<<
>>

3.2. Наследственные правоотношения, возникающие при использовании суррогатного материнства

Действующее в Российской Федерации законодательство достаточно четко и детально регулирует наследственные правоотношения, тем не менее, возникновение наследственных прав и обязанностей в рамках института суррогатного материнства остается пробельным.
Однако наследование в рамках рассматриваемого института возможно в двух вариантах: между суррогатной матерью и ребенком, рожденным ею; между нареченными родителями и ребенком. Отсутствие законодательного регулирования ведет к возникновению проблем правоприменения, что естественно, в первую очередь, затронет права и законные интересы детей, рожденных с применением современных репродуктивных технологий.

Конституция РФ провозглашает, что право частной собственности охраняется законом, а право наследования гарантируется (ст. 35). Общей нормой (ч. 2 ст. 209 ГК РФ) установлено, что собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. В частности, он может: отчуждать свое имущество в собственность другим лицам; передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом; отдавать имущество в залог и обременять его другими способами; распоряжаться им иным образом.

Наследственное право основывается на сочетании двух основополагающих принципов: принципа свободы наследования и принципа охраны интересов ссмьи и обязательных наследников. Принцип свободы наследования заключается в том, что собственник имеет возможность по своему выбору распорядиться принадлежащим ему имуществом, т.е. завещать его по своему волеизъявлению. Наследодатель имеет право также и не делать завещательных распоряжений относительно своего имущества. Он может определить круг наследников и распределить наследство между ними либо лишить наследства некоторых или всех наследников.

Правопреемники наследодателя также свободны в своем выборе: они могут принять наследство, а могут и отказаться от него. Однако нельзя рассматривать данную свободу в качестве абсолютной.

Как справедливо отметил Конституционный Суд РФ в постановлении от 16 января 1996 года по делу о проверке конституционности частей первой и второй ст. 560 ГК РСФСР в связи с жалобой гражданина А. Б. Наумова, «она (т.е. свобода наследования), как и некоторые другие права и свободы, может быть ограничена законодательством, но только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ), то есть при условии, что ограничения носят обоснованный и соразмерный характер»252.

Принцип охраны интересов семьи и обязательных наследников как раз и является проявлением ограничения конституционного права наследования, необходимого в целях защиты прав и законных интересов членов семьи наследодателя. В соответствии с этим принципом даже при наличии наследников по завещанию так называемые «обязательные или необходимые» наследники будут наследовать определенную долю наследства.

Но можно констатировать тот факт, что существующие принципы наследования не всегда соблюдаются, когда речь заходит об институте суррогатного материнства.

Сложность установления родительских прав в отношении детей, рожденных при использовании суррогатного материнства, ставит необоснованные преграды для наследования детьми после своих нареченных родителей, либо законом устанавливается необходимость наследования после суррогатной матери, даже при отсутствии желания на то самой женщины, согласившейся выносить и родить ребенка для других лиц (нареченных родителей).

При наследовании имущество умершего переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил Гражданского кодекса РФ не вытекает иное (п. 1 ст. 1110 ГК РФ).

Переход гражданских прав и обязанностей после смерти наследодателя к другому лицу характеризуется определенными признаками. Во-первых, основанием перехода является сложный фактический состав, предусмотренный нормами наследственного права (смерть наследодателя либо объявление его умершим, принятие наследства наследником (при наследовании по завещанию - наличие завещания). Во-вторых, переходящие права и обязанности образуют определенное единство, называемое наследством (наследственным имуществом). В-третьих, лицо, приобретающее права и обязанности, является общим (универсальным), а не частичным (сингулярным) правопреемником умершего гражданина194.

Ого означает, что в случае смерти наследодателя к наследникам переходят не отдельные права и обязанности, а весь их комплекс. Г. Ф. Шершеневич определял наследование как общее преемство, при котором «все отношения прежнего субъекта переходят на новое лицо не в отдельности, а как нечто цельное, единое», если же говорить о преемстве как о переходе, то «оно является одновременным переходом всего комплекса, а

ч/ 254

не только суммы юридических отношении» . Таким образом, наследник не может принять только часть прав, а от других отказаться или принять только права, отказавшись от обязанностей. Кроме того, для общего наследственного правопреемства характерна также и непосредственность, поскольку права и обязанности переходят от одного лица (наследодателя) к другим (наследникам) без участия каких-либо посредников.

Непосредственный характер правопреемства заключается также в том, что наследники получают права и обязанности непосредственно после умершего на основании фата принятия наследства, никаких дополнительных действий со стороны третьих лиц не требуется.

Основаниями наследования согласно российскому законодательству являются: наследование по завещанию и наследование по закону (ст. 1111 ГК РФ). В соответствии с указанной статьей наследование по закону имеет место в случаях, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных ГК РФ. Наследование по закону является восполнением наследования по завещанию, которое «вступает в силу тогда и настолько, когда и насколько не успела выразиться воля наследодателя о судьбе оставленного им имущества»195.

Суть наследования по закону весьма удачно выразил С. Н. Братусь: «Наследование по закону основано на предположении, что закон, устанавливающий круг наследников, очередность их призвания к наследству, размеры наследственных долей, соответствует воле наследодателя, не пожелавшего или не смогшего выразить свою волю иначе - путем завещательного распоряжения»196.

Субъектами наследственного правопреемства являются наследодатель (завещатель) и наследник.

Наследодатель - это лицо, имущество которого после его смерти переходит к другим лицам. Наследодателем может быть только гражданин (физическое лицо). В качестве наследодателя может выступать любое физическое лицо (в том числе недееспособное и несовершеннолетнее). Это обусловлено тем, что основанием наследования является не волеизъявление, а факт смерти человека. Вместе с тем следует иметь в виду, что частично дееспособные и ограничено дееспособные лица могут выступать в качестве наследодателей только при наследовании по закону, поскольку завещательной дееспособностью они не обладают. В качестве наследодателей могуг выступать также и иностранные граждане и лица без гражданства. Если наследодатель сделал в установленной законом форме распоряжение о судьбе принадлежащего ему имущества на случай смерти, то такое лицо называется завещателем.

Наследник - это лицо, к которому переходят права и обязанности наследодателя в результате наследственного правопреемства. Субъектами наследственного правопреемства могут быть все участники гражданского оборота (физические и юридические лица, Российская Федерация в целом, государственные и муниципальные образования).

В статье 1116 ГК РФ определен круг лиц (субъектов гражданского права), которые могут быть наследниками. К наследованию могут призываться:

- граждане, находящиеся в живых в день открытия наследства, а также зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства; (если ребенок родится мертвым, то сам факт его зачатия юридического значения не будет иметь).

Граждане, зачатые при жизни наследодателя, но родившиеся после его смерти, могут быть наследниками как по закону, так и по завещанию. Как правильно было отмечено в литературе, это не означает, что не родившийся ребенок признается субъектом права. Его права будут учитываться лишь при условии, что он родится живым. Если же он родится мертвым, то факт его зачатия утрачивает юридическое значение, поскольку его правоспособность так и не возникла257.

Однако стоит заметить, что в настоящее время возникает проблема, связанная с правовым статусом эмбрионов. Современные медицинские технологии позволяют не только хранить генетический материал, но и хранить эмбрионы в течение длительного периода времени. Развитие новых биотехнологий, методов перинатальной диагностики и медицины привело к широкому распространению исследований на человеческих эмбрионах и поставило перед обществом и правом ряд проблем.

Одним из важнейших вопросов современной биоэтики является вопрос о статусе эмбриона. Это краеугольный камень многих медицинских, философских и правовых дискуссий, разбивающий научное сообщество на два лагеря, в одном из которых игнорируют право эмбриона называться человеком, в другом - отстаивают это право197.

Эмбрион представляет собой оплодотворенную яйцеклетку через 24 часа после оплодотворения. Многие специалисты исключают из списка частей человеческого организма эмбрионы, так как они уже имеют самостоятельную жизнь и не принадлежат другому телу. Американский доктор Эрнст Хант отмечает: «Оплодотворенная яйцеклетка - не просто клеточная масса без особых своих собственных характеристик. Это полностью и абсолютно есть жизнь человеческого существа, и она имеет ту же жизнь, какую имеет новорожденный младенец, дитя, подросток и зрелый человек»198. Аналогично высказывание принадлежит Д. О'Коннор:

«Беременность - это период созревания нового существа, а не превращение

260

его в человека, так как это уже человек» Закон РФ от 22 декабря 1992 г. № 4180-1 «О трансплантации органов и тканей»199 (ст. 2) относит эмбрионы к частям тела, указывая при этом, что действие закона на эмбрионы не распространяется. Представляется, что эмбрионы все же не являются частью тела, поскольку уже содержат в себе генетический материал клеток двух людей. В эмбрионе заложены все основы жизни, и можно предположить, что это уже и есть начало жизни. Эти особые объекты донорства несут в себе «наследственный материал, участвуют в генетическом формировании человека, определяют его физические и психические качества и устанавливают биологическое родство между донором и реципиентом»200. Вместе с тем, поскольку эмбрион только начало жизни, но еще не человек, то он не имеет правоспособности и его судьба зависит от родителей. Такая двойственная правовая природа эмбрионов порождает серьезные правовые проблемы.

Другой серьезной проблемой является необходимость определения и закрепления в законе особого правового режима в отношении используемых при искусственных методах репродукции трансплантатов: спермы, яйцеклетки и особенно эмбриона.

Прежде всего, встает вопрос о том, может ли эмбрион быть объектом правоотношений, в том числе имущественного характера. Такая постановка вопроса связана с возможностью замораживания эмбрионов и хранения их длительное время в специально созданных лабораторных условиях. Замораживание позволяет имплантировать эмбрион женщине и осуществить рождение ребенка через длительный срок после оплодотворения (эмбрионы могут храниться в пригодном для дальнейшего развития состоянии в течение примерно 3 лет). Подсчитано, что только в одних Соединенных Штатах хранится около 200 тысяч замороженных эмбрионов201. За время хранения супруги могут развестись, либо может наступить смерть как одного, так и обоих супругов, что естественно вызывает проблемы правового характера.

С учетом этого законодательно следует четко определить правовой статус донора репродуктивного биологического материала и его права на предоставление трансплантата.

Эмбрионы уже становятся предметом имущественных споров. Несколько судебных дел имевших место в США, подтверждают, что проблема, связанная с такими ситуациями, существует, и она весьма серьезна.

Наиболее известный случай в этой области - дело Дэвисов, когда человеческий эмбрион оказался предметом спора, связанного с расторжением брака и разделом имущества. Дело слушалось 1989 г. в штате Теннеси США.

В 1988 бездетные супруги Дэвис узнали о возможности произвести оплодотворение яйцеклетки в лабораторных условиях, что давало возможность в последующем имплантировать эмбрионы в тело женщины. 8 декабря 1988 в лаборатории было проведено искусственное оплодотворение, in vitro, и было получено 9 эмбрионов. Два из них были имплантированы Мари Дэвис, ожидаемой беременности не произошло. Остальные семь эмбрионов были заморожены с целью возможной дальнейшей имплантации в тело супруги. Однако в скором времени супруги расторгли брак и начали раздел имущества. Единственный спорный вопрос состоял в том, имеет ли кто-нибудь из супругов исключительное право на замороженные эмбрионы, либо должен быть создан режим совместно пользования, исключающий возможность распоряжения эмбрионами только одним из бывших супругов. Супруга просила суд передать эмбрионы ей, т. к. она является матерью и эмбрионы - часть ее самой, они только временно находятся вне ее. Она настаивала на том, что, как только позволит здоровье, она сможет продолжить процесс имплантации эмбрионов. Бывший же супруг просил суд установить совместный контроль над эмбрионами. Он подчеркивав что эмбрион - это часть и его, и супруги. Соответственно, он должен иметь право контролировать возможность рождения детей у своей бывшей супруги. Суд однако вынес решение о передаче эмбрионов во временное владение Мери Дэвис в целях имплантации.

Кроме того, суд установил следующее: человеческая жизнь начинается с момента зачатия; ткани эмбриона обладают такими качествами как индивидуальность, уникальность; человеческий эмбрион не является объектом права собственности202.

Тем самым был создан важный прецедент в юридической практике: человеческий эмбрион не может быть объектом права собственности, поскольку представляет собой начало новой человеческой жизни. Эмбрионы не могут входить в общий объем имущества, принадлежащего супругам, и к ним не применимы общие правила о разделе имущества, из чего можно сделать вывод о том, что эмбрион является особым субъектом права, а, следовательно, косвенно можег быть участником правоотношений.

Тем более, в соответствии со ст. 36 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан203 ограничены права женщины на искусственное прерывание беременности при сроке беременности свыше 12 недель, а по социальным показаниям - при сроке беременности свыше 22 недель. Такая позиция законодателя может свидетельствовать о том, что он относится к внутриутробному плоду с определенною срока его развития не просто как к физиологической части женского организма, которой она может распоряжаться самостоятельно, а как к существу, который уже имеет право на жизнь. Право же в соответствии с правовой доктриной может принадлежать только субъекту.

В настоящее время проблема определения момента начала правовой охраны человеческой жизни находится в центре внимания целого ряда ведущих исследователей в области конституционного права, среди которых А. И. Ковлер, JI. Н. Линник, М. Н. Мапеина, О. Г. Селихова, Н. В. Кальченко, Г. Б. Романовский.

Большинство ученых придерживается позиции, согласно которой «начало жизни должно определяться с момента зачатия»204; «биологическая жизнь восходит своим началом к эмбриональному состоянию человеческого организма... социальная жизнь человека начинается с момента ею рождения»205. Между тем представители другой точки зрения, среди которых М. Н. Малеина, Г. Б. Романовский, Н. В. Кальченко, считают, что, «несмотря на то, что зачатый ребенок в будущем может стать субъектом права, вряд ли следует рассматривать его в качестве обладателя правоспособности и других прав еще до рождения. Субъективные права могут возникнуть лишь у реально существующего объекта»206. Н. В. Кальченко в свою очередь отмечает: «Неродившийся плод, связанный с материнским организмом... вернее рассматривать как составную часть организма женщины»207, которая имеет полное право определить его судьбу. В литературе можно встретить мнение, что «конституционное закрепление права на жизнь человеческого эмбриона с момента зачатия может рассматриваться в качестве базы для правового регулирования репродуктивных прав человека, правомерного использования человеческих эмбрионов для научно-исследовательских и терапевтических целей. Более того, данное конституционное положение закрепит право на жизнь как абсолютную ценность, и будет способствовать формированию гуманного и морально оправданного отношения к человеческому эмбриону в современном российском обществе»208.

Важно отметить, что Декларация прав ребенка, принятая Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г., подчеркивает: «...Ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как

271

до, так и после рождения» .

Вполне можно согласиться с мнением, что «юридическое отношение к статусу эмбриона должно строиться на основе признания того факта, что эмбрион не часть организма матери, а начало новой жизни»209.

Несомненно, представленные позиции являются спорными. Действующее законодательство не содержит норм, признающих правовой статус эмбрионов, тем более в качестве субъектов права. И запрет на прерывание беременности свыше установленного срока является необходимостью защитить здоровье женщины, для которой аборт на позднем сроке беременности потенциально имеет определенную опасность. Но, тем не менее, развитие современных технологий в медицине ставит новые проблемы для права, которые необходимо учитывать и искать легальные способы их разрешения.

Хотя в литературе встречается позиция, что «определение момента рождения и смерти не составляет предмета юридической науки, поскольку речь идет о чисто физиологических понятиях. Для права важно лишь, что с момента, когда гражданин считается родившимся, а медицина, как правило, руководствуется в этом случае критерием начала самостоятельного дыхания, ребенок приобретает гражданскую правоспособность»273.

В связи с вышеизложенными проблемами возникает вопрос в рамках наследственных правоотношений. Действующее законодательство позволяет призывать к наследованию граждан, находящихся в живых в день открытия наследства, а также зачатых при жизни наследодателя и родившихся живыми после открытия наследства (ст. 1116 ГК РФ). Возникает следующая проблема, если зачатие произошло вследствие имплантации эмбриона после смерти наследодателя, возможно ли призвание к наследованию такого ребенка, учитывая и тот факт, что при жизни возможно наследодатель желал видеть в качестве наследника именно этого ребенка. Действующее законодательство отрицательно отвечает на этот вопрос, следовательно, даже при составлении завещания, призвание к наследованию лиц, зачатых после смерти наследодателя невозможно.

С другой стороны, если признать эмбрионы человека потенциальными (предполагаемыми) субъектами права210'4, которые в последствии могут стать субъектами права, при имплантации эмбриона и рождении ребенка, а могут так и остаться определенным набором клеток, то, может быть признание такого правого положения эмбрионов позволит разрешить проблему косвенного участия эмбрионов в правоотношениях, в данном случае в наследственных отношениях.

Завещание составляется на случай смерти и вступает в действие с момента открытия наследства, с момента смерти наследодателя. Оно представляет собой выражение воли завещателя, которая непосредственно связана с его личностью. Чтобы обеспечить выражение подлинной воли наследодателя, требуется соблюдение определенной законом формы завещания.

Завещание направлено на достижение определенных правовых последствий, которые заключаются в переходе имущественных и некоторых неимущественных прав от умершего гражданина к другим лицам. Однако следует заметить, что само по себе таких последствий завещание не порождает. Необходимо наличие дополнительных юридических фактов, установленных законом: открытие наследства и принятие наследником наследства.

Гражданский кодекс РФ впервые дал легальное определение завещания. Так, в соответствии с п. 5 ст. 1118 ГК РФ завещание является односторонней сделкой, которая создаст права и обязанности после открытия наследства.

Поскольку завещание представляет собой одностороннюю сделку, то в соответствии с п. 2 ст. 154 ГК РФ достаточно выражения воли одной стороны. Поэтому действительность завещания не зависит от согласия наследников с его содержанием или возражения против него.

В Гражданском кодексе провозглашен принцип свободы завещания, который заключается в том, что гражданин вправе по своему усмотрению завешать любое имущество любым лицам (количество таких лиц не ограничено), любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства наследников по закону, не указывая причин такого лишения, включить в завещание иные распоряжения, предусмотренные правилами ГК РФ о наследовании, отменить или изменить уже совершенное завещание, составить одно или несколько завещаний (ст. 1119 ГК РФ).

При составлении завещания наследодатель не связан кругом законных наследников. Гражданин может завещать все свое имущество или часть его одному или нескольким гражданам как входящим, так и не входящим в круг наследников по закону, а также юридическим лицам, государству, государственным и муниципальным образованиям. Важно отметить, что, завещая имущество кому-либо из перечисленных выше категорий наследников, завещатель не связан ни очередностью их призвания, ни правом представления.

Он имеет право завещать любому из перечисленных наследников все имущество или его часть в любом распределении долей.

Как уже отмечалось, завещатель может лишить какого-либо одного, нескольких или всех законных наследников права на получение наследства. При этом право на лишение наследника по закону наследства распространяется на всю наследственную массу, включая предметы домашней обстановки и обихода.

Завещание - сделка, непосредственно связанная с личностью завещателя; таким образом, завещание не может быть совершено через посредника или представителя, действующих по доверенности или на основании закона. Как сугубо личное, право сделать завещательное распоряжение не может быть ограничено по соглашению с третьими лицами. Ничтожны как отказ от права сделать завещание, так и отказ от права отменить или изменить завещание. Это рассматривается как ограничение дееспособности, которое в соответствии с п. 3 ст. 22 ГК РФ признается ничтожным.

Особо стоит вопрос о гак называемых условных завещаниях, суть которых состоит в том, что возможность получения наследства обусловлена выполнением какого-либо условия. В законодательстве нет четких указаний на этот счет. Следует сразу отметить, что недопустимы такие условия завещания, которые влекут ограничение гарантированных Конституцией РФ прав и свобод граждан. Что касается условных завещаний вообще, то, как отмечалось в литературе, сами по себе они не противоречат закону211.

Возникает вопрос о том, можно ли включить в завещание условия, которые не позволяют решить вопрос о наследнике на день открытия наследства; например, в завещании написать, что наследник получит наследство после того, как он после смерти наследодателя закончит высшее учебное заведение или получит наследственное имущество по прошествии стольких-то лег со дня смерти завещателя. По мнению М. Ю. Барщевского, такие условия являются правомерными ' . С такой точкой зрения трудно согласиться, поскольку подобные условия противоречат другим положениям наследственного права, и в частности нормам о сроках на принятие наследство.

Наследник по завещанию, в котором содержались подобные условия, имеет право обратиться в суд с иском о признании завещания недействительным в части оговоренного условия, и в случае удовлетворения его исковых требований он получит наследственное имущество без выполнения условий завещания. Если же условия сами по себе являются правомерными, однако выполнить их стало невозможным по причинам, не зависящим от наследника, и эти обстоятельства также были подтверждены в суде, то в этом случае наследственное имущество также должно перейти по наследству. Например, в завещании содержалось условие об устройстве на работу для наследования имущества. Если к моменту открытия наследства наследник стал инвалидом, то по объективным обстоятельствам выполнить это условие он не может. Следовательно, наследник должен обратиться в суд с иском об установлении юридического факта, а именно невозможности выполнения условия завещания.

Не должны признаваться действительными завещания, в которых в качестве условия указано предоставление пожизненного содержания. В таких случаях завещание из односторонней сделки превращается в двустороннюю, возмездную. Такое завещание не может быть признано законным, поскольку ставит его в зависимость от выполнения определенных обстоятельств лицом, назначенным наследником, и таким образом ограничивает завещателя в свободе отмены или изменения завещания.

Не должны также удостоверяться завещания, в которых завещатель ограничивает права наследника по распоряжению полученным по наследству имуществом (например, обязательство не продавать полученные по наследству вещи), поскольку это было бы ограничением правоспособности.

Не могут быть включены в завещание условия, по которым имущество переходит к наследникам только временно.

Хотелось бы еще раз обратиться к проблематике составления завещания в отношении неродившегося человека (если при жизни наследодателя был создан эмбрион, с использованием генетического материала либо оставлен генетический материал, который в дальнейшим может быть использован для рождения ребенка). Можно ли рассматривать такой вид завещания, как завещание с условием?

Наследодатель завещает свое имущество, все или часть, неродившемуся и незачатому при его жизни человеку, а точнее, эмбриону. Необходимо ли оговаривать срок, в течение которого должен быть зачат ребенок или имплантирован эмбрион, по истечении которого имущество будет распределяться между существующими наследниками по закону или завещанию.

Данные вопросы еще предстоит решить праву; пока можно ограничиться только постановкой проблемы, но отрицать необходимость регулирования таких отношений правовыми средствами и способами невозможно.

Таковы основные положения российского законодательства при возникновении наследственных правоотношений по завещанию.

Что же касается наследования по закону, то оно возможно в случаях,

если: •

завещание не было составлено, либо было составлено, но впоследствии

отменено завещателем; •

завещано не все, а часть имущества; •

наследник по завещанию отказался от наследства либо был признан

недостойным наследником.

Круг наследников по закону и порядок их призвания к наследованию определен законодателем с учетом брачных родственных отношений, наличия иждивения и других обстоятельств.

Наследники по закону призываются к наследованию в порядке очередности, предусмотренной ст. 1142-1145, 1148 ГК РФ. Необходимо отметить, что действующим Гражданским кодексом РФ расширен круг граждан, которые могут быть призваны к наследованию по закону.

Наследники одной очереди наследуют в равных долях, за исключением наследников, наследующих по праву представления (ст. 1146 ГК РФ).

Установление права гражданина наследовать по закону связано не только с выявлением наличия или отсутствия оснований, в соответствии с которыми наследник может быть отстранен от наследования, но и правильным уяснением тех понятий, которые используются в Гражданском кодексе РФ для обозначения наследников по закону.

Согласно ст. 1142 ГК РФ, к наследникам первой очереди относятся дети наследодателя.

Права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке (ст. 47 СК РФ). Согласно общепринятому пониманию, термин «происхождение детей» акцентирует внимание на кровном происхождении детей от определенных мужчины и женщины, зарегистрированном с соблюдением установленного порядка212. Данный принцип семейного права появился с принятием Декрета от 18 декабря 1917 г. «О гражданском браке, детях и введение актов фажданского состояния»213, который уравнял права законных и незаконнорожденных детей.

В соответствии с п. 1 ст. 1142 Гражданского кодекса РФ наследниками первой очереди по закону являются дети наследодателя, то есть сын или дочь, родившиеся в зарегистрированном или приравненном к нему браке.

Наследственные права детей, рожденных в зарегистрированном браке, определить несколько легче, чем выявить данные правовые связи для детей, рожденных вне брака.

По мнению А. М. Байзигитовой, внебрачный ребенок - ребенок, рожденный в браке, не прошедшем государственную регистрацию в органах

279

записи актов гражданского состояния . С данной позициеи нельзя полностью согласиться, так как в данном случае дети, рожденные одинокими матерями, либо дети, рожденные при помощи современных методов медицины - искусственного оплодотворения также являются внебрачными (согласно Приказу Минздрава РФ от 26 февраля 2003г. № 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и

2X0

мужского бесплодия» экстракорпоральное оплодотворение может проводиться по желанию женщины, не состоящей в браке). Но важно отметить, что в данном случае брачных отношений (даже фактических) может и не быть.

Можно согласиться с мнением В. И. Синайского, что термин «внебрачные дети» включает в себя всех детей, которые признаются ни законными, ни узаконенными, ни усыновленными214. То есть это достаточно широкое понятие, тем более в рамках существующих в настоящее время возможностей для рождения ребенка.

По общему правилу, дети, родившиеся в незарегистрированном браке, наследуют после матери в любом случае, а после отца только в случае, если отцовство подтверждено в установленном законом порядке: добровольное заявление родителей ребенка, либо судебный порядок установления и/или признания отцовства (ст. 48-50 СК РФ).

Добровольное установление отцовства производится органами загса в следующих случаях: 1)

если заявление о регистрации рождения ребенка подается совместно отцом и матерью ребенка; 2)

если получить согласие матери невозможно (в случае ее смерти, признания недееспособной, лишения родительских прав, невозможности установления ее места нахождения и т.д.) - по заявлению отца ребенка (с согласия органа опеки и попечительства либо по решению суда); 3)

если отцовство признано в добровольном порядке до рождения ребенка (при наличии обстоятельств, дающих основания полагать, что подача совместного заявления об установлении отцовства может оказаться невозможной или затруднительной).

Установление отцовства производится по заявлению отца ребенка с согласия органа опеки и попечительства, а при отсутствии такого согласия - по решению суда (п. 3 ст. 48 СК РФ).

Для установления происхождения ребенка от матери не имеет значения, рожден ли ребенок в браке или нет. Правовые отношения между ребенком и его матерью возникают в силу факта их кровного родства215. Но необходимо отметить, что данные устоявшиеся положения законодательства и доктрины опровергаются при использовании суррогатного материнства.

При использовании суррогатного материнства возникает несколько вопросов правового регулирования, связанных с возникновением и реализацией наследственных прав. И связано это, прежде всего, с установлением материнства и отцовства при использовании института суррогатного материнства.

В данном случае для возникновения наследственных прав необходимо выяснить, кто является матерью ребенка - нареченная мать или суррогатная. Проблема снимается, если суррогатная мать отказывается от своих прав на ребенка и дает согласие на государственную регистрацию ребенка нареченными родителями, то согласно действующему законодательству, матерью ребенка признается нареченная мать. Иная ситуация складывается, если согласия суррогатной матери нет, и возможность его получения отсутствует.

Возможны две ситуации, связанные с возникновением наследственных прав ребенка: в случае смерти суррогатной матери и смерти супругов - нареченных родителей.

Рассмотрим первую ситуацию, связанную с возникновением наследственных прав ребенка в случае смерти суррогатной матери.

Согласно действующему в Российской Федерации законодательству, лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери) (п. 4 ст. 51 СК РФ).

Следовательно, правовое положение ребенка до дачи согласия суррогатной матерью неопределенно, тем более, как уже отмечалось, срок, в течение которого суррогатная мать должна дать такое согласие, правом не обозначен. Соответственно, до его рождения, то есть точнее, до регистрации ребенка в органах ЗАГСа, и признания прав нареченных родителей в установленном законом порядке, ребенок является ребенком суррогатной матери в силу презумпции материнства, установленной п. 1 ст. 48 СК РФ, а также ребенком мужа суррогатной матери (если она на момент зачатия находилась в зарегистрированном браке), либо бывшего супруга (если зачатие произошло в течение трехсот дней с момента расторжения брака, признания его недействительным или с момента смерти супруга матери ребенка (п. 2 ст. 48 СК РФ).

Таким образом, нареченные родители не имеют никаких прав в отношении данного ребенка (детей). А значит, в силу ст. 1142 ПС РФ ребенок до момента признания и регистрации прав нареченных родителей признается наследником первой очереди суррогатной матери и ее супруга. И в случае смерти суррогатной матери до получения ее согласия на запись нареченных родителей родителями ребенка он регистрируется как ребенок суррогатной матери на основании ст. 14 Закона «Об актах гражданского состояния»; следовательно, признается законным наследником и призывается к наследованию. Кроме того, необходимо отметить, что законные интересы несовершеннолетнего в данном случае могут представлять органы опеки и попечительства, а в целях охраны законных интересов такого наследника о составлении соглашения о разделе наследства (ст. 1165 ГК РФ) и о рассмотрении в суде дела о разделе наследства должен быть уведомлен орган опеки и попечительства (ст. 1167 ГК РФ).

Таким образом, в результате императивной нормы действующего законодательства - признание родительских прав нареченных родителей и регистрации ребенка только при наличии согласия суррогатной матери возникают проблемы правоприменения. Во-первых, неясен правовой статус ребенка до его регистрации, во-вторых, нарушаются права и законные интересы третьих лиц, в свете данного вопроса - законных наследников суррогатной матери, либо наследников по завещанию (если таковое было составлено суррогатной матерью до рождения ребенка), гак как ребенок

будет иметь права наследования и при наличии завещания, как необходимый наследник.

Как уже отмечалось, ограничивает свободу завещания только правило об обязательной доле в наследстве (ст. 1149 ГК РФ). Обязательная доля - традиционный институт наследственного права, обладающий социально- экономической и нравственной нагрузками283. Данный институт призван играть обеспечительную роль в отношении определенных категорий близких умершего завещателя (так называемых необходимых наследников).

Право на обязательную долю в наследстве, ограничивающее свободу завещания, было известно со времен римского права. В Риме такое право предоставлялось довольно широкому кругу лиц, в который включались: «бедствующая» вдова (т.е. не имевшая собственного имущества и бывшая не в состоянии обеспечить себя после смерти мужа); sui heredes (непосредственно подвластные - при условии, что они не упомянуты в завещании); эмансипированные дети; полнородные и единокровные братья и сестры (если они обойдены в завещании в пользу persona trupis, т.е. опороченного лица, например актрисы, проститутки и т.п.); некоторые другие категории лиц. В практике римских юристов даже сложилась своеобразная фикция, согласно которой завещатель, не обеспечивший своих наследников, признавался умалишенным, а потому его ближайшие родственники, почитавшиеся оскорбленными такой несправедливостью со стороны «умственно неполноценного» наследодателя, могли предъявить иск о защите своих наследственных прав (querella inofficiosi testamcnti)284.

Согласно ч. 1 ст. 1149 ГК РФ к необходимым наследникам, т.е. таким, которые обладают правом на обязательную долю в наследстве и наследуют независимо от иных наследников по завещанию или по закону, относятся:

а) несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя;

б) его нетрудоспособный супруг;

215 Щербина Н. В. Свобода завещания и случаи се ограничения // Законодательство. Ле 5.2004. С. 22. *** См.: Щербина H. В. Свобода завещания и случаи ее ограничения // Законодательство. 5. 2004. С. 23.

в) нетрудоспособные иждивенцы наследодателя в порядке, определяемом ст. 1148 ГК РФ.

Перечисленные лица имеют право на получение обязательной доли, даже если наследодатель в завещании лишил кого-либо из них права наследовать. Право указанных наследников на получение обязательной доли не переходит к их наследникам. Лица, имеющие право на обязательную долю, могут быть отстранены от наследования лишь в случае признания их в установленном порядке недостойными наследниками.

Обязательная доля необходимых наследников составляет не менее 1/2 от доли, которая причиталась бы им при наследовании по закону. Следовательно, для определения обязательной доли нужно, прежде всего, выяснить круг наследников по закону и объем наследственной массы.

Институт обязательной доли в связи с принятием нового законодательства о наследовании претерпел некоторые изменения, отражающие общую тенденцию к расширению свободы завещания. Это выразилось, прежде всего, в том, что размер обязательной доли уменьшился: если в соответствии с ГК РСФСР 1964 г.216 он составлял не менее 2/3 той доли, которую необходимый наследник получил бы при наследовании по закону, то теперь он снизился, как упоминалось, до 1/2 (п. 1 ст. 1149).

Кроме того, суду предоставлена возможность уменьшить размер обязательной доли или даже отказать в се присуждении, если обратное повлечет невозможность передать наследнику по завещанию имущество, которым наследник, имеющий право на обязательную долю, при жизни не пользовался, а наследник по завещанию пользовался для проживания либо в профессиональных целях (п. 4 ст. 1149 ГК РФ).

Следовательно, в силу ст. 1149 ГК РФ несовершеннолетние, наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы им при наследовании по закону (обязательная доля). Хотя в литературе встречается точка зрения, что от наследования по закону детей устраняет только недостойность или завещание родителей* . Это мнение не совсем корректно, так как ст. 1149 ГК РФ в императивном порядке устанавливает обязательность наследования несовершеннолетних детей, даже и при наличии завещания их родителей в отношении других наследников. Ведь если ребенок является либо несовершеннолетним, либо недееспособным он признается правом в качестве необходимого наследника, а значит, не наличие завещания родителей устраняет детей от наследования, а только лишь отсутствие указанных в законе признаков, необходимых для получения обязательной доли в наследстве.

Ситуация представляется абсурдной. Суррогатная мать, заключая договор суррогатного материнства и рассчитывая получить вознаграждение по договору (если он являлся возмездным либо с целью именно передать ребенка нареченным родителям, если, например, в качестве суррогатной матери выступала родственница супругов и был, соответственно, заключен безвозмездный договор), в итоге лишает либо ущемляет права в отношении наследства своих наследников, в угоду ребенку, который должен был быть передан нареченным родителям, и в отношении которого она не желала заявлять свои родительские права.

Кроме того, если нареченные родители на данный момент по действующему законодательству не могут заявить своих родительских прав в отношении ребенка, то значит они и не могут оспаривать материнство суррогатной матери на основании договора суррогатного материнства вследствие его сомнительной юридической силы по сравнению с императивными нормами Семейного кодекса РФ. То же касается и наследования после мужа суррогатной матери, если он умирает одновременно с ней. В соответствии с действующим законодательством, именно он будет признан огцом ребенка, а, следовательно, ребенок будет

2516 См. напр. : Байзигитова Л. М. Очередность наследования ло закону в Российской Федерации и зарубежных странах : Монография. - Уфа: РИО БашГУ, 2005. С. 59.

призван к наследованию после него, в качестве наследника первой очереди, опять же, возможно, в ущерб другим наследникам.

Таким образом, юридический факт - согласие суррогатной матери на регистрацию ребенка нареченными родителями - играет важную роль не только в отношении установления родительских прав на ребенка, но и в отношении возникновения наследственных прав между ребенком и лицами, участвующими в договоре суррогатного материнства.

В связи с этим представляется необходимым внести изменения в ст. 1142 ГК РФ, а именно дополнить ее пунктом «ребенок, рожденный суррогатной матерью, не является ее наследником по закону, равно как и ее супруга, за исключением случая ее отказа от дачи согласия на государственную регистрацию ребенка нареченными родителями».

Другая ситуация возникает, если нареченные родители умирают до рождения ребенка суррогатной матерью. Если умирает один из нареченных родителей, то ребенок может быть передан другому супругу по договору суррогатного материнства. Важно отметить, что подобное условие в обязательном порядке включается во все договоры суррогатного материнства, заключаемые на территории тех штатов Америки, где суррогатное материнство законодательно разрешено217. Но в случае смерти обоих нареченных родителей до рождения ребенка, возникают проблемы правового характера, вызванные недостатками правового регулирования отношений в рамках данного института.

Возможно, что суррогатная мать не захочет оставить ребенка себе, и в гаком случае ребенок будет признан сиротой, в соответствии с действующим российским законодательством.

Согласно Инструктивно-методическим рекомендациям по вопросам усыновления (удочерения) несовершеннолетних, утвержденных приказом Госкомобразования СССР и Минздрава СССР or 31 января 1991 г. № 55/402*8, выявлению и учету подлежат дети, родители которых умерли, лишены родительских прав, признаны безвестно отсутствующими, недееспособными, уклоняются от воспитания или содержания своих детей, не проявляют в отношении их родительской заботы и внимания, дали предварительное согласие на усыновление своего ребенка, а также дети, оставленные матерью в родильном или лечебном учреждении, подкинутые (брошенные).

Следовательно, в случае отказа суррогатной матери от родительских прав в отношении ребенка руководитель родильного дома будет обязан сообщить о таком ребенке в органы опеки и попечительства. Сведения о ребенке будут занесены в государственный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей, на основании Федерального закона РФ от 16 апреля 2001 года № 44-ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» .

Государственный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей, - совокупность информационных ресурсов, сформированных на уровне субъектов Российской Федерации (региональный банк данных о детях) и на федеральном уровне (федеральный банк данных о детях) а также информационные технологии, реализующие процессы сбора, обработки, накопления, хранения, поиска и предоставления гражданам, желающим принять детей на воспитание в свои семьи, документированной информации о детях, оставшихся без попечения родителей и подлежащих устройству на воспитание в семьи в соответствии с законодательством Российской Федерации (ст. 1 Закона о государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей).

Однако более благоприятным может быть признание его ребенком умерших нареченных родителей на основании договора суррогатного материнства и возникновение наследственных прав. В данной ситуации,

31 Введены в действие приказом Минобразования РСФСР и Минздрава РСФСР от 28 марта 1991 г. N 85/51 /•' текст рекомендаций официально опубликован не был // Правовая система «Гарант». 2,9 СЗ РФ 2001. № 17. Ст. 1643.

возможно, что интересы ребенка будут представлять органы опеки и попечительства (согласно ст. 1167 ГК РФ). Такое решение видится наиболее приемлемым в плане защиты прав и законных интересов ребенка.

Здесь возникает необходимость дополнить главу 63 ГК РФ статьей 1150.1 следующего содержания: «В случае смерти супругов, давших свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине (суррогатной матери) в целях его вынашивания, ребенок является их наследником по закону при условии отказа суррогатной матери от родительских прав на него».

Нареченные родители могут также составить завещание на имя еще не родившегося, но уже зачатого ребенка, что не порождает никаких правовых проблем для возникновения наследственных правоотношений.

Хотелось бы рассмотреть еще один вариант возникновения наследственных прав между нареченными родителями и ребенком, которого суррогатная мать оставила себе.

Семейное и наследственное законодательство содержат нормы, позволяющие сохранить личные неимущественные и имущественные права между усыновленными детьми и их родственниками (п. 3 ст. 1147 ГК РФ и пп. 3,4 ст. 137СКРФ).

То есть по решению суда при усыновлении ребенка одним лицом личные неимущественные и имущественные права и обязанности могут быть сохранены по желанию матери, если усыновитель - мужчина, или по желанию отца, если усыновитель - женщина, кроме того, если один из родителей усыновленного ребенка умер, то по просьбе родителей умершего родителя (дедушки или бабушки ребенка) могут быть сохранены личные неимущественные и имущественные права и обязанности по отношению к родственникам умершего родителя, если этого требуют интересы ребенка.

Таким образом, усыновленный и его потомство наследуют по закону после смерти этих родственников, а последние наследуют по закону после смерти усыновленного и его потомства. Данный институт, прежде всего, направлен на защиту прав и законных интересов усыновленных детей.

Аналогично разрешается вопрос о суррогатном материнстве. В данном случае мы считаем можно применять вышеназванные правовые конструкции в отношении нареченных родителей, суррогатных матерей и детей, рожденных суррогатными матерями,.

Таким образом, если суррогатная мать решит оставить ребенка себе, совершенно естественно, что наследственные права возникнут между ней и ее родственниками и ребенком, так как в данном случае, родительские права возникают у суррогатной матери в отношении ребенка.

Необходимо отметить, что в большинстве решений суда по делам о суррогатном материнстве, имевшим место в США, суд указывает на наследственные права между супругами (нареченными родителями) и ребенком, более того, часто и в самом договоре указывается, что ребенок является наследником нареченных родителей* .

Таким образом, для наибольшей защиты прав и законных интересов детей, рожденных при использовании суррогатного материнства, необходимо вносить изменения в действующее законодательство с целью адекватного реагирования на возникающие общественные отношения, связанные со стремительным развитием репродуктивных технологий.

В настоящее время установить наследственные правоотношения между участниками договора суррогатного материнства и детьми, рожденными с использованием данного метода, достаточно сложно либо они не отвечают интересам всех участвующих в договоре сторон.

Следовательно, право должно делать первые шаги в урегулировании данных отношений и решить возникающие проблемы, вызванные пробелами в правовом регулировании.

2У> См. напр.: Contract between biological father and surrogate mother // http:// www.surrogacy.com 178

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: ПЕСТРИКОВА АНАСТАСИЯ АЛЕКСАНДРОВНА. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА СУРРОГАТНОГО МАТЕРИНСТВА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2007

Еще по теме 3.2. Наследственные правоотношения, возникающие при использовании суррогатного материнства:

  1. ПЕСТРИКОВА АНАСТАСИЯ АЛЕКСАНДРОВНА. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА СУРРОГАТНОГО МАТЕРИНСТВА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук, 2007
  2. Актуальность темы исследования.
  3. Объект и предмет исследования.
  4. 1.1. Общая характеристика суррогатного материнства
  5. 1.2. Субъектный состав договора суррогатного материнства
  6. 2.1. Понятие и правовая природа договора суррогатного материнства
  7. 2.2. Содержание договора суррогатного материнства. Ответственность сторон
  8. 3.1. Установление родительских прав при использовании суррогатного материнства
  9. 3.2. Наследственные правоотношения, возникающие при использовании суррогатного материнства
  10. Заключение
  11. 40.6. Наследственные правоотношения. Развитие наследственных правоотношений
  12. § 1. СОСТАВ ПРАВООТНОШЕНИЙ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  13. 1.1. Понятие суррогатного материнства
  14. 13. Источники правового регулировании суррогатного материнства в России и за рубежом
  15. 2.2. Форма договора о суррогатном материнстве, его участники и порядок заключении
  16. 3.2. Установление происхождении детей при суррогатном материнстве
  17. 3.3. Отказ от исполнения договора о суррогатном материнстве
  18. § 3. Правоотношения, возникающие в связи с открытием наследства
  19. Глава 3. КАК ОТНОСЯТСЯ К СУРРОГАТНОМУ МАТЕРИНСТВУ РЕЛИГИЯ И МОРАЛЬ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -