<<
>>

Уголовно-процессуальная систематизация и криминалистическая этапность досудебного производства

Этапы расследования преступлений, определяемые и разрабатываемые в криминалистике, следует отличать от принятой в науке уголовного процесса систематизации уголовно-

процессуальной деятельности.

Традиционно российский уголовный процесс рассматривается учеными как объединённая назначением и принципами уголовного судопроизводства система взаимообусловленных и взаимосвязанных между собой стадий уголовного судопроизводства.

Под стадиями в уголовном процессе принято понимать относительно самостоятельные, но тесно взаимосвязанные части уголовного судопроизводства, отделенные друг от друга итоговым процессуальным решением и характеризующиеся непосредственными задачами, специфическими для каждой стадии, характерными для каждой стадии методами, позволяющими решить задачи стадии, определенным кругом органов и лиц, вступающих между собой в правоотношения.

Согласно п. 56 ст. 5 УПК РФ, уголовное судопроизводство включает в себя досудебное и судебное производство по уголовному делу.

Досудебное производство состоит из стадии возбуждения уголовного дела и стадии предварительного расследования.

Относительно структурирования криминалистической деятельности субъектов уголовного судопроизводства в криминалистике прочно утвердился термин «этап расследования».

Деление процесса расследования на этапы в криминалистике имеет существенное методическое значение, ибо у каждого из этапов есть определенная специфика в объеме и методах данной криминалистической деятельности[63].

Этапы расследования преступлений с точки зрения криминалистической науки необходимо рассматривать не только как простые временные отрезки исследуемого процесса, сменяющие друг друга, а главным образом как подсистемы следственных, оперативно-разыскных, организационно-подготовительных и других действий, объединенных на основе единства разрешаемых с их помощью задач, обусловленных устойчивой повторяемостью типичных следственных ситуаций.

По обоснованному мнению В.К. Гавло, этапу расследования должны быть присущи следующие основные черты: во-первых, он должен отражать пространственно-временной отрезок хода расследования, общий для всех видов преступлений; во-вторых, пределы его распространения должны быть объективно фиксируемыми и иметь четкие границы; в-третьих, он должен характеризовать качественно определенные измерения - переход из одного состояния расследования в другое под влиянием установления (неустановления) обстоятельств дела, связанных с предметом доказывания; в-четвертых, ему должны соответствовать следственные ситуации, система следственных, оперативно-разыскных и иных организационно-технических действий, тактических операций; в- пятых, этапные задачи расследования должны быть едины[64].

На современном этапе имеются сторонники позиции И.М. Лузгина, которые делят стадию предварительного расследования на два этапа - первоначальный и последующий[65]. «Границей между первоначальным и последующим этапами, - отмечает А.Г.Филиппов, - нередко становится момент, когда следователь, выполнив неотложные следственные действия и собрав значительный доказательственный материал, приступает к его анализу и составлению развернутого плана расследования по делу»[66].

Признавая в основном правильной существующую в криминалистике периодизацию этапа расследования, И.А. Возгрин в то же время отметил ее незавершенность и, исходя из этого, выделил третий, заключительный, этап расследования.

С криминалистической точки зрения содержание этого этапа, по его мнению, составляют особенности оценки доказательств, особенности производства дополнительных и повторных следственных действий, анализ наиболее часто встречающихся заявлений и ходатайств обвиняемых при окончании расследования конкретной категории преступ- лений[67], что вполне соответствует временным границам стадии предварительного расследования.

Считаем, что выделение указанных этапов расследования было вполне оправданно, так как в период научной разработки данной классификации, Уголовно-процессуальный кодекс содержал достаточно ограниченный перечень способов проверки сообщения о преступлении.

Так, УПК РСФСР 1960 г. в стадии возбуждения уголовного дела вообще не предусматривал проведения следственных действий, однако практика проверки сообщений о преступлениях показала, что имеющимися средствами установить признаки преступления практически невозможно, поэтому 10 сентября 1963 г. в ст. 178 УПК РСФСР были внесены дополнения, согласно которым в случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела.

С введением в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации нормы закона, предусматривающие способы проверки сообщения о преступлении, неоднократно подвергались изменениям.

На сегодняшний день в ходе проверки сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе получать объяснения, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном УПК РФ, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-разыскных мероприятий. Из числа следственных действий они вправе получать образцы для сравнительного исследования, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр не только места происшествия, но и документов, предметов, трупов, а также освидетельствование (ч. 1 ст. 144 УПК РФ).

Увеличение средств проверки сообщения о преступлении в стадии возбуждения уголовного дела и включение в их число большего количества следственных и иных процессуальных действий вызывает настоятельную необходимость в пересмотре устоявшихся в криминалистике научных взглядов относительно этапов расследования.

Большинство учёных-криминалистов при разработке методик расследования отдельных видов и групп преступлений не ограничиваются рассмотрением лишь этапов на стадии предварительного расследования, а уделяют внимание и рассмотрению деятельности, связанной с проверкой сообщения о преступлении, осуществляемой с применением приемов и методов криминалистики[68]. Вместе с тем, исходя из этимологии понятия «предварительное расследование», справедливо полагать, что этапы расследования могут быть выделены в рамках такой стадии досудебного производства, как стадия предварительного расследования.

Поэтому, рассматривая особенности указанной деятельности, они не используют термин «этап расследования», а оперируют такими понятиями, как «особенности возбуждения уголовных дел»[69], «исходные следственные ситуации»[70], признавая тем самым, что указанная деятельность осуществляется вне рамок предварительного расследования и, соответственно, выделяемых на этой стадии этапов расследования.

Проверка сообщения о преступлении является основной содержательной частью стадии возбуждения уголовного дела, поэтому рассмотрение данного вопроса без исследования значения и места данной стадии в уголовном процессе в целом было бы методологически неверным.

Вопрос наличия в уголовном судопроизводстве самостоятельной стадии возбуждения уголовного дела на сегодняшний день стал предметом весьма острой дискуссии и в науке уголовного процесса. Анализ позиций спорящих сторон позволяет выделить две диаметрально противоположные точки зрения.

Наиболее радикальные предложения состоят в ликвидации стадии возбуждения уголовного дела и выведении из сферы уголовно-процессуального регулирования деятельности, связанной с проверкой сообщения о преступлении[71]. Авторы в обоснование своей точки зрения приводят следующие аргументы:

Так, К.Л. Литвиненко считает, что «стадия возбуждения уголовного дела, призванная обеспечивать право на доступ граждан к правосудию, фактически является основным препятствием к реализации данного конституционного права. Таким образом, представляется целесообразным исключение из уголовнопроцессуального законодательства норм о возбуждении уголовного дела»[72].

По мнению Ю.В. Деришева, в стадии возбуждения уголовного дела осуществляется административное производство «по проверке фактов, схожих по объективной стороне с правонарушениями... возникновение уголовно-процессуальных отношений... до появления преступления - это и есть незаконное и необоснованное ограничение прав личности, а также проявление «процессуальной рас- точительности»[73].

Ряд авторов полагают, что доследственная проверка противоречит интересам оперативности выявления преступлений и принятия обоснованных решений, на основании чего приходят к выводу, что законом должны регулироваться лишь те действия, которые ограничивают конституционные права и свободы граждан[74].

Определяющим тезисом сторонников сохранения стадии возбуждения уголовного дела, напротив, стали аргументы о том, что «...этот этап уголовного судопроизводства был создан в советское время для защиты личности от произвола и беззаконий. Если уж советский законодатель ради такой цели пошел на существенное усложнение процессуальной деятельности, то современному российскому законодателю надлежит не только сохранять, но и укреплять первую стадию уголовного судопроизводства как гарантию обеспечения прав и свобод человека»[75].

Касаясь в своем исследовании аспектов данной темы, В.М. Быков справедливо отмечет: «Мы видим значение этой стадии в том, что она обеспечивает законность и обоснованность возбуждения уголовного дела, защищает права и законные интересы граждан, которые в случаях необоснованного возбуждения уголовного дела могли бы оказаться нарушенными, так как ряд граждан оказались бы неизбежно необоснованно втянутыми в процедуры расследования преступления. Стадия возбуждения уголовного дела также ограждает дознавателя и следователя от расследования по уголовным делам, не имеющим никакой судебной перспективы, что отвлекало бы их, как и весь следственный аппарат, от расследования действительно опасных и тяжких преступлений»[76].

Трудно в данной связи не поддержать и Г.П. Химичеву, которая в качестве итоговых формулирует ряд достаточно значимых выводов: «Представляется, что упразднение того или иного института - самый простой, но не всегда приемлемый способ решить проблемы, имеющиеся в практике его применения. Отказываться от стадии возбуждения уголовного дела в том виде, в каком она существует еще с момента принятия УПК РСФСР 1960 г., вряд ли целесообразно. Роль этого этапа в уголовном судопроизводстве велика, поскольку возбуждение уголовного дела призвано выступать «фильтром», отсеивающим заявления о событиях, не содержащих признаков преступления, и не позволяющим впустую тратить силы и время дознавателя, следователя, прокурора, суда по уголовным делам, по которым имеются обстоятельства, исключающие уголовное судопроизводство»[77].

Конституционный Суд Российской Федерации высказывает следующую позицию по обсуждаемому вопросу: «Возбуждение уголовного дела является начальной, самостоятельной стадией уголовного процесса, в ходе которой устанавливаются поводы и основания к возбуждению уголовного дела, в том числе достаточность данных, указывающих на признаки преступления, их юридическая квалификация, обстоятельства, исключающие возбуждение уголовного дела, а также принимаются меры по предотвращению или пресечению преступления, закреплению его следов, обеспечению последующего расследования и рассмотрения дел в соответствии с установленной законом подследственностью и подсудностью...»[78].

Исходя из приведенных позиций, усматривается различный подход к возбуждению уголовного дела как отдельной стадии уголовного процесса. Мы являемся сторонниками не только сохранения, но и законодательного усовершенствования норм уголовнопроцессуального института возбуждения уголовного дела.

На наш взгляд, доводы, высказанные Г.П. Химичевой, доказывающие необходимость ее наличия в уголовном процессе России, должны быть приняты во внимание как обоснованные.

Наиболее конструктивный путь, по нашему мнению, состоит не в ликвидации стадии возбуждения уголовного дела, а в устранении пробелов и противоречий законодательного регулирования деятельности по принятию, проверке и разрешению сообщения о преступлении, именно по этому пути и идет законодатель.

О необходимости существования стадии возбуждения уголовного дела и систематизации деятельности в ходе проверки сообщений о преступлении уже высказывают мнение и многие ученые - криминалисты, а некоторые из них даже стали разрабатывать методику ее проведения[79]. Именно поэтому в последние годы в криминалистике стали говорить о выделении четырех этапов:

1) предварительный этап - период работы следователя (дознавателя), заключающийся в рассмотрении сообщения о преступлении и принятии по нему соответствующего решения;

2) первоначальный этап расследования - это период работы следователя (дознавателя) сразу после возбуждения уголовного дела и заканчивающийся вместе с исчезновением безотлагательного характера проводимых в это время следственных действий, разыскных и превентивных мер;

3) этап дальнейшего расследования - начинается с момента перехода от первоначальных следственных действий к более планомерной работе по уголовному делу;

4) заключительный этап расследования - это завершающая часть работы следователя (дознавателя) по уголовному делу: от принятия решения об окончании расследования и до направления уголовного дела с обвинительным заключением прокурору[80].

Четыре этапа расследования выделяет и М.М. Яковлев, говоря о подготовительном, первоначальном, основном и заключительном этапах расследования[81].

Но можно ли говорить о том, что деятельность субъектов уголовного судопроизводства на стадии возбуждения уголовного дела с позиции науки криминалистики соответствует признакам «этапа расследования». Ведь по сути доследственная проверка не является расследованием, в связи с чем этот этап (стадия) уголовного судопроизводства не включается во временную структуру частных криминалистических методик[82] и не может именоваться этапом расследования по причине осуществления вне рамок стадии предварительного расследования.

В связи с этим полагаем, что, говоря об этапности на стадии возбуждения уголовного дела и стадии предварительного расследования, необходимо использовать объединяющее их понятие, которым, по сути, является термин «досудебное производство». В соответствии с п. 9 ст. 5 УПК РФ досудебное производство - это уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу. Таким образом, и нормативное закрепление и устоявшиеся каноны российского уголовного процесса термином «досудебное производство» объединяют две начальные уголовно-процессуальные стадии - возбуждения уголовного дела и предварительного расследования[83]. Поэтому логичным было бы употреблять вместо термина «этап расследования» термин «этап досудебного производства». А деятельность, связанную с проверкой сообщения о преступлении, определить как «этап предварительной проверки», несмотря на то что в уголовнопроцессуальном законодательстве данное понятие не упоминается, но криминалистика и уголовно-процессуальная доктрина его активно используют. Такое название наиболее точно отражает сущность и содержание действий, производимых на этом этапе. Данный термин подчеркивает предварительный характер действий по отношению к расследованию, а также их проверочную сущность, заключающуюся в проверке сообщения о преступлении на предмет наличия или отсутствия признаков преступления.

Обозначать указанный этап как доследственную проверку представляется менее предпочтительным, поскольку в этот период кроме непосредственно проверочных проводится и ряд следственных действий, разрешенных до возбуждения уголовного дела[84].

Так, Л.В. Березина дает следующую дефиницию: «предварительная проверка - это регламентированная уголовнопроцессуальным законом деятельность, реализуемая органом дознания, дознавателем, следователем и прокурором в первоначальной стадии процесса и направленная на собирание, проверку и оценку доказательств в целях установления наличия или отсутствия повода и основания для возбуждения уголовного дела, а также принятия законного и обоснованного решения по каждому поступившему сообщению о совершенном или готовящемся преступлении»[85] .

Мы не можем полностью поддержать позицию указанного автора, так как считаем, что способы проверки сообщения о преступлении не всегда полностью регламентируются уголовнопроцессуальным законодательством.

Считаем, что возможность производства иных процессуальных действий обязательно должна быть закреплена УПК РФ (исходя из чего мы и можем отнести их к процессуальным), тогда как порядок их производства и форма не во всех случаях требует уголовно-процессуальной регламентации.

Вышеназванные доводы, как представляется, должны быть учтены в определении.

По нашему мнению, под проверкой сообщения о преступлении следует понимать осуществляемую после регистрации сообщения о преступлении в предусмотренные законом сроки деятельность уполномоченных на то должностных лиц и государственных органов по производству следственных и иных процессуальных действий, производство которых предусмотрено УПК РФ для стадии возбуждения уголовного дела, с целью установления наличия основания для возбуждения уголовного дела или его отсутствия, закрепления следов преступления, получения исходной информации об обстоятельствах его совершения и лице, его совершившем.

Выделение этапа предварительной проверки, по мнению авторов, необходимо, поскольку именно на данном этапе происходит качественное насыщение ситуации информацией о событии, проверка и оценка которой позволяют говорить о наличии данных, достаточных для возбуждения уголовного дела. Основная направленность данного этапа - интенсивный поиск, обнаружение и закрепление доказательств с целью установления признаков преступления и своевременного принятия решения о возбуждении уголовного дела или установления отсутствия признаков преступления в проверяемом сообщении и, соответственно, принятия законного и обоснованного решения об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом этап предварительной проверки (проверки сообщений о преступлении) должен начинаться с момента поступления первоначальной информации о деянии, возможно содержащем признаки мошенничества, и заканчивается принятием уголовно-процессуального решения о возбуждении (отказе в возбуждении) уголовного дела.

Проведенный сравнительный анализ понятий «стадия уголовного процесса» и «этап расследования» подтверждает, что институт периодизации расследования возник под воздействием объективных факторов, необходимости придания системности и упорядоченности деятельности субъектов, производящих проверку сообщения о преступлении и расследование уголовного дела. Уголовно-процессуальная и криминалистическая периодизация досудебного производства объективно необходимы, так как позволяют не только четко уяснить сущность стадии судопроизводства с позиций уголовно-процессуального права, но и сформулировать частные криминалистические методики для оптимизации деятельности правоохранительных органов на различных её этапах.

2.2.

<< | >>
Источник: Кругликова, О.В.. Криминалистические и уголовнопроцессуальные аспекты производства предварительной проверки по сообщениям о мошенничествах : монография / О.В. Кругликова, С.М. Кузнецова. - Барнаул : Барнаульский юридический институт МВД России,2016. - 144 с.. 2016
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Уголовно-процессуальная систематизация и криминалистическая этапность досудебного производства:

  1. Уголовно-процессуальная систематизация и криминалистическая этапность досудебного производства
  2. оглавление
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -