<<
>>

§ 2. Формирование досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних в советский и постсоветский периоды развития России

Преобразование уголовного процесса по уголовным делам в отношении несовершеннолетних после Октября 1917 г. началось с Декрета «О ко-миссиях для несовершеннолетних» от 14/17 января 1918 г., установившего два принципа: отмену суда и тюремного заключения для несовершеннолетних (ст.

I) . В ст. 2 Декрета определялось, что «дела несовершеннолетних обоего пола до 17 лет, замеченных в деяниях общественно-опасных, подлежат ведению комиссий по делам несовершеннолетних». Весьма специфичной представляется их ведомственная принадлежность. Они находились в ведении комиссариата общественного призрения и включали представителей от трех различных ведомств: общественного призрения, народного образования и юстиции; обязательное участие в их работе принимал врач (ст. 3). В компе- тенцию комиссий входило освобождение несовершеннолетних от ответственности и направление их в одно из «убежищ» комиссариата общественного призрения (в зависимости от характера совершенного деяния). Декрет обязал комиссии пересмотреть все дела несовершеннолетних, закончившиеся осуждением, а также находившиеся в то время в производстве судов.

Руководящие начала по уголовному праву РСФСР от 12 декабря 1919 г. ограничили сферу деятельности комиссий рассмотрением дел подростков до 14 лет, к которым могли применяться лишь воспитательные меры, и части дел правонарушителей 14-18 лет, переданных из суда5.

В результате указанного реформирования нормы, регламентирующие процессуальный порядок ведения расследования уголовных дел в отношении несовершеннолетних, не претерпели изменений. Уже в следующем году Декрет СНК «О делах несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных действиях» установил общее правило, согласно которому дела о несовершеннолетних обоих полов до 18 лет, замеченных в общественно опасных действиях, подлежали ведению комиссий, независимо от того, действовал правонарушитель с разумением или без такового .

Также Декрет предусматривал возможность помещения несовершеннолетних в качестве воспитательной меры в специальные реформатории, что позволяет говорить о возрождении в указанный период нормы, существовавшей в России до Октябрьской революции.

Кроме того, непременным условием было проведение судьей предварительного следствия по делу. В течение 24 часов с момента задержания несовершеннолетнего судье направлялись материалы уголовного дела о преступлениях, совершенных в соучастии со взрослыми лицами, а также о тяжких преступлениях несовершеннолетних в возрасте старше 14 лет. В течение 3-х суток народный судья должен был произвести необходимые следственные действия, выяснить данные по фактической стороне дела, роли каждого несовершеннолетнего в совершении преступления, их прошлой жизни, судимости и внести в комиссию доклад о выделении дела о несовершеннолетнем (если речь шла о соучастии взрослых лиц); до заслушивания доклада в указанный срок комиссия в действия судьи вмешиваться не могла (ст. 10).

Очевидно, можно согласиться с доводами, высказанными в литературе в пользу того, что комиссии с момента введения указанной новеллы являлись органами юрисдикции (наличие властных полномочий; возможность уголовного преследования в случае неисполнения или противодействия решениям комиссии - ст. 7)'. Но, во-первых, представляется неуместной для юрисдик- ционных органов предусмотренная в Декрете (ст. 8) возможность отвода от-дельных членов комиссии губернскими и уездными органами Народного комиссариата просвещения. Во-вторых, уникальность представленной модели видится в верховенстве комиссии, которой принадлежало окончательное решение, над судьей-профессионалом, выступающим лишь «докладчиком».

Изданная 30 июля 1920 г. Инструкция о деятельности комиссий по делам несовершеннолетних отразила опыт работы «детских судов» в царской России, а именно: были организованы социальные службы по изучению личности и условий жизни несовершеннолетних правонарушителей.

В соответствии с указанной Инструкцией дела в комиссиях возбуждались по заявлениям родителей несовершеннолетних, родственников, других лиц, а также государственных и общественных органов.

Особый интерес представляет деятельность входящих в состав комиссий обследователей - воспитателей.

В их обязанности входило тщательное ознакомление с личностью несовершеннолетнего, средой, в которой он находился, изучение условий его жизни и воспитания. Уже в процессе этой работы обследователь-воспитатель оказывал на несовершеннолетнего правона-рушителя воспитательное воздействие, которое выражалось в устройстве на работу, определении в школу, возврате к родителям и т.д.

Процессуальной особенностью деятельности комиссии являлось некоторое ограничение принципа гласности. Более того, в ряде случаев на заседании не присутствовал даже сам несовершеннолетний. Весь собранный материал докладывал обследователь-воспитатель.

Процессуальное положение обследователя-воспитателя не отождеств-лялось с процессуальным положением обвинителя или следователя. Он рассматривался как педагог, призванный путем анализа условий жизни и воспитания несовершеннолетнего установить причины его антиобщественного поведения. Он же намечал необходимые, по его мнению, меры исправления и перевоспитания, которые впоследствии санкционировались комиссией. Участие обследователя-воспитателя в судопроизводстве в отношении несовершеннолетних в последующем трансформировалось в участие педагога или психолога при производстве допроса несовершеннолетних. Но обследова-тель-воспитатель играл активную роль в установлении личностных свойств несовершеннолетнего и обстоятельств, способствовавших совершению преступления, что в настоящее время нельзя сказать о педагоге и психологе, которые лишь вправе присутствовать при допросе, задавать вопросы и знакомиться с протоколом допроса несовершеннолетнего (ч. 3-5 ст. 425 УПК РФ).

Основными недостатками в работе комиссий того времени были слабая правовая урегулированность их деятельности и преимущественное участие неюристов. Кроме этого П.И. Люблинский выделял следующие недостатки в ее деятельности: 1) комиссии было предоставлено право выступать в народных судах в качестве обвинителей, что не нашло отражения ни в одном нормативном акте; 2) несовершеннолетний и его родители не знакомились с постановлением комиссии, которое не могло быть обжаловано; 3) комиссии не имели права решать вопрос о возмещении вреда, причиненного правонарушением несовершеннолетнего какому-либо лицу, предоставляя последнему право обращаться с гражданским иском о возмещении вреда в народный суд .

В Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР от 25 мая 1922 г. содержались отдельные нормы, учитывающие особенности доказывания в связи с участием в процессе несовершеннолетнего обвиняемого и свидетеля. В их числе - обязательное установление возраста обвиняемого при отсутствии надлежащих документов путем медицинского освидетельствования, когда есть основания полагать, что обвиняемый является несовершеннолетним (ст. 41); выделение о передаче дел несовершеннолетних до 16 лет в отдельное производство в комиссию для несовершеннолетних (ст. 38) (в редакции УПК 1923 г. с изменениями от 10.07.1923 г. - до 14 лет) .

В 1927 г. в ст. 23 УПК РСФСР, раскрывающую значение используемых в тексте УПК терминов, был внесен п. 7 о законных представителях несовершеннолетних, которыми признавались родители, усыновители, опекуны, попечители и представители тех учреждений, на попечении которых находилось данное лицо . Тем не менее вопрос об их обязательном участии в той или иной стадии процесса не был решен. Роль законных представителей сво-дилась к положению свидетелей, и тем самым они лишались возможности в полной мере использовать свои права для активного участия в уголовном процессе. ;!;.г

С 20 октября 1929 г. следственный аппарат был выделен из ведения судов и административно и процессуально переподчинен прокуратуре. Прокуроры имели право поручать милиции ведение следствия по любому преступлению, в том числе совершенному несовершеннолетними (такая практика сохранялась в течение последующих тридцати лет) .

Начиная с постановления ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г. «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» уголовная и уголовно-процессуальная политика в отношении несовершеннолетних правонарушителей приобрела карательную направленность на 24 года. В данном нормативном правовом акте снижался возраст уголовной ответственности до 12 лет по значительной категории уголовных дел (за совершение краж, причинение насилия, телесных повреждений, увечий, за убийство или покушение на убийство). При этом текст постановления не содержал юридически точных формулировок составов преступлений, за которые был снижен возраст уголовной ответственности, что, конечно, создавало условия для расширительного толкования этих норм.

Постановление от 7 апреля 1935 г. повлекло за собой целую серию нормативных актов, и, прежде всего изменения в УПК РСФСР (и других союзных республик), отменяющие ст. 38 о выделении дел несовершеннолетних в отдельное производство и направлении их в комиссии по делам несовершеннолетних .

Постановление СНК СССР и ЦК РКП(б) от 20 июня 1935 г. «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности» ликвидировало комиссии по делам несовершеннолетних . Необходимость введения данного нормативного акта обосновывалась авторами весьма своеобразно - для повышения от-ветственности самих несовершеннолетних и их родителей. Это свидетельствовало о выдвижении на передний край борьбы с преступностью несовершеннолетних карательных методов и органов, их применяющих.

Подзаконные акты (инструкции, директивные письма, циркуляры, указания) в рассматриваемый период зачастую подменяли собой уголовное и уголовно-процессуальное законодательство. Формально они были, в основном, выдержаны в духе охраны прав и интересов детей и подростков и содержали предписания, направленные на повышение качества предварительного следствия и судебного разбирательства. Например, в числе тех, которые затрагивали досудебные стадии процесса по делам несовершеннолетних, можно выделить Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР от 3-4 августа 1935 г., которым было рекомендовано вручать повестки о вызове несовершеннолетних с соблюдением правил ст. 130 УПК, с одновременным из- вещением родителей и опекунов (в форме повестки) . Приказом Наркомюста СССР и Прокурора СССР № 67/110 от 11 июня 1940 г. органам следствия вменялось в обязанность при расследовании уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних вызывать их родителей . Тем не менее это правило не нашло широкого применения.

В циркуляре Прокурора СССР от 5 апреля 1937 г. № 21/4 «Об усилении борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» указывалось на необходимость обязательного уведомления местных руководящих органов о выявленных недостатках в работе школ, детдомов, комсомола и других организаций, явившихся причиной преступлений детей .

В приказе Наркомюста СССР и Прокуратуры СССР от 26 декабря 1940 г. № 194/235 был сделан акцент на выявление взрослых подстрекателей и организаторов преступлений несовершеннолетних . В практике часто «организаторами и подстрекателями» считались родители, и их вместе с детьми обвиняли в соучастии в совершении диверсионных актов на железнодорожном транспорте.

Приказ НКЮ СССР и Прокуратуры СССР от 11 июня 1940 г. № 67/110 «О порядке расследования и судебного рассмотрения дел о преступлениях несовершеннолетних» содержал требование о расследовании уголовных дел несовершеннолетних наиболее квалифицированными следователями и выделение для надзора по этим делам специальных помощников прокурора и др.

Однако формулировка ст. 108 действующего в тот период уголовно- процессуального закона допускала ведение предварительного расследования по делам несовершеннолетних не только работниками милиции, но и следователями прокуратуры, причем решение вопроса о подследственности в ос- новном зависело от прокурора. Он мог передать в производство следователей прокуратуры наиболее сложные, по его мнению, дела о преступлениях, перечисленных в указанной статье, если в данных районах отсутствовали специально выделенные для этого работники милиции, и наоборот.

Анализ действующего в тот период законодательства позволяет дать весьма невысокую оценку уровню юридической подготовки его создателей, поскольку часто имели место противоречащие друг другу положения. Так, в приказе Прокурора СССР от 22 июня 1943 г. речь шла о недопустимости задержания, ареста и направления в трудовые воспитательные колонии детей, имеющих родителей или опекунов и совершивших незначительные преступления впервые. Однако изданная днем раньше Инструкция НКВД СССР, Наркомюста СССР и Прокурора СССР «О порядке направления и сроках содержания несовершеннолетних в трудовых воспитательных колониях МВД СССР», предусматривая возможность направления детей в трудовые воспитательные колонии за незначительные правонарушения, не содержала оговорки о неоднократности этих правонарушений, что противоречило приказу.

В то же время значительное внимание уделялось такому вопросу, как установление точного возраста несовершеннолетнего. В Указании заместителя Генерального прокурора СССР от 25 декабря 1952 г. «О соблюдении требований закона о точном установлении возраста обвиняемых при расследовании дел о несовершеннолетних» говорилось, что во многих случаях следственные органы определяли возраст и другие данные о личности обвиняемых только на основании голословных показаний правонарушителей, без проверки и подтверждения полученных данных соответствующими документами. Указанием строго предписывалось прокурорам утверждать обвинительные заключения только при установлении возраста обвиняемого документами или заключением судебной экспертизы.

Эти, как и многие другие нормативные правовые акты, утратили силу в связи с принятием 25 декабря 1958 г. Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, положивших начало реформированию уголовно-процессуального законодательства в сторону расширения прав личности и демократизации уголовного процесса. Наступил период возвращения к принципу приоритета воспитательных мер воздействия на несовершеннолетнего правонарушителя.

Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик установили одну из важнейших процессуальных гарантий по уголовным делам в отношении несовершеннолетних - право участия по данным делам защитника с момента предъявления обвинения, тогда как по другим уголовным делам защита получила право принимать участие в процессе с момента объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия.

Вступивший в силу в 1961 г. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР закрепил единый для всех дел порядок производства, существенно расширил права лиц, привлекавшихся к уголовной ответственности, в том числе на защиту от обвинения. Новеллой было появление главы 32 «Производство по делам несовершеннолетних», включающей 13 статей, относящихся как к общим, так и к отдельным вопросам судопроизводства, решаемым в ходе расследования и судебного разбирательства дел этой категории.

К нормам, затрагивающим предварительное расследование в отношении несовершеннолетних по УПК РСФСР, можно отнести: расширенный предмет доказывания (ст. 392); применение мер процессуального принуждения (ст. 393, 394); порядок вызова обвиняемого (ст. 395); выделение дела о несовершеннолетнем в отдельное производство (ст. 396); участие педагога в допросе несовершеннолетнего обвиняемого; ознакомление законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого с материалами дела (ст. 398). Эти нормы были направлены на повышенную юридическую охрану прав несовершеннолетних правонарушителей.

Кроме того, в текст других глав УПК был включен еще ряд статей, регламентирующих правовое положение несовершеннолетних в уголовном про- дессе, существенно дополняющих нормы главы 32. Из них к нормам, затрагивающим порядок досудебного производства, относятся: п. 5 ст. 5 УПК - отказ в возбуждении или прекращение уголовного дела в отношении лица, не достигшего возраста уголовной ответственности к моменту совершения общественно опасного деяния; ст. 8 - прекращение дела в связи с его передачей в комиссию по делам несовершеннолетних (Федеральным законом от 21 декабря 1996 г. № 160-ФЗ данная статья была изменена на «Прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия»); ст. 10 - направление материалов без возбуждения уголовного дела в комиссию по делам несовершеннолетних для применения мер общественного воздействия (Федеральным законом от 21 декабря 1996 г. № 160-ФЗ данная статья была исключена); п. 8 ст. 34 - разъяснение понятия «законные представители»; п. 2 ст. 49 - обязательное участие защитника в делах о производстве несовершеннолетних; ст.50 - необязательность для следователя (и суда) отказа несовершеннолетнего от защитника; ст.ст. 55, 138 - привлечение в качестве гражданских ответчиков родителей, попечителей и опекунов несовершеннолетнего; ч. 3 ст. 72 - возможность допроса законных представителей в качестве свидетелей по делу; п. 4 ст. 79 - обязательность проведения экспертизы для определения возраста обвиняемого, подозреваемого, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют; ст. 91 - обстоятельства, учитываемые при избрании меры пресечения (среди прочих обстоятельств указан и возраст),

В связи с необходимостью обеспечения прав и свобод граждан, учета субъективных особенностей при квалификации содеянного и индивидуализации наказания возросла потребность следственно-судебной практики в использовании психологического знания. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении № 1 от 21 марта 1968 г. подчеркивает целесообразность привлечения к участию в судебных процессах по делам о преступлениях несовершеннолетних экспертов-психологов для определения способности несовер-шеннолетних, имеющих признаки умственной отсталости, полностью созна- вать значение своих действий и руководить ими . Вместе с тем, участие психолога в досудебных стадиях уголовного процесса в отношении несовершеннолетних; законодательное закрепление нашло лишь в 2001 г.

Кроме этого, Указом Президиума Верховного Совета от 6 апреля 1963 г.. устанавливалось, что наряду со следователями прокуратуры и госбезопасности предварительное следствие по уголовным делам производится следователями органов охраны общественного порядка и что последние должны руководствоваться уголовно-процессуальным законом . Позднее в 1978 г. предварительное расследование по всем преступлениям, совершенным несовер-шеннолетними, стало проводиться следователями органов внутренних дел .

Произведенное Указом неожиданное расширение подследственности было самым крупным за время существования следственного аппарата МВД. Данная норма была закреплена в ч. 2 ст. 126 УПК РСФСР.

В публикациях тех лет принятие данного нормативного правового акта было представлено как «решение большой политической и государственной важности», «важное звено в широкой системе комплексных мероприятий, осуществляемых по профилактике правонарушений среди подростков» .

В то же время расширение подследственности обострило многие ранее не решенные проблемы следственного аппарата ОВД (кадровый дефицит, слабая материальная база, загруженность следователей и др.). При издании Указа 1978 г. остался непродуманным вопрос о подследственности ст. 210 УК РСФСР «Вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность».

Оставление подследственности данного преступления в органах прокуратуры служило объективным препятствием для привлечения взрослых лиц к уголовной ответственности, так как следователи, как правило, ограничивались привлечением взрослого к уголовной ответственности лишь за то преступление, в которое он вовлек несовершеннолетнего, а по ст. 210 УК РСФСР не привлекали. В тех же случаях, когда в действиях взрослых отсутствовали признаки совместного участия с несовершеннолетними в совершении пре-ступления, взрослые вообще оставались безнаказанными, даже если в их действиях имелся состав преступления, предусмотренный ст. 210 УК РСФСР. В связи с этим лишь два года спустя - Указом от 7 мая 1980 г. производство предварительного следствия по таким преступлениям было передано следователям ОВД .

С подследственностью уголовных дел в отношении несовершеннолетних тесно связан вопрос специализации данной категории уголовных дел. Еще в 1950-х гг. B.C. Тадевосян обращал внимание на то, чтобы расследование уголовного дела, возбужденного в отношении несовершеннолетнего, с самого начала вел один следователь . Эту позицию поддержал в последующем и Л.Л. Каневский, объясняя это тем, что при передаче дела другому сле-дователю трудно сохранить психологический контакт и преемственность в работе. Он указывал, что «...по делам несовершеннолетних специализация следователей необходима прежде всего потому, что следователю приходится работать с особым контингентом лиц, не достигших психофизической и социальной зрелости. Чтобы правильно оценить мотивы и причины противоправного поведения несовершеннолетних <...> требуются определенные познания в области законодательства, подростковой психологии и педагогики, знание криминалистических характеристик преступлений, совершаемых подростками, навыков в расследовании рассматриваемой категории преступлений» .

Аналогичного мнения придерживаются и другие ученые в настоящее время .

Идея о специализации следователей по уголовным делам несовершеннолетних в рамках существующей организации процесса расследования в органах внутренних дел себя не оправдала и постепенно сошла «на нет». Причинами этого были: преимущественно небольшой профессиональный опыт следователей; некомплект, постоянный отток кадрового состава из-за сверхнагрузок, неизбежно влекущих ошибки и неполноту расследования, и отсутствие в законодательстве указаний о специализации.

Необходимость специализации правосудия в отношении несовершеннолетних подчеркнул Пленум Верховного Суда РФ 14 февраля 2000 г. в своем постановлении «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» . В то же время относительно специализации следователей по уголовным делам несовершеннолетних этот вопрос не решен до сих пор ни на законодательном уровне, ни на уровне ведомственных нормативных актов.

Появление в УПК РСФСР отдельной главы 32 не противостояло процессу «растворения» ювенального судопроизводства в общеуголовном, а перегрузки и невысокий профессиональный уровень следователей не позволяли обеспечить выполнение тех уголовно-процессуальных норм, где должна проявляться специфика ювенального производства.

Необходимо отметить и такой существенный недостаток российской модели предварительного следствия по делам несовершеннолетних советского периода, как постепенное ослабление роли вспомогательных служб, как в структуре МВД (прежде всего ПДН), так и вне этой структуры (общественные помощники следователей, прокуроров, оказывающие помощь в социальной реабилитации). В этом наше государство невыгодно отличалось от других стран, где происходил обратный процесс развития такого рода служб:? 1) Новый этап в становлении института досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних начался в 1991 г. с Постановления Верховного Совета РСФСР «О концепции судебной реформы в РСФСР» . Одной из задач данной реформы является возрождение ювеналь- ной юстиции.

Необходимость создания в нашей стране ювенальной юстиции обусловлена обязательствами, которые взяла на себя Россия по исполнению норм международного права в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ. Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила»), установленные Генеральной Ассамблеей ООН в 1985 г., предусматривают создание специальных органов правосудия по делам несовершеннолетних.

В 1994 г. сотрудниками Института государства и права Российской академии наук Э.Б. Мельниковой и Г.Н. Ветровой предложены доктриналь- ная концепция и проект закона «О ювенальной юстиции в Российской Федерации» . Проектом предполагается признать основными направлениями деятельности ювенальной юстиции повышенную, по сравнению со взрослыми, юридическую охрану прав и законных интересов несовершеннолетних, социальную насыщенность и максимальную индивидуализацию судебного процесса, его конфиденциальность и приоритет воспитательных мер в отношении несовершеннолетних .

Также А.С. Автономовым и H.JI. Хананашвшш был разработан проект Федерального закона «Об основах системы ювенальной юстиции», в котором определяется система ювенальной юстиции, принципы ее построения и функционирования, принципы взаимодействия институтов, составляющих ювенальную юстицию. Следует отметить, что разработчиками данного проекта кроме прочих государственных органов и учреждений, входящих в систему ювенальной юстиции, отнесены и должностные лица и иные работники прокуратуры, органов следствия и дознания, специализирующиеся на работе с детьми (несовершеннолетними) .

Признавая прогрессивную направленность названных проектов, следует в то же время обратить внимание на значительное расхождение мнений разработчиков о сущности ювенальной юстиции и, что особенно важно, в понимании принципов и структуры данного правового института.

Демократические преобразования в обществе, необходимость совер-шенствования правоприменительной практики, в том числе и в уголовном процессе, привели к реформированию многих сфер общества. Преобразования коснулись и уголовного процесса в виде УПК РФ, принятого 18 декабря 2001 г.

Новый уголовно-процессуальный закон сохранил прежнюю дифференциацию уголовного процесса в отношении несовершеннолетних. Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних осуществляется в общем порядке с изъятиями, предусмотренными главой 50 УПК РФ. Указанное производство, так или иначе, отличается от общего порядка производ-ства по уголовным делам. Для несовершеннолетних, когда они несут ответственность за свои преступления, закон устанавливает дополнительные гарантии и дополнительные меры к охране их интересов, исходя из необходимости максимальной защиты их прав. По этим категориям дел процессуальные гарантии не сокращаются, а расширяются, усиливаются, С одной стороны, это производство является органической частью общего уголовного процесса, подчинено его принципам и общим нормам, с другой стороны, процессуальные нормы, касающиеся несовершеннолетних, имеют значительную специфику и выделены законодателем в особое производство. Об этом свидетельствовала как структура УПК РСФСР (раздел 7 глава 32 «Производство по делам несовершеннолетних»), так и нового УПК РФ. М.С. Строгович справедливо указывает, «...в уголовном процессе по всем уголовным делам действует единая процессуальная форма. Поэтому принятая форма по этим делам ни в какой степени не означает отступления от общего порядка производства»'.

Законодатель выделяет производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних с целью их особой, специальной защиты. Главным основанием выделения данного производства является возраст несовершеннолетних. До достижения 18-летнего возраста считается, что они воспринимают окружающий их мир и самих себя через призму психофизиологического и социального роста, созревания (пубертации). Таким образом, подросток может неадекватно реагировать на воздействие окружающей его среды. Отсутствие у несовершеннолетнего в связи с возрастом качеств взрослого человека: образования, профессии, жизненного опыта, не позволяет ему правильно оценить ситуацию, в которой он оказался, и поэтому эти качества восполняются с помощью повышенной правовой защиты. Можно согласиться с Э.Б. Мельниковой, которая считает, что несовершеннолетний как человек, не достигший определенного возраста, с достижением которого закон связывает его полную дееспособность, то есть реализацию в полном объеме провозглашенных человеку и гражданину конституцией и другими законами страны субъективных прав и юридических обязанностей, характеризуется возрастной неадаптированностыо, что и является одной из главных причин необхо- димости его повышенной юридической защиты, в том числе и судебной .

Выше нами было указано, что среди ученых и юристов-практиков нет единства в понимании того, что собой представляет такой институт, как юве- нальная юстиция, которую, как правило, связывают с созданием специализи-

' Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. - М: Наука, 1968. С. 63. 2 См.: Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: Учебное пособие. - М.: Российский благот. фонд «НАН», 1999. С.16.

рованных судов по делам семьи и несовершеннолетних.

Представляется правильной позиция В.В. Ткачева и разработчиков законопроекта «Об основах системы ювенальной юстиции» о том, что система правосудия в отношении несовершеннолетних объединяет вокруг специализированного суда по делам несовершеннолетних различные специализированные службы правоохранительных органов, а также органы и учреждения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, общественные правозащитные организации. Специализированные судебные органы являются лишь элементом системы правосудия в отношении несовершеннолетних .

Все особенности производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних традиционно подразделяют на особенности досудебного и судебного производства.

К особенностям досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, которым будут посвящены следующие главы диссертационного исследования, можно отнести: 1) особенности предмета доказывания (ст. 421 УПК РФ); 2) обязательное участие защитника несовершеннолетнего (п. 2 ч. 1 ст.51 УПК РФ); 3) необязательность отказа несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого от защитника для дознавателя, следователя, прокурора и суда (ч. 2 ст. 52 УПК РФ); 4) участие законных представителей несовершеннолетнего (ст.ст. 48, 426, 428 УПК РФ) с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обви-няемого; 5) возможность применения особой меры пресечения к несовершеннолетнему - присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым родителями, опекунами, попечителями или другими, заслуживающими доверия, лицами, а также должностными лицами специализированного детского учреждения (ст. 105 УПК РФ); 6) возможность задержания несовершеннолетнего в порядке ст.ст. 91-92 УПК РФ; 7) возможность примене- ния заключения под стражу лишь в исключительных случаях, когда это вызывается тяжестью совершенного преступления (ч. 2 ст. 108 УПК РФ) и только на основании судебного решения; 8) особый порядок вызова несовершеннолетнего обвиняемого к прокурору, следователю, дознавателю и в суд (ст.424 УПК РФ); 9) участие педагога или психолога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого по ходатайству защитника или по инициативе прокурора, следователя, дознавателя; обязательное участие педагога или психолога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии; 10) продолжительность допроса несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого составляет в общей сложности 4 часа в день; 11) требование выделения уголовного дела о преступлении с участием несовершеннолетнего в отдельное производство, если несовершеннолетний участвовал в совершении преступления вместе со взрослым; 12) производство предварительного расследования по данной категории уголовных дел как в форме дознания, так и в форме предварительного следствия.

Проведенное нами историческое исследование развития досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних в России в XX в. позволяет выделить четыре этапа его развития:

1917-1935 гг. Данный период характеризуется законодательным закреплением преимущественно воспитательных мер воздействия в отношении несовершеннолетних правонарушителей. Но вместе с тем следует отметить, что УПК РСФСР 1923 г. не содержал обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовным делам, тем более в отношении несовершеннолетних. Предмет доказывания был детально регламентирован лишь в основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. (ст. 15) и в УПК РСФСР 1960 г.

1935-1958 гг. Для указанного периода характерна, с одной стороны, разработка более четких мер по ликвидации беспризорности подростков, с другой - резкое расширение и ужесточение уголовно-правовых методов борьбы с преступностью несовершеннолетних в ущерб мерам воспитательного характера и карательная направленность уголовно-процессуального законодательства и практики его применения с главенствующей ролью подзаконных нормативных актов. Несовершеннолетние правонарушители в правилах уголовного судопроизводства фактически приравнивались к взрослым преступникам.

1958-1991 гг. Этот период ознаменован принятием УПК РСФСР, который содержал специализированные правовые нормы, регулирующие особенности производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, в том числе касающиеся предмета доказывания по делам в отношении несовершеннолетних, применение задержания и заключения под стражу, других мер пресечения, проведение отдельных следственных действий, решение вопроса о подследственности уголовных дел данной категории. Вместе с тем, отдельные правила УПК РСФСР, касающиеся регламентации про-изводства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, с течением времени объективно устарели, не отражали произошедших изменений в обществе и не соответствовали современным представлениям и прогрессивным идеям о правосудии в отношении несовершеннолетних.

1991 г.-настоящее время. Начало проведения судебной реформы в России и принятие в 2001 г. УПК РФ, который содержит ряд новелл. Применительно к производству по уголовным делам в отношении несовершеннолетних для этого периода характерно закрепление принципов охранительной ориентации, который находит свое выражение в праве обвиняемого на защиту и в одновременном двойном представительстве прав и законных интересов несовершеннолетнего; социальной насыщенности - широкое использова-ние в уголовном процессе по уголовным делам несовершеннолетних неюридических специальных познаний и акценте на изучении социальных условий жизни несовершеннолетних правонарушителей; воспитательного воздействия - использование специальных приемов и средств, которые позитивно воздействуют на сознание, чувства, интеллект несовершеннолетнего с целью предупреждения и пресечения любых отклонений от норм морали, и индивидуализации уголовного процесса - центром процесса является личность несовершеннолетнего как главный объект изучения; поиск оптимальных решений проблем, связанных с отправлением и организацией правосудия в отношении несовершеннолетних.

<< | >>
Источник: Боровик Ольга Викторовна

. Особенности досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2006. 2006

Еще по теме § 2. Формирование досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних в советский и постсоветский периоды развития России:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. § 2. Формирование досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних в советский и постсоветский периоды развития России
  3. § 2. Формирование досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних в советский и постсоветский периоды развития России
  4. СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ:
  5. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -