<<
>>

3.3. Квалификация преступлений в сфере бюджетных отношений с учетом института обстоятельств, исключающих преступность деяния

Уголовный кодекс Российской Федерации признает в качестве обстоятельств, исключающих преступность деяний необходимую оборону (ст. 37 УК РФ), причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ), крайнюю необходимость (ст. 39 УК РФ), физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК РФ), обоснованный риск (ст. 41 УК РФ), исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ). Практическое применение таких действий общественно полезно, хотя формально они содержат признаки преступлений.
Причинение физического, материального и другого вреда посягающему внешне реализуется, как преступление и вместе с тем таковым не является так как в силу своего социального содержания оно оказалось полезным для общества и квалифицируется, как правомерное поведение, заслуживающее государственной поддержки. Часть 1 ст. 37 УК РФ устанавливает, что не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Часть 2 ст. 37 УК РФ признает защиту от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. Часть 3 ст. 37 УК РФ законодательно устанавливает, что право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специ- атьной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Применительно к преступлениям в сфере бюджетных отношений, как полагает диссертант, квалификация необходимой обороны в соответствии ч. 1 ст. 37 УК РФ практически исключается. Преступления в сфере бюджетных отношений, к числу которых относятся посягательства, предусмотренные п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ - кража; п. «б» ч. 3 ст. 159 УК РФ - мошенничество; п. «б» ч. 3 ст. 160 УК РФ - присвоение или растрата; п. «б» ч. 3 ст. 165 УК РФ - причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием; ст. 171 УК РФ - незаконное предпринимательство; сг. 172 УК РФ

незаконная банковская деятельность; ст. 173 УК РФ лжепредпринимательство; ч. 2 ст. 176 УК РФ - незаконное получение кредита; ч. 2 ст. 183 УК РФ - незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну; ст. 185 УК РФ - злоупотребления при эмиссии ценных бумаг; ст. 185-1 злостное уклонение от предоставления инвестору или контролирующему органу информации, определенной законодательством Российской Федерации о ценных бумагах; ст. 195 УК РФ - неправомерные действия при банкротстве; правомерные действия при банкротстве; ст. 196 УК РФ - преднамеренное банкротство; ст. 197 УК РФ - фиктивное банкротство; ст. 211 УК РФ - угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава; ч. 3 ст. 285 УК РФ - злоупотребление должностными полномочиями; п.

«в» ч. 3 ст. 286 УК РФ - превышение должностных полномочий; п. «в» ч. 3 ст. 287 УК РФ - отказ в предоставлении информации Феде- ратьному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации при условии, что частью составов преступлений являются деяния предусмотренные ст. 289 БК РФ - нецелевое использование бюджетных средств; ст. 293 БК РФ - неперечисление либо несвоевременное перечисление бюджетных средств получателям бюджетных средств; ст. 296 БК РФ - несоответствие уведомлений о бюджетных ассигнованиях и лимитах бюджетных обязательств бюджетной росписи; ст. 297 БК РФ - финансирование расходов сверх утвержденных лимитов; ст. 298 БК РФ - предоставление бюджетных кредитов, бюджетных ссуд с нарушением установленного порядка; ст. 299 БК РФ - предоставление бюджетных инвестиций с нарушением установленного порядка; ст. 300 БК РФ - предоставление государственных или муниципальных гарантий с нарушением установленного порядка; ст. 301 БК РФ - осуществление государственных или муниципальных закупок с нарушением установленного порядка; ст. 302 БК РФ - нарушение запрета на размещение бюджетных средств на банковских депозитах либо передачу их в доверительное управление; ст. 303 БК РФ - несоблюдение обязательности зачисления доходов бюджетов, не сопряжены с насилием опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Следовательно, совершение бюджетных преступлений в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства должно быть признано правомерным поведением, исключающим уголовную ответственность, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть обо- роняющийся не совершил умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. Превышением пределов необходимой обороны должно быть признано совершение в целях защиты таких умышленных действий, которые явно не соответствуют характеру и степени общественной опасности посягательства. Явный характер несоответствия понимается здесь как в субъективном, так и в объективном смысле. В субъективном смысле явное несоответствие означает несоответствие очевидное, допущенное не просто умышленно, а с прямым умыслом; в объективном же смысле - это несоответствие существенное, значительное, означающее не просто его необоснованность, излишний характер, но и существенную (значительную) избыточность причиненного (в целях защиты) вреда72. Юридическую сущность необходимой обороны исследовал А.Ф. Ко- ни . Необходимая оборона, как полагал А.Ф. Кони, состоит в отражении нападения: нападение это должно быть несправедливое, ибо здесь право противопоставляется неправу. Это есть употребление личных сил гражданина на защиту какого-нибудь права. Но употребление личных сил может быть допущено только при отсутствии помощи со стороны общественной власти. В этом случае человек вынужден сам себя защищать. Отсюда видно, что необходимая оборона есть вынужденное защищение против несправедливого нападения73. Из положения о необходимой обороне, писал Кони74, вытекает и обратное: нет необходимой обороны против лиц, совершающих нападение в силу права, законно. Отсюда нет необходимой обороны против лиц, облеченных властью и управомоченных законом к таким действиям, которые самим законом признаются легальными. Нет, следовательно, необходимой обороны против чиновников и агентов правительства, против родителей, опекунов и воспитателей.
Всякое сопротивление здесь незаконно- Однако и в этом случае допускается необходимая оборона, а именно когда: 1) власть не имеет на известные действия права, когда она не компетентна, т.е. действует вне границ своей компетенции, и 2) когда она действует даже в границах своей компетенции, но противозаконна в материальном отношении... очевидно, что необходимая оборона, как сопротивление действиям общественной власти, может быть только в случае явного противодействия закону1. Применительно к преступлениям в сфере бюджетных отношений, институт необходимой обороны, как обстоятельство, исключающее преступность деяния, реализуется с учетом особенностей регулирования данной сферы бюджетным законодательством России. Осуществление государственных или муниципальных заимствований, а также предоставление государственных или муниципальных гарантий должностными лицами субъекта Российской Федерации в размере, превышающем 15 процентов объема расходов бюджета на очередной финансовый год, при условии невозможности со стороны субъекта Российской Федерации обеспечить обслуживание и погашение своих обязательств, влечет, в соответствии ст. 111 и 112 БК РФ передачу исполнения бюджета субъекта Российской Федерации под контроль Министерства финансов Российской Федерации. Непсречисление либо несвоевременное перечисление бюджетных средств получателям бюджетных средств, обусловленное данным обстоятельством, при формальном наличии состава бюджетных преступлений, не может повлечь уголовной ответственности, так как, по мнению диссертанта, должно быть признано правомерной защитой охраняемых законом бюджетных отношений.

Часть 1 ст. 38 УК РФ исключает из числа преступных деяний причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и прсссчсния возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых мер. Часть 2 ст. 38 УК РФ устанавливает, что превышением мер необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда. Диссертант полагает, что причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление в сфере бюджетных отношений должно быть признано правомерным при наличии следующих условий: 1) лицо совершило бюджетное преступление, наказуемое лишением свободы; 2) лицо совершает действия, направленные на уклонение от задержания; 3) лицо располагает реальной возможностью избежать задержания; 4) вред причиняется только лицу, уклоняющемуся от задержания; 5) вред причиняется лицу, совершившему бюджетное преступление, с целыо его задержания, доставления в органы власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений; 6) сложившаяся обстановка исключала применение иных мер для задержания лица, совершившего бюджетное преступление; 7) при задержании не было допущено умышленного применения мер, которые явно не соответствовали характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом бюджетного преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

Часть 1 ст. 39 УК РФ признает обстоятельством, исключающим преступность деяния причинение вреда охраняемым уголовным законом инте- ресам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемых законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Часть 2 ст. 39 УК РФ признает превышением пределов крайней необходимости причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда. Применительно к преступлениям в сфере бюджетных отношений крайняя необходимость характеризуется правомерным причинением ущерба бюджетным отношениям, охраняемым уголовным законом, в целях устранения опасности непосредственно угрожающей жизни, здоровью, правам и законным интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Причинение ущерба бюджетным отношениям в состоянии крайней необходимости должно быть признано законным и обоснованным при наличии следующих обстоятельств: 1) наличие серьезной, реальной и непосредственной опасности, угрожающей жизни, здоровью, правам и законным интересам данного или иного лица; 2) опасность не могла быть устранена иными средствами кроме тех, которые повлекли ущерб бюджетным отношениям, охраняемым уголовным законом; 3) ущерб причиняется бюджетным отношениям, не связанным непосредственно, с серьезной, реальной опасностью, требующей устранения; 4) причинение ущерба бюджетным отношениям является правомерным, если при устранении опасности не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Причинение ущерба бюджетным отношениям при превышении пределов крайней необходимости характеризуется умышленными действиями явно не соответствующими характеру и степени угрожавшей опасности, обстановке, в которой опасность устранялась, а также причинением ущерба бюджетным отношениям, превышающим предотвращенный вред.

Диссертант полагает, что действия в состоянии крайней необходимости имеют место в случае принятия должностными лицами Правительства Российской Федерации, органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органов местного самоуправления, в соответствии ст. 229 Бюджетного кодекса Российской Федерации, решения о введении режима сокращения расходов бюджета и исполнения указанного режима. Основанием для принятия такого решения является снижение объемов поступлений доходов бюджета или источников финансирования дефицита бюджета, приводящее к неполному по сравнению с утвержденным бюджетом финансированию расходов не более чем на 10% годовых назначений. В решении о введении режима сокращения расходов бюджета должны быть указаны дата, с которой вводится указанный режим, и размеры сокращения расходов бюджета. Сокращение бюджетных ассигнований не должно составлять более 10% годовых назначений по каждому главному распорядителю бюджетных средств, а также по каждому объекту, включенному в адресную инвестиционную программу, целевые программы. Уведомление распорядителей и получателей бюджетных средств о введении режима сокращения расходов бюджетов производится не позднее чем за 15 дней до даты его введения. На основании решения о введении режима сокращения расходов бюджета производится сокращение неиспользованных лимитов бюджетных обязательств.

К действиям в состоянии крайней необходимости, как полагает диссертант, необходимо отнести и блокировку расходов бюджетов, предусмотренную ст. 231 БК РФ.

Под блокировкой расходов бюджета понимается сокращение лимитов бюджетных обязательств по сравнению с бюджетными ассигнованиями либо отказ в подтверждении принятых бюджетных обязательств, если бюд- жетные ассигнования в соответствии с законом (решением) о бюджете выделялись главному распорядителю бюджетных средств (субъект Российской Федерации, муниципальное образование или другой получатель бюджетных средств) на выполнение определенных условий, однако к моменту составления лимитов бюджетных обязательств либо подтверждения принятых бюджетных обязательств эти условия оказались невыполненными.

Блокировка расходов бюджета осуществляется по решению руководителя финансового органа на любом этапе исполнения бюджета.

Блокировке могут быть подверпгуты: 1) расходы бюджета исключительно в размерах, в которых их финансирование было связано условиями, определенными Бюджетным кодексом России либо законом (решением) о бюджете; 2) расходы бюджета, по которым выявлены факты нецелевого использования. Особыми полномочиями в сфере бюджетных отношений, включающими, и право на действия в состоянии крайней необходимости, ст. 261 Бюджетного кодекса наделяет Министра финансов Российской Федерации. Министр финансов Российской Федерации действуя в состоянии крайней необходимости вправе: 1) своим распоряжением разрешить перераспределение средств федерального бюджета по разделам, подразделам, видам расходов и предметным статьям в пределах средств, выделенных главному распорядителю или получателю средств федерального бюджета. В размере не более 10% ассигнований, выделенных главному распорядителю средств федерального бюджета; 2) сократить лимиты бюджетных обязательств по сравнению с бюджетными ассигнованиями, если бюджетные ассигнования в соответствии с федеральным законом о федеральном бюджете выделялись при условии выполнения главным распорядителем бюджетных средств определенных требований, а к моменту составления лимитов бюджетных обязательств эти требования оказались невыполненными. Исследованная автором юридическая технология квалификации преступлений в сфере бюджетных отношений с учетом неоконченного преступления и обстоятельств, ис- ключающих преступность деяния позволяют сделать следующие выводы. Квалификация стадий совершения преступлений в сфере бюджетных отношений обуславливается совокупным применением норм Бюджетного и Уголовного законодательства, определяющим начало и окончание стадий совершения преступления, а также противоправный вред, наступивший на данном этапе преступной деятельности, наличие которого позволяет правоприменителю определить степень реализации преступного намерения и степень общественной опасности деяния угрожающего бюджетной сфере. Обстоятельства, исключающие преступность деяния в сфере бюджетных отношений, только тогда могут быть признаны таковыми, когда наряду с признаками, установленными уголовным законодательством, их юридическую сущность определяют особые полномочия в сфере бюджетных отношений, установленные бюджетным законодательством России.

Часть 1 ст. 40 УК РФ устанавливает, что причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием), не является преступлением.

Часть 2 ст. 40 УК РФ определяет, что вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учетом положений ст. 39 УК РФ. Применительно к преступлениям в сфере бюджетных отношений физическое или психическое принуждение, как обстоятельство, исключающее преступность бюджетного деяния, по мнению диссертанта, характеризуется тем, что принуждение осуществляется в таких формах при которых лицо, совершающее бюджетное преступление лишено свободы воли и в силу этого обстоятельства не способно действовать в соответствии со своими намерениями или непринужденно руководить своими поступками. Диссертант полагает, что лицо, совершающее бюджетное преступление в силу физического или психического принуждения, выступает "орудием" преступления, а совершенное им деяние несмотря на то, что содержит формально признаки преступного деяния по существу им не является. В случае совершения бюджетного преступления, вследствие физического или психического принуждения, осуществляемого в таких формах, которые не приводят к утрате способности лица руководить своими поступками, вопрос об ответственности за причиненный при таких обстоятельствах ущерб бюджетным отношениям разрешается в соответствии регламентации крайней необходимости.

Часть I ст. 41 УК РФ исключает из числа преступных деяний причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели.

Часть 2 ст. 41 УК РФ устанавливает основания для признания риска обоснованным. Риск должен быть признан обоснованными, если указанная цель не могла быть достигнута не связанным с риском действиями или бездействием и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам.

Часть 3 ст. 41 УК РФ определяет, что риск не может быть признан обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия.

Обоснованный риск - это риск для достижения общественно полезной цели, сопряженный с причинением вреда правоохраняемым интересам, формально подпадающим под признаки уголовно-противоправного деяния, но по существу преступлением не являющимся1. Риск должен быть признан правомерным при наличии следующих условий: 1) риск предпринят для достижения общественно полезной цели; 2) общественно полезная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями; 3) риск основывается на знаниях и опыте, трезвом расчете, обещающем высокую веро- ятность благоприятного исхода; 4) лицо, допустившее риск, предприняло все меры, необходимые для предотвращения вреда. Применительно к преступлениям в сфере бюджетных отношений, как полагает диссертант, квалификация обоснованного риска, предполагает, что действия (бездействие) лица предприняты для достижения целей бюджетного регулирования и не противоречат принципам бюджетного законодательства Российской Федерации. Статья 34 БК РФ устанавливает, что при составлении и исполнении бюджетов уполномоченные органы и получатели бюджетных средств должны исходить из необходимости достижения заданных результатов с использованием наименьшего объема средств или достижения наилучшего результата с использованием определенного бюджетом объема средств (принцип эффективности и экономности использования бюджетных средств). Следовательно риск должен быть признан обоснованным, если он предпринят для достижения заданного результата с использованием наименьшего объема средств или достижения наилучшего результата с использованием определенного бюджетом объема средств. Однако, как полагает диссертант, вышеуказанное обстоятельство лишь тогда должно быть признано обоснованным риском, когда действия (бездействие) лица не противоречат принципам единства бюджетной системы Российской Федерации, разграничения доходов и расходов между уровнями бюджетной системы Российской Федерации, самостоятельности бюджетов, полноты отражения доходов и расходов бюджетов, бюджетов государственных внебюджетных фондов, сбалансированности бюджета, общего (совокупного) покрытия расходов бюджетов, гласности, достоверности бюджета, адресности и целевого характера бюджетных средств (ст. 28 БК РФ).

Часть 1 ст. 42 УК РФ устанавливает, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовная ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение.

Часть 2 ст. 42 УК РФ законодательно закрепляет, что лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность. Исполнение приказа (распоряжения) как обстоятельство, исключающее преступность деяния, есть не являющееся преступлением формально уголовно-противоправное причинение вреда правоохраняемым интересам лицом, действующим во исполнение приказа или явного или иного распоряжения, отданных в установленном порядке и с соблюдением надлежащей формы, за исключением случаев исполнения заведомо преступного приказа или распоряжения1. Обязательными условиями правомерности исполнения приказа (распоряжения), исключающими уголовную ответственность признаются: 1) правомерность приказа; 2) восприятие приказа лицом, исполняющим его, именно как правомерного; 3) правомерность порядка отдачи приказа; 4) надлежащая форма приказа. Применительно к преступлениям в сфере бюджетных отношений необходимо отметить следующие обстоятельства правомерности исполнения приказа (распоряжения). Статья 215 БК РФ законодательно устанавливает, что в Российской Федерации установлено казначейское исполнение бюджетов. На органы исполнительной власти возлагаются организация исполнения и исполнение бюджетов, управление счетами бюджетов и бюджетными средствами. Указанные органы являются кассирами всех распорядителей и получателей бюджетных средств и осуществляют платежи за счет бюджетных средств от имени и по поручению бюджетных учреждений. Данное положение дает основание диссертанту полагать, что для субъектов бюджетных отношений правомерным должен быть признан приказ (распоряжение) отданный органом исполнительной власти, на который возложены обязанности по организации исполнения и исполнение бюджетов, а также управление счетами бюджетов и бюджетными средствами. Статья 220 БК РФ определяет, что в течение 10 дней со дня утверждения сводной бюджетной росписи, орган, исполняющий бюджет, доводит показатели указанной росписи до всех нижестоящих распорядителей и получателей бюджетных средств. Доведение показателей сводной бюджетной росписи осуществляется в форме уведомлений о бюджетных ассигнованиях на период действия утвержденного бюджета. Диссертант полагает, что соблюдение формы уведомления подтверждает правомерность исполнения приказа (распоряжения). Уведомление о бюджетных ассигнованиях не представляет права принятия обязательств по осуществлению расходов бюджета и платежей бюджетополучателями. Статья 221 БК РФ обязывает бюджетное учреждение в течение 10 дней со дня получения уведомления о бюджетных ассигнованиях составить и представить на утверждение вышестоящего распорядителя бюджетных средств смету доходов и расходов по установленной форме. В течение пяти дней со дня представления указанной сметы распорядитель бюджетных средств утверждает эту смету. Смета доходов и расходов бюджетного учреждения, являющегося главным распорядителем бюджетных средств, утверждается руководителем главного распорядителя бюджетных средств. Смета доходов и расходов бюджетного учреждения в течение одного рабочего дня со дня ее утверждения передается бюджетным учреждением в орган, исполняющий бюджет. Диссертант полагает, что исполнение приказа (распоряжения) по расходованию бюджетных средств, в пределах утвержденной сметы расходов, также является обстоятельством подтверждающим правомерность исполнения приказа (распоряжения). Анализ норм Бюджетного кодекса Российской Федерации (ст. 215- 242), регламентирующих порядок исполнения бюджетов, дает основание полагать, что обязательными условиями правомерности приказа (распоряжения) о доходах и расходах бюджета являются: 1) казначейское исполнение бюджета; 2) зачисление доходов и осуществление расходов с единого счета бюджетополучателя; 3) исполнение бюджета уполномоченным исполнительным органом на основе бюджетной росписи; 4) исполнение бюджета по доходам и осуществление расходов в пределах фактического наличия бюджетных средств, с соблюдением обязательных последовательно осуществляемых процедур санкционирования и финансирования расходов.

За деяние, совершенное во исполнение преступного приказа (распоряжения), ответственность несет лицо, отдавшее такой приказ, а в случае осознания преступного характера приказа лицом, его исполнившим, ответственности подлежит такое лицо. Исполнение заведомо преступного приказа (распоряжения) может быть признано судом в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность при условии, что неисполнение преступного приказа могло повлечь для лица серьезные неблагоприятные последствия. В иных случаях исполнение заведомо преступного приказа влечет ответственность на общих основаниях. Исполнение заведомо преступного приказа (распоряжения) из карьеристских, корыстных или иных низменных побуждений рассматривается как отягчающее ответственность обстоятельство. Неисполнение преступного приказа или иного распоряжения исключает уголовную и иную юридическую ответственность. Уголовная и иная юридическая ответственность исключаются также в случае неисполнения преступного приказа (преступного распоряжения), если неисполненный преступный приказ (преступное распоряжение) не был заведомо преступным. Пример. Московским городским судом осужден Олейник по пункту «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ - превышение должностных полномочий. Бывший начальник главного управления военного бюджета и финансирования Министерства обороны РФ в 1996 и 1997 годах Олейник санкционировал поставку с Украины строительных материалов в обмен на погашение долгов за газ на общую сумму 450 миллионов долларов США. Данная сумма была перечислена из оборонного бюджета России на счет британской фирмы «Юнайтед Энерджи Интернешнл Лимитед». В установленные сроки Россия строительных материалов не получила, а перечисленные денежные средства со счетов британской фирмы исчезли75. Олейник вину не признал и заявил суду, что исполнял приказ бывшего замминистра финансов РФ Вавилова. Суд, проверив доводы подсудимого, не установил наличия приказа или иного распоряжения, отданного Олейнику в установленном порядке и с соблюдением надлежащей формы, что в свою очередь исключило применение ч. 1 ст. 42 УК РФ в данном деле.

<< | >>
Источник: АНИСИМОВ Юрий Леонидович. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ БЮДЖЕТНЫХ ОТНОШЕНИЙ. Диссертация. Нижний Новгород. 2002

Еще по теме 3.3. Квалификация преступлений в сфере бюджетных отношений с учетом института обстоятельств, исключающих преступность деяния:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -