<<
>>

§ 1. Принятие сообщений о преступлениях, совершенныхнесовершеннолетними

Возбуждение уголовного дела является первой самостоятельной стадией уголовного процесса. Начинается она с поступлением повода для возбуждения уголовного дела, а завершается решением о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом .

Процессуальные особенности досудебного производства в отношении несовершеннолетних проявляются уже при поступлении поводов для возбуждения уголовных дел.

Понятие «повод для возбуждения уголовного дела» не является четко определенным и бесспорным в уголовно-процессуальной науке.

УПК РФ (ст. 5) не содержит разъяснений рассматриваемой дефиниции. Вместе с тем определение сущности повода для возбуждения уголовного дела имеет не только теоретическое, но и практическое значение.

Профессор В.Н. Григорьев считает поводом для возбуждения уголовного дела то, с чего начинается уголовное судопроизводство, его первый момент, побудительное начало .

В законе дан исчерпывающий перечень поводов. Согласно ч. 1 ст. 140 УПК РФ поводами для возбуждения уголовного дела служат: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. Вместе с тем этот пе- речень, как отмечает профессор В.Н. Григорьев, носит открытый характер. Когда обнаружены признаки преступления, всегда есть повод для возбуждения уголовного дела - если не в виде заявления о преступлении или явки с повинной, то в виде сообщения о преступлении, полученного из иных источников. Исключение составляют сообщения, полученные из анонимных источников, поскольку в соответствии с ч. 7 ст. 141 УПК РФ анонимное заявление не может служить поводом для возбуждения уголовного дела .

В соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК РФ дознаватель, орган дознания, следователь и прокурор обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной УПК РФ, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения.

Из этого положения вовсе не следует, что «законодатель в императивном порядке предписал дознавателю, следователю, прокурору возбуждать уголовное дело при наличии повода и основания» . Законодатель лишь обязал принять, проверить сообщение и принять по нему решение (что не исключает, даже при наличии повода и основания, принятия дознавателем, органом дознания, следователем и прокурором решения о передаче сообщения по подследственности, а по уголовным делам частного обвинения - в суд).

Анализ ч. 1 ст. 144 УПК РФ позволяет выделить три этапа производства по сообщению о преступлении, имеющего своей задачей разрешение вопроса о возможности начать производство по делу - прием сообщений, их проверка и принятие по ним соответствующего решения.

Порядок приема сообщений о преступлении установлен соответствующими ведомственными актами. Так, в органах внутренних дел действует Инструкция о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутрен- них дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях, утвержденная приказом МВД РФ от 1 декабря 2005 г. № 985, и Типовое положение о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях, утвержденное Приказом Генерального прокурора РФ, Министра РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Министра экономического развития и торговли РФ, Директора Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, Министра внутренних дел РФ, Министра юстиции РФ, Директора ФСБ РФ от 29 декабря 2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399 .

Проведенное исследование показало, что заявление о преступлении - наиболее распространенный повод для возбуждения уголовного дела в отношении несовершеннолетних (68,5% уголовных дел). Они могут быть пись-менными и устными. Устное заявление заносится в протокол принятия устного заявления о преступлении, который подписывается заявителем и должностным лицом, принявшим заявление. Заявителю разъясняется ответственность за заведомо ложный донос, о чем делается отметка в протоколе, которая удостоверяется подписью заявителя (приложение 2 к ст.

476 УПК РФ).

Устное сообщение о преступлении, сделанное при производстве следственного действия о ранее незарегистрированном преступлении, заносится в протокол следственного действия и одновременно оформляется рапортом сотрудника ОВД либо протоколом принятия устного заявления о преступлении в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации (ч. 4 ст. 141 УПК РФ).

В литературе высказано мнение, согласно которому заявление о преступлении как повод для возбуждения уголовного дела должно содержать указание не только на признаки преступления, но также должно сопровождаться просьбой о привлечении лиц, совершивших преступление, к уголов- ной ответственности . Мы считаем, что если лицу, которое сообщает о совершенном или готовящемся преступлении, точно известно лицо, совершившее или подготавливающее преступление (несовершеннолетний), то об этом необходимо указывать в заявлении. В случае подтверждения данного факта в ходе проверки уголовное дело должно возбуждаться в отношении конкретного лица (несовершеннолетнего), что позволит эффективно и законно провести проверку данного заявления. Однако это положение должно найти отражение в тексте закона. В настоящее время законодатель не указывает на данное обстоятельство как обязательный элемент содержания заявления о преступлении. Поэтому, если в заявлении о преступлении нет просьбы о привлечении лиц к уголовной ответственности, но имеются сведения о признаках преступления, то такое заявление должно рассматриваться в качестве повода для возбуждения уголовного дела на основании п. 1. ч. 1. ст. 140 УПК РФ.

Возникает вопрос, как же в таком случае поступать с заявлениями, поданными в органы внутренних дел непосредственно несовершеннолетними, необходимо ли приглашать при этом законных представителей такого заявителя, возможна ли вообще регистрация заявлений о совершении преступлений от лиц, не достигших 16-летнего возраста, которые не подлежат ответственности за заведомо ложный донос? В УПК РФ данная проблема не урегулирована.

И.П. Кокурин считает необходимым распространить на такие случаи правила, касающиеся допросов несовершеннолетних свидетелей и по-терпевших, что позволит, с одной стороны, обеспечить права и законные интересы несовершеннолетних и, с другой, - быстро и эффективно прореагировать соответствующим органам с целью пресечения и раскрытия преступления, о котором сообщил подросток, а также исключить факты, когда таким лицам отказывают в принятии заявления о преступлении по мотивам несовершеннолетия, предлагая прийти с родителями, обратиться непосредственно к участковому уполномоченному, более юридически грамотно составить за- явление и т.п.

Процессуальная значимость явки с повинной как повода для возбуждения уголовного дела гораздо выше, чем остальных сообщений, поскольку не ограничивается стадией возбуждения уголовного дела, но фактически используется и при решении вопроса о степени ответственности лица, совершившего правонарушение, поскольку в п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ явка с повинной рассматривается как смягчающее ответственность обстоятельство. УПК РФ не регламентирует особенностей получения явки с повинной от несовершеннолетнего, нет таких указаний и в вышеуказанной Инструкции. Вопрос этот очень сложный, поскольку необходимо соблюсти баланс между сохранением добровольности такого обращения и гарантиями защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего.

Явка с повинной - это добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении органу дознания (дознавателю), следователю, прокурору или суду. Сообщение может быть сделано не только о совершенном, но и о готовящемся преступлении. При этом добровольность означает, что лицо имело реальную возможность не являться с повинной, но тем не менее пред-почло сообщить о содеянном.

Таким образом, для явки с повинной как повода для возбуждения уголовного дела необходимы следующие условия: факт явки самого лица, совершившего преступление, добровольное заявление о совершенном преступлении, неизвестность факта совершения преступления правоохранительными органами до явки с повинной.

Согласно ст. 142 УПК РФ в случае явки с повинной устанавливается личность явившегося и составляется протокол (приложение 3 к ст. 476 УПК РФ), в котором излагается данное заявление и который подписывается явившимся с повинной и лицом, составившим протокол. По смыслу данной нормы закона при отобрании явки с повинной могут присутствовать только два лица: явившийся с повинной и лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или судья вне зависимости от возраста первого. Данная ситуация на практике чревата серьезными нарушениями прав несовершеннолетнего.

26 мая 2003 г. несовершеннолетняя В. явилась в Центральный ОВД г. Набережные Челны, где прокурором-криминалистом был составлен протокол ее явки с повинной о совершении убийства К. и А. в лесном массиве. В связи с этим было возбуждено уголовное дело по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в ходе расследования которого на допросах В. категорически отрицала факт совершения убийства К, и А., говоря, что обстоятельства, о которых она сообщила при явке с повинной, ею надуманы и явку с повинной она дала под давлением работников милиции. Кроме этого, при составлении явки с повинной В. не были разъяснены положения, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ .

По мнению И.П. Кокурина, из данной ситуации существует единственно приемлемый выход: распространить возможность присутствия законных представителей, педагога и защитника при отобрании у несовершеннолетних явки с повинной, с возложением обязанности на составляющее протокол лицо не допустить общения с подростком кого-либо до оформления данного документа .

С позицией И.П, Кокурина можно согласиться лишь отчасти. Если говорить о возможности участия защитника при получении явки с повинной, то Конституция РФ гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи (ч, 1 ст. 48) и не связывает ее представление с формальным признанием лица подозреваемым или обвиняемым, а следовательно, и с моментом принятия дознавателем, следователем или прокурором какого-либо процессуального акта . Закон «Об адвокатской деятельности и ад- вокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. определяет адвоката как независимого профессионального советника по правовым вопросам (ч. 1 ст. 2) и указывает на возможность участия адвоката в уголовном судопроизводстве в качестве представителя или защитника доверителя (п. 5 ч. 2 ст. 2). Согласно п. 5 ч. 3 ст. 49 УПК РФ защитник участвует в уголовном деле с момента начала осуществления мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления. В то же время ст. 51 УПК РФ устанавливает обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве в отношении несовершеннолетнего как в ходе досудебного производства (с момента получения сообщения о преступлении - п. 56 ст. 5 УПК РФ), так и в ходе судебного производства по уголовному делу. Таким образом, несовер-шеннолетний, в отношении которого решается вопрос о возбуждении уголовного дела, имеет право на получение квалифицированной юридической помощи, предусмотренное ч. 1 ст, 48 Конституции РФ, но оно может быть реализовано при участии адвоката, но не защитника, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 49 УПК РФ, защитником является лицо, осуществляющее защиту прав и законных интересов подозреваемых и обвиняемых, а на данном этапе уголовного судопроизводства несовершеннолетний не наделен таким процессуальным статусом.

При явке с повинной важным условием предоставления возможности консультации с защитником является установление личности несовершеннолетнего.

Профессор А.В. Гриненко справедливо замечает, что поскольку в праве существует презумпция знания закона, каждому должен быть предоставлен свободный доступ к любым законным источникам осведомленности (в т.ч. и при помощи защитника) по всем вопросам, касающимся законодательного регулирования социальных отношений. Именно поэтому следует признать необходимым еще в стадии возбуждения уголовного дела обеспечить лицу возможность защищаться как лично, так и с помощью квалифицированного

адвоката .

Предложение И.П. Кокурина по поводу недопустимости общения защитника с подростком до оформления явки с повинной не состоятельно, так как адвокат вправе беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность, без ограничения числа свиданий и их продолжительности (п. 5 ч. 3 ст. 6 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»), и только таким образом он может оказать полноценную юридическую помощь несовершен-нолетнему, разъяснив ему не только сущность явки с повинной, но и ее последствия.

С одной стороны, участие законных представителей при получении явки с повинной у несовершеннолетнего обосновано тем, что несовершеннолетний не обладает полной процессуальной дееспособностью, и законный представитель (родители, усыновители, опекуны, попечитель) несет ответственность за воспитание и поведение несовершеннолетнего в соответствии с Семейным Кодексом Российской Федерации . С другой стороны, законный представитель может быть соучастником преступления и в связи с этим может оказывать неправомерное воздействие на несовершеннолетнего с целью оградить себя от уголовной ответственности. Следовательно, его участие в уголовном судопроизводстве не будет отвечать целям защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего.

На наш взгляд, прежде чем допустить законного представителя к участию в уголовном судопроизводстве, а именно при получении явки с повинной от несовершеннолетнего, необходимо убедиться в том, что это участие не нанесет ущерба интересам последнего и целесообразно было бы спрашивать в таком случае согласие несовершеннолетнего на возможность участия в уголовном судопроизводстве конкретного законного представителя. В любом случае анализу должны подвергаться все обстоятельства совершенного преступления, что впоследствии может оградить несовершеннолетнего не только от незаконного привлечения к уголовной ответственности, но и от возможности оговора и самооговора.

Возникает закономерный вопрос, на основании какого документа законный представитель несовершеннолетнего имеет право участвовать в уголовном процессе? Согласно ч. 1 ст, 426 УПК РФ таким основанием является постановление о признании законным представителем, вынесенное прокурором, следователем или дознавателем. Некоторые ученые-процессуалисты считают, что вынесение такового постановления излишне, так как закон и так признает родителей и лиц, их заменяющих, законными представителями. Поэтому В.А. Панкратов предлагает осуществлять допуск родителей, усыновителей, опекунов, попечителей в уголовное судопроизводство в качестве законных представителей по предъявлении документов, удостоверяющих их отношение к несовершеннолетнему . Такое предложение представляется достаточно обоснованным, так как лицо является законным представителем несовершеннолетнего не в силу вынесения постановления о признании таковым, а в силу положений семейного законодательства. В то же время постановление о допуске законного представителя несовершеннолетнего определяет момент начала его участия в уголовном процессе. Представляется возможным участие законного представителя несовершеннолетнего в уголовном процессе по предъявлении соответствующего документа, подтверждающего отношение к несовершеннолетнему, копия которого должна находиться в материалах проверки сообщения, и вынесении соответствующего постановления.

Может ли законный представитель заменить несовершеннолетнего при получении явки с повинной или объяснения? В.П. Божьев считает, что явка с повинной не предполагает обязательного личного и непосредственного обращения лица в прокуратуру, органы следствия или дознания. Оно может быть представлено и через его близких (например, в случае заболевания лица) .

С позицией В.П. Божьева можно согласиться, мотивируя это тем, что несовершеннолетние в силу стеснительности, страха мести, стыда, боязни ответственности, рассказав о совершении преступления своим законным представителям, могут отказаться явиться в правоохранительные органы, а вместо этого через своих законных представителей предоставить в письменном виде явку с повинной. Кроме того, законные представители могут сами удержать несовершеннолетнего от явки в правоохранительные органы по различным причинам. Но в то же время в этом случае будет нарушаться право лица на защиту и нет гарантии в том, что на несовершеннолетнего не оказывалось давление.

В.Д. Адаменко же настаивает на том, что законный представитель вообще может заменять несовершеннолетнего, совершая от его имени такие действия, как явка с повинной, предоставление необходимых материалов и дача объяснений .

Его позиция представляется недостаточно верной, и замещение законным представителем при совершении указанных процессуальных действий несовершеннолетнего недопустимо.

Как справедливо отмечает С.Б. Мартыненко, при замещении законным представителем несовершеннолетнего в случаях заявления о преступлении, совершенном несовершеннолетним, явки с повинной, дачи объяснений и представления каких-либо материалов от имени самого несовершеннолетнего, трудно установить наличие волеизъявления последнего на совершение таких действий. Если законный представитель выполняет лишь посредниче- скую функцию передачи правоохранительным органам выполненных несовершеннолетним в письменной форме признания в совершении преступления, а также предметов и документов, имеющих отношение к преступлению, тогда проблем не возникает .

Явка с повинной предполагает наличие добровольности и личной инициативы при сообщении субъектом о совершенном им преступлении. При информировании же правоохранительных органов законным представителем

совершенном несовершеннолетним преступлении не по его просьбе либо без его на то согласия, и уж тем более вопреки его волеизъявлению, указанный фактор отсутствует, а значит нельзя рассматривать означенные действия как явку несовершеннолетнего с повинной. Кроме этого, такой законный представитель не может быть в дальнейшем допущен к участию в уголовном судопроизводстве, поскольку заявление им о совершении преступления его подопечным вопреки желанию последнего указывают на коллизию их интересов.

Недопустимо говорить о замещении законным представителем несо-вершеннолетнего при даче объяснения, так как дача объяснений персонифицирована, то есть объяснение отбирается у конкретного лица, данные которое го указываются в бланке объяснения и это лицо ставит свою подпись под теми сведениями, которые оно сообщило компетентному лицу. Несомненно, что предоставление в распоряжение компетентных органов законными представителями несовершеннолетнего информации о преступлении будет способствовать как решению задач стадии возбуждения уголовного дела, так и достижению целей уголовного судопроизводства в целом, в отличие от непоступления таковой информации вообще. В этом случае объяснение об обстоятельствах совершенного преступления будет получено от законного представителя. Сообщение же законным представителем несовершеннолетнего информации о преступлении, которое совершенно последним и неиз- вестно компетентным органам, должно расцениваться как самостоятельный повод для возбуждения уголовного дела - заявление о преступлении.

Под сообщением о совершенном или готовящемся преступлении, полученным из иных источников, понимают все случаи получения информации о преступлении, кроме перечисленных выше и кроме анонимных заявлений. Такое сообщение о преступлении оформляется в виде рапорта об обнаружении признаков преступления (ст. 143 УПК РФ).

Данный повод для возбуждения уголовного дела предусмотрен п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ и охватывает все прочие случаи получения сообщений о преступлении, кроме тех, что рассмотрены выше и предусмотрены п. 1 и п. 2 ч. 1 указанной нормы УПК РФ.

Под непосредственным обнаружением (органом дознания, следователем, прокурором) признаков преступления как поводом для возбуждения уголовного дела понималось ранее и надо понимать сейчас - факты выявления кем-либо из них в процессе осуществления служебной деятельности сведений об обстоятельствах, указывающих на совершение или подготовку уголовно наказуемых деяний.

Наличие этого источника как повода для возбуждения уголовного дела можно констатировать при условии, что орган, обнаруживший признаки пре-ступления, ранее не располагал заявлением (сообщением) о его совершении.

Специфика этого источника в качестве повода для возбуждения уголовного дела состоит в том, что вопрос о возбуждении уголовного дела решается не в связи с поступлением заявления, сообщения или письма о готовящемся или совершенном преступлении, а по инициативе органа дознания, следователя, прокурора. В любом случае на основании ст. 143 УПК РФ начальник органа дознания, дознаватель, следователь или прокурор должны составить рапорт об обнаружении признаков преступлении, в котором указывается на деяние, содержащее признаки преступления, и источник получения информации об этом, что и будет являться поводом для возбуждения уголовного дела.

Дознаватель, а также следователь могут обнаружить признаки готовящихся или совершенных преступлений несовершеннолетними в ходе процессуальной деятельности при производстве расследования по уголовным делам, которые уже возбуждены.

Признаки преступления могут быть обнаружены и в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий органом дознания. В ст. 11 Закона об ОРД указывается, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, на основании УПК в соответствии с п. 3 ст. 140. Информацию, полученную в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, условно можно разделить на два основных вида; 1) информация о факте совершения преступления, когда неизвестны лица, его совершившие; 2) информация о лице (лицах), замышляющем или совершающем преступления, когда неизвестны конкретные факты противоправной деятельности.

В любом случае при проверке информации о возможном совершении преступления несовершеннолетним оперативные сотрудники должны не только установить все обстоятельства совершенного преступления, но также и акцентировать свою деятельность на установление точного возраста лица.

Рассмотрев и проанализировав особенности принятия сообщений о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, с позиции обеспечения их прав, следует отметить, что несовершеннолетнему на стадии возбуждения уголовного дела должно быть разъяснено право на приглашение для оказания юридической помощи адвоката, о чем делается отметка в соответствующем документе, либо он должен быть назначен несовершеннолетнему органами, осуществляющими проверку сообщения о преступлении. Это положение находит отражение в принципе 8 Декларации прав ребенка, провозглашенной Резолюцией 138 Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г.; ст.ст. 16, 40 Конвенции о правах ребенка 1989 г.; п. 7 Пекинских правил. На наш взгляд, если явившемуся с повинной в начальной части текста соответствующего протокола под роспись будут разъяснены положения ст. 51 Консти- туции РФ и уже с этого момента он будет обеспечен адвокатом, то от этого только выиграют как должностные лица компетентных правоохранительных органов, так и сами лица, которые будут совершать явку с повинной.

Кроме этого, считаем необходимым внести изменения в ч. 1 ст. 426 УПК РФ и изложить ее в следующей редакции: «Законные представители несовершеннолетнего допускаются к участию в уголовном судопроизводстве с момента первого процессуального действия, совершенного с участием несо-вершеннолетнего, на основании предъявления документа, подтверждающего отношение к несовершеннолетнему, и постановления, вынесенного прокурором, следователем, дознавателем». В ч. 4 указанной статьи слова « уголовном деле» заменить на «уголовном судопроизводстве», а слова «подозреваемого, обвиняемого» исключить. Изложение ч, 1 ст. 426 УПК РФ в указанной редакции будет соответствовать ее названию.

<< | >>
Источник: Боровик Ольга Викторовна

. Особенности досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2006. 2006

Еще по теме § 1. Принятие сообщений о преступлениях, совершенныхнесовершеннолетними:

  1. § 1. Принятие сообщений о преступлениях, совершенныхнесовершеннолетними
  2. § 2. Проверка сообщений о преступлениях, совершенныхнесовершеннолетними
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -