<<
>>

Правовые основы взаимодействия судебных органов государств - членов Европейского Союза и судебных органов Европейского Союза

Правовые основы взаимодействия судебных органов государств - членов ЕС и Суда ЕС определяются как основополагающими (учредительными) актами права ЕС, так и судебной практикой Суда ЕС.

Одним из конвенционных источников организации взаимодействия судов государств - членов ЕС и судебных органов Европейского Союза -

114

Суда, Трибунала, специализированных судебных инстанций, являются положения, закрепляющие обязательную силу решений последнего (п.

1 ст. 260, ст. 266 Договора о функционировании ЕС (ДФЕС)). Как указывает О.И. Пименова, «с вступлением в силу Лиссабонского договора СЕС предоставлено право налагать на государства - члены ЕС штрафы или пени не только за неисполнение его решений, но и в том случае, если какое-либо государство - член в установленный срок не отчиталось перед Комиссией о мерах по имплементации директивы (п. 3 ст. 260 ДФЕС).

Децентрализованная имплементация законодательства ЕС (абз. 2 п. 3 ст. 4 ДЕС) основывается на идее о том, что заинтересованные частные лица обладают серьёзным намерением осуществлять контроль соблюдения такого законодательства. В этом смысле иски частных лиц играют все возрастающую роль в качестве средств давления на национальные власти для добросовестной и своевременной имплементации ими директив ЕС, выступая альтернативой централизованному надзору Комиссии ЕС» .

Отметим, что ни в основополагающих договорах, ни в других актах, положений с обратным смыслом, т.е. положений, налагающих обязательства по исполнению решений судов государств-членов на международные европейские органы власти (в том числе и на Суд ЕС), не существует. Такое положение дел является логичным в силу территориального суверенитета, который ограничивает действие решений судебных органов государств - членов ЕС территорией правопорядка, частью которого они являются (однако существуют некоторые исключения из данного принципа (см. гл. 2)).

Иное объяснение такому взаимодействию судебных органов состоит в верховенстве права ЕС по отношению к праву государств-членов и [230]

существовании судебной гарантии верховенства европейского правопорядка международным региональным судебным органом.

Верховенство права ЕС не было закреплено в основополагающих (учредительных) документах ЕС, но является логичным продуктом судебной практики Суда ЕС , который стал «главным архитектором европейского правопорядка» . Верховенство европейского правопорядка по отношению к национальному праву государств-членов не оспаривалась и не оспаривается сегодня даже национальными органами государств-членов, так как единообразное применение права ЕС на всей территории государств- членов может быть осуществлено только посредством реализации данного принципа.

Применение данного принципа в рамках ЕС (в совокупности с уже рассмотренным обязательством его непосредственного применения органами власти государств-членов) предполагает существование на национальном уровне гарантий эффективности данного верховенства. В соответствии с судебной практикой Суда ЕС[231] [232] [233] [234] одна из таких гарантий состоит в установлении запрета применения (органами государственной власти государства - члена ЕС) национального законодательства, противоречащего праву ЕС.

Смежным обязательством является также обязательство, выделенное судебной практикой Суда ЕС, которое состоит в необходимости приведения национального права государства-члена в соответствие правом ЕС .

В качестве промежуточного итога по вопросу правовых основ взаимодействия судов государств - членов Европейского Союза и судебных органов Европейского Союза можно сказать, что они представлены по большей части судебной практикой Суда ЕС, уточнившей такие аспекты отношений двух правопорядков, как верховенство права ЕС по отношению к праву его членов, его прямое (непосредственное) действие, единообразное применение и т.п., и привела к пониманию того, что применяемое национальными судами право является в первую очередь правом ЕС. Последнее приобретает свою конечную значимость посредством интерпретаций (толкований), данных Судом ЕС, что и объясняет приоритетное значение его решений и судебной практики.

Таким образом, среди правовых основ взаимодействия судебных органов государств - членов ЕС с Судом ЕС, помимо судебной практики последнего, можно назвать лишь положения основополагающих (учредительных) договоров, которые посвящены обязательности исполнения решений Суда ЕС (п. 1 ст. 260, ст. 266 ДФЕС).

Верховенство права ЕС по отношению к национальному праву государств-членов в совокупности с существованием судебной гарантии европейского правопорядка европейским судебным органом ставит Суд ЕС в положение, сравнимое с положением конституционных судов европейских государств . Данное положение Суда ЕС объясняется тем, что еще со времен ст. 220 Римского договора[235] [236], в соответствии с которой Суд Сообществ обеспечивает соблюдение права в ходе толкования и применения учредительных договоров. Это положение учредительного договора ЕС свидетельствует о наличии у Суда ЕС компетенции (в последней инстанции) по интерпретации учредительных (основополагающих) актов права ЕС, которая должна уважаться судебными органами государств-членов, что должно выражаться в соблюдении судебной практики Суда ЕС судебными органами государств - членов ЕС.

Следует заметить, что в зарубежной науке также поддерживается точка зрения, в соответствии с которой такие компетенции Суда ЕС, как

компетенция по констатации несоблюдения государством-членом обязательств, наложенных на него основополагающими договорами (ст. 258 и след. ДФЕС), а также компетенция по аннулированию актов органов ЕС (ст. 263 ДФЕС), являются компетенциями, присущими органам административной и конституционной юстиции . Иначе говоря, правовые основы взаимодействия Суда ЕС с национальными судами государств- членов являются аналогичными правовым основам взаимодействия органа конституционной юстиции с судами общей юрисдикции в рамках отдельно взятого государства.

Зарубежная наука международного права, помимо источников права ЕС, организующих взаимодействие между судебными органами двух правопорядков, также упоминает и национальные источники - конституции государств-членов, их законодательство, а также судебную практику высших судебных органов государств-членов . Данный подход представляется неверным.

Ошибочная точка зрения в первую очередь присуща европейским исследователям внутреннего публичного права[237] [238] [239], однако она также прослеживается и в работах по праву ЕС[240]. В научных трудах среди правовых основ взаимодействия судов государств-членов и Суда ЕС есть ссылки как на европейское, так и на национальное право. Данный подход противоречит не только принципам международного права, но и общепринятым принципам теории права, а также принципу верховенства права ЕС по отношению к национальному праву его членов, который апеллирует к принципу теории права, в соответствии с которым

компетенция может определяться только вышестоящей нормой . В связи с этим нельзя утверждать, что отношения между Судом ЕС и судами государств-членов могут определяться нижестоящими нормами, т.е. правом государств - членов Европейского Союза. Данные нормы могут регулировать рассматриваемые отношения лишь опосредованно, т.е. лишь уточняя нормы права ЕС, определяющие взаимодействие судебных органов государств-членов и Суда ЕС, и не могут противоречить им в силу верховенства права ЕС (его высшей юридической силы).

В итоге по данному вопросу можно утверждать, что правовые основы взаимодействия судов государств - членов Европейского Союза и судебных органов Европейского Союза существуют исключительно в рамках права ЕС (вышестоящего по отношению к национальным правовым системам государств-членов).

Правовой основой сотрудничества между судебными органами государств-членом и Судом ЕС является блок норм первичного и вторичного права ЕС, посвященный производству по преюдициальным запросам.

В том, что касается производства по преюдициальным запросам, направляемым судебными органами государств - членов Суду ЕС, необходимо отметить, что данная компетенция, осуществляемая в настоящее время Трибуналом первой инстанции, регулируется ст. 267 ДФЕС (бывшая ст. 234 Римского договора). Также данной процедуре посвящены ст. 23 и 23 bis Статута Суда ЕС. Стоит также указать на значимость в регулировании рассматриваемого вопроса внутреннего Регламента Суда ЕС (ст. 255 § 6), который содержит отдельную главу, посвященную производству по преюдициальным запросам (ст. 103 - 104 ter). [241]

Таким образом, правовое регулирование данного производства, которое подробно будет рассмотрено далее, является наиболее объемным, если сравнивать его с другими нормами, регулирующими взаимодействие судебных органов государств - членов ЕС с Судом ЕС.

В связи с тем, что инициатива по применению данного производства исходит от национальных судебных органов государств-членов, довольно обширное регламентирование, по крайней мере, начальных стадий данного вида производства, осуществляется национальными (процессуальными) законодательствами соответствующего государства - члена ЕС.

Нельзя не отметить также положение Договора о функционировании Европейского Союза, которое предусматривает для любой категории окончательных (итоговых) решений Суда ЕС возможность их принудительного исполнения. Статья 280 устанавливает, что «решения Суда обладают исполнительной силой в соответствии со ст. 299». В свою очередь, ст. 299 в частности устанавливает, что «принудительное исполнение осуществляется по правилам гражданской процедуры государства, в котором оно осуществляется. Исполнительная надпись налагается на акт в отсутствии какого-либо контроля, за исключением проверки его действительности национальной властью, которая назначена каждым государством-членом для данных целей...»

Данная процедура принудительного исполнения решений Суда ЕС возможна лишь в отношении частных лиц, а ее осуществление предполагает

242

непосредственное участие национальных органов государств-членов .

В праве ЕС существует лишь ограниченное количество норм, специально посвященных сотрудничеству судебных органов государств- членов и Суда ЕС. В основном идентификация этих отношений регулируется опосредованно посредством положений первичного права, закрепляющих верховенство права ЕС, обязательную и исполнительную [242]

силу решений Суда ЕС и т.п. Также большое значение имеет судебная практика Суда ЕС, разъясняющая содержание данных положений и принципов.

3.4.

<< | >>
Источник: ГУРБАНОВ РАМИН АФАД ОГЛЫ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ судебных органов НА ЕВРОПЕЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Баку- 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Правовые основы взаимодействия судебных органов государств - членов Европейского Союза и судебных органов Европейского Союза:

  1. СПИСОК использованных нормативных правовых источников и научной литературы
  2. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  3. ВВЕДЕНИЕ.
  4. 3. Источники международного гражданского процесса
  5. XXIII. Предпринимательские союзы
  6. Список литературы
  7. 2.1. Понятие, принципы защиты гражданских прав на недвижимость
  8. Понятие и сущность административно-правового статуса гражданина
  9. § 2. Проявление сущности особого производства в делах о внесении исправлений или изменений в записи актов гражданского состояния
  10. СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ И ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ПРИОРИТЕТЫ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ
  11. § 3. Анализ и оценка природоресурсного законодательства Российской Федерации
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -