2.1.3. Конституционные проблемы е Европейском праве: роль Суда ЕС.

В данном параграфе автор рассмотрит важнейшие вопросы, связанные с компетенцией Суда ЕС в рамках функциональной структуры ЕС, а потому их можно назвать конституционными, т.е. основополагающими, относящимися к самой основе существования.

Во-первых, необходимо рассмотреть один из сложнейших вопросов, связанных с юрисдикцией Суда ЕС, а именно вопрос о месте в acquis communautaire положений Договора ГАТТ (Генерального Соглашения о тарифах и торговле).

Как известно, государства-члены ЕС самостоятельно подписывали соглашения в рамках ГАТТ- ВТО. Рассмотрев пример с Соглашением о тарифах и торговле, а также с соглашениями 1994 года (иначе известные как соглашения Уругвайского раунда), автор считает необходимым проанализировать весьма актуальный вопрос о компетенции Сообщества и его институтов являться субъектами подобных соглашений, а также полномочия Суда, связанные с использованием подобных соглашений в качестве источника права ЕС.

Впервые Суд ЕС обратился к проблеме соглашений в рамках ГАТТ-ВТО в 1972 году в деле International Fruit Company v. Produktschap voor Groenten en Fruit196". В решении по данному делу Суд, ссылаясь на «характер и цели соглашения»197, установил, что положения ГАТТ не являются источником права ЕС и не обладает прямым действием в ЕС. Однако последовательно Суд подошел к пересмотру роли подобных

Соглашений, что в первую очередь связано с пересмотром объема компетенций Сообществ и развитием принципа субсидиарности. Суд в решениях по многим делам, например, Commission v. Council213, Cornelis Kramer and Others214 и т.д., к следующему определению полномочий Сообщества: «Если право Сообществ предоставляет Институтам Сообщества полномочия ... для достижения определенной цели, Сообщество обладает полномочием заключать международные соглашения ... для достижения поставленной цели»215. Однако путь Суда ЕС по признанию прямого действия ГАТТ в ЕС был долгим. Сначала было лишь признание обязательной силы для ЕС положений ГАТТ216. Это признание нашло свое отражение в решении по делу Nederlandse Spoonvegen v. Inspecteur der Invoerrechten en Accijnzen217. Лишь впоследствии в решениях по делу Amministrazione delle Finanze dello Stato v. SPI and SAMI218, а также Singer and Geigy v. Amministrazione delle Finanze dello Stato219 Суд вплотную подошел к признанию прямого действия Соглашения в ЕС. Данный случай представляет собой идеальным пример вытеснения государств - членов из сферы их традиционной юрисдикции. Особенностью соглашений в рамках ГАТТ-ВТО заключается в том, что в основном их предмет касается отношений между государствами - членами в сфере свободной торговли и урегулирования споров в сфере тарифов и торговли. При этом оно обладает прямым действием в ЕС, которое в рамках структуры ВТО является единым участником вместо стран - членов. Любопытно, что Суд, решая дилемму о прямом действии ГАТТ в ЕС, пришел к несколько неожиданной формуле обоснования прямого действия подобных международных соглашений: в Деле Kupferberg220, Bresciani v. Amministrazione Italiana delle Finanze221 и т.д. Суд установил, что подобные международные соглашения, в которых ЕС является стороной, будут иметь прямое действие в случае, если принимая в расчет цели и характер соглашения, оно будет содержать «ясное и точное обязательство», императивность которого не должна зависеть от последующих соглашений198.

Таким образом, можно увидеть, что Суд ЕС в значительной степени дополнил определенные пробелы в компетенции Сообщества в отношении международных соглашений подобного характера. Прежде всего, следует отметить тот факт, что Суд ЕС, принимая решение по вопросу о прямом действии соглашений в рамках ГАТТ- ВТО, закрепил свои полномочия толковать не только положения права Сообщества, но и толковать цели создания Сообщества, что представляет собой новый подход Суда к объему своих полномочий.

Здесь возникает вопрос, который в зарубежной литературе получил следующую формулировку. Является ли Суд ЕС конституционным Судом? Именно этот вопрос хотелось бы рассмотреть следующим. Известно, что не во всех странах - членах ЕС известен подобный институт конституционного контроля. Иначе говоря, можно ли рассматривать Суд ЕС как орган, имеющий исключительную компетенцию рассматривать споры, касающиеся основ Сообщества, а также осуществлять контроль за нормативно-правовой деятельностью в Сообществе посредством активного нормотворчества (включая внесение поправок и вынесение решений, противоречащих положениям Договоров). Если обратится к деятельности самого Суда, то можно обнаружить, что сам Суд давно уже последовательно отстаивает свое особенное положение в институциональной системе. Так, например, в Заключении Суда 1/91199, а также в ряде дел200 Суд активно защищает свое неограниченное право толкования. Об этом говорится и в трудах многочисленных признанных специалистов по праву ЕС. Так, например, Хоув201, Арнулл202, Куртин203, считают активную нормотворческую позицию Суда ЕС неотъемлемой частью нормального функционирования и развития Сообщества. Суд ЕС уже заявлял о своем праве руководствоваться политическими мотивами в принятии решении по конкретным вопросам , несмотря даже на тот факт, что они [решения] могут зачастую расходиться и с полномочиями Суда ЕС, предусмотренными в Учредительном Договоре, и даже, как может показаться, с положениями самого Договора.

Наиболее ярким примером подобной «конституционной» активности Суда ЕС можно назвать судебное дело Parti Ecologiste «Lcs Verts» v. European Parliament204. Суд EC, деятельность которого поддается анализу лишь с «федералистских» позиций в политике, часто максимально широко интерпретирует положения Договоров, противоречащих, по его мнению, главной цели Сообщества: «тесного Союза Европейских народов»205. Суд вопреки действию ст. 173 (сейчас ст. 230) решил, что акты Парламента подлежат контролю за законностью со стороны Суда ЕС. Дело в том, что в 1986 году, когда было вынесено решение по делу, Суд ЕС не обладал подобными полномочиями, т.к. Парламент не принимал актов, которые затрагивали бы интересы третьих лиц (за некоторыми исключениями). Таким же образом поступал Суд и в деле «Chernobyl»206 и «SPI»207. Все вышеприведенные судебные дела служат прекрасной иллюстрацией того, как Суд изменяет право вместо того, чтобы толковать его Можно привести еще несколько весьма характерных примеров (e.g. Defrenne)208.

Что касается доктрины, то некоторые известные ученые склонны оценивать подобную практику Суда ЕС как положительный опыт, поскольку он позволяет в наилучшей степени следить за соблюдением верховенства права ЕС209. Как представляется, политическая активность Суда - это utilitas dubius, поскольку таким образом можно легко обесценить все достижения интеграции, среди которых право Сообществ - самое главное.

Данная проблема является одной из самых важных, поскольку самым серьезным образом меняет подход к компетенции Суда ЕС, что и является целью рассмотрения настоящей главы. Подводя итоги вышесказанному, необходимо заметить, что Суд ЕС, действуя на основе Учредительного Договора и руководствуясь в не меньшей степени своими представлениями о собственной роли и компетенции в ЕС, которые находят свое выражение в многочисленных судебных решениях, выполняет чрезвычайно важную функцию: активно участвует в формировании и внесении изменений в правовую систему Сообщества. Как уже отмечалось в предыдущих параграфах, Суд посредством толкования положений Договоров, восполняет пробелы в своей компетенции и решает важнейшие вопросы, связанные с источниками права Сообщества, как, например, основные права и свободы человека, международные договоры и т.п. На основе рассмотренных выше судебных дел можно прийти к выводу, что Суд ЕС, во многом благодаря своей активной позиции в области расширения своей юрисдикции, смог разрешить некоторые из тех многочисленных проблем, которые возникали с момента создания сообществ. Как уже подчеркивал автор, Суд ЕС, пытаясь более эффективно вмешиваться в ход интеграции и претендуя на роль ее движущей силы, склонен руководствоваться своими политическими пристрастиями, нежели нормами права.

Каков же главный вывод, который можно сделать на основании всего вышесказанного в настоящей главе?

Отвечая на вопрос о роли Суда ЕС, его функциях и полномочиях в институциональной структуре Союза, необходимо сказать, что Суд ЕС претендует на роль значительно большую, нежели может показаться из анализа статей Учредительного Договора. Функции и полномочия Суда ЕС, безусловно, основываются на положениях Договора о ЕС. Однако как уже было отмечено, Суд ЕС, во-первых, детально проработал в своих судебных решениях вопросы связанные с источниками права ЕС, включив туда права человека, а также международные соглашения, цель которых совпадает с целями Сообщества; во-вторых, наладил четкий механизм судебных гарантий соблюдения права Сообществ посредством исков, перечисленных в Учредительном Договоре; в-третьих, расширительно толкует объем своих полномочий, что позволяет ему решать задачи, связанные с судебными гарантиями и поиска наиболее эффективных средств обеспечения соблюдения права ЕС. Поскольку решения Суда часто опережают готовность государств - членов принять подобные решения и признать компетенцию Суда (в т.ч. и в сфере прав человека, как это происходило в Италии и ФРГ), это порождает массу проблем.

Одной из основных проблем в этой вязи остается вопрос о «конституционной» роли Суда в ЕС. Может ли Суд ЕС, в условиях развивающейся правовой системы Европейского Союза, при этом самостоятельно формулируя объем собственной компетенции, претендовать на роль «конституционного» суда, решения которого могут основываться на политических мотивах, на представлениях о том, «comme il faudrait», а не на правовых предписаниях.

Необходимо добавить, что модель функционирования Суда ЕС, основанная на правовых нормах о его компетенции, рассмотренных нами в настоящей главе, показала, что способна работать без сбоев лишь при условии соблюдения принципов, изложенных в Учредительных Договорах. Именно в этом заключается ключ к эффективности деятельности Сообщества, его правовой системы.

<< | >>
Источник: Тихоновецкий Д. С.. Судебная практика в системе источников Европейского права / Диссертация / Москва. 2004

Еще по теме 2.1.3. Конституционные проблемы е Европейском праве: роль Суда ЕС.:

  1. §3. Принципы и нормы международного права и европейское право
  2. Понятое механизма имплементации международного и европейского права
  3. 2 J. Особенности толкования европейского права
  4. 2.4. Особенности ответственности государств-членов ЕС за нарушение европейского права
  5. 1.1. Современная доктрина о соотношении источников европейского права.
  6. 1.2. Место судебной практики е системе источников европейского права: проблемы теории и практики.
  7. 2.1.3. Конституционные проблемы е Европейском праве: роль Суда ЕС.
  8. 3.1. Полномочия Европейского Суда по правам человека и роль судебных решений Европейского Суда по правам человека как источник европейского права.
  9. § 3. Отношение ЕКП к проблеме расширения Европейского Союза
  10. 3.5. Правовое положение личности в Российской Федерации и проблемы реального обеспечения прав и свобод человека и гражданина
  11. Проблемы ограничения основных прав граждан делегированным законодательством
  12. Содержание
  13. Современная доктрина о соотношении источников европейского права.
  14. Место судебной практики е системе источников европейского права: проблемы теории и практики.
  15. Конституционные проблемы в Европейском праве: роль Суда ЕС.
  16. Полномочия Европейского Суда по правам человека и роль судебных решений Европейского Суда по правам человека как источник европейского права.
  17. Европейское право и европейская интеграция
  18. Европейское право – учебная дисциплина
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -