<<
>>

Квалификация вымогательства (ст. 163 УК РФ)

Вымогательство в современных условиях совершается в основном преступными группами. Это связано с тем, что у последних имеются преимущества в достижении целей, возможности технического оснащения, вооружения, конспирации, получения информации, объединения усилий для психического и физического воздействия на потерпевших.

Изучение материалов правоприменительной практики свидетельствует о том, что совершение вымогательств имеет место практически во всех сферах жизни нашего общества - в фермерских хозяйствах, в предпринимательской сфере, в сфере обслуживания, на рынках и сфере торговли, на улицах, в учебных заведениях, на транспорте, в сфере туризма, в шоу- бизнесе, в финансово-кредитной сфере, в сфере экспорта и внешней торговли, в сфере военной промышленности и обороны, в профсоюзной сфере, в медицине, в сфере приватизации, распределения и переоформления собственности, в политике, в сфере информации, в компьютерной сфере и сфере высокоточных технологий[XLVII].

Вымогательство, как и все корыстно-насильственные преступления, относится к числу многообъектных деяний. Посягая на собственность как на основной объект уголовно­правовой защиты, оно направлено и против личности. Причем если при деянии в рамках ч. 1 ст. 163 УК РФ осуществляется психическое насилие (угроза насилием, шантаж), квалифицированное вымогательство характеризуется уже присутствием реального насилия вплоть до причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Предметом данного преступления могут являться:

а) имущество;

б) право на имущество (расписка, договор или иной документ, подтверждающий наличие долга за вымогателем, либо документ, согласно которому определенные имущественные права переходят к вымогателю);

в) действия имущественного характера (выполнение работ, предоставление услуги и т. д.).

С объективной стороны состав вымогательства (ст. 163 УК) характеризуется деянием в виде предъявления лицу, являющимся собственником, или иным законным владельцем имущества незаконного требования передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

Высказанная преступником угроза при совершении вымогательства обращена в будущее. В этом состоит отличие вымогательства от таких преступлений, как грабеж и разбой, когда преступник с целью завладения имуществом потерпевшего готов осуществить и осуществляет свои угрозы немедленно. В то же время следует иметь в виду, что при
разбое и грабеже преступник может и не завладеть имуществом, если, например, получит достойный отпор от жертвы посягательства[XLVIII].

Для квалификации преступного деяния как вымогательства не имеет значения, намеревался ли виновный привести свою угрозу в исполнение и в какой форме она была высказана, а важно то, чтобы она воспринималась потерпевшим как реально осуществимая и вынуждала его согласиться на требования вымогателя.

В связи с этим состав вымогательства является усеченным и считается оконченным с момента предъявления указанных требований, сопровождающихся угрозой. Угроза может быть устной и письменной, высказанной лично или через посредника, сформулированной откровенно или в завуалированной форме.

Предмет состава вымогательства значительно шире, чем в составах хищения. Им может быть не только имущество, но, как и при мошенничестве, право на него, иное материальное благо, например, принятие на работу с достаточно высокой оплатой без фактического ее выполнения, а также различные действия имущественного характера, которые приносят вымогателю имущественную выгоду (уничтожение долговой расписки, отказ от доли в общем имуществе, завладение квартирой или автомашиной потерпевшего путем принуждения выдачи доверенности на них и т.д.).

В ряде случаев для способа совершения вымогательства характерны признаки обмана. Очевидно, именно как вымогательство, а не как мошенничество следует квалифицировать действия субъекта, направленные на создание у потерпевшего иллюзии о мнимом долге, с последующим требованием, под угрозой применения насилия передачи прав, например, на его жилую недвижимость в качестве погашения долга. При таких обстоятельствах
собственник передает право на свое имущество, опасаясь высказываемых ему угроз, а не в результате обмана.

Психическое насилие в виде угроз потерпевшему (иногда это заканчивается убийством) имеют место и после совершения оконченного мошенничества, когда формально право собственности на чужое имущество перешло в пользу субъекта мошенничества. Такое насилие мотивируется желанием виновного сокрыть совершенное преступление и избежать расходов, связанных с возможным признанием гражданско-правовой сделки недействительной. В этом случае необходимо учитывать, что хищение в форме мошенничества к моменту применения насилия уже окончено и насильственные действия совершаются уже не с целью хищения или завладением правом на имущество. В этой связи действия виновных должны квалифицироваться по совокупности совершенных преступлений.

Вымогательство следует отличать от самоуправства. Например, когда виновный, осуществляя свое действительное или предполагаемое право с нарушением установленного законом порядка, требует вернуть свое имущество или эквивалент его, то сложностей в квалификации не возникает. Подобные затруднения имеют место в оценке деяний, при которых субъект включал так называемый «долговой счетчик» и в качестве уплаты долга, под угрозой применения насилия требовал явно несоразмерную сумму. Например, как это часто бывает, машину или квартиру должника.

Вопросу разграничения вымогательства и самоуправства, при указанных условиях, посвящена статья прокурора одного из районов Архангельской области С. Абросимова[XLIX]. Автор указывает, что нередки случаи изменения судами квалификации вышеуказанных деяний с вымогательства на самоуправство и по этому поводу из судебной практики приводит немало ошибочных примеров. Мы разделяем эту
точку зрения и считаем, что не могут квалифицироваться как самоуправство действия в виде требований под угрозой применения насилия о передаче имущества, стоимость которого явно выходит за рамки суммы долга.

Проблемы квалификации деяний, допускающих при отчуждении чужого имущества применения насилия, зачастую заложены и в самих нормах уголовного закона, устанавливающих ответственность за эти преступления. В подтверждение сказанному можно попытаться провести сравнительно - правовой анализ ст. 163 УК РФ «Вымогательство» и 179 УК РФ «Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения».

Диспозиции обеих статей практически полностью совпадают, за исключением дополнения, содержащегося в ст. 179 УК, - «при отсутствии признаков вымогательства». Возникает вопрос, о каком отсутствии признаков вымогательства может идти речь, если в самой статье о вымогательстве дается его столь объемлющая характеристика, под которую подойдет любое действие с препятствием к сделке или понуждением к ее совершению. Очевидно, имеется ввиду та часть диспозиции ст. 163, где говорится о «совершении других действий имущественного характера». Содержание последних уже традиционно понимается как выполнение юридически значимых для потерпевшего действий, в результате которых сам вымогатель либо подставные лица получают имущественную выгоду либо избавляются от материальных затрат. В одном из комментариев к УК приводится несколько примеров из судебной практики о вымогательстве, где имеет место согласие потерпевшего на заключение убыточной для него сделки[L].

Пытаясь разрешить данную проблему, мы обратились к анализу судебной практики и обнаружили, что подобное преступление (в виде склонения к заключению явно
убыточной сделки) рассматривалось Владимирским областным судом[LI].

Кировским городским судом Владимирской области И. и М. были осуждены по ст. 179 и 163 УК РФ за то, что они с целью незаконного обогащения требовали от Ф. обменять принадлежащую ей на праве собственности благоустроенную квартиру на другую, неблагоустроенную. Для этого они избивали сына потерпевшей и угрожали ему убийством. Опасаясь расправы над сыном, Ф. была вынуждена согласиться на предлагаемый ей обмен квартиры, куда затем и переехала, получив в качестве «компенсации» полтора миллиона рублей. Ее же квартира впоследствии была реализована за тридцать шесть миллионов рублей, из которых тридцать миллионов рублей присвоили И. и М.

Судебная коллегия по уголовным делам Владимирского областного суда оставила приговор без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в своем протесте поставил вопрос об изменении приговора в части исключения из обвинения осужденных ст. 179 УК РФ.

Президиум Владимирского областного суда протест удовлетворил, указав следующее.

Виновность И. и М. в совершении вымогательства установлена. Их действия квалифицированы правильно. Вместе с тем их осуждение за принуждение Ф. к совершению сделки по обмену ее квартиры нельзя признать обоснованным.

В соответствии с диспозицией ст. 179 УК РФ уголовная ответственность за принуждение к совершению сделки наступает в том случае, когда действия виновного не содержат состава другого преступления, в т.ч. и вымогательства.

Принуждение Ф. к обмену ее квартиры судом обоснованно квалифицировано как вымогательство. Соответственно
дополнительной квалификации действий виновных по ст. 179 УК РФ не требовалось.

Разъяснения президиума Владимирского областного суда мы считаем правильными и не вызывающими каких - либо сомнений. Критерий в разграничении рассматриваемых преступлений следует искать не в признаках объективной стороны преступления, а в объекте их составов, так как схожие по диспозициям нормы находятся в разных главах уголовного закона. При вымогательстве таким объектом является право собственности, а при принуждении к совершению сделки или к отказу от ее совершения в качестве объекта выступают общественные отношения, связанные с осуществлением экономической деятельности. Принуждая к совершению сделки или отказу от ее совершения, субъект не стремится завладеть чужим имуществом, а преследует иную некорыстную цель. Например, проживать в конкретной квартире, так как она расположена недалеко от места его работы или проживания его родственников. Квалифицировать по ст. 179 УК РФ следует деяния, направленные на принуждение потерпевшего, например, к равноценному обмену или купле-продаже при полной оплате стоимости жилья.

С субъективной стороны вымогательство характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла.

Субъектом вымогательства может являться физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки вымогательства, предусмотренные в ч. 2 и 3 ст. 163 УК РФ, совпадают с аналогичными признаками других статей о преступлениях против собственности.

3.2.

<< | >>
Источник: В.И. Гладких. Квалификации преступлений в сфере экономики. Курс лекций: под ред. проф. В.И. Гладких. - М., 2014.-430 с.. 2014
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Квалификация вымогательства (ст. 163 УК РФ):

  1. 2.1. Объективно-субъективные признаки уголовно-правового понятиявымогательства
  2. Уфалов Андрей Германович. Проблемы совершенствования уголовно- правового регулирования ответственности за вымогательство и шантаж. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Москва, 2003
  3. 2.1. Объективно-субъективные признаки уголовно-правового понятия вымогательства
  4. §3. Криминальный профессионализм и вооружённость преступлений, как факторы повышенной степени их общественной опасности. В
  5. Глава 31. РАССЛЕДОВАНИЕ ПОХИЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА
  6. §2. Отдельные вопросы квалификации преступлений против военной службы
  7. Квалификация при смежных составах преступлений
  8. Квалификация при конкуренции составов преступлений
  9. 73. Вымогательство. Квалифицирующие признаки. Проблемы квалификации этого преступления.
  10. З. Проблемы конструирования, квалификации и разграничения преступ­лений, посягающих на конкурентные отношения
  11. СОДЕРЖАНИЕ
  12. Квалификация неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ)
  13. Квалификация оказания противоправного влияния на результат официального спортивного соревнования и зрелищного коммерческого конкурса (ст. 184 УК РФ)
  14. Библиографический список
  15. ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ВАНДАЛИЗМА
  16. § 2. Особенности квалификации и разграничения преступлений, посягающих на собственность
  17. БИБЛИОГРАФИЯ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -