительного воздействия. Природа последнего - силовая. Правовым же принуждение со стороны госу­дарства может быть только по форме в том случае, когда основание, условия и конкретные меры государственного принудительного воздействия соответст­вуют установленным в официальном праве требованиям.

Установление принципа объективности для решения задач настоящего исследования требует признания обязательной связи содержания правового ре­гулирования и эффективности реализации права, что также можно рассматри­вать в качестве методологического принципа исследования природы и культур­но-исторических особенностей правового гарантирования. Иными словами, для настоящего исследования важной является идея о том, что в самом содержании права, в конкретных правовых нормах уже должны быть заложены определен­ные предпосылки эффективности реализации соответствующих правовых предписаний. Таким образом, результативность правового гарантирования тес­но связана с тем, насколько содержание правовых норм адекватно содержанию соответствующих им правоотношений.

Анализ правового гарантирования как специфического процесса предпо­лагает необходимость опираться в его исследовании также на такие принципы диалектической методологии как принцип относительности и принцип само- достаточности[24].

Исходя из принципа относительности, понимание природы правового га­рантирования зависит от того, что понимается под правом, как объясняется его природа. В зависимости от понимания природы правового гарантирования ме­няется понимание его механизма, возможных путей и средств повышения его эффективности.

Принцип самодостаточности является важным для познания природы правового гарантирования в силу того, что он предстает ключевым условием понимания любого феномена, требующим «исходить из признания адекватно­сти реальности того или иного явления, процесса, состояния, качества», пред­полагающим «возможность объяснить предмет из него самого, из его качест­венных состояний, а не только посредством раскрытия связей с другими фраг­ментами реальности» [25].

Реализация принципа самодостаточности в понимании феномена право­вого гарантирования, однако, не освобождает нас от необходимости установить соотношение понятия правового гарантирования с иными понятиями, отра­жающими происходящие в правовой жизни общества и человека процессы, функционально схожие с правовым гарантированием. Так, при рассмотрении вопроса о природе правового гарантирования мы намерены установить, как со­относятся с правовым гарантированием правовое регулирование, правореали- зация и правовое принуждение. Плодотворным подобный сравнительный ана­лиз может стать только, если исходить из качественного своеобразия каждого из названных явлений (процессов), то есть из признания их самодостаточности.

Назначением аксиологической методологии в исследовании правового гарантирования выступают, во-первых, его характеристика в его самоценности

и, во-вторых, уяснение специфики объектов гарантирования и отношения к ним со стороны субъектов права. В этой связи в исследовании правового гарантиро­вания возникает потребность опираться на такие принципы аксиологической методологии как принципы самоценности и предпочтительности.

Принцип самоценности предполагает рассмотрение таких компонентов права как объекты правового гарантирования в отрыве от их функционально­обслуживающего значения. Они ценны сами по себе, в силу неразрывной связи с правом и отражения в нем.

Согласно принципу предпочтительности, независимо от того, согласова­ны ли отдельные ценности или носят конкурентный характер, в каждой отдель­ной правозначимой ситуации непосредственной целью выступает достижение только одной из них. Иными словами, какая-то одна ценность признается выс­шей, а остальным придается ценностное значение постольку, поскольку их осуществление способствует реализации высшей ценности или, по крайней ме­ре, не препятствует ей. В конкретной норме права отражается тот объект гаран­тирования, ценность реализации которого имеет высшую ценность в отноше­ниях, регулируемых данной нормой.

Рассматривая правовое гарантирование как процесс, выступающий ча­стью целостной системы действия права, нельзя не учитывать тех его характе­ристик, которые позволяет выявить использование элементов системной мето­дологии. Применение последней играет важную роль не только в изучении об­щественных явлений и процессов, но и оказывает значительное влияние на формирование современной научной картины мира. Для исследования правово­го гарантирования особое значение приобретают такие принципы системной методологии, как принцип целостности и принцип нормальности[26].

Согласно принципу целостности, правовое гарантирование следует рас­сматривать как неотъемлемый элемент системы действия права. Приведение в действие средств правового гарантирования, таким образом, оказывается свя­

занным с действием системы права в целом. Только в этом случае мы можем говорить о правовой природе процесса гарантирования.

Принцип нормальности в изучении правового гарантирования тесно свя­зан с принципом объективности. Ориентируясь на принцип нормальности, пра­вовое гарантирование следует рассматривать как естественный для правовой жизни общества процесс. Осознание нормальности, естественности данного процесса неразрывно связано с признанием того, что обеспечительные возмож­ности права - это именно возможности, заложенные в праве по его природе. Политические, идеологические и иные инструменты, при помощи которых мо­жет осуществляться воздействие на общественные отношения с целью приве­дения данных отношений в соответствие с определенными требованиями, пра­вовым гарантированием не является.

Реализация названного принципа предполагает, в частности, недопусти­мость отождествления правового гарантирования с гарантированием вообще. Следовательно, из предмета исследования следует исключить то, что связано с социальными, политическими и иными гарантиями прав и свобод, законности, несмотря на то, что таким гарантиям нередко уделяется большое внимание в юридических исследованиях[27].

Использование в исследовании правового гарантирования элементов ис­торической методологии необходимо, в первую очередь, в силу исторической изменчивости права. Очевидно, что с изменениями, происходящими в праве, меняются и характеристики правового гарантирования. Природа правового га­рантирования остается неизменной, однако его культурно-исторические харак­теристики меняются.

Решая диссертационную проблему, следует исходить из принципа актуа- лизма. Названный принцип предполагает признание того, что право в любой исторический момент его развития требует поиска таких обеспечительных ме­

ханизмов, которые были бы актуальны не только для периода формирования права как социального института, но которые можно было бы обнаружить и в современном праве, хотя бы и в видоизмененной форме. Определение особен­ностей развития механизма правового гарантирования помогло бы установить не только природу последнего, но и отличия правового гарантирования от иных правовых процессов.

Помимо принципа актуализма, применение исторической методологии в изучении правового гарантирования сопряжено с использованием принципа пространственно-временной определенности, который тесно связан с установ­ленной нами необходимостью говорить об особенностях правового гарантиро­вания в каждой исторически сформировавшейся системе права.

Ярко выраженными особенностями, которыми обладает право в конкрет­ных культурно-исторических условиях, обладает в данных условиях и меха­низм правового гарантирования. Так как для современного общества наиболее значимо юридическое право, в исследовании требуется использование - по крайней мере, на уровне отдельных элементов - методологии, учитывающей присущие формальному (юридическому) праву особенности. Полагаем, что та­ковой является формально-логическая методология.

Использование элементов формально-логической методологии в исследо­вании механизма правового гарантирования требует соблюдения, прежде всего, таких методологических принципов, как принцип рациональности и принцип детерминированности. Согласно принципу рациональности, природа правового гарантирования поддается рациональному объяснению, для того чтобы ее вы­яснить, нет необходимости обращаться к иррациональным методам познания. Рациональному познанию поддаются и общие закономерности, характеризую­щие механизм правового гарантирования, так как последний опирается на ис­пользование практичных инструментов, которые в большинстве своем связаны с приданием значимым в правовом отношении действиям внешней процессу­альной формы.

Содержание и структуру механизма правового гарантирования в кон­кретных культурно-исторических условиях позволяет лучше понять использо­вание принципа детерминированности. Для права наиболее очевидной является детерминированность правовых явлений и процессов (в том числе процесса правового гарантирования) закономерностями политической жизни общества. В связи с этим, при рассмотрении механизма правового гарантирования возни­кает проблема разграничения собственно правовых процедур юридического га­рантирования и имеющих внешнюю юридическую форму механизмов государ­ственного принудительного воздействия, выступающих элементами политиче­ской борьбы.

Итак, нами были проанализированы методологические принципы, отра­жающие использование элементов разных методологий в исследовании право­вого гарантирования. Далее, для того чтобы организовать познавательный про­цесс наиболее оптимальным образом, необходимо сформулировать базовые концептуальные идеи, которые станут центральными элементами методологии проводимого исследования.

Одной из важнейших концептуальных идей проводимого нами исследо­вания должна стать идея о несовпадении правового и юридического гарантиро­вания как следствия нетождественности так называемого «юридического пра­ва» («официального права», «права государства»)[28] праву вообще. Право госу­дарства является ядром системы права, однако, помимо него, компонентами данной системы выступают, например, обычное и корпоративное (внутрифир­менное) право[29].

В целом обращение к изучению процесса правового гарантирования, по нашему мнению, является важной методологической предпосылкой, позво­ляющей по-новому подойти к рассмотрению проблемы обеспечения эффектив­

ной реализации права. Юридические гарантии являются наиболее широко ис­пользуемыми в современной правовой практике средствами (инструментами) правового гарантирования, однако это ничего не говорит об их реальной эф­фективности.

Несмотря на наличие юридических гарантий, в ряде случаев правовые нормы реализуются не в полной мере. Устанавливаемые юридические гарантии в ряде случаев оказываются не связанными с правовой природой гарантируе­мых отношений. Нарушение этой связи становится основанием для того, чтобы не рассматривать соответствующие процедуры юридического гарантирования как органичную часть процесса реализации права. На наш взгляд, такая ситуа­ция оказывается следствием неоправданного преувеличения возможностей го­сударственно-властного регулирования общественных отношений и отождест­вления права исключительно с юридическим правом.

Согласно общим для всех современных наук представлениям, методоло­гия научного исследования должна определяться спецификой изучаемого объ­екта, будь то явление или процесс. Гарантирование, о каком бы его виде ни шла речь (правовое, социальное, экономическое[30]), всегда представляет собой опре­деленный процесс. В связи с этим, выстраивая методологию исследования пра­вового гарантирования, определяя путь постижения его природы и механизма, необходимо учитывать его динамичный характер и выделять те стороны право­вого гарантирования, которые объективно присущи ему, как и всякому иному процессу: его источники, природу, направленность, объект, цель, механизм, выполняемые функции, средства осуществления и т.д.

Само по себе правовое гарантирование предполагает наличие таких усло­вий, которые хотя и не абсолютно, но с высокой степенью вероятности способ­ны обеспечить «бесперебойную» работу системы правового регулирования и действия права в целом. Значит, гарантирование должно быть органично связа­

но с ними в силу их общей природы. В этой связи одной из наиболее важных концептуальных идей настоящего исследования является признание связи при­роды правового гарантирования с природой самого права.

Чрезвычайно трудно утверждать однозначно, какова природа права. Не­случайно по вопросу о природе права в юридической теории не сложилось еди­ного мнения[31]. В теории права нет прямого ответа, но широко представлены разные точки зрения, у каждой из которых есть своя логика, свое рациональное зерно. Значит, решая вопрос о природе правового гарантирования, необходимо принимать во внимание разные точки зрения и находящие в них отражение различные аспекты проблемы природы права.

Подходя к изучению правового гарантирования с точки зрения его связи с природой права, необходимо учитывать, что право - это сложный, исторически формировавшийся феномен. Право может действовать и проявлять себя по- разному в разных культурно-исторических условиях, поэтому далеко не все ха­рактеристики правового гарантирования, возникающие в силу его неразрывной связи с правом, можно рассматривать в качестве обусловленных природой пра­ва.

Наряду с природой права как отражением его «природных качеств и свойств, уникальность набора которых и образует его как самостоятельный со­циальный феномен»[32], характеристики правового гарантирования определяются сущностью права. «Сущность наряду с природой составляет понимание права», однако «в отличие от природы права сущность права всегда - характеристика права в его действительности, в той или иной исторической или культурной форме, в том или ином конкретном обществе Природа права есть дан­ность, которая не изменяется в связи с изменениями действительности. С сущ-

ностью права положение иное: сущность права есть сложная результирующая взаимодействия права с различными фрагментами социальной реальности; она так же определена природой права, как и результатами взаимодействия с раз­личными элементами общественной жизни, и эти взаимодействия являются решающими в изменении содержания и сущности права»[33].

С учетом изложенного в контексте проводимого исследования важно от­личить те характеристики, которые составляют природу правового гарантиро­вания, от его культурно-исторических особенностей.

В исследовании, для которого базовой является социологическая методо­логия, адекватно отразить сложное в своем содержании право позволяет кон­цептуальная для изучения общественных явлений и процессов идея многообра­зия форм, в которых протекает общественная жизнь. Развитие социологии как науки, ее влияние на методологию исследования правовых явлений способст­вовали развитию представлений о многообразии форм правовой жизни[34]. Стре­мясь объяснить природу и механизм правового гарантирования, необходимо учитывать это многообразие.

Подведем итог проведенному анализу.

Во-первых, выбор методологических принципов и концептуальных идей, составляющих методологическую основу постижения природы и культурно­исторических особенностей правового гарантирования, продиктован необходи­мостью учесть в настоящем исследовании те аспекты правового гарантирова­ния, которые связаны с его пониманием: 1) как специфического процесса; 2) как составляющей действия права; 3) как процесса, правового по природе.

Во-вторых, чтобы исследование позволяло дать характеристику правово­му гарантированию во всех указанных аспектах, методологические основания изучения его природы и культурно-исторических особенностей должны вклю­чать в себя идеи и принципы, характерные для разных методологий: социоло­

гической, диалектической, системной, исторической, аксиологической и фор­мально-логической. С учетом специфики настоящего исследования элементы социологической методологии должны быть признаны базовыми. В целом же методология исследования природы и культурно-исторических особенностей правового гарантирования может быть охарактеризована как комплексная.

В-третьих, основными концептуальными идеями исследования природы и культурно-исторических особенностей правового гарантирования, которые вы­ступают предельно общими методологическими предпосылками изучения дан­ного феномена, являются: 1) широкое понимание правового гарантирования - как процесса, который не сводится к юридическому гарантированию; 2) при­знание неразрывной связи природы правового гарантирования с природой са­мого права; 3) понимание того, что правовое гарантирование, помимо черт, со­ставляющих его природу, имеет особенности, которые изменяются в культур­ном и историческом плане; 5) признание влияния на характеристику правового гарантирования разнообразия права и многообразия форм правовой жизни.

<< | >>
Источник: Цыганкова Яна Валерьевна. ПРИРОДА И МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО ГАРАНТИРОВАНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме § 1. Методологические основания постижения природы и куль­турно-исторических характеристик правового гарантирования:

  1. § 1. Методологические основания постижения природы и куль­турно-исторических характеристик правового гарантирования
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -