Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

3.2.2. Проблема конфликта юрисдикций Суда ЕС и Европейского Суда по правам человека.

С момента принятия важнейшего решения по делу Stauder, Судом ЕС провозглашалось, что «основные права составляют часть общих принципов права, соблюдение которых обеспечивает Суд ЕС»319. Тенденция получила свое оформление в совместном декларации Европарламента, Совета и Комиссии по вопросу об основных правах человека от 5 апреля 1977 года и затем в преамбуле Единого Европейского Акта, в котором государства-члены зафиксировали, что «государства- члены намерены сотрудничать в деле продвижения демократии на основе основных прав и свобод человека, закрепленных в конституциях и законах государств-членов, а также в Конвенции о защите прав и основных свобод». Известная статья F(2) Договора об учреждении Европейского Союза основана фактически на признании норм права, закрепленных в решениях по делам Nold и Internationale Gesellschaft, которые мы рассматривали выше.

Однако теперь мы должны подойти к рассмотрению вопроса о соотношении юрисдикции и нормотворчества Суда ЕС и Европейского Суда по правам человека в Страсбурге. Один из важнейших аспектов проблемы, на который стоит обратить внимание, заключается в том, что эти два судебных института потенциально могут по-разному толковать объем того или иного основного права человека. Один из примеров - решение Суда ЕС по делу Hoechst320, в котором Суд ЕС пришел к выводу, что положения статьи 8(1) Конвенции о правах человека (о личной неприкосновенности и неприкосновенности жилища) касается защиты права личной неприкосновенности и поэтому защита этого права не распространяется на правовой статус служебного помещения. Примечательно, что на тот момент отсутствовала судебная практика Европейского Суда по правам человека по этому вопросу. Но в 1992 году, когда перед Европейским Судом встал вопрос по аналогичному делу о толковании права на свободу и личную неприкосновенность, было принято решение, противоречащее судебной практике Суда ЕС321. Это служит иллюстрацией того, что противоречащие решения двух судебных инстанций могут, как считают некоторые ученые322, привести к тому, что судебные инстанции государств-членов столкнутся с проблемой двух противоречащих норм права или различных толкований одной и той же нормы, разрешить которую на национальном и на международном уровне будет крайне сложно.

Однако, с другой точки зрения, эта проблема имеет решение, предложенное еще Маастрихтским договором. Поскольку Суд ЕС обязан уважать и руководствоваться принципами, общими для государств-членов, среди которых и нормы Конвенции и нормы права, принятые Европейским Судом, данная коллизия легко разрешается. Фактически, Суд ЕС обязан руководствоваться нормами права, принятыми в рамках Конвенции о защите прав человека.

Более того, в пользу данного утверждения можно привести и судебную практику Европейского Суда по правам человека. Так например в деле Matthews Европейский Суд по правам человека обратился к вопросу о том, насколько допустимо ограничивать право жителей заморских территорий Великобритании голосовать на выборах депутатов в Европарламент. Дениз Меттьюз323 хотела зарегистрироваться как избиратель в Гибралтаре, заморской территории Великобритании, но которая, тем не менее, не указана в английском законе о Европейском Сообществе, имплементировавшем учредительный договор о создании Европейского Экономического Сообщества, как территория, жители которой имеют право участвовать в выборах депутатов Европарламента.

Дениз Меттьюз обратилась в Европейский Суд по правам человека, ссылаясь на нарушение ее права участвовать в выборах в законодательный орган, гарантированного статьей 3 Протокола 1 к Европейской Конвенции о свободных выборах.

В данном решении Суд по правам человека пришел к выводу о том, что Великобритания не может ссылаться на положения Учредительного договора для того, чтобы ограничивать право участвовать в свободных выборах. Как определил

Европейский Суд, Европарламент подпадает под определение «законодательного органа» и следовательно Дсниз Меттьюз имеет право голосовать на выборах депутатов Европарламента. Что интересно, Европейский Суд по правам человека отметил, что государства-участники Конвенции обязаны обеспечивать права человека, закрепленные в Конвенции и протоколах к ней даже в том случая, когда это противоречит обязательствам государств согласно договору об учреждении международной организации (в данном случае имелось ввиду ЕС) или передают этой международной организации часть своих суверенных полномочий. Более того, Европейский Суд подчеркнул, что даже если действия этой международной организации не могут быть обжалованы, Европейский Суд будет рассматривать жалобы на нарушение прав человека в государствах-членах.

Данное дело показывает, что Европейский Суд намерен следить за соблюдением прав человека в государствах-участниках, несмотря на потенциальную возможноссть принятия противоречащих норм в рамках Европейского Сообщества. В то же время существует ряд фундаментальных проблем, без решения которых невозможно говорить о полноценной системе защиты прав человека и основных свобод в Европе. Во-первых, это вероятность того, что одно и то же дело может оказаться на рассмотрении двух судебных инстанций. Так, если Суд ЕС будет рассматривать дело, полагаясь лишь на уже существующую практику Европейского Суда, это же дело, в случае принятия решения, неудовлетворяющего стороны, дело не сможет быть передано на рассмотрение в Европейский Суд. Этому препятствует статья 35 Конвенции, согласно которой Европейский Суд обязан отклонить жалобу, если она уже является предметом рассмотрения иной международной судебной инстанции. Возможным выходом из создавшегося положения может служить создания особого механизма, в рамках которого Суд ЕС смог бы обращаться с запросами в Европейский Суд в рамках преюдициальной процедуры. Подобные идеи высказывались в литературе еще в восьмидесятые годы, когда Суд ЕС еще только развивал собственную судебную практику защиты прав человека324. С другой стороны, подобные проекты могут поставить под угрозу системность и единство толкования права Европейских Сообществ, в основе которого лежит принцип жесткого ограничения полномочий интеграционного объединения, который может быть нарушен обязательностью подобной преюдициальной процедуры. На этот факт указывают в частности Невилл Браун и Том Кеннеди325. Альтернативой может служить предложение, высказанное генеральным адвокатом Варнером в заключении по делу Prais v. Council326 еще в 1976 году. Варнер высказал мнение о том, что для целей защиты прав человека было бы желательно сделать возможным обращения Суда ЕС в Европейский Суд за разъяснением и толкованием некоторых положений Конвенции. Подобный механизм позволил бы избежать дублирования механизма защиты прав человека в рамках ЕС и Римской Конвенции. Однако и эта идея вызывает довольно много нареканий. Как представляется, если бы это предложение было реализовано на практике, то первой бы пострадала эффективность рассмотрения жалоб в Суде ЕС, тем более по такому чувствительному вопросу, как защита прав человека, поскольку длительность процедуры рассмотрения жалоб в Суде ЕС сейчас составляет около двух лет, а если предположить, что Суд ЕС обратился бы в Европейский Суд по правам человека за толкованием положений Конвенции, то трудно представить, насколько сильным был бы удар по эффективности защиты прав человека.

Следует отметить, что необходимость всех вышеизложенных предложений нельзя назвать настоятельной. С точки зрения разделения полномочий, как уже было указано в случае с введением преюдициальной процедурой в отношениях между Судом ЕС и Европейским Судом, сосуществование двух европейских судебных инстанций не вызывает каких-либо особых проблем, поскольку судебные решения Европейского Суда и Конвенция составляют источник Европейского права и Суд ЕС принял на себя обязательство руководствоваться этим источником в своей деятельности. Еще в 1969 году в решении по делу Stauder327 и в ряде иных решений328 Суд ЕС утвердил принцип защиты прав человека в рамках Европейского Сообщества, а также заявил о том, что рассматривая основные права, подлежащие защите, Суд ЕС будет учитывать международные договоры о защите прав человека и в частности Римскую

Конвенцию. Так в деле Johnston329 Суд ЕС отметил, что статьи 6 и 13 Конвенции воплощают в себе требование судебного контроля, которое является «общим принципом права, лежащим в основе конституционных традиций, общих для государств-членов». Более того, решение о защите прав человека в Европейском Сообществе противоречат основополагающим актам Сообщества, в которых изчерпывающе изложены цели и полномочия Сообщества.

Однако подобное решение было продиктовано необходимостью консенсуса в рамках Европейского Сообщества. Не секрет, что в ссмидесятых-девяностых годах национальные инстанции государств-членов ЕС и в особенности Конституционный Суд ФРГ и французский Государственный Совет (Conseil d'Etat) вступали в конфронтацию с Судом ЕС, заявляя о том, что они оставляют за собой право не исполнять решения Суда ЕС, если они, на их взгляд не соответствуют стандартам защиты прав человека, существующим в их национальном праве330. Поэтому решение Суда ЕС о защите прав человека было продиктовано потребностями более тесной интеграции государств-членов331.

Таким образом, прецедентное право Суда ЕС о защите прав человека в рамках Европейского Сообщества ни в коей мере не противоречит практике Европейского Суда по правам человека и не ослабляет их защиту в государствах-членах. Наоборот, как можно было убедиться, государства-члены настаивали на распространении режима защиты прав человека, действующего в рамках Римской Конвенции. Достаточно, например, вспомнить слова Президента Франции Жискара Д'Эстена на Дублинском Саммите 1975 года о том, что необходимо «сделать что-то с Судом ЕС и его незаконными решениями»332. Более того, система защиты прав человека, разработанная Судом ЕС в своих решениях под давлением государств-членов, подчинена нормам Римской Конвенции333. Следовательно, нельзя говорить о конфликте юрисдикции Суда ЕС и Европейского Суда в области защиты прав человека, поскольку Суд ЕС в данном случае руководствуется прецедентами Европейского Суда. Это положение и было зафиксировано в статье 2F Маастрихтского Договора. Об этом пишут Марк Дженис, Ричард Кей и Энтони Бредли334: «осуществление мер Сообщества в рамках национального права каждого государства-члена должно сопровождаться уважением основных прав, гарантируемых Европейской Конвенцией».

Некоторые авторы''335 указывают на существование такого аспекта как возможность нарушения прав человека, а конкретно статьи 6 Римской Конвенции о праве человека на справедливое судебное разбирательство, при осуществлении судебной процедуры в Суде ЕС. При этом многие указывают на известное дело Vermeulen против Бельгии336. Считается. что решение по данному делу, примененное по аналогии, признает противоречащим нормам Конвенции институт генеральных адвокатов при Суде ЕС, что ставит под сомнение способность Суда ЕС принимать решения о защите прав человека и тем более легитимность его решений.

О чем же шла речь в данном деле? Франс Фермёлен был объявлен судом банкротом, как он заявил в своей жалобе, лишь на основании мнения представителя генеральной прокуратуры. В соей жалобе он утверждал, что решение суда было принято без его участия, что нарушает его права согласно статье 6 (1) о справедливом судебном разбирательстве. Согласно статье 1109 Процессуального кодекса Франции в отношении как гражданского иска, так и уголовного, генеральный прокурор участвует в судебном разбирательстве в Кассационном Суде и может принимать участие в судебном совещании, правда без права голоса.

Г-н Фермёлен утверждал в своей жалобе, что представитель генерального прокурора в силу данного ему законом права повлиял на решение Кассационного Суда. Европейский Суд подчеркнул, что тот лишь факт, что, согласно статье 1107 Процессуального кодекса, представитель генерального прокурора имеет право на заключительное слово в судебном слушании, является нарушением статьи 6 (1) Европейской Конвенции.

Далее Европейский Суд пришел к выводу, что участие в судебном совещании лишь представителя генерального прокурора также является нарушением права на справедливое судебное разбирательство, поскольку и в данном случае лишь одна сторона судебного разбирательства получает право высказать свое мнение или представить в выгодном свете свои аргументы, что особенно важно при принятии решения в совещательной комнате.

Возникает вопрос о том, можно ли проводить аналогию между формой участия генерального прокурора в судебном слушании и генеральным адвокатом в Суде ЕС. Действительно можно ли говорить о нарушении баланса состязательности судебного процесса?

Во-первых, необходимо сделать важное замечание: генеральный адвокат является не представителем исполнительной власти, а должностным лицом Суда ЕС. Во-вторых, генеральные адвокаты не участвуют при принятии решения в совещательной комнате. В-третьих, хотя, согласно регламенту Суда ЕС, генеральные адвокаты оглашают свой вариант судебного решения в конце устной стадии судопроизводства, когда прения сторон окончены, мнение генерального адвоката не принимает в расчет интересы той или иной стороны. Задача генерального адвоката не в защите своих, собственных интересов как представителя исполнительной власти (как об этом можно говорить в случае с генеральным прокурором во Франции), а в предоставлении качественного правового анализа, что не ущемляет интересов ни одной из сторон. К подобным выводам приходят многие специалисты в области Европейского права. Так например в учебнике «Европейское право» под редакцией Л.М, Энтина указывается, что «в практике Суда ЕС имеется немало решений, согласно которым высший судебный орган Европейских Сообществ неоднократно подтверждал наличие субъективного права «на судью»...»337.

Кроме того, в работе под редакцией Кашкина С.Ю. «Право Европейского Союза» указывается, что «генеральный адвокат представляет лишь альтернативный вариант решения Суда ЕС... и в качестве генерального адвоката он защищает интересы не отдельных лиц, а общие ценности, в данном случае - общие ценности права»338.

Таким образом, вряд ли можно говорить о том, что Суд ЕС нарушает права человека, принимая решения в рамках своей процедуры.

В действительности вопрос о конфликте юрисдикции Суда ЕС и Европейского Суда возникает, если этот вопрос будет рассматриваться в свете принятия такого спорного документа, как Хартия основных прав Европейского Союза.

Возникает вопрос о том, зачем необходимо было принимать документ подобного рода, если Суд ЕС уже осуществлял защиту прав человека в рамках своего прецедентного права? Среди обоснований принятия Хартии Европейского Союза об основных правах упоминалась необходимость кодифицировать основные права, защищаемые в рамках Европейского Союза, поскольку механизм, разработанный Судом ЕС «основан на судебной практике, ...зависит от убеждений и личного усмотрения судьи... при такой системе рядовым |ражданам зачастую весьма сложно понять, в чем заключаются их права. Для этого необходим анализ сложного и обширного массива прецедентных норм, что под силу только высококвалифицированным юристам»339. Было ли оправдано для этих целей принятие документа, защищающего права человека, в рамках Европейского Союза, если уже существовал правовой механизм защиты основных свобод, разработанный Судом ЕС?

Как представляется, ответ на данный вопрос должен быть отрицательным. Во- первых, необходимо обратить внимание на то, что Хартия не просто дублирует список прав и основных свобод, защищаемых в Римской Конвенции. Ее предметом являются «основные права личности во всех сферах общественной жизни»340. Хартия, являющаяся частью проекта Конституции Европейского Союза, после принятия будет обладать обязательной силой для Суда ЕС. В Хартии закреплены не только личные и гражданские права, но и экономические, социальные и культурные. Среди источников Хартии, т.е. документов включенных в Хартию путем отсылки, в Преамбуле упоминаются социальные хартии Совета Европы и Европейского Сообщества, а также международные договоры, создающие общие для государств- членов конституционные и международные обязательства. Во-вторых, даже те права, которые гарантируются в Хартии и в Конвенции, не одинаковы, если мы сравним пределы предоставляемой защиты. Для этого достаточно процитировать пункт 3 статьи 52 Хартии:«В той мере, в которой содержащиеся в настоящей Хартии права соответствуют правам, гарантированным Конвенцией Совета Европы о защите прав человека и основных свобод 1950 года, смысл и пределы данных прав должны быть такими же, как они предусмотрены вышеупомянутой Конвенцией. Данное положение не служит препятствием для предоставления со стороны права Союза более широкой защиты». С одной стороны, Хартия говорит о минимальном размере защиты прав человека, предоставляемом в объеме, предусмотренном Конвенцией. С другой стороны, Хартия говорит о том, что в рамках Хартии может осуществляться и более широкая защита. Таким образом, это положение Хартии в силу самой формулировки содержит неразрешимое противоречие. Положения Хартии должны соблюдаться Европейским Союзом, а также государствами-членами при «претворении в жизнь права Европейского Союза» (статья 51). Более того, предполагается, что Европейский Союз после принятия проекта Конституции предпримет все усилия для присоединения к Европейской Конвенции по правам человека341. А поскольку право Европейского Союза интегрировано в национальное право государств-членов, это и создает конфликт, поскольку в Европе будут сосуществовать две судебные инстанции, обладающие полномочиями осуществлять защиту прав человека, в основе которых лежит один документ - Римская конвенция 1950 года. При этом Суд ЕС, согласно положениям Хартии, получает право повышать стандарты защиты прав человека в ЕС. Непосредственно конфликт юрисдикций, суть которого в дуализации системы защиты прав человека в ЕС, будет развиваться в правовом поле государств- членов. Различия в толковании основных прав и свобод Судом ЕС и Европейским Судом по правам человека породит двойной стандарт защиты прав человека в Европе, а также может нанести удар по эффективности системы защиты прав человека в рамках Римской конвенции. Ведь в случае возникновения иска в национальном суде, очень сложно будет довести его через все национальные инстанции до Европейского Суда по правам человека, избежав при этом нарушения положения статьи 35(2Ь) Римской конвенции, учитывая, что национальные судебные инстанции имеют право обращаться в Суд ЕС в рамках преюдициальной процедуры (не говоря уже о высших судебных инстанциях государств-членов, которые будут обязаны обращаться в Суд ЕС по вопросам защиты прав человека, поскольку, согласно Хартии, они будут включены в компетенцию Суда ЕС). Обращения в преюдициальном порядке пресекают саму возможность обращения в Европейский Суд по правам человека, поскольку, согласно статье 35(2Ь), Европейский Суд может рассматривать жалобу при условии, что она не является «аналогичной той, которая ...уже является предметом международного разбирательства или урегулирования». Кроме того, если допустить, что Европейский Суд примет решение о том, что решения в преюдициальном порядке не являются ограничением для допустимости жалобы, существует вероятность того, что после исчерпания национальных средств защиты прав человека истец предпочтет обращаться в Суд Европейского Союза , предоставляющий более высокий уровень защиты прав человека. Некоторые специалисты в области европейского права указывают и на вероятность возникновения других сложностей. Так например проблемы могут возникнуть тогда, когда нормативные акты Европейского Союза будут обжаловаться в Суде ЕС, который, что необходимо особо подчеркнуть, является институтом Сообществ, а не всего Союза. Ведь Суд ЕС обязан руководствоваться нормами Конвенции (согласно своей же судебной практике), а следовательно и практикой Европейского Суда. А в данном случае сложность возникает в том, будут ли нормы Хартии носить характер источника для Суда ЕС, поскольку Хартия противоречит общим принципам права, закрепленным в Маастрихте и Амстердаме, а также судебной практике самого Суда ЕС: ведь именно минимальный уровень защиты прав человека в рамках Римской Конвенции признан в качестве принципа, общего для государств-членов, и именно об этом речь идет в основополагающих решениях Суда ЕС по вопросам защиты прав человека в ЕС (Internationale Gesellschaft, и т.д.) Именно на этот аспект принятия Хартии обращает внимание Ниргелиус, профессор Лундского Университета: «зашита прав человека в современной Европе, создаваемая судебной практикой Суда ЕС и Европейского Суда по правам человека, может оказаться под угрозой, если Европейский Союз примет свой Билль о правах с содержанием, напоминающим

w - Как будет называться Суд Европейских Сообществ после вступления в силу проекта Европейской Конституции.

Римскую Конвенцию...рано или поздно две судебные инстанции начнут давать различное толкование одних и тех же прав, в то время как защита прав человека в рамках Европейского Сообщества построена на признании и применении не только

390

норм Конвенции, но и судебной практики Европейского Суда по правам человека» . Таким образом, на основании всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что причина, по которой защита прав человека в Европе может оказаться неэффективной и даже разрушенной, заключается в принятии Хартии Европейского Союза об основных правах, и в частности в том, что Европейский Союз получает согласно ее положениям право на самостоятельное, в отрыве от положений Европейской Конвенции по правам человека, толкование пределов защиты прав человека и «более широкой защиты» основных прав в рамках Европейского права. Это ключевое положение во всей Конвенции ставит под сомнение уже налаженный механизм обеспечения прав человека в рамках ЕС, разработанный Судом ЕС, который применял принципы и нормы Конвенции и судебной практики Европейского Суда по правам человека. Более того, подобное реформирование полномочий Европейского Союза способно создать серьезный кризис в отношениях между ЕС и государствами- членами, поскольку потенциально делает возможным существование двух параллельных систем защиты прав человека: на национальном уровне через Европейскую Конвенцию и через Суд ЕС. В свою очередь, различные стандарты защиты прав человека в ЕС и Европейской Конвенции приведет к тому, что жалобы будут направляться в Суд ЕС или в Европейский Суд по правам человека в зависимости от более высокой вероятности принятия решения в пользу истца.

<< | >>
Источник: Тихоновецкий Д. С.. Судебная практика в системе источников Европейского права / Диссертация / Москва. 2004

Еще по теме 3.2.2. Проблема конфликта юрисдикций Суда ЕС и Европейского Суда по правам человека.:

  1. 3.1. Полномочия Европейского Суда по правам человека и роль судебных решений Европейского Суда по правам человека как источник европейского права.
  2. 3.2. Ссоотношение юрисдикции Европейского Суда по правам человека и Суда ЕС.
  3. 3.2.2. Проблема конфликта юрисдикций Суда ЕС и Европейского Суда по правам человека.
  4. § 2. ЮРИСДИКЦИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
  5. ЧТО ТАКОЕ ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
  6. ЧТО МОЖЕТ ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
  7. КАК ОРГАНИЗУЕТСЯ РАБОТА ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
  8. ЧТО ТАКОЕ ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ЖАЛОБА В ЕВРОПЕЙСКОМ СУДЕ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
  9. ДРУЖЕСТВЕННОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ В ЕВРОПЕЙСКОМ СУДЕ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
  10. КОНТРОЛЬ ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ РЕШЕНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
  11. Протокол N° 2 о наделении Европейского Суда по правам человека компетенцией выносить консультативные заключения
  12. § 2. юрисдикция европейского суда по правам человека
  13. 69. Юрисдикция Европейского суда по правам человека.
  14. Порядок рассмотрения жалобы Европейским судом по правам человека.
  15. Глава 3. Решения Европейского Суда по правам человека как источник Европейского права.
  16. Полномочия Европейского Суда по правам человека и роль судебных решений Европейского Суда по правам человека как источник европейского права.
  17. Ссоотношение юрисдикции Европейского Суда по правам человека и Суда ЕС.
  18. Проблема конфликта юрисдикций Суда ЕС и Европейского Суда по правам человека.
  19. Природа и виды «прецедентов» Европейского Суда по правам человека
  20. §3. Судебно-правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и правовые позиции Европейского Суда по правам человека
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -