Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Перспективы развития взаимоотношений Европейского суда по правам человека и Суда ЕС в случае присоединения последнего к Европейской конвенции по правам человека

Как уже было отмечено, в настоящее время взаимоотношения судов Европейского Союза и Совета Европы основаны на добровольном подчинении ЕС последнему, что реализуется и в отсутствии формального присоединения ЕС к ЕКПЧ.

По своей природе существующая в их отношениях квазииерархия является нормативной, поскольку современные основополагающие (учредительные) акты права ЕС, в частности Хартия Европейского Союза об основных правах содержат обязательства подчинения регионального правопорядка ЕС правопорядку Совета Европы, а точнее, основным правам и свободам, гарантированным ЕКПЧ и Протоколами, что, как следствие, создает нормативную квазииерархию между ними, которая должна рассматриваться как основа для отношений подчинения их соответствующих органов, в том числе и судебных. Более того, она выражается даже в отсутствии специальных механизмов подчинения судебных органов между собой, которые существуют обычно в рамках определенной судебной системы отдельно взятого национального правопорядка. Он формируется посредством нормативного взаимоотношения.

Подчинение Суда ЕС праву Совета Европы и даже судебной практике ЕСПЧ уже было отмечено и до появления положений в основополагающих (учредительных) актах, закрепляющих за ЕКПЧ юридическую силу в праве ЕС, что де-факто создало квазииерархию между правопорядками ЕС и Совета Европы. Таким образом, несмотря на существование противоположных точек зрения в российской науке международного права, которые появились в основном под влиянием мнений зарубежных ученых , [576] представляется, что отношения между Судом ЕС и ЕСПЧ построены на основе подчинения, а не на сотрудничестве или «диалоге» между этими региональными судебными органами.

Следует отметить, что учет решений и судебной практики между региональными судебными органами происходит, как и положено для квазииерархического взаимоотношения, в одностороннем порядке: Суд ЕС подчиняется судебной практике ЕСПЧ. В свою очередь, ЕСПЧ не обязан в своей деятельности учитывать решения Суда ЕС. Следует отметить, что в настоящее время существуют прецеденты применения судом Совета Европы судебной практики Суда ЕС, однако их незначительное количество свидетельствует о редких исключениях из общего правила, которые не позволяют сделать вывод о существовании правовых основ для такого взаимодействия, а также о взаимном влиянии судебной практики рассматриваемых судебных органов.

Более того, после возможного присоединения ЕС к ЕКПЧ односторонне обязывающий характер взаимодействия Суда ЕС с ЕСПЧ не изменится. Так, положения ДФЕС, в частности нормы, закрепляющие обязательный (ст. 266 ДФЕС) и исполнительный (ст. 280 ДФЕС) характер силы решений Суда ЕС, а также возможность принудительного исполнения последних (ст. 280 ДФЕС), не имеют (и не будут иметь после присоединения ЕС к ЕКПЧ) в отношении ЕСПЧ никакой юридической силы. Других актов международного права, содержащих для ЕСПЧ обязательства по исполнению решений Суда ЕС, также не существует.

Как уже было отмечено в науке международного права, взаимодействие между европейскими органами характеризуется как взаимное сотрудничество, более того, по мнению ряда ученых, Суд ЕС обладает правом автономной интерпретации; это может повлечь

589 г-р

маргинализацию конвенционной системы защиты прав человека .

Тем не менее система защиты прав человека ЕС не обладает автономией, так как Хартия Европейского Союза об основных правах отменила действие автономии права ЕС в этой сфере (п. 3 ст. 53). Таким образом, в отсутствии присоединения ЕС к ЕКПЧ можно говорить лишь об автономии Суда ЕС в интерпретации Конвенции. С присоединением ЕС к ЕКПЧ квазииерархия получит свое оформление или юридическую санкцию, так как акты органов ЕС станут объектом контроля ЕСПЧ, а обязательная сила его решений (ст. 46 ЕКПЧ) будет распространяться на все органы ЕС, в том числе и на Суд ЕС.

Вместе с тем представляется необходимым еще раз уточнить, что присутствующая в настоящее время в отношениях судебных органов Европейского Союза и Совета Европы квазииерархия аналогична действующей системе подчинения судов общей юрисдикции конституционным судам в рамках отдельно взятого правопорядка. При этом даже в отсутствие конкретных элементов иерархической связи региональных судебных органов (например, судебного надзора), характерных для судебных систем государств, следует констатировать, что ЕСПЧ признает за собой компетенцию по контролю актов органов государств - членов ЕС, являющихся формальным исполнением актов ЕС, т.е. опосредованно контролирует право ЕС на соответствие ЕКПЧ. Данный феномен довольно подробно изучен в зарубежной науке международного

590

права5

Существование опосредованного контроля актов ЕС Европейским судом по правам человека и отсутствие подобного контроля актов Совета Европы Судом ЕС является наглядным подтверждением того, что на практике отношения между ними выстраиваются на односторонней основе и [577] [578]

581

не могут быть охарактеризовано как диалог, предполагающий равноправные отношения. Как в зарубежной, так и в российской науке европейского и международного права речь ведется только о контроле актов ЕС Европейским судом по правам человека, тогда как контроль актов Совета Европы Судом ЕС (в частности, контроль национальных актов государств - членов ЕС, применяющих право Совета Европы и судебную практику ЕСПЧ) даже не упоминается. Хотя опосредованно Суд ЕС на настоящий момент (т.е. в отсутствии обязательства по соблюдению положений, закрепляющих за решениями ЕСПЧ обязательную силу) может опровергнуть решение ЕСПЧ или отдельные вопросы его судебной практики.

Следует еще раз подчеркнуть, что существующая квазииерархия между европейскими судебными органами несколько отличается от иерархии между судебными органами единой судебной системы отдельно взятого национального правопорядка. В данном случае нет и в ближайшей перспективе в сотрудничестве двух европейских судебных органов не предусмотрено установление специальных механизмов взаимодействия судов: производств по преюдициальным запросам судов, производств апелляционной и кассационной инстанции, судебного надзора и т.п. Взаимодействие между ними осуществляется и будет осуществляться в направлении опосредованного (косвенного) влияния судебной практики и судебных решений ЕСПЧ, подлежащих обязательному исполнению, т.е. взаимодействие между ними будет осуществляться таким же образом, как оно осуществляется между ЕСПЧ и судебными органами государств - членов Совета Европы.

С присоединением ЕС к ЕКПЧ механизм их взаимодействия не изменится: он останется механизмом опосредованного влияния судебных решений и практики ЕСПЧ на Суд ЕС. С присоединением ЕС к ЕКПЧ появится лишь юридическое обязательство Суда ЕС (и других органов ЕС) по соблюдению решений и судебной практики ЕСПЧ (ст. 46 ЕКПЧ), а также

312

появится возможность судебной санкции в отношении нарушающих права и законные интересы актов ЕС, инициируемых посредством индивидуальной жалобы и подкрепляемых указанной обязательной силой решений ЕСПЧ.

Таким образом, после присоединения ЕС к ЕКПЧ изменений во взаимодействии между судебными органами ЕС и ЕСПЧ произойдет не много. Квазииерархическая связь, осуществляемая посредством влияния решений и судебной практики ЕСПЧ на Суд ЕС, останется такой же, как и в настоящее время. Появление в праве ЕС юридически оформленного обязательства по исполнению решений ЕСПЧ, а также возможности признания Европейским судом по правам человека актов ЕС, противоречащими ЕКПЧ и Протоколам, позволит ЕСПЧ осуществить свое влияние на Суд ЕС в конкретной юридической форме.

В результате можно сделать следующие выводы.

Во-первых, такое взаимодействие двух европейских судебных органов, помимо того, что оно является идентичным взаимодействию, существующему между судебными органами государств - членов Совета Европы и ЕСПЧ, не лишено сходства с взаимодействием органов конституционного правосудия и органов общей юрисдикции отдельно взятого правопорядка. В частности, отношения между последними не организованы в рамках иерархической структуры судебной системы, а являются квазииерархическими лишь в связи с опосредованным действием решений и судебной практики, а также исключительной компетенцией конституционных судов по осуществлению конституционного контроля. Эти элементы влияния конституционных судов ставят их в приоритетное по отношению к судам общей юрисдикции положение, которое также наблюдается и в случае отношений ЕСПЧ с Судом ЕС.

Во-вторых, после возможного присоединения ЕС к ЕКПЧ органы ЕС, в том числе и Суд ЕС, в отношениях с ЕСПЧ окажутся (за исключением нескольких особенностей, касающихся, например, назначения судей в ЕСПЧ, членства в Совете Европы и т.п.) в идентичном положении с

313

органами государств - членов Совета Европы, право ЕС окажется в положении подчинения по отношению к праву Совета Европы и судебной практике ЕСПЧ: между данными правопорядками будет существовать иерархия, как и между любым национальным и международным правом.

Такая квазииерархия будет обусловлена обязательством, лежащим на органах ЕС, по соблюдению всех положений ЕКПЧ, которое в настоящее время ограничивается лишь соблюдением положений ЕКПЧ, закрепляющих основные права (п. 3 ст. 6 Договора о Европейском союзе). В связи с этим после присоединения ЕС к ЕКПЧ органы ЕС будут обязаны соблюдать и положение Конвенции, касающееся обязательной силы решений ЕСПЧ (ст. 46 ЕКПЧ), соблюдение которого в настоящее время в литеральной интерпретации основополагающих (учредительных) текстов права ЕС не носит обязательного характера.

В-третьих, подчиненное положение Суда ЕС ЕСПЧ в настоящее время основано также на возможности подачи в ЕСПЧ индивидуальной жалобы, в которой лицо оспаривает соответствие актов права ЕС Конвенции и ее Протоколам. Возможность оспаривания актов одного правопорядка (в том числе и международного) в судебных органах другого правопорядка, как уже было отмечено, автоматически приводит к квазииерархии в отношениях между органами ЕС и Совета Европы.

В-четвертых, в результате возможного присоединения ЕС к ЕКПЧ помимо опосредованного закрепления квазииерархии во взаимоотношениях региональных органов ЕС и Совета Европы, будет также расширена сфера действия судебного контроля ЕСПЧ в отношении актов ЕС. Действительно создание юрисдикции ЕСПЧ в отношении актов права ЕС приведет к подчинению судебному контролю некоторых категорий актов права ЕС, которые ранее не подлежали контролю даже в рамках системы правосудия ЕС.

В-пятых, после возможного присоединения ЕС к ЕКПЧ лица, чьи права и свободы нарушены, будут наделены правом обращения в ЕСПЧ,

314

основываясь на том, что источником нарушения является один из актов органов ЕС, даже тогда, когда система правосудия ЕС не предоставляет соответствующих средств защиты прав. Действительно, правом на обращение в суд за защитой нарушенных прав, гарантированных актами Совета Европы, наделены любые лица, считающие, что их права нарушены одной из Высоких Договаривающихся Сторон, даже тогда, когда нарушение берет свое начало в общей (не индивидуализированной) норме[579].

Таким образом, для обращения в ЕСПЧ лицу необходимо доказать, что оно является жертвой нарушения этих прав, независимо от природы акта, действия/бездействия, являющегося источником нарушения. В итоге, после присоединения ЕС к ЕКПЧ жертвы нарушений смогут оспаривать даже те акты органов ЕС, которые ранее вообще не подлежали никакому контролю, что станет наиболее полным подчинением правопорядка ЕС правопорядку Совета Европы.

В настоящее время в праве ЕС «общие нормы, определенные объективно и применяющиеся к неопределенному кругу лиц»[580], не могут быть предметом обращений лиц в рамках компетенции Суда ЕС по аннулированию актов органов ЕС (ст. 263 ДФЕС). Отсутствие возможности у лица оспорить такие нормы, как на европейском, так и на национальном уровне, а также возможность опосредованного нарушения прав лиц такими нормами отмечаются в науке международного права, что свидетельствует о пробеле в системе защиты прав лиц от нарушений со стороны актов права ЕС. Очевидно, что если система права ЕС не позволяет гарантировать права отдельных лиц в отношении таких норм, то в случае присоединения ЕС к ЕКПЧ данный пробел будет восполнен посредством возможной подачи жалобы (ст. 34 ЕКПЧ) против нарушения прав лиц общими нормами права ЕС.

Среди других примеров актов, принимаемых в рамках права ЕС и не подлежащих судебному контролю ни в рамках судебной системы ЕС, ни в рамках национальных судебных систем государств - членов ЕС, но которые станут предметом контроля ЕСПЧ, можно назвать несколько категорий актов. В первую очередь, в их числе следует указать решения, принимаемые для организации сотрудничества органов уголовного правосудия государств-членов, правоохранительных органов государств-членов, которые, безусловно, могут нарушать права лиц, но в то же время избегают юрисдикции Суда ЕС . К такой категории актов стоит отнести и меры, принимаемые в рамках внешней политики и политики безопасности, часть из которых не подлежит судебному контролю ни в рамках правопорядка ЕС, ни в рамках национальных правовых систем государств-членов ЕС. Следует также отметить, что присоединение ЕС к ЕКПЧ повлечет расширение компетенции судебного контроля в отношении и другой категории актов - речь идет о потенциальном признании компетенции ЕСПЧ по рассмотрению вопросов о соответствии Конвенции Общих акций.

Перечисленные и многие иные примеры актов, не подлежащих судебному контролю ни в рамках правовой системы ЕС, ни в рамках правовых систем государств - членов ЕС, но которые смогут быть оспорены в судебном порядке в случае присоединения ЕС к ЕКПЧ, свидетельствуют также о значительном расширении сферы подчинения актов ЕС ЕСПЧ.

<< | >>
Источник: ГУРБАНОВ РАМИН АФАД ОГЛЫ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ судебных органов НА ЕВРОПЕЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Баку- 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Перспективы развития взаимоотношений Европейского суда по правам человека и Суда ЕС в случае присоединения последнего к Европейской конвенции по правам человека:

  1. 3. Сфера применения третейского соглашения
  2. §4. Закономерности становления правовой базы Европейского Союза.
  3. §3.2. Предоставление политического убежища и статуса беженца как канал легализации: политико-правовые трудности в формировании общего подхода
  4. 2.1. Понятие, принципы защиты гражданских прав на недвижимость
  5. HAШЕ стремление к Босфору и Дарданеллам и противодействие ему западноевропейских держав
  6. Суд европейских сообществ
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. Понятие права человека на благоприятную окружающую среду.
  9. Правосубъектность участников международных природоресурсных отношений
  10. §2. Тенденции развития международно-правовой борьбы с терроризмом в проекте Всеобъемлющей конвенции о международном терроризме
  11. § 2. Международно-правовая охрана технологических средств защиты авторских и смежных прав
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. Перспективы развития взаимоотношений Европейского суда по правам человека и Суда ЕС в случае присоединения последнего к Европейской конвенции по правам человека
  14. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -