Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

§4. Закономерности становления правовой базы Европейского Союза.

Идея создания объединённой Европы выдвигалась неоднократно, особенно после столкновений и конфликтов, ареной которых становилась Европа на протяжении последних столетий.

Суть «европейской» (или «панъевропейской») идеи заключается в создании единой политической организации, управляющей совместно жизнью европейских народов, в образовании мирным путём на добровольной основе политического союза европейских стран и народов, и возможно, единого европейского государства (в форме федерации), что являлось главной целью её сторонников.

Самые ранние проекты объединения относятся к XIII-XV вв. и принадлежат французскому королевскому прокурору Пьеру Дюбуа, королю Богемии Иржи Подебраду и герцогу Сулли1. Подобные же проекты предлагали англичане У. Пени (призывал создать европейский парламент), И. Бентам, французский социалист-утопист А. Сен-Симон, швейцарский правовед И. Блунтшли , великий немецкий философ И. Кант и многие другие. Смысл союза государств Европы виделся им преимущественно в предотвращении взаимных конфликтов либо в защите от мощных и грозных противников.

2См.: Duroselle J.-B. Europe: A History of its Peoples. VIKING, FRG, 1990. P. 185, 343, 344. 3И. Кант писал не только о европейской, но о всемирной федерации как способе установления всеобщего мира. См.: Основы права ЕС. С. 10.

В XX в., в период между двумя войнами, идея европеизма ассоциируется, прежде всего, с именем австрийского графа Р. Куденхове-Калерги, автора книги «Пан-Европа», который выдвинул лозунг создания Соединённых Штатов Европы. Вслед за ним министр иностранных дел Франции А. Бриан предложил план образования европейского Союза в рамках Лиги Наций1. В 1930 г. он представил Меморандум, известный как план Бриана. Модель экономической и политической интеграции, изложенная в нём, послужила в значительной степени прототипом общего рынка, однако сам план был отвергнут Лигой Наций. В начале 20-х годов прошлого века был создан «Панъевропейский союз» - международное общественное движение, поставившее целью добиться создания на территории Западной Европы «политического, экономического и военного альянса» государств континента . Сторонниками европейской интеграции были такие видные представители того времени, как А. Эйнштейн, 3. Фрейд и многие другие. Но попытки объединения Европы в то время не принесли успеха.

Новый толчок это движение получило после второй мировой войны в целях сотрудничества европейских народов и предотвращения войны. Соглашения, достигнутые в годы второй мировой войны между ведущими державами антигитлеровской коалиции, казалось, должны были открыть перспективу для активного и всестороннего сотрудничества, но послевоенное противостояние двух систем привело к тому, что это сотрудничество было сведено на нет. Эти соглашения положили в основу мироустройства такие начала и принципы, которые практически означали раздел мира между великими державами, т.е. раздел зон влияния. На смену антигитлеровской коалиции пришла Европа, разбитая на два лагеря; началась очередная в истории Европы тридцатилетняя война, которую называют «холодной» войной. В результате процесс интеграционного развития на европейском континенте оказался резко деформирован, и сама интеграция развивалась в значительной мере под воздействием и даже на основе двух противостоящих блоков, которые сформировались на европейском континенте.

'См.: European Unification: The Origins and Growth of the European Community.P.5.

3CM.: Duroselle J.-B. Op. cit. P. 358.

В этой обстановке интеграционные процессы пошли различными путями: в Западной Европе они привели к созданию объединенийзападноевропейских государств, нередко под эгидой США; в Восточной Европе были созданы свои объединения, в свою очередь, под руководством СССР. Противостояние между этими двумя лагерями привело к созданию военно-политических организаций, например, Западноевропейский союз (на основе Брюссельского пакта 1947 г.), вошедший в НАТО в 1949 г.; а в Восточной Европе - военно-политическая организация Варшавского договора. Целям экономической интеграции на Востоке должно было отвечать создание Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). К сожалению, пути интеграции основывались на различных принципах, что и сыграло определяющую роль в их судьбе, как на Западе, так и на Востоке. На Востоке Европы ни ОВД, ни СЭВ не выдержали проверки временем. Сам интеграционный процесс на Востоке развивался в рамках прямого принуждения, нередко в виде военной силы. Вместе с крушением тоталитаризма эти интеграционные объединения распались и прекратили своё существование2.

Иначе развивался процесс интеграции на Западе континента. Основная доминирующая черта интеграции здесь - союз однородных по своей социально-экономической природе государств, в основу которого положена система демократических ценностей и институтов, которые позволили создать достаточно прочные объединения в лице Европейских Сообществ. Кроме того, в Европейские Сообщества объединились государства, ни одно из которых не могло стать абсолютным лидером. Во времена, когда в состав Сообществ входило шесть стран, самые крупные - Германия и Франция - как бы уравновешивали друг друга. Относительно небольшие различия сохраняются и в теперешнем Союзе3.

На Западе и на Востоке различными были не только исторические предпосылки объединения Европы после второй мировой войны, но и формы, способы и приёмы объединения, направленность интеграционных процессов. Интеграция западных стран основывалась не на силе принуждения, а на осознании общности интересов и понимании, что такие интересы наиболее эффективно реализуются путём согласованных действий, координации и объединения сил и средств1. Всё это сказалось на особенностях интеграционного процесса на европейском континенте.

К числу активных сторонников объединения Европы принадлежал У. Черчилль, выступивший в поддержку Соединённых Штатов Европы . Более конкретные предложения по интеграции поступили от французских деятелей Жана Монне, Роберта Шумана. План Шумана касался объединения угольной и сталелитейной промышленности Франции и Германии под эгидой совместного руководящего органа в рамках одной организации, открытой для любой другой европейской страны. В 1952 г., после вступления в силу договора, учреждающего Европейское объединение угля и стали (ЕОУС), он стал реальностью.

Довольно быстро и отчётливо в западных странах сформировались три основных направления политической и правовой мысли в том, что касалось объединения Европы. Первое направление было представлено сторонниками федерализма, то есть сторонниками создания союзного общеевропейского государства со всеми вытекающими отсюда последствиями (Франция и Германия).

'См.: Топорнин Б.Н. Европейское Сообщество: Право и институты (динамика развития). М., 1992. С. 6.

2Си. \ Основы права ЕС. / Под ред. Кашкина С.К), М., Белые альвы, 1997. С. 15.

Второе направление поддерживалось политическими силами, выступавшими за тесное сотрудничество европейских государств в экономической и военно-политической областях, но решительно возражавшими против федерализации Европы (Великобритания). Причины таких выступлений были разными. В одних случаях они основывались на твёрдом фундаменте примата национального суверенитета и приверженности национальной идее, недопустимости ущемления государственногосуверенитета путём создания неких наднациональных образований. В других случаях решающее значение имели особые политические позиции той или иной страны, место, которое она занимала в системе международных отношений и европейском регионе.

Наконец, третье направление разрабатывалось политическими и общественными деятелями, видными учёными и идеологами, занимавшими своего рода промежуточную позицию, допускавшими, что интеграционные объединения, создаваемые в Европе, должны сочетать в себе элементы как государственно-правовой, так и международно-правовой организации. В какой-то степени это была компромиссная точка зрения, позволявшая сочетать или взаимодополнять позиции первых двух направлений. По мнению Л.М. Энтина, именно третье направление и оказалось доминирующим, и именно эта позиция легла в основу трёх договорных актов, которыми было оформлено создание Европейского объединения угля: и стали и последующих Европейских сообществ4.

В условиях таких различных подходов была создана международная конференция, которая должна была разработать первый акт. 18 апреля 1951 г. в Париже шесть её участников - Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург - подписали договор о создании Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), который вступил в силу 10 августа 1952

л ____

г. Договор был заключён на пятьдесят лет. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что объединение производств угля и стали понималось как важный, но начальный шаг на пути создания общих основ экономического развития, как «первый шаг к федерации Европы»5.

2См.: Treaties establishing the European Communities. Luxembourg, 1978, P. 19-114.

Формально целью договора было создание узкофункционального сообщества, обеспечивающего создание общего рынка угля и стали шести государств. Соответственно, ЕОУС также решались некоторые конкретные вопросы, связанные с подъёмом производства в тяжёлой промышленности этих шести государств. По мнению некоторых авторов, создание общего рынка, повлекшего за собой запрет импортных и экспортных пошлин или других подобных сборов, а также количество ограничений на ввоз и вывоз продукции, «было равноценно созданию таможенного союза или, по крайней мере, свободной торговой зоны»1. Помимо этого был введён принцип свободного движения рабочей силы (ст. 69 Договора) «в отношении лиц, имеющих необходимую квалификацию для работников угольной и металлургической промышленности и являющихся гражданами государств-членов». Следует отметить, что в Договоре провозглашался принцип антикартельной политики и запрещения субсидий или иной подобной помощи со стороны государства (ст. 4 Договора).

Для ведения дел ЕОУС создавались институты, наделявшиеся соответствующими полномочиями, в том числе по решению вопросов, затрагивающих интересы государств-членов. Такими институтами стали: Верховный орган, Совет министров, общая Ассамблея и Суд. Ключевая роль отводилась Верховному органу, как исполнительному центру, наделённому соответствующими полномочиями для обеспечения достижения целей, «определённых в установленных в нём условиях» (ст. 8 Договора). Совету министров отводились консультативные функции (ст. 26 Договора). Общая Ассамблея была задумана как своего рода парламент ЕОУС, но её реальные полномочия были минимальны (ст. 20 Договора). Суд ЕОУС рассматривал вопросы, связанные с применением и толкованием Договора, а также с законностью актов, принимавшихся органами ЕОУС (ст. 31 Договора). ЕОУС с самого начала было наделено правосубъектностью (ст. 6 Договора); т.е. могло действовать самостоятельно и располагало всеми юридическими атрибутами, необходимыми для того, чтобы осуществить свои функции и достигнуть своих целей.

Во многом ЕОУС формировалась исходя из классических представлений о международных организациях. И это закономерно, поскольку иных образцов ещё не было. Не только Договор, но и нормы, принимавшиеся органами ЕОУС, как правило, считались международно-правовыми. Тем не менее, на основе ЕОУС отрабатывались те начала и принципы, которые следовало положить в основу европейской интеграции.

История вместе с тем доказывала необходимость дальнейшего продвижения вперёд. Объём интеграции, достигнутый в начале 50-х годов, становился недостаточным. В условиях растущей взаимосвязи и взаимозависимости стран западноевропейского региона всё более очевидными становились потребности как в расширении сферы сотрудничества, так и в освоении новых институционных и правовых форм. Договор о ЕОУС, сыгравший свою роль в начале 50-х годов не мог соответствовать запросам времени. В Западной Европе созревали предпосылки для выхода на новый, более высокий уровень интеграции.

Характерно, что попытки интеграции в сферах внешней политики и военного сотрудничества провалились1. Сторонники федерализации Западной Европы потерпели неудачу. Идея создания Союза была оставлена до восьмидесятых годов. Но у сторонников федерализма был успех на пути к экономической интеграции. К середине 50-х годов идеи становления Сообщества, рамки которого охватывали бы всю экономику, получили в Западной Европе всё более широкую поддержку. В 1956 г. состоялась встреча руководителей шести государств-участников ЕОУС в Венеции. На конференции был одобрен доклад Поля-Анри Спаака (министра иностранных дел Бельгии, главы Комитета, на который была возложена обязанность составить программу дальнейшей интеграции); затем начались переговоры о создании Европейского экономического сообщества.

Уже в 1957 г. два акта, призванных сыграть важнейшую роль в развитии процессов интеграции, были готовы к подписанию. 25 марта 1957 г. в Риме состоялась торжественная процедура подписания Договора о создании Европейского экономического сообщества (ЕЭС), или договора об «Общем рынке» и Договора о создании Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом). Оба договора вступили в силу с 1 января 1958 г.

Подписанные акты имели важное значение для развития процессов интеграции в Западной Европе. Евратом напоминал по своему функциональному назначению ЕОУС, т. е. регулировал сравнительно узкую, но очень важную (энергетическую) область международного сотрудничества. В отличие от Евратома, образование Европейского экономического сообщества имело важное как экономическое, так и политически-правовое значение. Речь шла о создании интеграционного объединения универсального характера. В состав Сообщества вошли страны с высоким уровнем развития, что во многом предопределило значительные темпы его экономического роста на протяжении последующих пятнадцати лет. Назначение Сообщества было очерчено в Договоре образованием общего рынка и сближением экономической политики государств-членов. Таким образом, между ЕЭС и организацией НАТО была проведена чёткая граница'.

Но дело не только в концентрации усилий на проблемах экономики. В Договоре о ЕЭС отражается вся новая философия сообщества, тот изначальный отрыв от имиджа международной организации, который предопределил всё последующее развитие.

Своеобразие природы права Сообществ нашло отражение в закреплении в Договоре о ЕЭС принципа субсидиарности. Это означало, во-первых, что государства-члены в тесном взаимодействии с институтами Сообщества координируют свою экономическую политику в объёме, необходимом для достижения цели Договора. Во-вторых, институты Сообщества, в свою очередь, заботятся о том, чтобы не ослаблять внутреннюю и внешнюю стабильность государств-членов (ст. 6 Договора). Как видно, и здесь была заложена идея совместной деятельности государствчленов и Сообщества, постоянного учёта обеими сторонами не только своих собственных интересов, но и интересов «партнёра».

Стоит выделить ещё один общий принцип. В Договоре был заложен запрет на дискриминацию юридических и физических лиц вследствие их связи с тем или иным государством в рамках Сообщества. Этим подчёркивалось то, что Сообщество с самого начала занималось проблемами не только межгосударственных отношений, но и отношений с участием юридических и физических лиц.

Достижение главной цели ЕЭС - формирование общего рынка, как предполагавшееся закрепление «четырёх свобод» - свободы передвижения товаров, капиталов, услуг и рабочей силы - возможно только с учреждением таможенного союза1.

Следует отметить также, что формирование общего рынка невозможно, если определяющие его правовые нормы не будут «едиными в главном и основном и сходными в остальном» . Поэтому неудивительно, что в ЕЭС с самого начала большое значение придавалось правовой политике. Её смысл и содержание сводятся в первую очередь к тому, чтобы добиваться сближения права государств-членов в мере, необходимой для должного функционирования общего рынка (ст. 3 п. «з» Договора). Правовая политика не нацелена на то, чтобы заменить национальное право правом Сообществ. Она ограничена сферой формирования и санкционирования общего рынка и, следовательно, не может затрагивать участки правового регулирования, выходящие за рамки этой сферы. Подводя итог, можно сказать, что основные правовые барьеры были устранены, но сохранились многие частные нормы различных отраслей права, которые так или иначе были способны негативно воздействовать на процесс интеграции.

'Таможенному союзу посвящена глава 1 Договора. См.: Treaties establishing the European Communities. Luxembourg, 1978. 2См.: Топорнин Б.Н. Указ. соч. С. 43.

Все три договора составляли систему, т. к. закрепляли общие и взаимосвязанные функции сообществ и устанавливали единый механизм управления интеграционными процессами. Специфика договоров проявлялась в том, что каждый из них наделял институты сообществ соответствующей, а, следовательно, неодинаковой компетенцией. Однако подобное отличие не затрагивало единую суть договоров, направленных на развитие интеграции как комплекса взаимосвязанных задач. Более того, в случае коллизий институты сообществ, и в особенности Суд, исходили из того, что принципиальные положения заложены в Договоре о ЕЭС, как документе общего назначения. Этот договор выделялся не только широтой охвата, но и тем, что по сравнению с Договорами о ЕОУС и Евратоме носил преимущественно процессуальный характер. Он исходил из того, что вопросы функционирования Сообщества будут решаться, прежде всего, правовыми актами, относящимися к «вторичному праву», в то время как договоры о ЕОУС и Евратоме в большей мере выступают как нормативная база для принятия решений.

В юридической литературе Римские договоры 1957 г. и другие нормы права, регулирующие интеграционные процессы, получили название «право Сообществ», которое большинство юристов рассматривают в качестве автономной правовой системы, отличной как от международного права, так и от национального права стран-членов. Поскольку характерным признаком ЕЭС является наднациональный характер этой организации, именно наднациональность «права Сообществ», в силу которой органы ЕЭС наделены полномочиями не только в отношении государств-членов, но и граждан и юридических лиц, а также вследствие того, что «право Сообществ» должно пользоваться приоритетом перед правом государств-членов, многие исследователи на Западе говорят о «праве Сообществ» как об особой системе права1.

'См.: Мюллерсон Р.А, К вопросу о праве Европейских сообществ/ЛВестник МГУ. Серия 11. Право, 1992. №6. С. 50.

Одновременно с подписанием Римских договоров там же в Риме была подписана Конвенция о некоторых общих институтах европейских сообществ. Стремясь к ограничению числа институтов, государства-члены объединили Ассамблею (парламент) и Суд всех трёх сообществ. Остальные инстанции, созданные Римскими договорами, были объединены для двух сообществ - ЕЭС и Евратома. В ЕОУС на определённое время были сохранены собственные институты.

Таким образом, предусматривался отказ государства от части своего суверенитета в тех областях, которые охватывались сотрудничеством в рамках ЕЭС. Это отражало идею У. Черчилля о Соединённых Штатах Европы, где наднациональная организация объединяла бы не только территорию европейских государств, но и вырабатывала бы общую политику и законы, которые будут обязательными для государств-членов. Основатели ЕЭС видели возможность в достижении поставленных целей (мира, стабильности и дальнейшего экономического развития стран-участниц) только путём ограничения государствами-членами своего суверенитета. Как указывается в Римском договоре о ЕЭС, целью её создания является гармоническое развитие и углубление экономического сотрудничества стран, ускорение процесса достижения более высоких стандартов уровня жизни, что неизбежно приведёт к сближению государств. Эти цели должны быть достигнуты путём выработки единой экономической политики и создания общего рынка государств-членов.

Институциональная обособленность ЕЭС и Евратома от ЕОУС продлилась до середины 60-х годов XX в. В 1965 г. был подписан договор о слиянии исполнительных органов трёх Сообществ. Он вступил в силу только в 1967 г., но была сделана одна очень важная оговорка: это слияние не означает замену компетенции верховного законодательного органа другой компетенцией. Это одна из причин того, что, несмотря на предложения об интеграции, они были приняты не сразу. В результате слияния этих руководящих органов, рассматриваемые три организации стали называться Европейскими Сообществами1.

'См.: Богуславский М.М. Международное экономическое право. ML, 1986. С. 159.

В рамках новой системы институтов произошло некоторое перераспределение начал межнационального и наднационального сотрудничества. В рамках ЕЭС и Евратома ярко выраженных тенденций предпочтения национальному не было- Следует отметить, что органом наднационального характера остаётся Суд Европейских Сообществ, на который была возложена обязанность следить за исполнением учредительных договоров и правовых предписаний Сообществ, Он рассматривал иски о компетенции, о нарушении законности, вопросы толкования актов в рамках Европейских Сообществ. В этот период развёртывается создание «общего рынка», складываются и утверждаются основные принципы европейского права, начинает функционировать система юрисдикционного контроля за его применением и соблюдением. На этом этапе развития вырабатываются нормативные положения, обеспечивающие создание и функционирование единой системы институтов, вносящие существенные перемены в порядок их формирования и деятельности, юридически оформленная новая система финансового обеспечения Сообществ, их взаимодействия с государствами-членами.

Уже в 70-х гг. стало ясно, что основные требования, связанные с созданием единого таможенного союза и формированием общего рынка были в основном выполнены. Необходимо было наметить дальнейшие рубежи сотрудничества. Однако сообщества столкнулись с острым мировым финансовым и экономическим кризисом начала 70-х годов. В этих условиях основное внимание было сосредоточено на преодолении именно экономических и финансовых трудностей, с чем сообществам удалось справиться.

К началу 80-х годов Сообщество находилось в кризисе, и было неясно, сможет ли оно преодолеть его и достигнуть политического союза. Попытки преодолеть кризис были предприняты сразу на двух уровнях: национальном

(проект Геншер-Коломбо) и наднациональном (проект Евросоюза, или проект Спинелли) . В результате, в 1984 г. Европарламент одобрил проект договора о Европейском Союзе. Сам проект скорее напоминал не договор, а проект Конституции6. В его основе лежали три основных принципа интеграции: 1) принцип взаимодополняемости; 2) принцип двойного участия; 3) принцип демократии. Принцип взаимодополняемости подразумевал совместное решение общих задач различными институтами Сообщества. Впоследствии он развился в принцип субсидиарное™, т.е. перераспределения функций между различными институтами Европейского Союза и субъектами интеграции. Принцип двойного участия - это привлечение народов и государств к управлению интеграционным процессом. Принцип демократии состоял в том, что Союз брал на себя обязательства по защите прав и свобод личности, демократических устоев в Европе. Проект Спинелли не нашёл поддержки у национальных правительств. Федеративный уклон проекта, хотя и весьма умеренный, вызвал у них опасения, что Европарламент намерен создать основы федеративного государства. Правительства предпочли лучше поправить существующие соглашения, чем принять проект Спинелли, т.к., по-видимому его время ещё не пришло, а данный проект послужил прообразом Единого Европейского Акта.

Встал вопрос о дальнейшем развитии процесса интеграции. В результате была создана специальная комиссия по подготовке сборника проектов и предложений о переходе от общего к единому внутреннему рынку. Суть этих предложений, их главная цель - ликвидация препятствий ибарьеров на пути свободного движения товаров, услуг, рабочей силы и капиталов. Требовалось также решить и ряд проблем институционного характера, например, расширить юрисдикцию Европейских Сообществ. Для выполнения этих задач было решено созвать межправительственную конференцию, которая и подготовила к подписанию новый документ -Единый Европейский Акт (ЕЕА)7. ЕЕА - это учредительный договор, содержащий изменения и поправки, вносившиеся в действующие акты европейских сообществ. Он был принят в 1986 г. и вступил в силу в 1987 г. Акт довольно чётко сформулировал трёхэтапную программу построения единого внутреннего рынка. Оно должно было завершиться к началу 1990 г. ЕЕА также подтвердил и закрепил расширение сферы ведения сообществ. Особенность ситуации состояла в том, что в 1987 г. разрешился старый спор: что первично - экономика или политика. Для ускорения создания внутреннего рынка было решено следовать принципу синергии, т. е. принципу взаимодействия, единства политических и экономических подходов. Другими словами, внутренний рынок невозможен без политического союза, как и политический союз без внутреннего рынка8.

Факт завершения формирования внутреннего рынка означает невозможность для государств-членов отсрочить по собственной инициативе на более поздний период достижение намеченных в этой связи целей. Тем не менее, Комиссия Европейских Сообществ признала, что национальные власти сохраняют за собой право вводить контроль на собственной территории, а если необходимо, то и в пограничных зонах. Однако сам факт пересечения границ как таковых не может служить достаточным основанием для осуществления такого контроля9.

Был внесён ряд изменений: уточнялась процедура принятия новых членов в состав Европейских Сообществ, также уточнялись условия членства, были приняты решения о расширении юрисдикции и уточнении структуры Суда Европейских Сообществ.

Единый Европейский Акт создал правовую основу для перехода к новому, более высокому уровню сотрудничества государств - к созданию Европейского Союза. Предыдущие проекты способствовали развитию западноевропейской интеграции вглубь, а ЕЕ А с внутренним рынком обусловил более широкое взаимодействие отдельных стран друг с другом1. Следует отметить, что принятию этого акта способствовала новая экономическая ситуация в Европе (распад СССР, падение Берлинской стены и объединение Германии, радикальные изменения во всех без исключения восточноевропейских странах). В Европе возникла проблема выбора между углублением интеграционных процессов и расширением Сообщества. То есть, встал вопрос: следует ли отдать предпочтение программе создания «внутреннего рынка» и тем самым стимулировать дальнейшее развитие интеграционных процессов, либо пойти по пути расширения Сообществ с целью стабилизации нарушившегося политического равновесия в Европе.

ЕЕА, конечно, не решал всех вопросов создания экономического, валютного и политического союзов, но он предусматривал созыв международной конференции во исполнение ЕЕА. Главное, что характеризует этот договор: он оформил и положил начало существованию Европейского Союза. Согласно Маастрихтскому договору Европейский Союз основан на Европейских Сообществах, дополненных межправительственным сотрудничеством в области выработки и проведения внешней политики, политики безопасности, а также в правосудии и внутренних делах. Такая структура ЕС получила название «трёх опор». Общая формулировка о сотрудничестве в сфере юстиции и внутренних дел была детализирована в Амстердамском договоре (в нём это сформулировано как «сотрудничество полиции и судов в уголовно-правовой сфере»).

В 1991 г. были созваны конференции, одна из которых была посвящена проблемам Экономического и Валютного Союза, а другая - вопросам политической интеграции. На заключительном саммите были парафированы два документа: Договор об Экономическом и Валютном Союзе и Договор о политическом союзе, которые были объединены в Договор о Европейском Союзе1. В результате 7 февраля 1992 г. в Маастрихте двенадцатью странами был подписан договор о Европейском Союзе (ЕС), который получил название Маастрихтского договора.

Основная задача, которая определяется Маастрихтским договором в сфере экономического и социального развития - создание экономического, и валютного союза (ЭВС). В экономической сфере - это возрастание экономического единения, сотрудничества и сплочённости. В валютной сфере - это создание единого валютного союза, введение «евро». Несмотря на возникшие сложности и скептическое отношение многих влиятельных политических сил в странах ЕС и даже со стороны отдельных правительств, цель, поставленная Маастрихтским договором, была достигнута. С 1 января 1999 г. одиннадцать государств-членов ЕС (из пятнадцати) ввели в действие новую валютную систему и валютную единицу. Одна из важнейших сфер осуществления государственного суверенитета перешла в совместное ведение государств-членов ЕС, создавших единую валютную систему.

Маастрихтский договор содержит ряд важных положений и постановлений, касающихся порядка функционирования институтов. Теперь предусмотрена единая институциональная система союза, уточнены вопросы гражданства в рамках союза и др.

Процесс ратификации Договора был затяжным и трудным. Причиной задержки явились результаты референдума в Дании (где против высказалось 50,7% населения), Франции (где потребовалось вносить поправки к Конституции) и Германии (где понадобилось вмешательство

Конституционного Суда, вынесшего заключение о конституционности Договора). Таким образом, Договор вступил в силу только 1 ноября 1993 г.

О значении Маастрихтского договора существуют две точки зрения: одни исследователи считают, что это качественный скачок в развитии интеграции. Другие полагают, что это лишь новый этап на пути к политическому союзу.

Маастрихтский договор определил долгосрочную стратегию развития Европейского Союза. Он ввёл обязательство стран-участниц интеграционного процесса сотрудничать в политической области, которая всегда считалась суверенной прерогативой1. «Никто более не вправе упрекнуть Сообщество, - пишет Д. Сиджански, - что оно якобы строит лишь общий рынок бакалейщиков» .

Говоря о процессе интеграции нельзя не осветить вопрос о Шенгенских соглашениях. В 1985 г. пять государств (Франция, Германия и страны Бенилюкса) подписали соглашение, в котором согласились отменить границы и разрешили свободное перемещение граждан. Шенгенское пространство образовало, таким образом, своеобразный федеративный центр. В нём заложена программа будущего расширенного Европейского Союза.

'Например, введение принципа «квалифицированного большинства», означало, что страны, входившие в ЕС, согласились на частичный отказ от суверенитета в области внешней и военной политики. Договор также предусмотрел меры по расширению наднациональных полномочий Европейского Совета в области социальной политики, охраны окружающей среды, промышленности, культуры, здравоохранения. См.: Единый Европейский Акт. Договор о Европейском Союзе. М, 1994.

2См,: Сиджански Д. Федералистское будущее Европы: от Европейского Сообщества до Европейского Союза. / Росс. гум. ун-т, М., 1998. С. 256.

В процессе реализации Шенгенских соглашений, а также построения ЭВС возникали некоторые вопросы, которые требовали внутреннего интеграционного единства. В связи с этим, ещё до Амстердамской встречи, которая носила плановый характер, государства-участники выступили с рядом предложений по дальнейшему углублению интеграции. Можно выделить три подхода. Первый заключался в приостановке интеграционного процесса и разработке уже достигнутого, а также в чётком контроле над институтами Союза. Наиболее последовательным представителем этого направления является Великобритания, которая, как и другие его сторонники, опасается, что Европа сможет повлиять на их национальные полномочия в экономике и политике. Второй подход представляют страны, чьё вступление в Европейский Союз носило, скорее, политический, нежели экономический характер (Испания, Греция, Португалия). Они максимализируют принцип равенства: либо все продолжают интеграцию, либо никто. Третий подход заключается не только в продолжении интеграции, но и в углублении её различных сторон. Сторонниками этого направления можно назвать Францию, Германию, Италию и страны Бенилюкса. В 1995 г. Шенгенские соглашения вступили в силу на территории семи государств (кроме Италии и Греции).

В этой связи важно, к какому консенсусу удалось придти, и что собой представлял Амстердамский договор, который был подготовлен на конференции, созванной в 1996 г. и подписан в июле 1997 г.

Наиболее крупными достижениями Амстердамского договора были уточнение структуры и системы институтов валютного союза, получение Европейским центральным банком (ЕЦБ) права издания нормативных актов. В отношении прав и свобод граждан ЕС, Союз превращается в «пространство свободы, безопасности и справедливости, в рамках которого принимаются меры по повышенной защите прав, свобод и интересов граждан»1. Против любого государства Европейского Союза, которое их нарушает, могут быть применены санкции. В этой связи вопрос о санкциях существенно расширен по сравнению с Маастрихтским договором.

Данный договор внёс ряд существенных новелл в строительство Европейского Союза. Они касаются таких концептуальных и практических положений, как формула продвинутого сотрудничества, уточнение принципов субсидиарности, пропорциональности, более чёткое понятие общей политики и общих действий Сообществ, уточнены сферы

'См.: Амстердамский договор. М., 1997.

сотрудничества в области внешней политики и безопасности. Была расширена сфера действия права ЕС за счёт так называемой коммунитаризации ряда областей, которые в прошлом не входили в ведение Сообществ, а, следовательно, не регулировались нормами права Европейских Сообществ (например, Шенгенские соглашения).

Вместе с тем некоторые вопросы, подлежавшие рассмотрению в ходе подготовки Амстердамского договора, решены не были. В частности, это касается попыток реформирования институциональной структуры Союза, которая была осуществлена только фрагментарно с отнесением более кардинальных решений на будущее.

Процесс ратификации данного договора был завершён в первой половине 1999 г., и с мая 2000 г. Договор вступил в действие. Важно, однако, подчеркнуть, что создание и эволюция Европейского Союза не означают исчезновение или просто поглощение Европейских Сообществ. Все три сообщества продолжили своё существование как самостоятельные интеграционные объединения, одновременно участвующие в Европейском Союзе.

Кроме того, следует отметить, что необходимость дальнейших реформ и изменений прямо предусмотрена Амстердамским договором. Договор свидетельствовал о достигнутом уровне европейского общества, о европейской идентичности1.

Договор Ниццы 2001 г., изменяющий договоры, учреждающие Европейские сообщества и некоторые относящиеся к ним акты и вступивший в силу с 1 мая 2003 г., предусмотрел значительные изменения в структуре, порядке формирования и отчасти полномочиях основных руководящих органов Союза, Договором был пересмотрен порядок формирования и состав Европейской Комиссии, процедура принятия решений в рамках Совета ЕС, уточнена и расширена концепция продвинутого развития, намечена судебная

'См.: Европейский Союз на рубеже веков./ РАН. ИНИОН. Центр науч.-информ. исслед. глобальных и региональных пробл. Под ред. Пархалиной Т.Г. М., ИНИОН, 2000.

реформа. Вместе с тем, новый учредительный акт решил далеко не все возникшие проблемы1.

Сейчас Европейский Союз совершил еще один шаг, который может иметь далеко идущие последствия для всей Европы. Речь идет о принятии единого Конституционного договора (Конституции) для Европы, призванного заменить собой действующие учредительные документы Евросоюза.

Европейский Совет на заседании в Лаакене (Бельгия) принял декларацию "Будущее Европейского Союза" (Лаакенская декларация), согласно которой был созван Конвент о будущем Европейского Союза (или Европейский конвент) в целях подготовки и демократического обсуждения пакета реформ. Временный представительный орган должен был суммировать результаты дискуссий и представить свои рекомендации. В состав Конвента вошли по три представителя всех государств-членов и Европейского Союза в целом. Кроме того, в работе Конвента с правом совещательного голоса принимают участие не только представители десяти государств, в отношении которых уже было принято решение об их приёме в 2004 г., но также Румыния, Болгария и Турция, вопрос о приёме которых только обсуждается и, возможно, будет решаться в 2007 г. Таким образом, в состав Конвента вошли по одному представителю от правительств, по два -от национальных парламентов государств-членов и кандидатов на вступление, шестнадцать представителей Европарламента, два представителя Европейской Комиссии, а также наблюдатели ряда совещательных органов, в том числе Экономического и социального комитета и Комитета регионов. Председателем Конвента назначен бывший Президент Французской Республики Валери Жискар д'Эстен, а его заместителями - Джулиано Амато (Италия) и Жан Люк Дехане (Бельгия). В общей сложности Европейский конвент включает 105 членов. С самого начала, а первое заседание Конвента

'См., напр.: ЕР: Report on the Treaty of Nice and the future of the European Union, 4 May 2001, A5-0168/2001. P. 7.

состоялось 28 февраля 2002 г., работа Конвента строится на началах принципа гласности - протоколы и другие документы публикуются на Интернет - странице Конвента1. Конвентом организовано также общественное обсуждение рассматриваемых проектов (так называемый "форум"). Внутренняя структура и порядок функционирования Конвента во многом напоминают организацию работы представительных учреждений государств, а также международных конференций. Кроме Председателя и его заместителей в Конвенте существует коллегиальный руководящий орган -Президиум (или Бюро), а также созданы рабочие группы по специальным вопросам: права человека, международная правосубъектность Союза, управление экономической сферой и др. Пленарные заседания Конвента проходят два раза в месяц в здании Европейского парламента в Брюсселе.

'См.: http://www.european-convention.eu.int

2См.: Энтин. М.Л.. О проекте Конституции Европейского Союза// Московский журнал международного права, Х° 1 (53), 2004. С. 85-100; http://www. eulaw.edu.ru.

Перед Конвентом была поставлена задача либо разработать проект будущего учредительного документа Союза (своеобразный "план-максимум"), либо в 2004 г., к межправительственной конференции представить другие варианты действий. Конвент сделал выбор в пользу максимального варианта - "конституционализации" правовых устоев Союза, т.е. замены действующих учредительных договоров единым документом. Однако процесс обсуждения и принятия Конституции для Европы, как и следовало ожидать, оказался делом трудным, но Конвент, по словам М.Л. Энтина - это «инструмент поиска компромисса между разными политическими силами. В нём сталкиваются и переплетаются интересы национальных правительств, национальных парламентов, больших и малых государств, европейских политических партий, институтов ЕС» . К весне 2003 г. Конвент перешёл к обсуждению вносимых его президиумом конкретных статей документа, сгруппированных в главы, разделы и протоколы и многочисленных поправок к ним. Главным для членов Конвента являлось формирование согласованного пакета, который устраивал бы всех.

По мнению М.Л. Энтина «подготовлен прорыв в юридическом закреплении достигнутого уровня сплочения стран ЕС, кодификации и рационализации правовых основ деятельности Союза. Созданы предпосылки для придания сотрудничеству в рамках ЕС нового качества»1.

Наиболее острые дискуссии вызвал вопрос о формировании новой системы руководящих органов . Суть проблемы в том, что несколько малых стран ЕС и практически все страны-кандидаты настаивали на выделении всем им полноправного поста комиссара (министра) в Еврокомиссии, тогда как в соответствии с проектом предусматривалось создание лишь пятнадцати постов комиссаров с правом решающего голоса и десять - только совещательного. Конвент предложил вместо распределения двадцати пяти портфелей в будущей Европейской Комиссии сократить её численность до тринадцати человек, ввести посты президента и министра иностранных дел. Не попавшие в этот орган страны будут иметь своих представителей без права голоса. Однако это не устраивало все десять государств-кандидатов, а также Австрию, Грецию, Данию, Ирландию, Швецию и Финляндию. Их позиция противоречит занимаемой государствами-основателями Союза -Францией, Германией, Италией, Бенилюксом и примкнувшим к ним Великобритании и Португалии .

2См.: М.Л. Энтин На перепутье// Европа, №6 (29), 2003. С. 12-14.

Испания и Польша, получившие, согласно Ниццкому договору, квоту в двадцать семь голосов в Совете министров ЕС (для сравнения Германия и Франция имеют квоты в двадцать девять голосов) не хотят идти на «двойное большинство», предусмотренное Конвентом, означающее, что для принятия решений потребуется большинство голосов стран, население которых будет составлять в совокупности свыше 60% населения Европейского Союза. Мадрид и Варшава мотивируют это тем, что Договор Ниццы был уже ратифицирован всеми государствами-членами и кандидатами и пересмотр этих решений может быть осуществлён лишь путём пугающей всех ратификационной процедуры, но не ратификации проекта Конвента, якобы перекрывающего Договор Ниццы. Испания и Польша считают, что в соответствии с единой конституцией они лишатся в рамках ЕС части своих полномочий, которые сейчас им обеспечивает Ниццкий договор. Реакцией крупнейших государств на это стало желание сохранить в исполнительном органе ЕС по два своих представителя, как сейчас. Впрочем, крупные страны готовы пойти на компромисс, что позволило премьер-министру Бельгии Г. Верхофстаду выразить уверенность, что консенсус о составе будущей Европейской Комиссии будет достигнут10. С целью преодолеть несогласие Польши и Испании Ирландией было выдвинуто компромиссное решение -так называемый «аварийный тормоз». Цель ирландского предложения -обеспечить своего рода «предохранительный клапан» в процессе принятия решений большинством, когда группе стран, которые оказываются в меньшинстве при принятии важных решений, будет разрешено отложить голосование и повысить уровень необходимого для одобрения решения большинства.

Таким образом, принятие одобренной 18 июня 2004 г. Конституции могло бы вновь быть провалено, если бы не результаты выборов в Европейский Парламент. Как подчёркивает член Европейской Комиссии Г. Ферхойген, это неверно, "ибо свой нынешний

паритет с самой многонаселённой страной - Германией потеряют также Великобритания, Франция и Италия» .

'См.: Брюссельская встреча в верхах: «саммит по-итальянски» // Компас, № 44, 30.10.2003. аСм.: Г. Петров Этапы чередуются. // Европа, №5,2003. С. 5. 3См.: По сообщениям ИТАР-ТАСС// Вестник Европы, 21. 06. 2004.

Европейский Парламент, где избиратели своей низкой явкой и протестным голосованием напомнили лидерам своих стран, что они ждут от них конкретных решений11. В результате, Конвент к июню 2003 г. подготовил проект Конституции для Европы. В целом одобренный на сессии в Салониках (Греция), проект Конституции был передан на обсуждение главамгосударств и правительств государств-членов ЕС. В настоящее время, после доработки в ходе межправительственной конференции в 2004 г. планируется его подписать и отправить на ратификацию в национальные парламенты12. Можно сказать, что Европейские Сообщества выдержали проверку временем, смогли заметно консолидировать свои позиции, укрепить своё влияние в мире и расширить пространственные пределы своего существования за счёт присоединения новых государств. И сегодня Европейский Союз объединяет европейские государства с целью обеспечения мира и процветания их граждан в рамках всё более тесного объединения на основе общих экономических, политических и социальных целей. Страны Союза твердо привержены сбалансированному и устойчивому социальному и экономическому прогрессу. В частности, это достигается путём создания пространства без внутренних границ, укрепления социальной и экономической интеграции и учреждения экономического и валютного союза.

Внутри Европейского Союза разрабатывается единая политика в таких областях, как сельское хозяйство, телекоммуникации, транспорт, энергетика и охрана окружающей среды. Для отношений с внешним миром Союз разрабатывает внешнюю торговую и коммерческую политику и начинает играть всё более важную роль на международной арене путём проведения единой внешней политики по вопросам безопасности. И, несомненно, важным звеном этого процесса являются нормативные акты Сообществ и Союза.

Прежде чем приступить к рассмотрению источников европейского права, на наш взгляд, было бы целесообразно определить терминологию и понятие европейского права. Правовая система Сообществ, как показывает история, изначально задумывалась как наднациональная. Но, учитывая обстановку тех лет (влияние США, «холодная война»), европейские государства, естественно, не могли идти ни по примеру США, ни по примеру СССР и поэтому единственным выходом было взять за основу существовавшие на то время нормы международного права. Поэтому при обозначении той части международно-правовых норм, посредством которых регулируются отношения между европейскими государствами в самых различных областях, используется термин «европейское право». Зачастую также термин «европейское право» используется как собирательное понятие для обозначения всей семьи европейских правовых систем, несмотря на весьма существенные различия между ними, среди которых особенно значительно различие между англосаксонским общим и доминирующим в континентальной Европе романо-германским правом. Как правило, международные нормы права формулируются в многосторонних конвенциях и соглашениях, заключаемых европейскими государствами, или даже в двусторонних договорах и соглашениях, регулирующих отношения между теми или иными европейскими государствами.

Но незримое влияние первоначальной идеи ощущалось достаточно явственно и представляло собой стратегическую цель создания сообществ, к которой страны-участницы, несмотря на различные разногласия, следовали достаточно неуклонно. Это и предопределило отличие «европейского права» от других правовых систем федеративного и конфедеративного плана. В определенном смысле «европейское право» это эволюция национальных правовых систем, осуществляемая по законам диалектики (всеобщей связи явлений, перехода количественных изменений в качественные, единства и борьбы противоположностей, отрицания отрицания), изначальным импульсом которой явилась необходимость развития, инициируемая как «снизу», так и «сверху». Таким образом, в данном случае термин «европейское право» используется для обозначения региональной или даже субрегиональной международно-правовой системы, складывающейся преимущественно во взаимоотношениях между государствами Европейского континента. Термин «европейское право» используется также для обозначения совокупности правовых норм, регулирующих взаимоотношения, складывающиеся в рамках европейских интеграционных объединений: Европейских сообществ и Европейского Союза.

Европейский Союз отличается весьма сложной и разнородной внутренней структурой. Союз образуют Европейские сообщества, дополненные сферами политики и формами сотрудничества, предусмотренными Договором о создании Сообщества, и другие сферы политики и формы сотрудничества, получившие наименование «трёх опор Союза».

Каждое из трёх сообществ, образующих первую опору, сохраняет статус юридического лица, и в пределах этих Сообществ действует система правовых норм, обязательных для всех государств-членов и порождающих непосредственно права и обязанности физических и юридических лиц, находящихся под его юрисдикцией. Причём основная часть этих правовых норм создаётся институтами самих Сообществ. Эти нормы имеют прямое действие и обеспечены юрисдикционной защитой.

Что касается сотрудничества в области общей внешней политики и политики безопасности и сотрудничества полиций и судов в уголовно-правовой сфере, которые, соответственно, образуют вторую и третью опоры, то взаимоотношения осуществляются на международно-правовой основе, и формы этого сотрудничества зачастую схожи с теми, которые приняты в международном общении и в практике международных организаций. Это позволяет сделать вывод о том, что термин «право Европейского Союза» может быть использован как охватывающий все разновидности правовых механизмов, действующих в рамках Союза. Но при этом необходимо иметь в виду, что его нельзя смешивать с понятием «право Европейских Сообществ».

Иное может породить неправильное истолкование и применение основных принципов и качественных характеристик, слагаемых европейского права1.

Следует отметить, что право Сообществ и право Европейского Союза -во многом совпадающие, но не идентичные понятия. Правовой режим норм, применяемых в рамках Сообществ, образующих первую опору Союза, и норм, применяемых в рамках второй и третьей опор, обладают значительными отличиями. В частности, это касается таких важных характеристик, как происхождение этих норм, круг субъектов, порядок действия и применения юрисдикционной защиты. Соответственно, используя термин «европейское право», необходимо учитывать особенности его внутренней структуры, порождаемые гетерогенностью и сложной структурой самого Европейского Союза. Кроме того, в силу прямой отсылки, содержащейся в учредительных актах ЕС, можно считать инкорпорированными в право Европейских Сообществ также положения Европейской конвенции О защите прав человека и основных свобод, подписанной в 1950 г. в Риме. В частности, п.2 ст.«б» консолидированного текста Амстердамского договора гласит: «Союз соблюдает основные права в том виде, как они гарантированы Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, подписанной 4 ноября 1950 г., и как они следуют из общих конституционных традиций государств-членов в качестве общих принципов права Сообществ». Участниками этой конвенции являются все члены Совета Европы, в том числе и все государства, входящие в ЕС. Соответственно, можно сказать, что европейское право включает право Европейских Сообществ, право Союза и положения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, во всяком случае, в той её части, которая гарантирует основные права и свободы. Все три слагаемых тесно взаимосвязаны, однако каждое из них обладает собственными квалификационными характеристиками.

'См.: Энтин Л.М. Указ. соч. С. 39.

Первую и главную составляющую образует право Европейских Сообществ (так называемое коммунитарное право). Суд ЕС в решении от 19 ноября 1991 г. по делу А. Франкович, Д. Бонифаци и другие1, рассмотренному в преюдициальном порядке, дал весьма чёткую характеристику права ЕС: договор об учреждении ЕЭС (ныне ЕС) создал собственный своеобразный правопорядок, свою особую систему права; эта система интегрирована в правовые системы всех государств-членов ЕС (т. е. применяется принцип прямого действия); право ЕС подлежит обязательному применению национальными судебными учреждениями государств-членов ЕС (принцип верховенства права ЕС); субъектами права ЕС являются не только государства, но и физические и юридические лица, находящиеся под их юрисдикцией; право ЕС, налагая определённые обязательства, порождает одновременно и определённые права, которыми пользуются частные лица; данные права возникают не только в том случае, когда они непосредственно зафиксированы в учредительном договоре, но и проистекают из чётко установленных обязательств, налагаемых как на частных лиц, так и на государства-члены и институты ЕС, В соответствии с установившейся судебной практикой национальные судебные учреждения государств-членов ЕС обязаны в рамках своей юрисдикции обеспечить применение права ЕС и защиту прав, предоставляемых на его основе частным лицам.

Вторую составляющую европейского права образуют нормы, применяемые в рамках второй и третьей опор Союза. Они создаются на основе соглашения между государствами-членами и носят, по общему правилу, конвенционный характер. Правовые нормы этой части европейского права, хотя и обязаны своим происхождением учредительным актам Европейского Союза, имеют иной правовой режим, нежели правовые предписания права Сообществ. Эти нормы права носят обязательный характер, но не имеют прямого действия и, следовательно, не интегрируются

'См.: Joined cases № С-6/90, Judgment of the Court of 19 November 1991, Andrea Francovich and Danila Bonifaci and others v. Italian Republic, [1991] ECR 1-5357. (Reference for a preliminary ruling).

автоматически в национальные системы права государств-членов. Субъектами права в данном случае являются лишь государства-члены Союза и институты, но не частные лица.

Как упоминалось ранее, третью составляющую европейского права образуют нормы Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Участниками этой конвенции являются почти все европейские государства. Положения Конвенции строго обязательны для всех её участников. Законодательство и правоприменительная практика государств-участников Конвенции не должны противоречить постановлениям Конвенции, а фактически и практике Европейского Суда по правам человека. Но ни конвенция, ни судебная практика не предусматривают необходимость или автоматизм прямой интеграции конвенционных норм в систему национального права. Субъектами этой части европейского права являются не только государства-члены, но и все частные лица, находящиеся под юрисдикцией государств-участников Конвенции. Нужно отметить, что эта точка зрения поддерживается не всеми исследователями европейского права. Однако текст Амстердамского договора явно склоняется к всеобщей интеграции положений Конвенции в части защиты основных прав и свобод и признанию их составной частью ЕС.

Неопределённость юридического статуса Европейских Сообществ закономерно обусловила появление множества различных взглядов на природу права ЕС. В частности, достаточно острая дискуссия возникла по вопросу о том, какое же именно право сложилось и применяется в рамках Европейского сообщества. Или это общее международное право, или же своеобразная его трансформация, а может быть, это даже некая «третья» система так называемого «наднационального» права1. Как отмечает профессор права Т.К. Хартли, характеризуя черты Сообществ, сегодня

'См.: Хиршлер ML, Циммерман Б. Западноевропейские интеграционные объединения. М. 1987. С. 6.

термин «наднациональные» представляется несколько устаревшим и применяется слово «федеральные»13.

Отличительные особенности права ЕС объясняют своеобразную двуполюсность, понимаемую в том смысле, что непременным условием его формирования и функционирования являются взаимодействие и сотрудничество двух полюсов власти: ЕС, с одной стороны, и государств-членов, с другой. «Право Сообществ, - пишут Д. Ласок и Дж. Бридж, - не соответствует принятым классификациям права: оно одновременно международное и национальное, публичное и частное, материальное и процессуальное, изложенное в законодательстве и прецедентах. Это право sui generis и должно восприниматься как таковое»14.

Характеризуя европейское право, следует иметь в виду, что оно не представляет собой некую отдельную отрасль права. Европейское право выступает как особая самостоятельная правовая система, существующая наряду с национальными правовыми системами и системой международно-правовой. Суд Европейских Сообществ (Суд ЕС), обратившись в своих решениях к анализу юридической природы европейских сообществ, сделал вывод о том, что их правовая система не может быть идентифицирована ни с национальным правом, ни с международным правопорядком. Таким образом, европейское право - особая правовая система, существующая наряду с национальными системами права и международным правом и отличающаяся от них целой серией важных квалификационных черт и особенностей.

Суд ЕС в связи с рассмотрением ряда конкретных дел неоднократно обращался к вопросам, связанным с природой и особенностями права ЕС. В результате Суд ЕС пришёл к решению, которое практически не оспаривалось в последующем ни одним из государств-членов. Согласно этому решению15 право ЕС образует особую и самостоятельную систему, нормы которой в равной степени обязательны как для государств-членов Сообществ, так и всех физических и юридических лиц, находящихся под их юрисдикцией.

Таким образом, при исследовании права ЕС следует отметить три его наиболее существенные особенности: 1) комплексный характер права ЕС, сочетающего в себе международно-правовые, конфедеративные и федеративные черты; 2) динамизм этого права, влекущий изменение его природы, структуры и механизма действия; 3) незавершённость процесса формирования права и, как следствие, его «промежуточный» характер между национальным и международным правом.

Комплексность права ЕС проявляется, прежде всего, в характере властной воли, закрепляемой посредством его норм. Первичной здесь является воля государств-учредителей, выраженная в учредительных договорах, однако с развитием Сообществ происходит как бы взаимопроникновение и взаимосовпадение воль ЕС и государств-членов1. Реализация права ЕС в странах-участницах с помощью их собственного аппарата, как уже упоминалось, возможна лишь при условии совпадения воль законодателя, т. е. ЕС, и исполнителей, т. е. государств-членов. Ведь, несмотря на бессрочное действие учредительных договоров, государства-члены, будучи суверенными, сохраняют за собой право выхода из Сообщества.

Таким образом, право ЕС представляется по своей сущности как совокупность норм, институтов и принципов, служащих выражению и закреплению воли и интересов Союза как интересов транснациональных. При этом резюмируется, что воля и интересы государств-членов, как первичные на момент создания Сообществ, интегрированы в этот общий интерес, но не в виде суммы воль и интересов каждого государства-участника, а как обобщённый, и потому внешний, интерес.

Термин «европейское право» отражает участие в формировании этого права и его реализации значительной, а в перспективе и большей части европейских государств. Данный термин не стал ещё общеупотребительным, но получает всё более широкое распространение в специальной литературе \

Наряду с термином «европейское право» в литературе используются и другие термины для обозначения того же понятия. Чаще говорят о праве Европейских Сообществ или праве Европейского Сообщества, как это делает, например, британский профессор Э.К. Хартли . Впрочем, сам термин «Европейское Сообщество» используется зачастую как собирательный, а не просто для обозначения одного из трёх объединений. Нужно сказать, что общие принципы построения Сообщества, их цели, институциональная структура и, что особенно важно, правовая система закреплены, прежде всего, в Договоре о ЕС. Они воспроизведены в двух других договорах - о ЕОУС и Евратоме, представляющих интерес скорее с точки зрения выявления их особенностей.

Используют и такой термин, как «право Европейского Союза», и это вполне правомерно. Особенно необходимо подчеркнуть, что речь идёт не только о праве ЕС, но и о других сферах интеграции3.

Существует и ещё одна точка зрения, согласно которой европейское право объемлет как право Европейского Союза, так и национальное право государств-членов. Однако она не получила пока широкого распространения и поддержки в доктринальном плане.

Использование различных терминов в той или иной степени свидетельствует о реальном положении дел, структурной разнородности и сложности данного явления.

'Об этом свидетельствует, например, книга Топорнина Б.Н. См.: Топорнин Б.Н. Европейское право. М.,1998.

Термин «право Европейского Сообщества» вполне приемлем и правомерен, когда речь идёт о той части норм европейского права, которые неразрывно связаны с Европейским Сообществом и обладают в силу этого особым правовым режимом и свойствами. Но следует учитывать тот факт, что с подписания в 1992 г. Маастрихтского договора об образовании Европейского Союза этим термином официально обозначается только одно из трёх, а именно бывшее Европейское экономическое сообщество. Причём, введя термин «Европейское Сообщество», страны, подписавшие Маастрихтский договор, сохранили самостоятельность двух других Сообществ, а, следовательно, и разность юридических оснований их существования и особенности правового регулирования. Это создаёт, конечно, некоторые неудобства терминологического прядка, хотя вряд ли может породить серьёзные правовые коллизии. Как считает Энтин Л.М., в обоснование употребления этого термина можно сослаться и на то, что система норм, создаваемых в ЕС, практически и образует общее право Сообществ. Соответственно, широко употребляемый термин в современной литературе «право ЕС» на деле характеризует правовую систему не одного, а всех трёх Сообществ, образуя стержень и основу самого европейского права. Хотя лингвистически точнее говорить о праве Сообществ, а не Сообщества1,

С учётом основных квалификационных характеристик, раскрывающих сущностные особенности европейского права, и с учётом научных достижений в его изучении строится и его определение, которое и будет основополагающим в данной работе: под европейским правом понимается система юридических норм, создаваемых в связи с образованием и функционированием Европейских Сообществ и Европейского Союза и действующих и применяемых в пределах их юрисдикции на основе и в соответствии с учредительными договорами и общими принципами права16.

'См.: Энтин Л.М. Указ, соч. С. 38.

3См.: Европейское право. / Под ред. Л.М. Энтина. М„ 2001. С. 43.

Европейское право как особая система характеризуется двумя основными чертами. Во-первых, все правовые нормы, его образующие, порождены развитием и углублением интеграционных процессов, нашедших своё организационное выражение и воплощение в создании Европейских Сообществ и Европейского Союза. Во-вторых, все эти правовые нормы, несмотря на гетерогенность Союза, объединяет то, что они призваны обеспечить достижение целей Союза и решение стоящих перед ним задач.

Таким образом, европейское право образует новую правовую реальность, органически сочетающую элементы, свойственные национальным системам права и международно-правовой системе, что и порождает специфику и оригинальность европейского права как особого вида правовой системы.

Нормы европейского права создаются в результате взаимосогласования воль государств-членов и нормотворческой деятельности институтов Союза. Их деятельность и действенность зависят от множества как правовых, так и неправовых факторов. Но их легитимность возможна лишь при условии, что они полностью соответствуют основным принципам права, которыми выступают субъективные права и свободы, зафиксированные в Европейской Конвенции 1950 г., принципы правового государства и демократические начала, и принципы, составляющие общее конституционное достояние государств-членов Союза. Таким образом, создание сообществ, апробация и учет особенностей их деятельности последовательно привели к необходимости создания нового интеграционного объединения Европейского Союза. Естественно, что процесс его создания не мог идти нормально без создания собственной правовой системы. Очевидно, что правовая система Европейского Союза, идя по третьему направлению1, постепенно эволюционирует от международно-правовой к государственно-правовой системе.

'См. с.бб.

<< | >>
Источник: Рассмазина, Алина Зориктуевна. Источники права Европейского Союза / Диссертация / Москва. 2005

Еще по теме §4. Закономерности становления правовой базы Европейского Союза.:

  1. 2.1. Основные положения директив Европейского союза в области охраны интеллектуальной собственности
  2. §4. Закономерности становления правовой базы Европейского Союза.
  3. §1. Понятие антимонопольного правового регулирования и особенности исторического развития его содержания в Европейском Союзе
  4. §3.2. Предоставление политического убежища и статуса беженца как канал легализации: политико-правовые трудности в формировании общего подхода
  5. § 3. Правовая характеристика недобросовестной конкуренции и монополистической деятельности
  6. § 10. Мистически-субъективированная концепция права преп. Нила Сорского как явление правовой образованности и интеллектуальности
  7. Незаконные вооруженные формирования как проявление экстремизма, этносепаратизма и фактор дестабилизации современной российской государственности: политико–правовой анализ
  8. 1. НЕЗАКОННЫЕ ВООРУЖЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ЭКСТРЕМИЗМА, ЭТНОСЕПАРАТИЗМА И ФАКТОР ДЕСТАБИЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ: ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ
  9. Глава I. Личность как субъект социальных и государственно-правовых отношений
  10. Систематизация и сущность концессионного права как комплексной отрасли советской правовой системы
  11. § 1. Ответственность за преступления, нарушающие право на свободу совести и вероисповедания, по российскому законодательству X - XX веков
  12. §1. Понятие антимонопольного правового регулирования и особенности исторического развития его содержания в Европейском Союзе
  13. Европейское право и европейская интеграция
  14. VI. ОТ УЧРЕДИТЕЛЬНЫХ ДОГОВОРОВ К ЕДИНОМУ ЕВРОПЕЙСКОМУ АКТУ
  15. Европейский парламент
  16. §1. Проблема обособления комплекса норм международно-правовой борьбы с терроризмом в международном праве
  17. § 2.2. Становление судебных механизмов МОРЭИ в период с 1990-х гг. по настоящее время
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -