<<
>>

§ 1. Понятие, сущностная характеристика, социальная природа собственности как объекта уголовно-правовой охраны.

Человек на протяжении своей жизни связан с собственностью. Подтверждением этому может служить этимология слова «собственность», которое происходит от древнерусского, церковнославянского слова - «собъство», означающего «свойство, своеобразие, сущность»1.

Ричард Пайпс писал, что собственность присутствует всюду, где есть человек, собственность имманентна, присуща человеку с момента его рождения, собственность служит основой жизнедеятельности человека, образует ткань - основу всякого общества[4] [5]. Онтология собственности связана с ее ключевой составляющей - экономической природой. Рассмотрение отношений собственности в качестве социальной связи между индивидами, обусловлено следующими свойствами предметов материального мира: их необходимостью, редкостью и ценностью.

Исследуя памятники права, можно обратить внимание на то, что общество и государство, независимо от географических и демографических характеристик, рьяно пресекали и наказывали посягательства на собственность. Опираясь на это наблюдение, Ф. Бастиан в своей работе «Собственность и закон» приходит к выводу, что собственность как право не является творением закона. Даже в первобытных этносах, не обладавших писаным правом, могло существовать право сильнейшего. Но как раз злоупотребления с его стороны могли подтолкнуть к заключению внутри племени соглашений и к появлению в конечном итоге законов, регулирующих собственность[6]. В этой связи, отношения владения обретают иное качество. Так, в XVIII веке Артур Ли, рассуждая о роли собственности в качестве социального института, отметил:

«Право собственности - страж всякого другого права; отнять его у людей означает отнять их свободу»1. Позже, период буржуазной революции ознаменовался переоценкой общечеловеческих ценностей, признанием человека в качестве высшей ценности и неотчуждаемости его естественных прав, в том числе права на собственность.

Английский философ Джон Локк в своем исследовании «Два трактата о правлении» связывал собственность с энергией человеческой деятельности, рассматривая ее как результат труда. По мнению Локка, она включает три взаимосвязанные категории: жизнь (life), свободу (liberty) и имущество (estate). При этом собственность играет более важную социальную роль, нежели традиционное связывание ее с материальным выражением[7] [8].

Рассмотрение собственности как правовой категории нашло отражение в трудах немецкого философа Г. Гегеля, который считал абсолютную связь личности с вещами продолжением ее личностной стороны[9]. В этом контексте он справедливо отметил, что собственность представляет собой «ось, вокруг которой вращается все законодательство»[10].

По сути, понятие собственности заключается в способе присвоения людьми определенных благ - предметов потребления в рамках определенного исторического периода. Карл Маркс отношения собственности характеризует наличием связи между людьми и вещами и взаимосвязи между людьми по поводу вещей в процессе присвоения средств производства или продуктов производства. При этом базисом отношений собственности выступает ее экономическая составляющая, а внешней формой - надстройкой - правовая составляющая[11].

Различные взгляды о сущности собственности в той или иной мере связаны с ее экономической составляющей. В этой связи, преступное нарушение механизма функционирования отношений собственности заключается в причинении вреда, выраженного в противоправном изменении или прекращении социальных связей собственника с экономически значимыми благами, влекущими за собой ограничение экономической свободы субъекта собственности1.

Между тем такая позиция указывает лишь на наличие общих начал для преступлений против собственности и преступлений против экономической деятельности, не отражая всего масштаба экономического вреда в результате совершения преступлений, указанных в главе 21 уголовных кодексов Кыргызстана и Российской Федерации.

В раскрытии института собственности как экономической категории наблюдается плюрализм гипотез и теоретических направлений: она рассматривается как элемент власти, а также с точки зрения философских, психологических, антропологических теорий.

Учитывая, что уголовным правом базовые критерии собственности восприняты через вещественность и юридико-экономическая природа, следует остановиться на изучении экономической сущности уголовно-правовой охраны, в частности на двух научных позициях, представленных сторонниками марксизма и представителями институциональной экономики. Общность данных течений заключается тем, что они раскрывают экономическую природу собственности в непосредственной связи с юридическими основаниями.

Так, институционалист Джон Коммонс рассматривает отношения собственности в контексте экономического анализа через призму принятых коллективных правил агентов[12] [13]. Прекращение отношений собственности

приводит к разрыву связи лица с тем «ресурсом», в котором заключены его интересы, стимулы и мотивы.

С точки зрения экономистов, целесообразно говорить о праве собственности как наборе «пучков правомочий». Американские экономисты Р. Коуз и А.А. Алчиан, стоявшие у истоков экономической теории собственности, рассматривали право собственности как существующие формальные и неформальные правила, которые определяют в обществе отношения по использованию благ, а их несоблюдение приводит к возникновению издержек для участников отношений собственности.

В.П. Камышанский раскрывая содержание экономических отношений собственности, включает в нее возможность лица использовать принадлежащее ему имущество по своему усмотрению и принимать самостоятельное решение по устранению или допущению к своим материальным благам иных лиц или объединений1. Таким образом, институт собственности неразрывно связан с совершенствованием законодательной базы, которая позволит гарантировать реализацию свободы отношений собственности. Как отмечает К. Абдумаликов, данные шаги позволяют обеспечить саморегуляцию экономического рынка, так как финансы и иные активы будут устремляться туда, где собственность защищена[14] [15].

Институт собственности порождается необходимостью целостной реализации потребностей человека и общества в условиях вещной зависимости людей, что предполагает установление иерархии в обществе и придает собственности характер экономической власти[16]. Обладание индивидуумом собственностью придает ему чувство свободы, предоставляет условия включения в общественную жизнь и деятельность государства, а также является основным источником реализации возможности потребления. Важнейшая цель любого государства - создание условий функционирования отношений

собственности в обществе. Отсутствие безоговорочного уважения частной собственности и широко распространенная терпимость к воровству и обману становятся устойчивыми признаками социума, создающими препятствие для экономического процветания1.

Собственность как комплексный институт рассматривается в качестве показателя экономической свободы и требует обеспечения защищенности и ответственности субъектов экономических отношений. В уголовном праве экономическая составляющая собственности выражена в наличии стоимостных критериев, указывающих на уровень значимости и признание изъятого имущественного блага важным для общества. От стоимости как мерила (масштаба) урона экономическим интересам собственника или иного владельца зависит степень общественной опасности преступления.

Вместе с тем, экономическая природа собственности в уголовно-правовой материи выражается в степени вклада труда и вовлеченности ресурсов в экономический оборот, что, например, позволяет отграничить составы экологических преступлений от преступных деяний против собственности. Поэтому с того момента, когда в результате определенной деятельности были изъяты природные ресурсы, фиксируется прекращение их участия в естественной цепочке природы и влияния на окружающую среду[17] [18].

Различие концепций собственности, представленных марксистской и институциональной теориями экономики, находит отражение в существующей классификации преступлений в сфере экономики на посягательства против собственности и в сфере экономической деятельности. Общим для них является связь института собственности с экономическим интересом - как некой движущей силой экономики, побудительных факторов роста производства и удовлетворения потребностей.

Позиция сторонников марксистской политэкономии заключается в рассмотрении категории собственности через призму общественных отношений, возникающих между субъектами по поводу предметов материального мира - вещей, что характеризует «овеществлённую природу собственности».

Институционалисты изучают экономику в неразрывной связи с правом. Степень экономической свободы определяется наличием у субъекта количества правомочий на собственность. Сторонники институциональной экономики придерживаются позиции, что для отношений собственности не обязательно фактическое обладание материальными ресурсами; достаточно наличия у субъектов основных «пучков права» на них, что в полной мере влияет на получение субъектом прибыли. Собственность в их концепции является показателем экономической свободы, способности субъекта как обладателя «пучков права» осуществлять присвоение с меньшими для себя издержками.

Расширение понятия собственности за счет выделения права управления, помимо включения трех традиционных правомочий владения, пользования и распоряжения, позволяет исследовать собственность с активной позиции, то есть с точки зрения воспроизводства материальных ресурсов. Поэтому отсутствие прямого указания экономики в качестве объекта, по мнению С.А. Бочкарева, явилось результатом устоявшейся в сознании разработчиков уголовного закона синонимичности понятий «государственная собственность» и «народное хозяйство»[19]. Отсутствие на тот момент достаточно теоретически аргументированных позиций о содержании экономических преступлений на фазе вступления государств СНГ в рыночные отношения осложнило процесс систематизации экономических преступлений, создав тем самым почву для различной их интерпретации в уголовно-правовой и криминологической науке.

В.Г. Ярыгин обосновывает необходимость выделения в качестве самостоятельной ценности экономики, что соответствовало редакции уголовного

закона1. Полагаем, что указание в ст. 2 Уголовного кодекса собственности в качестве объекта уголовно-правовой охраны, а не термина «экономика», используемого в названии раздела VIII, как раз отражает указанную выше позицию рассмотрения собственности с пассивной (присвоение продуктов потребления) и активной (создание продуктов воспроизводства) сторон. Находит отражение наличие группы преступлений, направленных на непосредственное нарушение прав собственности, и опосредствованных способов, влекущих в конечном итоге снижение материальной массы правосубъектов или вызывает дополнительные экономические издержки. Иначе среди объектов уголовно­правовой охраны законодателю необходимо было бы указать, наряду с собственностью, также отношения в сфере экономической деятельности и интересы службы в коммерческих и иных организациях.

Дуализм в рассмотрении экономической сущности собственности просматривается и в наименованиях глав раздела VIII и соответствующих им объектов уголовно-правовой охраны: марксистская позиция в большей мере воплощена в статьях и названии главы 21 УК, а институциональная теория - в нормах, содержащихся в главах 22 и 23 УК. При этом экономическая деятельность является частным случаем по отношению к правомерному поведению, связанному с владением, пользованием и распоряжением имуществом или правом на него. Понятие деятельности здесь имеет более узкое содержание по сравнению с поведением, что обусловлено наличием в ней определенной цели[20] [21]. Отношения собственности с ее экономической сущностью в этой связи обладают первичной ролью и связаны с процессом накопления, потребления материальных благ, тогда как экономическая деятельность направлена на урегулированный законом их обмен.

Отечественная доктрина уголовного права рассматривает институт собственности избирательно, воспринимая в качестве генеральных качеств его

предметность и соответствие экономическим и юридическим критериям. Между тем современные авторские взгляды демонстрируют приверженность позиции объединения материальной и интеллектуальной собственности, а также рассмотрения обязательственных правоотношений и информации в качестве предметов преступлений против собственности1. Однако, по нашему мнению, отрыв от предметности отношений собственности приведет к бессистемности и сложности в выделении родовых объектов уголовно-правовой охраны.

Опрос, проведенный среди представителей научного сообщества, убедительно показал, что преобладающим является традиционный подход к пониманию материализованной (овеществленной) собственности в уголовном праве (45% респондентов)[22] [23]. К тому же, на наш взгляд, внешняя форма отношений собственности основывается преимущественно на гражданско- правовом регулировании, от которого, в свою очередь, зависит содержание основания уголовно-правовых запретов.

Очевидным является наличие взаимодействия уголовно-правового регулирования и рыночной системы экономики. Причем динамика развития торговой, хозяйственной деятельности определяется способностью уголовного закона обеспечивать гарантии неприкосновенности собственности и свободы участников экономических отношений. В силу неэффективности отраслевого законодательства, криминализации подвергаются наиболее распространённые и потенциально опасные способы ведения деятельности по извлечению прибыли или распределению материальных ресурсов. Оценка определенного поведения в качестве противоправного зависит от того, носит ли оно повсеместный характер и причиняет ли общественно опасный вред; обладает ли негативным эффектом, вследствие чего ставятся под угрозу другие блага или ценности.

Как справедливо отмечает Й. Шумпетер, рыночные отношения - это «...такое народное хозяйство, где господствуют частная собственность, разделение труда и свободная конкуренция»1. В действительности, рыночные отношения изменяют традиционный взгляд на институт собственности, рассматривая возможность субъекта не только владеть, пользоваться, распоряжаться имуществом, но и управлять им, например, путем передачи имущества иным лицам с минимальными для себя издержками, получая от этого максимальную выгоду. Это, в свою очередь, придает новый толчок рассмотрению в качестве предмета преступлений против собственности также имущественных отношений, возникающих из обязательственного права. В настоящее время уголовно-правовыми нормами главы 21 УК охраняется не только само имущество, но и отношения по поводу этого имущества.

В науке наблюдается неоднозначное понимание экономических оснований собственности. В экономической теории и политэкономии собственность представляется совокупностью всех производственных отношений, однако, по нашему мнению, такой тезис не раскрывает качества объекта уголовно-правовой охраны. В уголовно-правовой науке также отсутствует единство взглядов в отношении объекта охраны - собственности. Так, Т.Г. Понятовская раскрывает собственность как объект уголовно-правовой охраны через призму универсального интереса личности, общества или государства, который заключен в материальном носителе - в имуществе[24] [25]. Вместе с тем данная авторская позиция указывает лишь на наличие совокупности мотивов и причин социальных действий, порождающих отношения собственности[26].

По мнению А.А. Пинаева, если говорить о собственности, объектом уголовно-правового регулирования выступает определенная форма общественного воспроизводства материальных благ и распределения продуктов

труда1. Автор конкретизирует воспроизводство, выделяя в нем такие компоненты, как принадлежность, использование благ и формирование фонда имущества. Однако такой подход вряд ли можно назвать точным, так как при определении родового объекта отношения в сфере экономической деятельности были бы поглощены отношениями собственности.

Другие авторы в основе определения объекта уголовно-правовой охраны выделяют «правоотношения по поводу имущества» и «право собственности»[27] [28]. Ряд ученых признает в качестве «мишени» преступных посягательств - фактические отношения собственности, т. е. их экономическое содержание[29].

Полагаем, что две существующие позиции в определении экономической сути собственности тем или иным образом связаны с присутствием в ней правовой формы. Поэтому нам импонирует позиция, согласно которой целью уголовно-правового предупреждения является собственность, рассматриваемая совокупно в правовом и экономическом понимании[30].

В связи с этим представляется, что рассмотрение собственности как объекта уголовно-правовой охраны с какой-либо одной из указанных выше позиций (правовой или экономической) приведет к необоснованному сужению объекта, в результате чего глава 21 УК может постоянно пополняться новыми составами преступлений, в том числе за счет других глав раздела VIII УК. Более того, исключение социально-экономического признака из понимания собственности вызовет конкуренцию с экологическими составами преступления и преступными посягательствами на общественную безопасность.

Основываясь на вышеизложенных научных положениях, попытаемся сформулировать следующий тезис: «Объектом уголовно-правовой охраны собственности является обладание физическими и юридическими лицами

экономически обоснованными материальными благами, выраженными в возможностях их владения, пользования, распоряжения и передачи таких правомочий по своему усмотрению».

Институт собственности - исторически изменчивое социальное явление, неразрывно связанное с развитием нормативно-правовой регламентации отношений собственности. Указание в качестве объекта уголовно-правовой охраны в ст.2 УК РФ и УК КР собственности предопределяет то, что выделяется в качестве родового объекта ее экономическое начало. Различная правовая регламентация видовых объектов главы VIII определяет наличие следующих аспектов. В главе 21 УК устанавливаются уголовно-правовые запреты на нарушение правомочий собственности на экономически значимые материальные блага, а в главе 22, 23 УК закреплены нормы, направленные на недопущение преступлений, снижающих возможности собственника в обладании средствами воспроизводства либо создающих условия, увеличивающие издержки его обладания, а также на охрану обладаемых правомочий собственности на средства производства.

Как уже отмечалось выше, традиционное понимание отношений собственности в уголовном праве связано с ее юридическим и экономическим содержанием. Такая концепция не в полной мере отражает существующую динамику развития общественных отношений и вызывает потребность в раскрытии социального и философского оснований собственности1. При этом В.В. Гошуляк справедливо отмечает, что сложно раскрыть категорию собственности исключительно описанием ее социальной функции, в отрыве от ее экономического и правового содержания[31] [32].

Социальная сущность собственности связана с присвоением как определенным процессом выявления и реализации людьми своего творческого, интеллектуального и физического потенциала; выступает показателем освоения

природы с соблюдением правомерности таких процессов. Как отмечал Фихте, «собственность есть средство, с помощью которого развивается и проявляется человеческая индивидуальность»[33]. Отношения собственности обретают личный характер, так как связаны с материальным воплощением индивидуумом результатов своего труда и зависят от уровня охраны, направленной на исключение необоснованного перехода результата реализации личностного потенциала в пользу иных лиц.

Социальная характеристика отношений собственности в уголовно­правовых нормах отражена лишь отчасти. При применении уголовно-правовых норм мы обращаем внимание лишь на такие качества имущества, как наличие вложенного в него труда, характеризуемого универсальным эквивалентом мены - стоимостью, и установление момента вовлечения объекта материального мира в гражданский оборот.

Собственность как социальный феномен включает в себя культурологический и аксиологический аспекты. Распространённость имущественной преступности в период обретения независимости государствами бывшего Советского Союза можно связать с наличием в определенной степени утрированного и узкого понимания частной собственности как способа обретения большей доли разгосударствленной собственности. Впоследствие это привело к неравномерному распределению экономических ресурсов, обнищанию основной массы населения и вместе с тем к утрате уважительного отношения к чужой собственности как важнейшему социально-значимому благу.

Рассматривая институт собственности в качестве объединяющего фактора формирования основных институтов общества, согласимся с доминирующей позицией о существовании у субъекта права важнейшего рефлекса - стремления защитить то, что ему принадлежит. Данная программа действий связана с волевой природой и отражается в правовых и нравственно-этических установках общества, которые имеют между собой тесную взаимозависимость. В свою очередь, собственность нуждается в формальном закреплении, из которого

зо

впоследствии складывается соответствующий стереотип мышления каждого, так как собственность формирует этические нормы, скрепляющие социум в единое целое1. В этой связи уголовный закон в значительной мере определяет «нравственную физиономию общества»[34] [35].

Морально-нравственная сущность собственности связана с идеями справедливости, добра и зла, совокупности мотивов и восприятия, социальной ответственности. Волевое отношение к миру вещей связано с тем, что «...хозяйствуя, человек не может не сживаться с вещью»[36]. По сути, он окружает себя продуктами своей трудовой, интеллектуальной деятельности, выражая тем самым свой внутренний мир, взгляд на существующую реальность и на будущее. По мнению философа Б.Н. Чичерина, собственность есть «... объективизация или отражение личности во внешнем и вещественном мире»[37]. Более того, справедливым, на наш взгляд, является мнение, что отсутствие этического обоснования в обществе приводит к дестабилизации, потере устойчивости отношений собственности[38].

Соотношение правовых и неформальных норм общества в обеспечении функционирования собственности может рассматриваться в трех позициях: они совпадают; закон нейтрален к моральным установкам; по отношению друг к другу они не совпадают[39]. Особенность морально-нравственных норм поведения выражается в их неоднородности: в одном сообществе наблюдается терпимость

к формально признанному преступлением акту общественного поведения, а в другой части общества нормы морали преобладают над установками правового характера. Законодателю сложно учитывать все нюансы ментальных особенностей в многонациональном и поликультурном социуме. Тем не менее, вопрос охраны имущественных отношений затрагивает все население государства. Нет этноса или общины, в котором не относились бы болезненно к завладению вещами соплеменника как внутри социальной группы, так и со стороны других лиц.

Собственность - это то, что объединяет, становясь важным элементом в системе нравственных ориентиров. Нормы права нацелены на охрану отношений собственности, в большей мере опираясь на ее экономические и правовые качества и практически не затрагивая их нравственно-этическую природу. Последняя в определенной степени отражается в самой экономической сущности отношений собственности: в обеспечении реституции, возмещении прямого действительного ущерба. Здесь следует согласиться, что весьма сложно оценивать моральный вред, который субъективен и выходит за рамки существующего комплекса норм уголовно-правового регулирования отношений собственности. Но, тем не менее, нравственные нормы, будучи ориентирами формирования права, также нуждаются в юридической поддержке. Создание и поддержание нравственного фона в обществе - функции права.

Как отмечала профессор Н.Ф. Кузнецова, «все без исключения преступления аморальны, однако близость соприкосновения их со сферой аморальности различна»1. В свою очередь, действующим законодательством не предусмотрена возможность компенсации морального вреда, причиненного хищением имущества[40] [41] [42]. Гражданское или иное законодательство не содержит указаний на возможность компенсации морального вреда, причиненного хищением имущества, кроме определенных случаев1. Морально­

психологический вред обусловлен тем, что законный владелец похищенного или уничтоженного имущества какое-то время не мог пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом[43].

Выводы. Указание в ст. 2 УК РФ и ст. 2 УК КР собственности, как ценности, взятой под охрану уголовного закона в качестве ценности, указывает на то, что родовой объект раздела 8 УК определяется экономической составляющей отношений собственности. В качестве критериев разграничения преступлений указанных в главах 21 и 22 УК выступают различная правовая регламентация, а также материальная составляющая.

Институт собственности в качестве объекта уголовно-правовой охраны в рамках уголовно-правовых норм глав 21 является обладание физическими и юридическими лицами экономически обоснованными материальными благами, выраженными в возможностях их владения, пользования, распоряжения и передачи таких правомочий по своему усмотрению.

Выделение социальной сущности демонстрирует новый качественный признак собственности как объекта преступного посягательства. Включенность собственности в систему общественного устройства характеризует не только ее волевое происхождение, но и тесную связь с морально-этическим аспектом обладания материальными благами. В этой связи обосновывается необходимость учета культурологического и аксиологического признаков в понимании собственности как объекта уголовно-правовой охраны.

<< | >>
Источник: САПАРБАЕВ Данияр Сарсембекович. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА СОБСТВЕННОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ: ТЕОРЕТИКО-ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород - 2017. 2017

Еще по теме § 1. Понятие, сущностная характеристика, социальная природа собственности как объекта уголовно-правовой охраны.:

  1. 1.2. Юридические основания подхода к личности преступника как к объекту психологического исследования
  2. §1. Объект дорожно-транспортных преступлений.
  3. 1.1. Общая характеристика преступлений в сфере бюджетных отношений
  4. 5. О СИСТЕМЕ ОБЪЕКТОВ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ
  5. 2.1. Понятие, принципы защиты гражданских прав на недвижимость
  6. 1.5. Уголовно-правовое понятие потерпевшего
  7. § 1. Предмет уголовно-правового регулирования
  8. § 3. Соразмерность как общеправовая категория и принцип установления и применения административных наказаний (методологический аспект)
  9. § 1. Административное наказание: понятие и признаки
  10. § 5. Лишение специального права, предоставленного физическому лицу, как мера административного наказания
  11. Тема 2 Судебная власть: понятие, сущностные характеристики
  12. ГЛАВА 13 УГОЛОВНАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ:
  13. Понятие правового государства:концепция и пути построения
  14. ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. СУЩНОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ, ПОНЯТИЕ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРАВА
  15. § 1. Понятие, сущностная характеристика, социальная природа собственности как объекта уголовно-правовой охраны.
  16. Процессуальные правовые отношения и их особенности
  17. Категория «интерес» в развитии правовой мысли.
  18. § 1. Сущностная характеристика роли права в предупреждении и устранении современных глобальных экологических вызовов человечеству
  19. § 2. Правовая политика в области охраны окружающей среды и исполь­зования природных ресурсов и ее роль в устранении современных гло­бальных экологических вызовов человечеству
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -