<<
>>

Основы криминалистической тактики процессуальных действий, проводимых до возбуждения уголовного дела, и их нормативно-правовое регулирование

В юридической литературе криминалистическая тактика определяется как практическая деятельность, заключающаяся в обусловленном конкретными ситуациями раскрытия преступления допустимом логико-психологическом воздействии на лиц, участвующих в этой деятельности, в целях получения от них криминалистически значимой информации, предотвращения, нейтрализации или преодоления с их стороны действительного или ложного противодействия нормальному ходу установления истины[37].

По мнению В.И. Комиссарова, криминалистическая тактика - это раздел науки, изучающий закономерности возникновения, сохранения, угасания и передачи идеальной информации (следов) о преступлении, а также закономерности психологии взаимоотношений между участниками предварительного расследования, обращения с материальными объектами, на базе чего формируются общие и частные рекомендации (приемы) по организации поиска, изучения и использования тактически значимой информации в типичных ситуациях производства отдельных следственных действий[38].

О.Я. Баев определяет следственную тактику как систему научно обоснованных средств допустимого и рационального собирания, исследования и использования следователем доказательственной информации в целях предупреждения и преодоления противодействия расследованию со стороны субъектов, имеющих иные, чем следователь, интересы в уголовном судопроизводстве[39].

И.Ф. Герасимов под криминалистической тактикой предлагал понимать систему научных положений и рекомендаций по организации расследования и определению линии поведения, способов и методов выполнения отдельных след-

^ ^3

ственных действий[40].

А.С.Князьков указывает, что криминалистическая тактика есть система теоретических положений и основанных на них научных рекомендаций по использованию тактико-криминалистических средств производства уголовнопроцессуальных действий, имеющих познавательный характер, в целях реализации назначения уголовного судопроизводства[41].

По мнению Н.П. Яблокова, криминалистическая тактика - это система теоретических положений, обоснованных научно-практическим изучением организационно-управленческих и оценочно-поведенческих аспектов[42].

В приведенных определениях можно выделить такие общие черты, как системный характер научных положений криминалистической тактики, взаимосвязь конкретных следственных ситуаций с линией поведения участников расследования, соотношение целей криминалистической тактики с задачами доказывания обстоятельств по уголовному делу, определяемыми уголовно-процессуальным законом.

Следует согласиться с тем, что тактика должна определять линию поведения следователя (дознавателя) при выборе, подготовке, проведении процессуального действия и фиксации его результатов. Содержанием тактики являются тактические приемы, цели которых определяются видом расследуемого преступления, стадией расследования, этапом производства следственного действия, а также целями следственных действий[43]. Специфический аспект криминалистической деятельности, как полагает В.Я. Колдин, охватываемый понятием криминалистической тактики, заключается в том, что она рассматривает приемы (методы, алгоритмы) принятия криминалистических решений применительно к различным ситуациям взаимодействия участников расследования. Таким образом, сущность тактики состоит в анализе ситуационного взаимодействия участников процесса[44].

Выбор тактики при проверке сообщения о преступлении зависит от первичной (исходной) информации, ее полноты и достоверности, обстоятельств исследуемого события. Тактика отдельного проверочного или процессуального действия в каждом конкретном случае определяется задачами того или иного действия, его связью с общими задачами проверки в определенной ситуации и средствами, необходимыми для проведения таких действий. Заметим, что поскольку криминалистическая тактика в основном исходит из ситуаций неочевидности или проблемных ситуаций, А.С. Князьков верно говорит, о невозможности применения вместо криминалистической тактики понятия криминалистической технологии, когда при последней действует заданная последовательность действий в соответствии с установленными стандартами[45].

Криминалистическая тактика, особенно в стадии возбуждения уголовного дела, исходит из многих факторов, включая не выявленные и не установленные, когда выстраивается линия поведения и способ организации взаимодействия участвующих на этой стадии субъектов - лиц, поведение которых связано с формированием источников криминалистической информации (очевидцы, заявители, понятые и т. д.), а также лиц, профессиональная деятельность которых связана с собиранием криминалистической информации[46].

Сегодня общие положения тактики разработаны достаточно полно[47], но в меньшей степени - для процессуальных действий, проводимых до возбуждения уголовного дела. Специфика тактики процессуальных действий до возбуждения уголовного дела определяется тем, что описание деятельности следователя на этом этапе не развернуто в уголовно-процессуальном законодательстве, по сравнению, например, с тактикой на этапе предварительного следствия или судебного рассмотрения уголовного дела. В качестве примера приведем мнение И.Е. Быхов- ского, который рассматривал следственные действия «как связанные между собой приемы и методы, как систему правовых установлений, обеспечивающую следователю возможность получать необходимую доказательственную информацию. Эта система характеризуется единым процессуальным режимом, единством этических требований, логической структуры, психологических основ деятельности следователя»[48], чего нельзя сказать о процессуальных действиях до возбуждения уголовного дела. И хотя в ст. 144 УПК РФ регламентирована деятельность следователя по проверке сообщения о преступлении, краткость изложенного не сравнима с нормами УПК РФ, регламентирующими производство следственных действий. Такое положение приводит к тому, что следователь (дознаватель), проводя при проверке сообщения о преступлении новые процессуальные действия, нередко делает это по аналогии со следственными действиями, но в то же время учитывая процессуальные особенности доследственной проверки.

Данный вопрос следует рассмотреть детально, путем анализа реализации задач криминалистической тактики в рамках нормативно-правового содержания процессуальных действий, проводимых до возбуждения уголовного дела.

Нормативно-правовое содержание процессуальных действий до возбуждения уголовного дела относится к механизму реализации деятельности по установлению обстоятельств совершения преступлений. Конечный результат данной деятельности зависит от цели, поставленной субъектом правоприменения. Однако сама по себе постановка цели не может иметь какие-либо последствия, для этого необходимы определенные средства (цель - средство - результат), поскольку цель, не материализованная определенными средствами, не может быть достигнута. Цели и средства - взаимосвязанные категории, но ведущую роль при проверке сообщений о преступлениях играют именно цели, поскольку именно они определяют средства этой деятельности. Так, производство того или иного процессуального действия для установления отдельных обстоятельств исследуемого события предполагает реализацию определенных средств, предусмотренных уголовно - процессуальным законом и разработанных криминалистикой с учетом конкретных ситуаций[49].

Например, одна из основных целей тактики процессуальных действий при проведении доследственной проверки - исследование механизма следообразования. Познание этих закономерностей позволяет разработать теоретические и практические рекомендации по использованию следов преступления в целях получения доказательств.

Исследуя тактику процессуальных действий, проводимых до возбуждения уголовного дела, следует обратить внимание на понимание обнаружения следов преступления и использование их в качестве доказательств. Как пишет В.П. Малахов, «движителем и резервуаром мышления являются понятия. Поэтому, если нам удастся выявить специфику права на уровне понятий, внутренних структур, логических свойств и предназначений, тогда мы получим возможность проникнуть в его сущность»[50].

Как отмечалось в первом параграфе, процесс познания начинается с момента фиксации сообщения о преступлении. Далее криминалистическому анализу подвергается место и обстановка совершения деяния как основной источник информации[51]. По результатам проведенного нами исследования 45 % респондентов (следователей) отметили, что информация о совершенном преступлении добывается и используется путем производства процессуальных действий до возбуждения уголовного дела; 35 % - путем проведения оперативно-розыскных мероприятий; по мнению остальных - в результате сочетания оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий. Таким образом, сами факторы и обстоятельства, установленные на момент проверки, в некоторой степени определяют действия следователя, его тактику и тактические приемы. Следователь, направляясь к цели, решает задачи, то есть, раскрывая преступление, ему необходимо поэтапно, но в то же время систематизированно получать и фиксировать информацию.

Далее следует определить особенности криминалистической тактики процессуальных действий до возбуждения уголовного дела.

Криминалистическая тактика процессуальных действий до возбуждения уголовного дела представляет собой систему научно обоснованных средств по обнаружению, собиранию и исследованию сведений, поступивших из сообщения о преступлении. Она определяет тактические решения и основанные на них тактические приемы (методы, комбинации) по установлению обстоятельств противоправного деяния путем проведения процессуальных действий и регулирования ситуационного взаимодействия участников доследственной проверки.

Следует обратить внимание на особенности тактики процессуальных действий до возбуждения уголовного дела, так как они обусловлены спецификой этой стадии. Обратимся к традиционной схеме, или стадиям проведения процессуальных действий: подготовительный этап, проведение процессуального действия, фиксация[52]. Все эти этапы должны быть обусловлены логикой и диалектикой познавательного процесса, учитывать специфику исследуемого события и источники информации.

Мысленное построение информационно-познавательной модели процессуального действия до возбуждения уголовного дела определяет процессуально-тактическую форму познавательной деятельности. Иными словами, при производстве процессуального действия происходит движение мысли от чувственно-конкретного к мыслительно-абстрактному образу[53]. Абстракция может выражаться в мысленной модели или версии, основанной на совокупности полученных данных, и способствовать оценке эмпирического материала, направляя мышление следователя при поиске криминалистически важной информации.

Криминалистическая деятельность на стадии возбуждения уголовного дела обусловлена информационной неопределенностью, в связи с чем тактика процессуальных действий определяется познавательной деятельностью на начальных этапах, однако уже на этапе получения сообщения о преступлении построению абстрактной модели способствуют сведения о таких категориях, как:

- исходная ситуация (очевидная, неочевидная) - определяет тактические приемыз операции и комбинации проведения процессуальных действий в поисково-познавательном аспекте;

- криминалистическая характеристика преступления - определяет построение первоначальных версий, а затем тактических решений и задач, связанных с установлением обстоятельств совершения преступления и непосредственного собирания доказательств;

- поведение участников доследственной проверки и их взаимодействие с другими участниками. Данную категорию также следует рассматривать как исходную ситуацию (конфликтную, бесконфликтную), но в психологическом аспекте и для получения вербальной информации.

С учетом изложенного можно определить, что тактика процессуальных действий до возбуждения уголовного дела аккумулирует общие цели доследственной проверки и криминалистические приемы, которые применяются в специфических условиях отдельного процессуального действия.

В криминалистическом аспекте тактика проверки сообщения о преступлении складывается из тактических приемов, тактических операций и тактических комбинаций проведения процессуальных и непроцессуальных действий.

В.Я. Кол дин выделяет тактические задачи и приемы в зависимости от содержания и назначения: познавательные (установление обстоятельств события путем обнаружения и исследования криминалистической информации); управленческие (установление эффективного взаимодействия участвующих лиц, управление их поведением); организационно-технические; в зависимости от уровня: исходные, промежуточные, конечные[54].

В криминалистической литературе подробно описано применение тактических приемов, тактических операций и комбинаций в рамках проведения следственных действий, однако теоретическая разработка в рамках проверки сообщения о преступлении раскрыта недостаточно. В связи с этим рассмотрим данный вопрос более подробно.

Как известно, практическая деятельность следователя, в том числе при проведении доследственной проверки, определяется тактической задачей, сформированной общей целью, процессуальным этапом, логикой, ситуацией, опытом, интеллектом и др. Криминалистическое содержание данной деятельности определяется тактикой в рамках проведения процессуального действия. При этом эффективность процессуального действия зависит от тактического приема как научно обоснованного варианта рационального поведения. Тактический прием не имеет обязательного характера, но его применение определяется целесообразностью, эффективностью и концентрацией умственной работы следователя. В.И. Комиссаров определяет тактический прием как научно разработанное и практически апробированное поведение или комплекс действий уполномоченного лица с целью создания оптимальных условий для обнаружения, сбора, оценки и использования доказательственной и оперативной информации[55].

О.В. Полстовалов разделяет тактические приемы на две группы по степени самостоятельности:

- устойчиво-зависимые - интегрированные в тактические комбинации, вне которых они не имеют самостоятельной познавательной функции;

- относительно-независимые, которые имеют самостоятельную познавательную ценность и могут быть интегрированы в тактические комбинации в зависимости от ситуации и целесообразности[56].

Задача следователя состоит не только в определении целесообразности тактического приема, но и в сочетании и взаимодействии тех или иных тактических приемов при производстве процессуальных действий для цели эффективного их применения.

Под тактической комбинацией понимается сочетание, соединение, взаимообусловленное расположение ряда преимущественно однородных приемов[57]. Однако в литературе широкое распространение получило определение тактической комбинации как комплекса (системы, совокупности) тактических приемов, применяемых в определенной последовательности лицом, производящим проверку сообщения о преступлении в рамках одного процессуального действия до возбуждения уголовного дела[58].

Если тактическая комбинация приемов может формироваться для проведения одного процессуального действия (опрос, изъятие предметов и др.), то реализация одной криминалистической задачи путем проведения нескольких процессуальных действий относится к понятию тактической операции.

В научной литературе до сих пор не выработано однозначного определения тактической операции. Так, В.А. Князев определяет ее как комплексность проведения, системность в действиях и наличие тактической задачи как промежуточной цели расследования[59]. Л.Я. Драпкин считает, что тактическая операция включает в себя конкретные следственные действия, обусловленные криминалистической характеристикой преступления, следственной ситуацией и этапом рас- следования[60]. Приведенные определения очень похожи на определение криминалистической методики, а потому их вряд ли можно использовать применительно к проверке сообщения о преступлении.

Есть и другие мнения. Например, В.И. Шиканов в структуру тактической операции включил тактическую задачу, цель, достигнутый результат, криминалистические рекомендации, тактические и технические приемы[61]. А.А. Закатов, наряду с другими структурными элементами выделяет тактическую задачу и цель тактической операции[62]. По мнению А.Н. Халикова, тактическая операция является локальным и единовременным действием следователя совместно с другими правоохранительными службами в создавшейся следственной ситуации[63]. В плане потенциала А.С.Князьков находит, что существенное отличие тактической комбинации от тактической операции состоит в том, что тактический потенциал тактико-криминалистической операции больше тактического потенциала, который

может появляться в результате проведения тактико-криминалистической комбинации[64].

На наш взгляд, приведенные определения тактической операции вполне применимы к этапу проверки сообщения о преступлении, например, при проведении процессуальных действий по установлению личности преступника.

По инициативе следователя в тактической операции могут принимать участие должностные лица - сотрудники оперативно-розыскных подразделений, органов дознания, иных силовых структур; лица, обладающие специальными познаниями - эксперты, специалисты (ведомственных, государственных и частных организаций). Тем самым, рассматривая вопрос о применении тактической операции в рамках проверки сообщения о преступлении, мы все же опираемся на тактический аспект данного понятия.

Проведение тактических операций в рамках проверки сообщения о преступлении не только возможно, но и целесообразно, поскольку на данном этапе возникают ситуации, эффективное разрешение которых возможно именно при одновременном осуществлении процессуальных действий, обусловленных одной тактической задачей. В то же время проведение тактических операций на данном этапе ограничено несколькими направлениями, поскольку ограничен перечень процессуальных действий и время их производства в период доследственной проверки.

Рассматривая взаимосвязь криминалистической тактики и нормативноправового содержания процессуальных действий, проводимых до возбуждения уголовного дела, мы в первую очередь опираемся на совокупность задач криминалистической тактики и уголовного судопроизводства в целом, поскольку «в теоретическом плане цели и средства криминалистической тактики, обусловленные общим подходом к пониманию относимости и допустимости доказательств (сфера влияния уголовно-процессуального права), ориентированы на познание своих специфических закономерностей взаимодействия и других отраслей знания...»[65].

Не подлежит сомнению, что каждый этап проверки сообщения о преступлении, имея множество индивидуальных особенностей, должен быть взаимосвязан с нормативно-правовым содержанием и отражаться в законе. Криминалистические и процессуальные задачи в своей совокупности определяют организованную и целостную систему[66]. Такое представление относится к упорядоченной совокупности всех средств по достижению заданных целей.

Устанавливая взаимосвязь криминалистической тактики и нормативно- правового содержания процессуальных действий, необходимо отметить их объективный и субъективный характер[67]. Субъективизм выражается в том, что криминалистическую тактику процессуальных действий до возбуждения уголовного дела реализует следователь, который и определяет ее цель. Однако правильно выбранная цель может не совпадать с правильным средством ее достижения[68]. И наоборот, неправильно выбранная цель может быть реализована посредством нормы закона. В этой связи с целью недопустимости неправильной интерпретации закона, будь то правоприменитель или другое заинтересованное лицо, необходимо грамотное правовое описание каждого процессуального действия до возбуждения уголовного дела и систематизация с другими нормами УПК РФ.

С одной стороны, новой редакцией ст. 144 УПК РФ сделан большой шаг в реформировании стадии возбуждения уголовного дела, поскольку уже на этапе проверки сообщения о преступлении законодатель нормативно закрепил деятельность по собиранию доказательств. Если проводить аналогию и сравнивать деятельность следователя при проведении следственных действий в рамках предварительного расследования, то можно проследить наличие жесткой регламентации, о которой говорил С.А. Шейфер. С другой стороны, трактовка процессуальных норм ст. 144 УПК РФ не отличается «жесткими рамками», более того, сам текст ст. 144 УПК РФ несколько размыт и сводится к перечислению процессуальных действий до возбуждения уголовного дела. В этой связи специфика познания на стадии возбуждения уголовного дела должна характеризоваться определенной регламентацией форм и условий доказывания при одновременном творческом осмыслении и выборе тактических приемов обнаружения, исследования и реализации доказательственной информации[69].

Рассматривая деятельность следователя (дознавателя, органа дознания, руководителя следственного органа) на стадии доследственной проверки как деятельность, основанную на нормативных положениях и принципах уголовно - процессуального закона, необходимо выделить нормативные требования, которыми он должен руководствоваться при производстве процессуальных действий. К таким нормативным требованиям мы относим:

1) соблюдение принципов уголовного судопроизводства, изложенных в гл. 2 УПК РФ: законности, уважения чести и достоинства, неприкосновенности личности, охраны прав и свобод личности, неприкосновенности жилища и др.;

2) соблюдение процессуальных правил производства следственных действий, которые содержат нормы, применяемые по аналогии с производством процессуальных действий до возбуждения уголовного дела: участие понятых, участие адвоката, законного представителя несовершеннолетнего и т. д.;

3) соблюдение норм, определяющих общие положения доказывания: относимости, допустимости, достоверности, достаточности и др. (ст. 73-75, 89 УПК РФ);

4) соблюдение норм, регламентирующих использование технических средств, то есть изложенных в ст. 164 УПК РФ и ряде других;

5) соблюдение норм, регламентирующих проведение оперативнорозыскных мероприятий и использование их результатов в доказывании (ФЗ об ОРД, ст. 89 УПК РФ).

Соответственно, если существуют процессуальные нормы, используемые в стадии расследования уголовного дела и которые частично возможно применять на этапе проверки сообщения о преступлении, то, соответственно необходимо положительно рассматривать и применение соответствующих тактических средств при производстве процессуальных действий, перечисленных в ст. 144 УПК РФ. Как пишет А.С. Князьков, схожесть структуры криминалистической деятельности дознавателя и следователя в ходе применения следственного действия со структурой названной деятельности при получении объяснения, изъятии документов и производстве иных процессуальных действий, имеющих познавательное содержание, в ходе проверки сообщения о преступлении (ст. 144 УПК РФ), а также в ходе производства дознания в сокращенной форме (гл. 321 УПК РФ) позволяет говорить о перспективах исследования вопроса о применении тактикокриминалистических средств досудебного производства при производстве указанных процессуальных действий[70].

В то же время, при наличии большого объема криминалистически значимой информации, подлежащей фиксации, исследованию и оценке, следователь, при проверке сообщения о преступлении имеет весьма ограниченный набор средств по осуществлению данной деятельности. В этой связи тактический потенциал, который заключается в наличии криминалистически значимой информации, еще не выявленной к определенному моменту, может быть утрачен из-за невозможности проведения определенных процессуальных действий на этапе проверки сообщения о преступлении[71].

Таким образом, стадия возбуждения уголовного дела представляет собой динамичную сферу криминалистической деятельности, когда поступающая информация может изменить как исходную ситуацию, так и характер межличностного взаимодействия участников проверки, что обуславливает цикличность криминалистической деятельности, динамичный характер принятия тактических решений и необходимость их нормативно-правового обеспечения. В свою очередь, тактическое решение представляет собой интеллектуальный акт, основанный в первую очередь на обстоятельствах рассматриваемого происшествия, поведении его участников, а также на личном опыте работников следствия и дознания, научных рекомендациях, знании криминалистических характеристик различных преступлений, сведений из других наук и т. д. В этих условиях важным и определяющим фактором тактического решения является постановка тактической задачи, от которой зависит применение тактического приема или комплекса тактических приемов (комбинация, операция).

Криминалистическая тактика на этапе доследственной проверки связана с нормативно-правовым регулированием проводимых процессуальных действий на уровне общих принципов уголовного судопроизводства, правил по аналогии со следственными и процессуальными действиями, проводимыми в ходе расследования уголовного дела, общей системой доказывания. Объединяющим началом криминалистической тактики процессуальных действий и их нормативно-правового регулирования до возбуждения уголовного дела является как обнаружение и фиксация криминалистически значимой информации, так и возможность использования ее в качестве доказательств. Процессуальное действие в данном случае можно определить как способ формирования доказательств, регламентированный уголовнопроцессуальным законом, и комплекс тактических приемов, операций, комбинаций. В этой связи формировать доказательственную базу можно и необходимо уже на стадии возбуждения уголовного дела. Эффективность ее формирования зависит в одинаковой степени как от тактических решений уполномоченного лица при применении тактических приемов, комбинаций и операций при производстве процессуальных действий, так и от нормативно-правового регулирования процессуальных действий и составления процессуальных актов с надлежащим их содержанием.

1.3.

<< | >>
Источник: Арсланова Альбина Ринатовна. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТАКТИКА ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ ПРИ РАССМОТРЕНИИ СООБЩЕНИЯ О ПРЕСТУПЛЕНИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Уфа 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Основы криминалистической тактики процессуальных действий, проводимых до возбуждения уголовного дела, и их нормативно-правовое регулирование:

  1. 6. Научные статьи 6.1.
  2. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. § 3. Планирование расследования и тактика отдельных следственных действий после возобновления производства
  5. § 1. Понятие, значение и принципы построения криминалистических методик расследования преступлений
  6. ОГЛАВЛЕНИЕ
  7. Основы криминалистической тактики процессуальных действий, проводимых до возбуждения уголовного дела, и их нормативно-правовое регулирование
  8. Библиографический список использованной литературы
  9. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -