<<
>>

§3. Принципы и нормы международного права и европейское право

Принципы международного права - это руководящие правила поведения субъектов, возникающие как результат общественной практики, юридически закреплённые начала международного права, это нормы международного права, имеющие обязательный характер для всех субъектов.

Характерной особенностью принципов международного права является их универсальность. Это значит, что все субъекты международного права обязаны строго соблюдать принципы, поскольку любое их нарушение будет с неизбежностью затрагивать законные интересы других участников международных отношений. Это также означает, что принципы международного права являются критерием законности всей системы международно-правовых норм. Действие принципов распространяется даже на те области отношений субъектов, которые по каким-либо причинам не урегулированы конкретными нормами. Принципы, таким образом, являются фундаментом международного правопорядка и поэтому служат основой при создании какой-либо международной организации вообще и Европейских сообществ в частности. Более того, можно утверждать, что в судебной практике Суда ЕС сложился целый ряд устойчивых групп общих принципов права различной природы и функционального назначения. Среди авторов не наблюдается единства относительно количества общих принципов права, используемых в праве Европейского Союза. Так К.-.Д. Борхардт выделяет восемь принципов, Т.К. Хартли - семь, Энтин М.Л. - шесть.

Концепция общих принципов права Сообществ скорее сближается с понятием основных принципов международного права. Проблема, по мнению Капустина А.Я., осложняется способом их легитимации, поскольку общие принципы права Сообществ создаются в результате судебного толкования, они выглядят скорее актами Сообществ, чем актами государств-членов, поскольку Суд ЕС является институтом Сообществ и ЕС1.

Использование норм международного права в становлении европейского права затруднено из-за противоречивой ситуации: с одной стороны, государства-члены сообщества признают примат международного права, с другой - исходным принципом последнего является суверенитет государства. Отсюда проистекают перемены в политических подходах: то на первый план выдвигаются положения, говорящие о самостоятельности права

'См.: Капустин А.Я. Международно-правовые проблемы природы и действия права Европейского Союза: автореферат дисс д.ю.н. М., 2001.

сообществ, то подчёркивается его генетическая связь с международным правом, а значит и незыблемость суверенных прав государств-членов. И всё же можно говорить о тенденции обособления права сообществ от международного права. Положения международного права всё больше заменяются собственным правом сообществ. Водораздел между правом сообществ и международным правом был чётко проведён с созданием Суда европейских сообществ, а практика деятельности этого Суда последовательно исходит из того, что сообщества имеют свой собственный правопорядок1.

Различие между правом сообществ и международным правом проявляется, в частности, в методологии толкования права. Если в международном праве исходным принципом является суверенитет государства, а всякое исключение нуждается в развёрнутом обосновании, то в праве сообществ принят практически обратный подход.

Практика Суда европейских сообществ свидетельствует о том, что приоритет права сообществ как интеграционного права представляет собой общепризнанный принцип, отход от которого в каждом конкретном случае нуждается в серьёзной мотивировке.

'См.: Топорнин Б.Н. Европейское право. М., 1998. С. 297.

2См. напр.: Т.К. Хартли Основы права Европейского сообщества: пер. с англ. М., Закон и право, 1998. С. 99.

В принципе право сообществ, являющееся автономным правопорядком2, подлежит толкованию и применению на своей собственной основе. Но, как подтверждает практика Суда европейских сообществ, в том случае, когда в праве сообществ имеются пробелы, возможно привлечение общих принципов и норм международного права. В частности, Суд признал, что в сфере защиты прав и основных свобод человека могут применяться и положения международных договоров, участниками которых являются государства-члены. В своём решении по делу J. Nold Kohlen - und Baustofrhandlung gegen Komraission der Europaischen Gemeinschaften от 14 мая

1974 г . Суд отметил, что он уже устанавливал принадлежность основных прав к общим принципам права, которые Суд обязан защищать, и при обеспечении этих прав исходил из общих конституционных положений государств-членов.

Правоспособность сообществ существенно отличается от правоспособности государства, как в теоретическом, так и в практическом смысле. Правоспособность сообществ в сфере международного права, проявляющаяся в отношениях с третьими государствами и международными организациями, определяется, с одной стороны, теми параметрами, которые заложены в учредительных договорах и иных правовых актах, их изменяющих и дополняющих. Именно в этих документах установлен круг полномочий сообществ в сфере международных отношений. Причём сделано это государствами-членами, которые (и только они) вправе расширять или сужать этот круг. Сами сообщества не могут вносить никаких изменений в содержание и пределы своей международной правоспособности. Они не вправе ни расширять, ни сокращать эту правоспособность.

'См.: Case 4/73, [1974] ECR 491.

С другой стороны, международная правоспособность сообществ подтверждается или отвергается их партнёрами - третьими государствами и другими международными организациями. Они признают международно-правовую способность сообществ, прежде всего, путём заключения с ними международных договоров, а отчасти перенося на сообщества общепризнанные нормы межгосударственных отношений. Такое признание проявляется в обмене дипломатическими представителями, проведении переговоров, заключении международных договоров. В частности, деятельность сообществ на международной арене регламентируется договорами, касающимися ГАТТ, Европейской зоны открытой торговли, режима морского пространства и др. Особую группу составляют договоры сообществ с рядом государств об ассоциации. При этом действует правило, сводящееся к тому, что каждый раз сообщества должны строго соблюдатьсвой собственный правопорядок и не выходить за пределы того, что им дозволяется. В противном случае требуется получение единичного разрешения действовать на более широкой основе. Переступать этот порог, идти в своей деятельности дальше, чем это определено, сообщества не вправе. Тем более невозможно представить себе, что сообщества самостоятельно, без предшествующего согласованного решения государств-членов, к тому же надлежащим образом оформленного, расширят свои полномочия'.

В отличие от сообществ Европейский Союз не обладает международной правоспособностью. Определяя его задачи, государства-члены отметили в Маастрихтском договоре только необходимость «способствовать утверждению его индивидуальности на международной арене, особенно путём осуществления общей внешней политики и общей политики безопасности, включая возможное оформление в дальнейшем общей оборонительной политики, которая могла бы привести со временем к созданию общих сил обороны» (ст. «В»), Достаточно объёмная формулировка статьи Маастрихтского договора, тем не менее, носит не юридический, а политический характер. Это скорее декларация о намерениях, постановка общеполитической задачи на будущее. Ведь далее, в частности в ст. «С», говорится о том, что Союз должен особо обеспечивать «согласованность своих внешнеполитических действий в общем контексте внешней политики, политики в сферах безопасности, экономики и содействия развитию»2.

2См.: Единый европейский акт. Договоры о Европейском Союзе. М, 1994.

Впрочем, дискуссии отнюдь не принижают растущую роль Европейского Союза в международных отношениях. ЕС давно уже стал важным фактором современной внешней политики не только на Европейском континенте, но и во всём мире. И это признаётся и высоко оценивается третьими странами и международными организациями.

Установление сообществами и Европейским Союзом дипломатических отношений с подавляющим большинством как государств современного мира, так и международных организаций развеяло последние сомнения по поводу не только их юридического статуса, но и соотношения их права с международным правом. При осуществлении своих функций вовне они располагают теми правами и возможностями, которые признаны за ними международным правом, и одновременно несут обязанности, вытекающие из международного права.

Соотношение права сообществ с международным правом строится по тому же принципу, что и соотношение национального права с международным, т.е. речь идёт о примате международного права над правом сообществ. Особенность состоит лишь в том, что подобно международному праву формирование права сообществ основывается обычно на балансе интересов государств-членов. Право сообществ по этому критерию сходно с международным правом, ведь в его основе лежит международный договор, в то время как национальное право определяется суверенно, самим государством. Но такой критерий не является определяющим и не отражается на сути права сообществ как особого, автономного правопорядка, качественно отличающегося от международного права.

В этой связи важно подчеркнуть, что примат международного права по отношению к праву сообществ проявляется в двух основных направлениях. Во-первых, право сообществ исходит из общепризнанных принципов и норм международного права. Они не только оказывают влияние на содержание права сообществ, но и признаются главенствующими в случае коллизий. В своих решениях Суд сообществ последовательно руководствуется тем, что эти принципы и нормы носят обязательный характер в рамках сообществ. При этом не имеет значения происхождение общепризнанных принципов и норм международного права. Они могут вытекать как из сложившихся международных обычаев и традиций, так и из многосторонних соглашений и конвенций (например, из Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.).

Во-вторых, обязательную силу имеют положения международных договоров. Они подразделяются на две группы: первую составляют договоры и соглашения, заключённые государствами-членами, а вторую - договоры и соглашения, заключённые сообществами в целом. Однако различий в юридической силе происхождение договоров не порождает - ни в том, что касается льгот и привилегий, ни в том, что ведёт к ограничениям и дополнительным условиям.

Говоря о международных организациях, следует сказать, что они явились той искомой и найденной формой сотрудничества государств, которая позволяла бы сочетать уважение их суверенности с ограничением их обособленности в определённых сферах государственного управления и государственной деятельности, без интернационализации которых нормальное функционирование мирового рынка и формирования мирового хозяйства было бы крайне затруднено. Международный договор и международная организация - это две взаимосвязанные и взаимодополняющие формы регулирования интеграционного процесса в современном мире1.

Назначение правовых норм, связанных с деятельностью международных организаций, различно. Условно их можно разбить на три группы . Одни из них определяют характер и положение различных категорий персонала, связанных с ним трудовых отношений или предусматривают порядок решения имущественных, финансовых и иных вопросов; другие регламентируют саму деятельность международных

'См.: Курс международного права. В 7-ми т.т. Т. 7. М., 1993. С. 22-24. аСм., например: Морозов Г.И. Международные организации: некоторые вопросы теории. М., 1974. С. 259; Шибаева Е.А. Право международных организаций: вопросы теории. М., 1986. С. 138. Правда она выделяет ещё право договоров международных организаций, которую составляет совокупность норм, определяющих порядок заключения, условия действительности, действия и прекращения действия договоров, заключённых международными организациями, как с государствами, так и между собой.

организаций; третьи регулируют правовое положение международных организаций как субъектов международного права. Первую часть норм и принципов можно условно обозначить как «внутреннее право» международных организаций (некоторые авторы называют его собственным правом1). Кроме того, к этой группе, по мнению Маргиева В.И., следует отнести и связи между государствами как членами организации и отношения государств-членов с организацией . Таким образом, «внутреннее право» международных организаций регулирует более широкий круг вопросов, чем отношения с персоналом. Это понятие, помимо упомянутых отношений между государствами как членами организации, включает также совокупность норм, регулирующих вопросы международной административной юрисдикции (имеется в виду деятельность административных трибуналов, например ООН).

Другая группа правовых норм фиксирует положение международных организаций в общей системе международных отношений. К данной группе относятся соглашения международных организаций с правительствами и другими международными организациями (так называемые working arrangements). Кроме того, источниками «внешнего права» являются учредительные акты международных организаций и Венская конвенция о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера. Эту группу правовых норм можно с той же долей условности обозначить как «внешнее право» международных организаций. Условность указанного обозначения вызвана отсутствием ярко очерченных границ между обеими группами. Нормы обеих групп взаимопроникают и взаимовлияют друг на друга.

Особую группу составляют нормы, обеспечивающие деятельность некоторых международных организаций в международном нормотворческом

'См. например: Jenks С. The Proper Law of International Organizations. London, 1962. 'См.: Маргиев В.И. К вопросу об определении внутреннего права международных организаций. Вопросы универсальности и эффективности международного права. Свердловск, 1981. С. 112.

процессе. Если нормы первых двух групп носят в большей или меньшей степени прикладной характер, то проблема участия международных организаций в процессе нормотворчества имеет качественно иной характер, т.к. показывает степень их воздействия на развитие межгосударственных отношений1. Для этой группы большое значение имеют так называемые «вспомогательные источники» международного права: консультативные заключения Международного суда ООН и доктрина международного права2.

Правотворческая функция международных организаций проявляется двояким образом: во-первых, они участвуют в нормотворческом процессе государств; во-вторых, непосредственно сами формулируют юридически обязательные правила поведения участников международных отношений.

Общеизвестно, что нормы международного права в основном закрепляются в двух источниках - договорах и обычаях. Согласованный список источников права международных организаций содержится в ст. 38 Статута Международного Суда ООН. Статут не упоминает о резолюциях (решениях) международных организаций в списке источников международного права, однако согласно уставам большинства межправительственных организаций последние имеют право заключать международные договоры, а также регламентировать международные отношения посредством своих резолюций. Основные параметры договорного правотворческого процесса международных организаций получили оформление в Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986 г. Венская конвенция в значительной мере унифицировала положение государств и международных организаций в договорном процессе.

'См.: Морозов Г.И. Указ. соч. С. 259-260. 2См.: ШибаеваЕ.А. Указ. соч. С. 139.

Правовые акты разнообразны и играют различную роль в международно-правовом регулировании: они либо образуют основу всего механизма юридического регулирования (юридические нормы), либо выражают индивидуально-правовую правоприменительную деятельность компетентных органов, либо воплощают правовую активность участников международных общественных отношений и принадлежат к заключительному звену международно-правового регулирования реализации прав и обязанностей (резолюция международной организации о приёме государства в число её членов). Иными словами правовые акты характеризуются тем общим, что они имеют: словес но-документальной формой и волевым характером (фиксируют волю субъектов права). В частных случаях они могут выступать как:

источники норм права;

акты толкования права;

акты применения права;

акты реализации прав и обязанностей субъектов права.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что праву международных организаций известно деление источников на рекомендательные и обязательные (мягкие и твёрдые). При этом нельзя отрицать и того обстоятельства, что источники права международных организаций применяются и исполняются на практике не только самими организациями, но и государствами-членами. Международные обязательства государств могут вытекать не только из норм международного публичного права, но и из норм других международно-правовых систем. Так, понятие «право страны» всегда уже применяемого в этой стране права, в которое могут включаться нормы собственной правовой системы, законодательство зарубежных стран, положения международных договоров и обычаев1. Международный правоприменительный комплекс также базируется на нормах нескольких правовых систем и может включать нормы международного публичного права, международного частного права и права международных организаций. В свою очередь, нормы каждой из этих правовых систем могут служить базой создания собственных правил с соблюдением тех процедур, которые признаны в этой системе. В этом смысле концепция «мягкого» права, безусловно, отражает реалии, существующие в современной международной действительности, позволяет выявить сопряженность нескольких международно-правовых систем и может приниматься к обсуждению с целью проработки проблемных вопросов о формах (источниках) существования международно-правовых норм.

В заключение следует отметить, что международные организации оказали значительное влияние на развитие источников международного публичного права в двух смыслах: во-первых, с их участием сформировался новый вид источников - регламенты международных организаций; во-вторых, они внесли новации в метод правового регулирования, который сегодня включает не только элементы согласительного метода, но методы и элементы, присущие законодательному процессу.

Кроме того, международные организации создали собственные правовые системы - право международных организаций. Нормы права международных организаций могут носить как обязательный, так и рекомендательный характер. Рекомендательные нормы права международных организаций могут выступать как регулятор международных общественных отношений и как элемент (стадия) в процессе формирования обязательной нормы международного публичного права в традиционной форме международно-правового договора или обычая.

Создатели сообществ ориентировались именно на классическую организацию источников права международных организаций, с присущими им рекомендательными и обязательными нормами, делением права на внутреннее и внешнее и регулированием правового положения сообществ как субъектов международного права.

Право сообществ, обладает приоритетом перед национальным правом государств-членов сообществ, но, одновременно, не может им противоречить, поскольку само подчиняется нормам международного права, исходным принципом которого является суверенность государств. Данное противоречие разрешается по аналогии с правом международных организаций за счет относительной автономии и создания «внутреннего» права сообществ, которое в большинстве случаев выступает как «мягкое» право.

Правоспособность источников права, как указывалось ранее, определяется их ресурсным обеспечением. Внутреннее ресурсное обеспечение источников права сообществ производится за счет норм международного права и правовых систем международных организаций, а в процессе нормотворчества, помимо упомянутых ресурсов, широко используется судебная практика (Суд ЕС). Внешнее ресурсное обеспечение нарабатывается постепенно на договорной основе в рамках международного права и права международных организаций. В настоящее время создан достаточно большой задел внешнего ресурсного обеспечения источников права сообщества: политическое обеспечение (например, Европарламент), экономическое (например, валютный союз), социальное (например, Шенгенские соглашения), информационное (например, Интернет.) Использование норм международного права, права международных организаций - как источников права при создании правовой базы Европейского Союза - преследует две основные цели. С одной стороны, облегчает легитимацию европейского права в мировом правовом пространстве, а с другой - их применение в качестве неписаного права способствует нахождению компромисса в случае возникновения коллизий между национальными правовыми системами государств-членов ЕС. Это положительно сказывается на динамике развития правовой базы Европейского Союза.

<< | >>
Источник: Рассмазина, Алина Зориктуевна. Источники права Европейского Союза / Диссертация / Москва. 2005

Еще по теме §3. Принципы и нормы международного права и европейское право:

  1. 2.1. Основные положения директив Европейского союза в области охраны интеллектуальной собственности
  2. § 1. РОССИЙСКОЕ СЕМЕЙНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И НОРМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
  3. § 2. Механизм реализации политических прав и свобод граждан в Российской Федерации
  4. § 1. Понятие и природа института международно-правовой ответственности
  5. §3* Обстоятельства, исключающие международную противоправность
  6. § 2 Влияние международного права на национальное право в области создания арбитражного трибунала.
  7. 3.1. Имплементация международного права прав человека во внутригосударственном праве|Я0
  8. V.РАЗВИТИЕ ПРИНЦИПА РАВНОПРАВИЯ СТОРОН
  9. § 1. Понятие и значение элементов механизма осуществления права и исполнения обязанности
  10. 2.1. Понятие уголовно-правового статуса потерпевшего
  11. Статья 6. Семейное законодательство и нормы международного права
  12. Национальное и международное право, а также неправо с позиций юридического позитивизма,научно обоснованной, научно дискуссионных и разнообразных концепций интегративного правопонимання
  13. Природа принципов национального и международного права
  14. Природа и виды «прецедентов» Европейского Суда по правам человека
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -