<<
>>

§ 2. Проверка сообщений о преступлениях, совершенныхнесовершеннолетними

В ч. 1 ст. 144 УПК РФ указывается на обязанность дознавателя, органа дознания, следователя и прокурора принять и проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении, однако понятие проверки сообщения о преступлении в уголовно-процессуальном законе не дается.

В Типовом положении предлагается следующее определение: проверка - действия, предусмотренные ч.ч. 1 и 2 ст. 144 и ч. 4 ст. 146 УПК РФ, производимые правомочными и (или) уполномоченными на то должностными лицами по сообщению о преступлении.

После принятия сообщения о преступлении к своему производству орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор путем истребования документов и предметов, получения объяснений, процессуальной, розыскной и иной деятельности собирает необходимые сведения, чтобы подтвердить или опровергнуть наличие самого деяния, о котором идет речь в поводе, и дать ему юридическую оценку.

С целью проверки сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь и прокурор вправе требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов (ч. 1 ст. 144 УПК РФ). Согласно закону могут производиться иные процессуальные действия, к числу которых относятся требования, поручения, запросы (ч. 4 ст. 21 УПК РФ).

В целях проверки поступивших сообщений о преступлении и решения вопроса о наличии либо отсутствии основания для возбуждения уголовного дела компетентные органы могут использовать имеющиеся в их распоряжении соответствующие средства административной, оперативной, прокурорской проверки, применение которых входит в их полномочия, но не обусловлено наличием производства по уголовному делу .

Если УПК РСФСР закреплял возможность получения объяснений по поступившим заявлениям и сообщениям (ст. 109), то УПК РФ не упоминает о данном виде деятельности, что означает запрет на его производство. Мы полагаем, что отсутствие в УПК РФ четкой регламентации проверочных действий следует рассматривать как несовершенство законодательного регулирования деятельности на стадии возбуждения уголовного дела.

Среди ученых- процессуалистов уже давно высказывались предложения о необходимости более четкой и конкретной законодательной регламентации деятельности должностного лица по проверке сообщения о преступлении. А.П. Капранов отмечает, что получение объяснений от граждан является наиболее распро-страненным проверочным действием, имеющим важное значение при принятии решения о возбуждении уголовного дела. В этом документе - объяснении - могут содержаться важные сведения, указывающие на признаки преступления. Вместе с тем отсутствие на законодательном уровне перечня лиц, по- рядка вызова и гарантии явки, а также гарантии получения правдивых объяснений, оказывает негативное влияние на качество и полноту проверки сообщения .

«Назначение объяснения - пишет профессор А.В. Гриненко, - не только и не столько изобличить лицо в определенном деянии (для этого существует стадия предварительного расследования), но и предоставить ему возможность сообщить информацию, свидетельствующую в его пользу. Требование ст. 48 Конституции РФ о праве граждан на защиту позволяет лицу, в отноше-нии которого производятся проверочные действия на предмет возбуждения уголовного дела, приводить доводы в свою пользу, сообщать сведения, которые могут воспрепятствовать возбуждению дела.. .» .

Поэтому нельзя согласиться с предложением В. Зажицкого по поводу получения объяснений лишь «... в исключительных случаях, когда без них нельзя принять правильное решение по поступившему заявлению или сообщению о преступлении» .

Но, несмотря на упущение законодателя по этому вопросу, в практической деятельности в ходе проверки сообщения о преступлении одним из спо-собов получения информации является получение объяснений . Мы разделяем точку зрения ЕЛ. Прохоровой и полагаем, что в настоящее время правильным представляется получение объяснений непроцессуальным путем, основываясь на нормах законов, допускающих такое действие - ч. 4 ст. 11 Закона РФ «О милиции», ст. 5 Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности» и т.д.

А.Г. Смородинова считает, что объяснениям следует придавать доказательственное значение и приобщать их к уголовному делу в каждом случае'.

Представляется, что объяснения, полученные до возбуждения уголовного дела, могут быть использованы в качестве доказательств как документ (ст, 84 УПК РФ) лишь в том случае, если при их получении были соблюдены следующие правовые условия: 1) опрашиваемому до получения непосредственно объяснений под роспись должна быть разъяснена ст. 51 Конституции РФ; 2) на основании положений ч. 1 ст. 48 Конституции РФ, п. 6 ч. 4 ст. 56 и ч. 5 ст. 189 УПК РФ должно быть разъяснено право пригласить адвоката и, в случае необходимости, обеспечить участие адвоката при получении объяснений; 3) в начальной части объяснений должна быть выяснена личность оп-рашиваемого, он должен подписать каждую страницу текста объяснений и во многих аспектах объяснение оформляется по правилам, предъявляемым к протоколу допроса, и отличие состоит в том, что опрашиваемый (лицо у которого берется объяснение) не несет уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний в порядке положений ст.ст. 307 и 308 УК РФ; 4) если опрашиваемый является несовершеннолетним, то должен быть приглашен законный представитель несовершеннолетнего; 5) в УПК РФ в числе бланков процессуальных документов бланка объяснения нет, поэтому считаем целесообразным разработать самостоятельный бланк объяснения.

Необходимо признать, что получение объяснений как по внешней форме, так и по содержанию во многом тождественно допросу . В связи с этим, некоторыми авторами предлагается применять при получении объяснений от несовершеннолетних правонарушителей правила, установленные УПК РФ для их допроса (в том числе и порядок вызова несовершеннолетнего на допрос), и указывается на наличие в данном случае пробела в правовых нормах, который требует устранения путем внесения соответствующих дополнений в законодательство, а на практике должен восполняться по правилам применения аналогии закона .

Несмотря на отсутствие в уголовно-процессуальном законе нормы, устанавливающей права участников стадии возбуждения уголовного дела нельзя отрицать наличие у них таких прав, как: знать повод проверки; давать объяснения и записывать их собственноручно; отказываться от дачи объяснений; знакомиться с документами, составляемыми в ходе и по окончании процессуальных действий, производимых с их участием, и вносить в них дополнения и замечания; приносить жалобы на действия и решения должностных лиц, производящих проверку; представлять предметы и документы, имеющие отношение к преступлению; пользоваться родным языком и услугами переводчика и другие. Наличие данных прав позволяет говорить о возможности их нарушения и в то же время позволяет сделать вывод о возможности, в данном случае в отношении несовершеннолетних, и необходимости их защиты с помощью законных представителей. Однако процессуально данные гарантии на стадии возбуждения уголовного дела не закреплены.

Ю.И. Стецовский обращал внимание на необходимость приглашения законных представителей при получении объяснений от несовершеннолетнего, когда объяснения нужны для разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела . Эта позиция справедлива, так как нередко подросткам задаются вопросы, направленные на изобличение их в совершении преступления. В то же время в стадии возбуждения уголовного дела законные представители вправе давать объяснения по поступившему заявлению или сообщению о преступлении, а также по поводу личности подростка, его психического со- стояния и других данных.

С.Б. Мартыненко полагает, что если нет необходимости вызывать несовершеннолетних в правоохранительные органы, получить от него объяснение лучше в домашнем окружении, где он будет более спокоен и расположен к откровенному рассказу об известных ему обстоятельствах совершенного преступления .

Некоторые процессуалисты считают, что требование от лица объясне-ний без разъяснения права на защиту и до явки избранного несовершеннолетним или его родственником адвоката должно рассматриваться как существенное нарушение его процессуальных прав .

Подводя итог изложенному, следует сказать, что при получении объяснений от несовершеннолетнего обязательно должно быть обеспечено участие не только адвоката, но и законных представителей. В уголовно- процессуальном законодательстве по этому поводу не содержится никаких указаний. Хотя ст. 426 УПК РФ регламентирует участие законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого в ходе досудебного производства по уголовному делу (которое начинается с момента получения сообщения о преступлении), фактически в ней идет речь об участии законных представителей на стадии предварительного расследования.

Тем не менее, случаи получения объяснений от несовершеннолетних при отсутствии законных представителей рассматриваются руководством правоохранительных органов как недостаток в работе .

По 84,1% изученных нами уголовных дел и 95,5% материалов об отказе в возбуждении уголовного дела при получении объяснений от несовершеннолетних на стадии возбуждения уголовного дела присутствовали законные представители, причем они делали запись о том, что никаких замечаний и дополнений не имеют. 75% дознавателей и 81,9% следователей поддержива- ют предложение об участии законного представителя при получении объяснений (а также и при производстве других процессуальных действий на стадии возбуждения уголовного дела) у несовершеннолетнего.

Расследование преступлений, как правило, начинается с осмотра места происшествия. В соответствии с ч. 2 ст. 176 УПК РФ в случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела .

К началу осмотра места происшествия возможны следующие ситуации, в зависимости от информации о субъекте преступления, которой располагает дознаватель (следователь): а) к моменту начала осмотра места происшествия какие-либо данные о субъекте преступления отсутствуют; б) в результате опе-ративно-розыскных мероприятий органов дознания несовершеннолетний правонарушитель выявлен до начала осмотра; в) несовершеннолетний преступник задержан на месте преступления или после его совершения, или явился с повинной; г) из объяснений очевидцев видно, что лицо, совершившее преступление, по внешнему виду и поведению является несовершеннолетним.

Задачи, решаемые при осмотре места происшествия, направлены в конечном счете на выявление личности преступника. В результате этого след-ственного действия можно получить обширную информацию о физических, психологических, социальных качествах и свойствах преступника. При этом надо исходить из детерминистической концепции преступного поведения, в соответствии с которой поведение человека обусловлено условиями его жизни и воспитания, предшествующей деятельностью, свойствами и направленностью личности, конкретной ситуацией, сложившейся к моменту совершения общественно опасных действий.

При осмотре места происшествия можно выявить не только материальные следы, которые прямо или косвенно могут указать на лицо, совершившее преступление, но и путем анализа обстановки, механизма и способа совер- шения преступления установить личностные качества и свойства правонарушителя, его эмоциональное состояние.

Все сведения, источником получения которых является осмотр, можно разделить на следующие группы: 1) сведения о физических следах, оставленных преступником; 2) сведения о физиологических следах; 3) сведения об одежде и других предметах, оставленных преступником; 4) сведения о действиях преступника на месте происшествия; 5) сведения о психологических особенностях преступника.

Источниками информации об участии в общественно опасных действиях подростка и о его личности могут быть обстановка места происшествия, объект преступного посягательства, способ совершения преступления.

Приступая к осмотру места происшествия, следователь при отсутствии информации о субъекте преступления производит осмотр с учетом разработанных криминалистических характеристик конкретных категорий преступлений, совершенных как подростками, так и взрослыми. Если несовершеннолетний выявлен органами дознания до начала осмотра места происшествия (по приметам, задержан с похищенным и т.д.), следователь при осмотре места происшествия должен найти объективные данные, подтверждающие или опровергающие участие несовершеннолетнего в совершении преступления. Если несовершеннолетний не отрицает своего участия и дал по этому поводу подробные письменные объяснения в стадии возбуждения уголовного дела, то, по мнению Л.Л. Каневского, его можно привлечь к участию в осмотре для того, чтобы он на месте происшествия показал, где и какие действия он совершал, откуда он пришел и в каком направлении скрылся, в целях проверки объективности его показаний и выявления в этих местах следов и объектов преступления'.

На наш взгляд, эта точка зрения спорна, так как в этом случае осмотр места происшествия будет содержать элементы такого следственного действия как проверка показаний на месте, производство которого возможно лишь? после возбуждения уголовного дела.

При выявлении несовершеннолетнего преступника до начала осмотра места происшествия выдвигается версия о наличии взрослого подстрекателя или организатора, которая в ходе осмотра проверяется.

Если подросток задержан при совершении преступления, то в процессе осмотра места происшествия необходимо обнаружить не только объективные данные об участии его в совершении преступления, но и попытаться проверить версию о наличии соучастников.

По следам действий преступников на месте происшествия можно судить об их количественном составе, о роли каждого из них в совершенном преступлении.

Сравнительно часто преступления, совершенные несовершеннолетними, сопровождаются элементами озорства, что также находит свое отражение на месте происшествия в виде разбрасывания и развешивания товаров, оставления различных надписей и изображений на стенах, полу и т.п'.

В теории уголовного процесса на протяжении многих лет является дискуссионным вопрос о наличии доказывания на стадии возбуждения уголовного дела. Считаем справедливой позицию ученых, полагающих, что уголов- но-процессуальное доказывание имеет место во всех стадиях процесса, начиная со стадии возбуждения уголовного дела2.

На стадии возбуждения уголовного дела процесс доказывания имеет особенности, состоящие, во-первых, в том, что деятельность по собиранию и проверке доказательств осуществляется с помощью определенного круга действий (истребование необходимых материалов, получение объяснений, осмотра места происшествия) и, во-вторых, в том, что на этом этапе не ставится задача выяснить все обстоятельства, входящие в предмет доказывания IIO уголовному делу (ст. 73 УПК РФ), «органы расследовании не обладают полным и достоверным комплексом данных, относящихся ко всем признакам состава преступления» . Как правило, для возбуждения уголовного дела достаточно установить наличие объекта и объективной стороны преступления, то есть установить событие преступления.

Особого внимания заслуживает вопрос о том, является ли задачей доказывания в стадии возбуждения уголовного дела установление лица, совершившего преступление.

Многие ученые считают, что перед стадией возбуждения уголовного дела такая задача не стоит . Противоположной точки зрения придерживалась П.С. Элькинд. Она считала, что перед стадией возбуждения уголовного дела во всех случаях стоит задача изобличения преступника .

Н.П. Кузнецов говорит о том, что уголовное дело должно возбуждаться по факту совершения преступления, а не в отношении конкретного лица . С.В. Бородин, рассматривая данный вопрос, утверждает, что возбуждение дела в отношении определенного лица - это основной вид решений о начале судопроизводства .

Мы ведем речь о возбуждении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего и поэтому считаем, что если данные о лице, совершившем преступление, имеются уже при проверке материала, то возбуждать уголов- ное дело необходимо в отношении конкретного лица, при условии невозможности теоретически выдвинуть версии о том, что преступление совершено другим лицом. Представляется, что лицо, совершившие преступление, считается установленным только в случае, когда на стадии возбуждения уголовного дела имеются точные данные о том, что наступивший вред является следствием противоправного поведения конкретного лица. Если же точных данных о том, что преступление совершено несовершеннолетним, нет, но имеются иные признаки, указывающие на возможность совершения этого преступления несовершеннолетним, то данное предположение должно проверяться в качестве версии, так как установление субъекта совершения пре-ступления в стадии возбуждения уголовного дела связано с обеспечением лица правом на защиту. Реализуя свое право на защиту, лицо еще до возбуждения уголовного дела может сообщить сведения, ставящие под сомнение его причастность к совершению преступления.

Доводы в пользу указанной позиции молено привести в виде примера, когда возраст несовершеннолетней девочки Зиновьевой Юли, осужденной по ст. 113 УК РФ, был установлен только в воспитательной колонии - на мо-мент совершения преступления девочка не достигла возраста, с которого наступает уголовная ответственность за преступление, предусмотренное данной статьей УК РФ1.

Установление точного возраста несовершеннолетнего необходимо не только для решения вопроса о привлечении несовершеннолетнего к уголовной ответственности или же освобождения его от ответственности путем прекращения уголовного дела или уголовного преследования, но и для определения возможности совершения конкретного деяния с учетом физических способностей несовершеннолетнего (например, способности оказать реальное сопротивление взрослому, совершить насильственный половой акт и т.п.), а также для учета возрастных и социально-психологических качеств личности в ходе выполнения следственных действий. В то же время, несо-вершеннолетие в силу п. «б» ч. 1 ст. 61 УК РФ считается смягчающим наказание обстоятельством.

В процессуальном смысле установление возраста имеет большое значение, так как уголовный процесс в отношении несовершеннолетних, помимо общих, регулируется еще и отдельными, применимыми только к несовершеннолетним, процессуальными нормами.

Обычно трудности при определении возраста не возникают, если у подростка есть паспорт или свидетельство о рождении. Определение возраста только со слов самого несовершеннолетнего, его родственников, педагогов и иных лиц - недопустимо.

При невозможности установить возраст несовершеннолетнего правонарушителя уголовное дело, как правило, возбуждается по факту совершения преступления. Однако нередко при решении вопроса о возбуждении уголовного дела известно лицо, совершившее преступление. Так, 14 декабря 2004 г. дознавателем Советского РОВД г. Брянска было возбуждено уголовное дело № 01922 по факту хищения неизвестным лицом из квартиры бытовой техники. Лицо, совершившее данное хищение, было известно уже при решении вопроса о возбуждении уголовного дела. После возбуждения уголовного дела в материалах появляется справка-меморандум оперуполномоченного, в которой указывается, что в ходе проведения им оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что данное преступление совершено несовершеннолетним И., или явка с повинной самого несовершеннолетнего. По нашему мнению, это ведет к нарушению законных интересов и прав несовершеннолетнего, так как он не может в данном случае своевременно воспользоваться своим правом на защиту.

Возраст несовершеннолетнего должен быть установлен документально. К материалам проверки, а затем уголовного дела необходимо приобщить копию свидетельства о рождении или паспорта, а если свидетельство о рождении или паспорт утрачены, то необходимо выяснить, где производилась ре- гистрация рождения или получение паспорта, и истребовать из соответствующего органа выписку из книги записи актов гражданского состояния или форму 111. В том случае, если документы, подтверждающие возраст несовершеннолетнего, отсутствуют или вызывают сомнение и когда установление возраста имеет значение для уголовного дела, то уголовно- процессуальный закон (ч. 5 ст. 196 УПК РФ) обязывает назначить и провести судебную экспертизу для установления возраста несовершеннолетнего.

На разрешение судебных экспертов должен быть поставлен вопрос следующего содержания: каков возраст лица на момент совершения им деяния (указывается число, месяц, год и время суток).

Судебно-медицинский эксперт на основании совокупности показателей роста, веса, состояния костей головы и конечностей, зубов, волос, вторичных половых признаков и других данных может прийти к выводу о возрасте несовершеннолетнего. Оценивая заключение эксперта, необходимо обратить внимание на то, все ли существенные признаки возраста выявлены, применены ли такие методы исследования, как антропометрические, рентгенографические, использовались ли справочные данные .

Лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день его рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, т.е. с ноля часов следующих суток.

При установлении судебно-медицинской экспертизой возраста подсудимого днем его рождения считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным или максимальным числом лет суду следует исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста такого лица .

В ч. 4 ст. 146 УПК РФ косвенно указано, что до возбуждения уголовно- го дела кроме осмотра места происшествия возможно еще производство таких следственных действий, как освидетельствование, назначение судебной экспертизы.

Являются ли действия, предусмотренные в ч. 4 ст. 146 УПК РФ, следственными, специально предусмотренными законодателем до возбуждения уголовного дела, и является ли этот перечень исчерпывающим? Вопрос о необходимости расширения перечня следственных действий, производимых до возбуждения уголовного дела, неоднократно поднимался и обсуждался на страницах юридической литературы.

Так, по мнению профессора В.Н. Григорьева, производство указанных следственных действий возможно до получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела (но после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела) .

В. Исаенко и Ф. Багаутдинов полагают, что указанные следственные действия специально предусмотрены законодателем до возбуждения уголовного дела в качестве исключения и расширительному толкованию их перечень не подлежит . При этом В. Исаенко предлагает иметь в виду, что до возбуждения уголовного дела могут быть назначены только такие экспертизы, для производства которых не требуется получение образцов для сравнительного исследования, поскольку таковые могут быть получены только на основании постановления лица, производящего расследование, с оформлением соответствующего протокола согласно ст. 202 УПК РФ.

В ст. 14 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» указано, что постановление о назначении экспертизы является правовым основанием для начальника СЭУ или эксперта для принятия экспертизы к производству и, следовательно, для начала ее выполнения.

Какой-либо связи времени начала производства экспертизы с началом производства по уголовному делу в данном законе, а также в ч. 2 ст. 199 УПК РФ не установлено. Не оговорено данное условие и в Инструкции по организации производства судебных экспертиз в государственных судебно- экспертных учреждениях системы Минюста России № 4093, утвержденной приказом Минюста России от 20 декабря 2002 г. № 3471, согласно п. 19 которой постановление о назначении экспертизы в течение суток рассматривается руководством СЭУ, которому оно направлено следователем, и регистрируется в журнале регистрации экспертиз. Если руководство СЭУ удостовериться в правильности оформления поступивших материалов, оно поручает ее производство конкретному эксперту или комиссии экспертов с оформлением данного поручения в письменной форме и указанием сроков производства экспертизы. Однако длительность этих сроков Инструкцией не установлена.

Уголовно-процессуальное законодательство ряда стран СНГ предусматривает производство экспертизы до возбуждения уголовного дела. Например, ст. 329 УПК Республики Узбекистан, регламентирующая порядок рассмотрения заявлений, сообщений и иных сведений о преступлениях, пре-дусматривает возможность проведения экспертизу (без указания на какую-

•у

либо ее разновидность) . Допускает производство экспертизы на указанной стадии и ст. 184 УПК Республики Казахстан .

А. Власов придерживается иной позиции, полагая, что до получения согласия прокурора, кроме действий, указанных в ст. 146 УПК РФ, возможно проведение и других следственных действий, нацеленных именно на закрепление следов преступления и установление лиц, совершивших преступление. Исключение могут составить следственные действия, направленные на проверку уже ранее полученных доказательств, - очная ставка, следственный эксперимент, проверка показаний на месте. Он считает, что нет веских причин запрещать не только допросы лиц, но и проведение таких действий, как

опознание лица или, к примеру, обыск и выемку, включая жилище .

Известно, что сведения, полученные путем проведения следственных действий, являются доказательствами (при условии соответствия последних критериям относимости и допустимости). Следовательно, как считает профессор В, Исаенко, уже на этапе проверки сообщения о преступлении существует реальная возможность: а) получить достаточный объем информации о наличии или отсутствии признаков преступления в конкретном событии и на этой основе принять аргументированное комплексом достаточных объективных данных процессуальное решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе в возбуждении такового; б) при установлении признаков преступного деяния в проверяемом событии - не только обоснованно возбудить уго-ловное дело, но уже на этой стадии получить определенные сведения, способствующие правильному выбору направления расследования, а также могущие быть использованными в качестве доказательств, уличающих совершившее преступление лицо .

Если в отношении осмотра места происшествия в законе содержится прямое указание на производство этого следственного действия до возбуждения уголовного дела в случаях, не терпящих отлагательства (ч. 2 ст. 176 УПК РФ), то о возможности производства освидетельствования и назначения экс-пертизы до возбуждения уголовного дела специальных норм в УПК РФ нет.

Закон позволяет только лишь назначить судебную экспертизу. По сути, назначение судебной экспертизы означает вынесение дознавателем, следователем соответствующего постановления. Но назначение судебной экспертизы без ее проведения лишено логического смысла. В то же время назначение и производство судебной экспертизы возможно лишь в данном случае в отношении таких участников уголовного судопроизводства как подозреваемый или обвиняемый. Важно учесть и то обстоятельство, что для производства судебной экспертизы нужно собрать все необходимые материалы. Исходя из смысла главы 27 «Производство судебной экспертизы» УПК РФ, назначение и производство судебной экспертизы возможно только в ходе предварительного расследования, если принять во внимание, что назначение и производство судебной экспертизы необходимо до возбуждения уголовного дела.

Нам представляется, что было бы вполне оправданно и целесообразно назначать и проводить судебную экспертизу на стадии возбуждения уголовного дела, так как экспертиза как двуединое следственное действие состоит из двух неотъемлемых частей: назначения экспертизы и непосредственного экспертного исследования, которым в каждом в отдельности нельзя придавать статус самостоятельного следственного действия . На наш взгляд, без проведения судебной экспертизы по установлению возраста несовершеннолетнего (в случае отсутствия документов, подтверждающих его возраст) не может быть начато уголовное преследование и возбуждено уголовное дело в отношении несовершеннолетнего. В связи с чем предлагается внести дополнения в ст. 195 УПК РФ следующего содержания «В случаях, не терпящих отлагательства, судебная экспертиза может быть назначена и произведена до возбуждения уголовного дела».

Представляется спорной позиция авторов, которые считают, что возраст может устанавливаться протоколом осмотра паспорта и свидетельства о рождении (по аналогии с осмотром документов) . Сам факт производства осмотра документов, удостоверяющих личность несовершеннолетнего, не должен подменять приобщение к материалам уголовного дела копий этих документов, заверенных должностными лицами. Учитывая широкое распространение копировально-множительной техники, составление дополнительного протокола осмотра является излишним, не ведет к выяснению новых обстоятельств, имеющих значение для дела, а лишь фиксирует уже имеющиеся.

Если уголовное дело возбуждено по неочевидному преступлению и в ходе расследования будет установлено, что данное преступление совершено несовершеннолетним, то его возраст, соответственно, устанавливается на стадии предварительного расследования.

Полагаем необходимым дополнить ст. 144 УПК РФ перечнем тех проверочных и следственных действий, которые вправе осуществлять должностное лицо, производящее проверку сообщения о преступлении, регламентировав процедуру их производства. Отсутствие в уголовно-процессуальном законе четкой регламентации проверочных действий следует рассматривать как несовершенство законодательного регулирования деятельности на стадии возбуждения уголовного дела.

При производстве процессуальных действий с участием несовершеннолетнего в ходе проверки сообщения о преступлении компетентные органы должны обеспечить участие законного представителя несовершеннолетнего и адвоката. Если в ходе проверки сообщения о преступлении будет достоверно установлено, что преступление совершено несовершеннолетним, возбуждать уголовное дело необходимо в отношении конкретного лица. Учитывая, что ч. 2 ст. 144 УПК РФ разрешает истребование документов и материалов только в целях проверки сообщений о преступлениях, распространенных в средствах массовой информации, говоря об истребовании в остальных случаях, а именно об истребования документов, подтверждающих возраст несовершеннолетнего в ходе проверки сообщения о преступлении, необходимо руководствоваться ч. 4 ст. 21 УПК РФ, предусматривающей возможность предъявления прокурором, следователем, дознавателем, органом дознания обязательных для исполнения требований к гражданам, учреждениям, предприятиям, организациям и должностным лицам. Если таким путем нет возможности установить точный возраст несовершеннолетнего, необходимо назначить и провести судебную экспертизу по установлению возраста до воз-буждения уголовного дела или до отказа в таковом.

<< | >>
Источник: Боровик Ольга Викторовна

. Особенности досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2006. 2006

Еще по теме § 2. Проверка сообщений о преступлениях, совершенныхнесовершеннолетними:

  1. § 1. Принятие сообщений о преступлениях, совершенныхнесовершеннолетними
  2. § 2. Проверка сообщений о преступлениях, совершенныхнесовершеннолетними
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -