<<
>>

§ 2. Оправдательный приговор и цели правосудия

Достигаются ли цели правосудия при вынесении оправдательных приговоров? Для ответа на поставленный вопрос надо сначала разобраться в том, что такое цель вообще и в частности в сфере отправления правосудия.

Категория цели получила значительное развитие в связи с кибернетизацией научного знания.

Целеполагание в кибернетике - средство управления сложными системами, условие их оптимизации. В сложных системах, каковыми, несомненно, являются общество и государство, под целью понимают "опережающее отражение действительности" или "идеальную модель будущего" <1>. Но в сфере отправления правосудия, являющегося подсистемой указанной системы, законодатель требует немедленного достижения целей судопроизводства по каждому судебному делу, но в то же время понимает, что такой абсолютный результат невозможен, и этим объясняется необходимость существования кассационных и надзорных инстанций, исправляющих ошибки следствия и суда первой инстанции.

<1> Абрамова Н.Т. Целостность и управление. М., 1974. С. 96 - 100, 123; Управление. Информация. Интеллект / Под ред. А.И. Берга, Б.В. Бирюкова, Е. Геллера, Г.Н. Поварова. М., 1976. С. 126 - 135.

Целям правосудия присущи две особенности. Первая - это формулировка целей правосудия в законе. Вторая - обращенное к суду требование достичь цели правосудия не только в будущем, но и теперь при рассмотрении всех судебных дел. Такой результат в настоящее время недостижим, но к нему следует стремиться. УПК РФ 2001 г. отказался от формулировки целей и задач уголовного судопроизводства и ввел термин "назначение", что вряд ли можно объяснить концептуальными соображениями. Ведь назначение - это объяснение того, для достижения каких целей ведется уголовный процесс. Дискуссия по этому вопросу малопродуктивна. Для лучшего понимания проблемы придется воспроизвести формулировку назначения уголовного судопроизводства, приведенную в ст.

6 УПК РФ.

"1. Уголовное судопроизводство имеет своим назначением: 1)

защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2)

защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

2. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию".

Ценность этой формулировки в том, что законодатель на первое место поставил защиту прав и свобод личности; признал равное юридическое значение публично- правовых интересов преследования виновных, назначение им справедливых наказаний и защиты прав обвиняемого, а также других участников процесса; установил, что оправдание подсудимого имеет не менее важное значение, чем вынесение обвинительного приговора <1>. Из УПК РФ устранены формулировки ст. 2 УПК РСФСР, ориентированные на розыскной тип уголовного процесса: 1) быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение и наказание виновных, поскольку это задача следственных органов, а не суда; 2) каждый совершивший преступление обязательно подвергается наказанию; 3) ни один невиновный не должен быть привлечен к уголовной ответственности (это нереально, если под этой ответственностью понимать привлечение лица к участию в деле в качестве обвиняемого).

<1> Об этом писали и раньше. См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. II. М., 1970. С. 375.

Но в формулировках ст. 6 УПК РФ имеются спорные и сомнительные положения. На первое место поставлена защита прав и законных интересов потерпевшего, а на второе место - обвиняемого, подсудимого, осужденного. Это "обвинительный уклон" в формулировании предназначения уголовного процесса. Все-таки этот процесс ведется в отношении обвиняемого, который должен быть защищен от нарушения его прав в большей мере, чем потерпевший.

Здесь принцип равенства сторон конкурирует с другим не менее важным принципом "благоприятствования защите" (favor defensionis) и правом обвиняемого на защиту. Обвиняемый имеет больше прав, чем потерпевший (случаи обязательного участия в деле защитника, право на последнее слово, запрет "поворота к худшему" при обжаловании приговора и др.), поскольку законодатель стремится уравновесить реальные возможности сторон (обвинитель имеет в своем распоряжении места лишения свободы, экспертные учреждения, ОРД и др., а защитнику предоставлено право лишь на заявление ходатайств и жалоб). Предоставление потерпевшему таких же прав, что и обвиняемому, усиливает позиции обвинения и нарушает сложившийся баланс сил в состязательном процессе. Повышенная забота о расширении прав и возможностей обвинения - характерная черта розыскного процесса.

Проблеме целей правосудия посвящены публикации ряда авторов. Наиболее полно она исследована в трудах И.Б. Михайловской, которая различает цели всей системы уголовной юстиции - разрешение конфликтов между государством и лицом, привлеченным к уголовной ответственности, и цели уголовного судопроизводства - защита невиновного от уголовного преследования; достоверное установление вины лица в совершении преступления и назначение ему справедливого наказания; соблюдение процессуальной формы как самостоятельной социальной ценности <1>.

<1> Михайловская И. Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе. М., 2006; Она же. Социальное назначение уголовной юстиции и цель уголовного процесса // Государство и право. 2005. N 5. С. 111 - 116; Она же. Цели, функции и принципы российского уголовного судопроизводства (уголовно- процессуальная форма). М., 2003. С. 27 - 61.

Особенности этой классификации - в признании особой ценности прав личности, привлеченной к уголовной ответственности; отказе от признания целями уголовного судопроизводства борьбы с преступностью и достижения истины по уголовным делам; включении процессуальной формы в охраняемые законом ценности.

Приведенная классификация не стандартна и соответствует концепции ее автора.

Но хотелось бы сделать ряд оговорок. Автор сузил круг лиц, права которых подлежат защите (обвиняемые, подсудимые). Автор в сущности не возражает против широко распространенного мнения, что уголовный процесс ведется ради достижения двух конкурирующих целей - защиты прав обвиняемого и других лиц и достоверного установления фактических обстоятельств, включаемых в предмет доказывания по уголовному делу <1> (автор не именует их истиной по принципиальным соображениям, о чем пойдет речь в главе V) <2>.

<1> Что касается процессуальной формы, то эта ценность не является целью уголовного процесса, но служит средством, обеспечивающим ее достижение.

<2> См.: Барабаш А.С. Цели уголовного процесса // Ученые записки. Выпуск второй / Под ред. Т.В. Сахновой. Красноярск, 2003. С. 439.

Рассматривая эту проблему, автор не без основания напоминает: в состязательном процессе приоритетными оказываются права личности, в розыскном - карательные интересы государства. Приоритет прав личности выражается в повышении стандартов доказывания обвинения и росте числа оправдательных приговоров, а карательные интересы государства влекут большую распространенность обвинительных приговоров.

Представляется, что цели, указанные в ст. 6 УПК РФ, относятся не ко всем стадиям уголовного судопроизводства. Уголовное преследование обвиняемого - цель предварительного расследования, поставленная перед органами, выполняющими функцию обвинения, а защита прав личности - цель, достигаемая преимущественно судом. Органы расследования раскрывают преступления, изобличают обвиняемого, преследуют его, а задача суда - контроль за раскрытием преступлений, защита прав личности (прежде всего, обвиняемого) от нарушений его прав и законных интересов, допускаемых на дознании и предварительном следствии. Оправдательный приговор - радикальное средство такой защиты. Вынося оправдательный приговор, суд осуществляет защиту личности обвиняемого (подозреваемого) от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения его прав и свобод (п.

2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ).

Таким образом, взаимодействуют два блока: один "работает" на раскрытие преступлений, а другой защищает личность от допущенных нарушений. Судебный контроль осуществляется и в стадии предварительного расследования, так как от суда зависит, дать ли разрешения на производство арестов, обысков и других следственных действий, ограничивающих конституционные права личности. Суд обеспечивает защиту прав личности (прежде всего, подсудимого) и в ходе судебного разбирательства, а также при рассмотрении дел в апелляционном, кассационном (надзорном) порядке. Разумеется, и следователь обязан защищать права личности, вовлеченной в уголовный процесс, но ему трудно эффективно выполнять такого рода обязанность, поскольку в соответствии с законом (ст. 38 УПК РФ) он осуществляет функцию обвинения.

Деятельность следователя опирается на публично-правовые начала, характерные для уголовного процесса розыскного типа, который больше всего заботится об изобличении преступника и не уделяет такого большого внимания личности обвиняемого, тогда как для суда важнейшей задачей является защита личности обвиняемого. Соединение этих двух начал, лежащих в основе деятельности двух разных органов государства, позволяет утверждать, что наш уголовный процесс относится к смешанному типу (неоинквизиционный розыск на предварительном следствии и забота о правах личности, гласность, состязательность в суде). Кроме России к этому типу относятся правовые системы многих цивилизованных стран - Франции, ФРГ и др.

УПК РФ 2001 г. иногда обвиняют в излишней демократизации процедур, преувеличенной заботе о правах личности и называют его криминогенным, иными словами, порождающим преступность. К такому выводу пришли организаторы конференции криминологов, посчитавших себя компетентными обсуждать и оценивать новый Уголовно-процессуальный кодекс России. Так, В.В. Лунеев утверждал, что человек, его права и свободы - лишь средство в борьбе с преступностью <1>. По мнению А.Д. Бойкова, многие юристы преувеличивают значение процессуальной формы, что ведет к развалу уголовных дел <2>.

О.Н. Ведерникова бездоказательно заявила, что в практике Европейского суда по правам человека якобы обнаруживается такая тенденция: "Ограничение процессуальных прав обвиняемого и подозреваемого, отказ от традиционных принципов уголовного судопроизводства, вмешательство в частную жизнь..." <3>, и призвала нас следовать этому примеру.

<1> См.: Государство и право. 2002. N 9. С. 90.

<2> См.: Там же.

<3> Там же. N 10. С. 90.

Все эти высказывания направлены на дискредитацию основополагающих идей УПК РФ о приоритете прав и свобод личности в судопроизводстве, роли процессуальной формы в достижении целей правосудия, совершенствовании гарантий права обвиняемого на защиту.

В книге В.В. Лунеева отмечается: "Некорректен вопрос, что важнее - контроль над преступностью или судебная защита прав личности". Если предпочтительно второе, то "получается, что система уголовной юстиции существует для защиты прав подозреваемых, обвиняемых и подсудимых". И далее: "Борьба с преступностью является целью системы, а соблюдение прав - одним из очень важных, но средств ее достижения" <1>. Но соблюдение прав человека не может быть однозначно средством, повышающим эффективность борьбы с преступностью. Оно и затрудняет эту борьбу, поскольку значительно ограничивает применение мер уголовно-процессуального принуждения. Поэтому приходится искать баланс между достижением двух целей - защитой прав человека и контролем над преступностью. Нарушение этого баланса в ущерб правам человека порождает полицейские тенденции в деятельности соответствующих государственных органов.

<1> Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировой криминалистический кризис. М., 1998. С. 34.

В теории уголовного процесса до сих пор распространен взгляд, согласно которому цель этого вида деятельности - установление истины <1>, а не защита прав человека. Под установлением истины понимают раскрытие преступления, изобличение виновного и назначение ему уголовного наказания. Для установления истины <2> широко применяется государственное принуждение - задержание, заключение под стражу, обыск, выемка и др. При этом, естественно, ограничиваются конституционные права граждан на неприкосновенность личности, тайну частной жизни, неприкосновенность жилища и др. Перед законодателем стоит непростая задача - минимизировать процессуальное принуждение с тем, чтобы защитить, насколько возможно, права и свободы человека.

<1> См.: Васильев Л. М. Проблемы истины в современном российском уголовном процессе. Краснодар, 1998. С. 3.

<2> Более подробно об истине см. главу VII.

Контроль над преступностью или права человека - эта дилемма издавна по-разному решалась во многих странах. Тоталитарные системы предпочитали истину, добывавшуюся ценой ограничения прав личности, а в демократических странах на первое место ставят права граждан, которыми нельзя чрезмерно жертвовать даже во имя достижения истины. При этом расследование преступлений становится более трудным делом, требующим уважения прав граждан. Даже в одной отдельно взятой стране соотношение между достижением двух целей - истина или права человека - менялось вслед за изменениями социально-политической обстановки.

В России наметилась тенденция ограничения прав личности при поисках истины по уголовным делам. В этом отношении характерно понимание некоторыми юристами правового государства как власти, для которой человек и его права якобы не являются главной ценностью. "Когда правовое государство, - указывает А.Д. Бойков, - односторонне и назойливо подается только с позиции обеспечения и защиты прав человека, возникает резонный вопрос: разве нет более высоких ценностей... нежели индивидуалистические интересы отдельной личности?" <1>. Рассуждение А. Д. Бойкова напоминают до боли знакомую идеологическую установку, согласно которой общественный интерес всегда выше, а человек - лишь средство достижения этого интереса. Автор явно не в ладах с российской Конституцией, провозгласившей, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью (ст. 2). Разумеется, общественный интерес существует, но он не что иное, как сознательное самоограничение отдельных личностей, договорившихся ради общего блага о возможности ограничения государством индивидуальных прав и свобод. Государственное принуждение, рассматриваемая с этих позиций теория общественного договора есть средство защиты интересов человека, права которого нарушены другим человеком или органами государства.

<1> Бойков А. Д. Проблемы развития российской прокуратуры в условиях переходного периода // Законность. 1993. N 7. С. 7.

Наибольшую распространенность получила точка зрения, согласно которой, хотя на первое место в ст. 6 УПК РФ поставлена защита прав личности, " уголовный процесс был, есть и будет в первую очередь узаконенным способом (средством) борьбы с преступностью и осуществления правосудия по уголовным делам" <1>.

<1> Корнуков В. М. Назначение уголовного судопроизводства и его отражение в регламентации отдельных стадий и институтов // Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России. Материалы конференции 22, 23 января 2002 г. С. 56.

Эту позицию подтверждают доводом о том, что, вынося обвинительные приговоры, суд принимает участие в сдерживании преступности и поэтому входит в систему уголовной юстиции. Но при этом забывают о том, что суд выносит и оправдательные приговоры. Не учитывают также, что сдерживание преступности - это цель системы более высокого уровня - общества и государства в целом, в том числе всех правоохранительных органов. Для измерения эффективности правосудия по уголовным делам необходимо определить его специфические цели, а иначе выводы могут быть ложными. В частности, суды нередко обвиняют в росте преступности или хвалят за ее снижение, но на уровень преступности влияет не столько сила репрессии, осуществляемой правоохранительными органами через суды, сколько действие факторов социально-экономического, культурологического, социально-психологического и другого характера. Рассматривая уголовные дела, суды не борются с преступностью, не раскрывают преступления, а осуществляют контроль за такого рода деятельностью правоохранительных органов.

В недалеком прошлом суды были вовлечены в систему уголовной юстиции и отнесены к правоохранительным органам. Это объяснялось общностью целей, достигаемых судами, прокуратурой, следственными и другими правоохранительными органами. С другой стороны, в Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" была включена глава о защите прокурорами прав и свобод личности (ст. 26 - 28), хотя она не предусматривала ничего нового. Причем появились публикации о том, что прокурор в этой сфере не только обвинитель (ст. 37 УПК РФ), но и орган надзора за соблюдением прав человека как на следствии, так и в суде <1>, хотя эта функция принадлежала суду.

<1> Прокурорский надзор. Учебник для вузов / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 2003. С. 228 - 239 (автор - В.Б. Ястребов).

Произошло некоторое смещение целевых функций разных государственных органов (суд не борется с преступностью, прокурор же стоит во главе органов уголовного преследования, нацеленных на борьбу с преступностью).

Этимологически суд "охраняет право". Почему же тогда его перестали относить к правоохранительным органам? Дело в том, что после принятия в 1993 г. Конституции РФ существенно изменилось соотношение целевых функций судов, прокуратуры, органов расследования. Судебная власть возвысилась над другими органами правоохраны и стала контролировать их процессуальную деятельность. Суды вышли из состава межведомственных комиссий по координации мер борьбы с преступностью, где ведущая роль принадлежит прокуратуре. Суды перестали нести ответственность за состояние преступности в стране. Наконец, возобладала идея, согласно которой рост преступности обусловлен не плохой работой судов, а влиянием многих неправовых детерминант.

Однако и в наши дни многие юристы считают, что усилия судов и правоохранительных органов направлены на достижение единой цели - сдерживание преступности <1>. На этой почве существует такое явление, как "профессиональная солидарность" - понимание судьями трудностей следственной работы, желание как-то способствовать преодолению этих трудностей.

<1> Высказано мнение, что суд - правоохранительный орган, поскольку он решает общую задачу с прокуратурой и МВД (см.: Ходункина О.И. О характере взаимодействия суда с иными правоохранительными органами // Судебная реформа в России / Под ред. Ю.А. Тихомирова. М., 2001. С. 30). Но каждый государственный орган решает собственную, только ему принадлежащую задачу.

Многие судьи и в наши дни поражены этой идеей. Профессора Академии правосудия Н.В. Радутная и Л. Б. Алексеева, повышающие образование судей, пишут, что происходит "формирование у судей убеждения, что суд борется с преступностью совместно с прокуратурой, органами МВД - по одну сторону этой борьбы "мы", а по другую сторону - "они", пытающиеся уйти от карающего меча правосудия" <1>.

<1> Алексеева Л.Б., Радутная Н.В. Предупреждение судебных ошибок, обусловленных обвинительным уклоном, в деятельности судов первой и кассационной инстанций. М., 1989. С. 17 - 19.

Отсюда необоснованные отказы в применении правил о недопустимости доказательств, возвращение на доследование уголовных дел при отсутствии к тому оснований, снижение стандартов доказанности обвинения, невыполнение требований закона о равноправии сторон и, конечно же, уклонение от вынесения оправдательных приговоров, когда обвинение не доказано.

Таким образом: 1)

вынесение оправдательного приговора при наличии к тому оснований соответствует целям правосудия; 2)

разрешение правовых споров между обвиняемым и государственными органами обвинительной власти - цель всего уголовного процесса; 3)

уголовное преследование, раскрытие преступлений - цель правоохранительных органов; 4)

защита прав подозреваемого, обвиняемого и контроль за соблюдением законности на предварительном следствии и дознании - цель правосудия по уголовным делам; 5)

борьба с преступностью не является целью правосудия по уголовным делам, поскольку суды не выполняют функцию уголовного преследования.

<< | >>
Источник: И.Л. ПЕТРУХИН. Оправдательный приговор и право на реабилитацию. 2009

Еще по теме § 2. Оправдательный приговор и цели правосудия:

  1. 1.1 Понятие, сущность оправдательного приговора и его место в системе уголовно-процессуальных решений
  2. 2.2. Пределы судейского усмотрения при постановлении оправдательного приговора судом присяжных
  3. § 2. Оправдательный приговор и цели правосудия
  4. § 2. Уголовная политика и оправдательный приговор
  5. § 2. Оправдательный приговор как результат объективного и всестороннего судебного следствия
  6. 2.5. Постановление приговора
  7. 1*1. Оправдательный приговор в истории российского уголовно-процессуального законодательства
  8. 1.2• Понятие и значение оправдательного приговора
  9. 1.3. Свойства оправдательного приговора и предъявляемые к нему требования
  10. 2.1. Проблема определения современного понятия презумпции истинности приговора
  11. 1.1 Понятие, сущность приговора суда как акта правосудия
  12. 1.2. Общая характеристика свойств приговора суда
  13. 3.1. Понятие обоснованности приговора суда
  14. § 1.1. Обусловленность внутренних свойств приговора реализацией предъявляемых к нему требований
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -