<<
>>

Квалификация причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ)


Статьей 165 УК РФ установлена уголовная ответственность за причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения.

Ввиду того, что в диспозиции приведенной уголовно­правовой нормы законодатель указывает на причинение ущерба не только собственнику, но и иному владельцу имущества, в юридической литературе бытует мнение о том, что рассматриваемый состав преступления наряду с правом собственности посягает еще и на право законного владения, как на отдельную юридическую категорию. Однако владение является одним из правомочий, вытекающим из право собственности, а потому посягательство третьих лиц на имущество, находящееся во владении, можно расценивать как посягательство на собственность, тем более что существенный вред при хищении имущества, находящегося в титульном владении, причиняется именно праву собственности. В пользу выделения владения в качестве самостоятельного объекта уголовно-правовой охраны могла бы свидетельствовать возможность его нарушения со стороны собственника. Однако подобные деяния квалифицируются как самоуправство. Таким образом, владение не может рассматриваться в качестве объекта преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ.

По поводу предмета состава преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ, в одной из работ Л.Д. Гаухмана отмечается, что он может существенно отличаться от предмета хищения. По его мнению, это положение вытекает из буквального толкования диспозиции названной ст. («при отсутствии признаков хищения»). Помимо реально существующих на момент совершения преступления материальных ценностей, предметом данного преступления могут являться упущенная выгода (предмет в отрицательном выражении), результаты интеллектуальной деятельности, а
также служебная и коммерческая тайна, т.е. предмет рассматриваемого преступления должен обладать признаками предмета, по поводу которого могут возникать отношения собственности1.

Е.А. Мазуренко отмечает, что физический признак предмета преступления характерен только для хищений чужого имущества, поэтому не может быть похищена в уголовно-правовом смысле электрическая или тепловая энергия, не обладающая свойством материальности, вещественности. Но предмет посягательства на собственность может и не обладать указанным признаком, стало быть, незаконное использование электрической или тепловой энергии при наличии определенных условий образует состав преступления, предусмотренный ст. 165 УК РФ[LII] [LIII].

В то же время В.И. Тюнин считает, что при совершении преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ, не всегда имеется предмет, т.е. предмет приобретает факультативный (необязательный) характер. К примеру, в случае потребления электрической энергии эта энергия предметом преступления не будет хотя бы в силу того, что предметом преступлений против собственности может быть только вещь»[LIV].

И.А. Клепицкий и А.В. Бриллиантов также утверждают, что в преступлении, предусмотренном ст. 165 УК РФ, нет предмета[LV], и мы их в этом поддерживаем, так как в общей теории уголовного права предмет преступления определяется как объект материального мира.

Объективная сторона рассматриваемого преступления может выражаться как в форме действия (предоставление подложных справок о праве на льготы), так и бездействия (уклонение от платежей и т.д.), а также специфическим способом в виде обмана или злоупотребления доверием.

В теории уголовного права и судебной практике общепринято выделять несколько форм деяний, которые могут подпадать под правовую норму, содержащуюся в ст. 165 УК РФ. Высказывается мнение, что данное преступление совершается в двух формах: незаконное использованию имущества, либо уклонение от уплаты обязательных платежей. В то же время Н.И. Панов полагает, что причинение имущественного ущерба может выражаться и в третьей форме - в обращении виновным в свою пользу или в пользу других лиц обязательных платежей, которые должны были поступить от отдельных граждан государству или общественным организа-циям[LVI].

В правоприменительной практике объективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ, определяется, как правило, в сокрытии фактической стоимости покупаемого домостроения с целью недоплатить государственную пошлину; уклонении от уплаты за пользование коммунальными услугами (газом, электрической энергией и т.д.); присвоение поступающей платы за услуги, осуществляемое в обход установленного порядка (использованные при этом «левые» материалы, принадлежащие собственнику, являются предметом хищения, поэтому деяние дополнительно квалифицируется как хищение); пользование поддельными проездными билетами, абонементами и т.п., если эти документы приобретены, но не изготовлены пользователями; действия работника транспорта, получившего от граждан и обратившего в свою пользу деньги за безбилетный проезд или незаконный, без оформления
документов, провоз багажа (те же действия, совершенных работником транспорта, уполномоченным в силу своего служебного положения получать деньги с граждан за транспортные услуги, следует квалифицировать как хищение); незаконная эксплуатация в личных целях имущества, вверенного по работе, уклонение от оплаты за длительную поездку на такси1.

Обман и злоупотребление доверием относятся к числу обязательных конструктивных объективных признаков состава причинения имущественного ущерба, предусмотренного ст. 165 УК РФ, и установление их является необходимым условием для правильной квалификации рассматриваемого преступления. Юридическое содержание обмана и злоупотребления доверием рассматривалось нами при изложении особенностей квалификации мошенничеств.

А.А. Бакрадзе считает, что обман и злоупотребление имеют то же фактическое содержание, что и при мошенничестве[LVII] [LVIII]. Однако, на наш взгляд, содержание указанных способов в этих преступлениях различно.

Под мошенническим обманом понимается преднамеренное введение в заблуждение собственника или иного владельца имущества посредством сообщения ложных сведений, представления подложных документов или совершения иных действий, создающих у потерпевшего ошибочное представление об основаниях перехода его имущества во владение виннового и порождающих иллюзию законности передачи имущества, а также умолчания о юридически значимых обстоятельствах, сообщить о которых виновный был обязан. Тем самым лицо, отчуждающее имущество, вводится в заблуждение относительно истинных оснований передачи имущества виновному.

В то же время обман в целях получения незаконной выгоды имущественного характера, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 декабря 2007 г. №51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», может выражаться, например, в представлении лицом поддельных документов, освобождающих от уплаты установленных законодательством платежей (кроме указанных в ст. 194, 198 и 199 УК РФ) или от платы за коммунальные услуги, в несанкционированном подключении к энергосетям, создающим возможность неучтенного потребления электроэнергии или эксплуатации в личных целях вверенного этому лицу транспорта.

Таким образом, обман или злоупотребление доверием при мошенничестве направлены на потерпевшего с тем, чтобы причинно вызвать определенное имущественное распоряжение с его стороны. При причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием обман скорее является способом сокрытия преступления и, во всяком случае, не должен обусловить имущественное распоряжение потерпевшего. Виновный сам удерживает имущество. Потерпевший не передает его, поскольку его не имеет.

Следует отметить, что преступлением, предусмотренным ст. 165 УК РФ, признается не сами по себе обман или злоупотребление доверием собственника или иного владельца имущества, а фактическое причинение им имущественного ущерба. Поэтому преступление считается оконченным, когда виновный путем обмана или злоупотребления доверием причиняет имущественный ущерб потерпевшему, не вносит, например, соответствующие платежи за использование в личных целях транспортных средств или других механизмов, за оказание коммунальной услуги, уклоняется от уплаты за проезд на железнодорожном или ином виде транспорта и т.п.

Указанные деяния, как верно указала Н.Г. Логинова, характеризуются тем, что при их совершении не происходит
изъятия и обращения чужого имущества в пользу виновного и вследствие этого не происходит противоправного перехода имущества от собственника в незаконное обладание виновного как при хищении. Таким образом, имущество не выбывает из фондов собственника и не переходит в пользу виновного, последний незаконно использует, эксплуатирует чужое имущество или пользуется безвозмездно платными услугами, тогда как при хищении субъект противоправно изымает и (или) обращает в свою пользу других лиц чужое имущество и распоряжается им как собственник[LIX].

В данном случае виновный использует иной механизм извлечения незаконной имущественной выгоды: она извлекается не за счет изъятия имущества, находящегося в наличных фондах собственника или иного владельца, а посредством непередачи имущества (денежных средств), которые по закону, иным нормативным актам или в соответствии с договором должны поступить в указанные фонды.

Ряд авторов также считают, что при причинении ущерба

путем обмана или злоупотребления доверием ущерб означает 2

неполучение должного, упущенную выгоду .

Судебная практика привлечения к уголовной ответственности по ст. 165 УК РФ показывает, что утверждение о причинении имущественного вреда лишь в виде упущенной выгоды неверно. Имущественный ущерб
может состоять не только в неполучении должного (упущенной выгоде), но и в реальном ущербе. Часто это связано с незаконным распоряжением со стороны работника имуществом собственника.

Например, Верховный Суд РСФСР признал Д. виновным в том, что, работая шофером автобазы, он использовал закрепленную за ним автомашину в личных целях для перевозки имущества граждан, за что получил 17 руб. Отвергая доводы жалобы адвоката об отсутствии состава преступления, Верховный Суд РСФСР указал, что автобаза понесла ущерб в связи с самовольным использованием автомашины не по назначению: она лишилась планируемых доходов от эксплуатации автомашины, произошел срыв графика перевозки государственных грузов, невыполнение плана перевозок, износ автомашины, расход бензина1.

На возможность причинения любого имущественного ущерба указал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 декабря 2007 г.: «При решении вопроса о том, имеется ли в действиях лица состав преступления, ответственность за которое предусмотрена статьей 165 УК РФ, суду необходимо установить, причинен ли собственнику или иному владельцу имущества реальный материальный ущерб либо ущерб в виде упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено путем обмана или злоупотребления доверием[LX] [LXI].

Категория «упущенная выгода» принадлежит гражданскому праву.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.96 № 8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ» сказано, что «размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен
определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено».

Применительно к упущенной выгоде наука уголовного права следует законодательному предписанию, закрепленному в п. 2 ст. 15 ГК РФ, согласно которому: «Если лицо, нарушившее право, получило следствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы». Однако следует согласиться с В.И. Тюниным, который не считает указанное правило универсальным, поскольку оно не охватывает случаев неуплаты за оказанные услуги (потребление электроэнергии, услуг телефонной связи, сети Интернет и проч.). Поэтому правильнее не ставить знак равенства между категориями «упущенная выгода» и «неполучение должного»[LXII].

До последнего времени не было выработано критериев оценки величины имущественного ущерба, влекущего уголовную ответственность. Существовало две позиции. Первая исходила из родства объекта уголовно-правовой охраны причинения имущественного ущерба хищениям, а посему ее приверженцы считали, что минимальный размер ущерба должен определяться в соответствии с примечанием к ст. 158 УК РФ и ст. 7.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях, т.е. должен превышать 1 тыс. руб.

Эта проблема отпала с принятием 8 декабря 2011 г. Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ, которым ч. 1 ст. ст. 165 УК РФ фактически была декриминализирована (перешла в разряд административно наказуемых деяний), а новая ее редакция предусматривает ответственность за указанное деяние, только если оно совершено в крупном размере.

С субъективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла.

Субъектом данного преступления является физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Частью 2 ст. 165 УК РФ предусмотрены следующие квалифицирующие признаки:

а) совершение деяния, предусмотренного частью первой настоящей статьи, группой лиц по предварительному сговору либо организованной группой; б) причинившее особо крупный ущерб.

3.3.

<< | >>
Источник: В.И. Гладких. Квалификации преступлений в сфере экономики. Курс лекций: под ред. проф. В.И. Гладких. - М., 2014.-430 с.. 2014
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Квалификация причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ):

  1. 7. Мошенничество (ст. 159 УК)
  2. 12. Хищение предметов, имеющих особую ценность, и иные корыстные преступления против собственности (ст. 164-166 УК)
  3. 5. Преступления, посягающие на интересы кредиторов
  4. § 2. Злоупотребление акционерами своими правами
  5. 2.1. Квалификация преступлений в сфере бюджетных отношений с учетом их объекта
  6. 2.4. Квалификация преступлений в сфере бюджетных отношений с учетом их субъекта
  7. 3.1. Квалификация преступлений в сфере бюджетных отношений с учетом института неоконченного преступления
  8. 3.3. Квалификация преступлений в сфере бюджетных отношений с учетом института обстоятельств, исключающих преступность деяния
  9. 3.4. Квалификация преступлений в сфере бюджетных отношений, с учетом института множественности преступлений
  10. §1. Особенности квалификации преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ
  11. Гипотеза нормы уголовного права
  12. Выводы.
  13. 81. Мошенничество. Квалифицирующие признаки. Отличие мошенничества от кражи с элементами обмана, причинения имущественного ущерба путём обмана и злоупотребления доверием.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -