<<
>>

2. 3. Состав сделки как основание для признания ее состоявшейся (несостоявшейся)

На наш взгляд, единственным основанием, которое может служить критерием для признания сделки несостоявшейся, является состав сделки как юридического факта, т. е. совокупность достаточных и необходимых признаков, при наличии которых действие является состоявшимся как сделка и потому порождающим свойственные ей последствия.
Именно этот критерий отличает не состоявшиеся как сделки действия от действий, которые следует считать состоявшимися в качестве сделок (критерием же для выделения недействительных сделок, на наш взгляд, должны быть те или иные юридические недостатки, следствием которых является аннулирование за сделкой — юридическим фактом свойственного ей правоотношения).

Понятие состав юридического факта наиболее разработано в науке уголовного и административного права применительно к составу преступления и правонарушения. В цивилистике вопрос

243

о составе сделки уже рассматривался , однако многими исследователями понятие «состав сделки» определялось как состав недействительной сделки — состав гражданского правонарушения. При этом, рассматривая понятие «состав сделки», большинство исследователей, так или иначе обращавшихся к этому вопросу, четко не раскрыли (а ведь это самое главное!) его основного предназначения как основания для признания действия состоявшимся (несостоявшимся) как особого юридического факта — сделки.

Наиболее полно состав сделки и его признаки рассмотрены В. П. Шахматовым в работе «Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия». В данной работе этому вопросу посвящена целая глава. Однако В. П.Шахматов рассматривал понятие состава сделки применительно к действительности (недействительности) сделок. При этом он замечал: «...изучение отдельных признаков состава сделки помогает выяснить, какие недостатки состава сделки выражают несоответствие сделки требованиям норм права, а потому и обусловливают ее недействительность».

Под составом действительной сделки он понимал «совокупность объективных и субъективных признаков, которая, выражая соответствие сделки требованиям норм права, обусловливает наступление желаемых для ее субъекта (субъектов) последствий, свойственных

244

сделкам данного вида»

Считая недействительные сделки сделками, о чем говорилось выше, убеждены, что состав сделки должен являться критерием для выделения оснований для признания действия, внешне похожего на сделку, не состоявшимся как сделка.

О. А. Красавчиков по этому поводу замечает, что «юридические последствия наступают только при наличии всех юридических фактов соответствующего юридического состава. Созданная отдельными юридическими фактами незавершенного состава возможность движения конкретного правоотношения сама по себе, как и факты, ее создающие, юридического значения не имеет»168.

Поэтому под составом сделки мы будем понимать такую совокупность объективных и субъективных признаков, которая необходима и в то же время достаточна для того, чтобы считать действие (волеизъявление) состоявшимся как сделка. Как справедливо замечает В. П. Шахматов, «каждый признак состава сделки, взятый в отдельности, является необходимым, но не достаточным для того, чтобы волеизъявление было признано сделкой. Лишь только их совокупность, рассматриваемая как единое целое, является достаточной для признания волеизъявления сделкой. Таким образом, состав сделки включает в себя такие признаки, каждый из которых

является необходимым, а их совокупность — достаточной для су-

~ t 246

ществования самой сделки как юридического факта»

Состав сделки включает в себя объективные и субъективные признаки его состава.

С объективной стороны сделка— это действие, волеизъявление. Данное действие (волеизъявление) всегда направлено на определенный объект, т. е. на регулирование какой-то области общественных отношений. Сделка всегда конкретнее своего объекта, она не может совершаться относительно «ничто», а должна совершаться относительно объекта гражданско-правового регулирования, т.

е. регулировать имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения (ст. 2 ГК). Если область регулируемых ею общественных отношений находится за рамками гражданского права, то это уже будут не сделки, а иные соглашения. Иными словами, по объекту сделки отличаются от так называемых морально- бытовых соглашений (договорились сходить в кино, распределили роли в семье и т. д.) и от различных соглашений других отраслей права (например, от международно-правового или трудового договора), которые внешне могут быть похожи на гражданско-правовые сделки (договоры), однако по существу таковыми не являются.

Можно выделить общий, видовой объекты и объект конкретной сделки. Общий объект— это объект гражданско-правового регулирования вообще, т. е/ имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения. Этот объект для всех сделок един. Видовой объект— это конкретная область обязательственных отношений, регулируемых однородного вида сделками. Например, договор аренды направлен на регулирование отношений сторон по владению и пользованию или только пользованию имуществом за плату, а договор купли-продажи — на передачу вещи другой стороне в собственность. Объект конкретной сделки— это та непосредственная часть имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений, на которую направлена конкретная сделка, например аренда здания как объекта недвижимости.

От объекта сделки необходимо отличать предмет сделки, т. е. объект материального (вещь, имущество) или нематериального (информация) мира, на который непосредственно направлена или с которым непосредственно связана воля договаривающихся сторон. Иначе говоря, купля-продажа от аренды одного и того же имущества отличается не предметом договора, а объектом. Договор аренды недвижимого имущества от аренды транспортного средства отличается по своему предмету.

Резюмируя изложенное, отметим, что наличие объекта является конститутивным элементом состава сделки. Так, договор без названия, прав и обязанностей сторон, состоящий из одного пункта, где определен предмет, сделкой не является.

Также не является сделкой такой договор, где в качестве объекта регулирования выбраны те общественные отношения, которые находятся за рамками гражданско-правового регулирования.

Само действие (волеизъявление) помимо объекта с объективной стороны, кроме того, характеризуется двумя слагаемыми: внутренним, т. е. содержанием волеизъявления, и внешним, т. е. способом выражения волеизъявления.

Для того чтобы волеизъявление вызывало свойственные сделкам последствия или, иначе говоря, являлось сделкой, необходимо, чтобы оно обладало определенным содержанием: в соответствии со ст. 432 ГК необходимо, чтобы у сделки были согласованы ее существенные условия, т. е. такие условия, которые необходимы и достаточны для того, чтобы считать волеизъявление сделкой. Отсутствие в сделке какого-либо из существенных условий лишает ее силы сделки и потому не создает свойственных ей последствий. Противоречие же какого-либо из условий сделки требованиям законодательства является основанием для признания сделки недействительной (сделки с незаконным содержанием).

Помимо наличия содержания, т. е. внутреннего элемента, волеизъявление, чтобы признаваться состоявшимся, должно быть совершено в определенной форме, с наличием которой закон связывает наступление свойственных сделке последствий. Если законом или соглашением сторон для сделки предусмотрена какая-то определенная форма, то в этом случае форма сделки является одним из конститутивных элементов фактического состава сделки, с которым закон связывает ее существование. Поэтому несоблюдение требований, предъявляемых к форме сделки, на наш взгляд, должно являться основанием для признания ее несостоявшейся, поскольку закон за таким волеизъявлением не признает силы юридического факта для возникновения свойственных сделке правоотношений. Волеизъявление без соблюдения правил об объективной форме выражения его вовне таковым просто-напросто считаться не может. Форма договора всегда имеет правоустанавливающее значение для заключения договора.

На это ориентирует и ст. 432 ГК, где четко указано, что договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме (!), достигнуто соглашение.

Как справедливо отмечается в литературе, «если закон предписывает обязательное особое оформление для данного типа договора... он считается заключенным только в момент закрепления соглашения сторон в требуемой законом форме. Форма имеет конститутивное значение для возникновения договора и в тех случаях, когда стороны условились заключить договор в определенной форме, хотя бы по закону для договора эта форма и не требова-

247

лась»

Несоблюдение формы сделки (договора) относится к нарушению порядка совершения сделки (заключения договора), поэтому должно являться основанием для признания сделки несостоявшейся (договора незаключенным), ибо, для того чтобы договор считался заключенным, он, прежде всего, должен быть совершен в определенной форме. Только за волеизъявлением, совершенным в определенной форме, закон признает силу договора (сделки). Если волеизъявление совершено с нарушением установленной законом для него формы, то такое волеизъявление просто не будет считаться сделкой (договором), т. е. оно не будет признаваться таковым государством и защищаться его средствами.

Об этом косвенно свидетельствует и п. 1 ст. 162 ГК, в соответствии с которым если не соблюдена простая письменная форма договора, то стороны в случае спора не вправе ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, однако это не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Иными словами, в случае спора, если стороны не соблюли требуемую по закону для сделки письменную форму, она просто не будет с точки зрения ее защиты государством считаться заключенной. Однако она не будет недействительной, и у сторон есть право доказать ее условия, правда, определенным способом. То есть стороны вправе заключать такие сделки и устно, исполнять их добровольно, государство при этом не станет вмешиваться в их отношения, хотя и не будет их приветствовать (в случае с недействительностью сделки государство не только не приветствует такие сделки, но и пресекает их).

Однако если у сторон когда-то возникнет необходимость защиты их отношений со стороны государства, в том числе с помощью суда, таковая им не будет предоставлена как следствие этого нарушения, потому что сделка для ее публичной защиты не будет признаваться состоявшейся. Лишь как исключение из этого порядка в Кодексе предусмотрено, что стороны вправе представить в подтверждение сделки и ее условий иные только письменные доказательства. При этом мы полностью согласны со встречающейся в юридической литературе позицией, что письменными доказательствами должен быть доказан только факт совершения сделки и условия ее совершения, факт исполнения сделки может быть доказан и иными доказательствами. «Утверждение стороны типа "деньги брал, но отдал" можно оспорить в суде, используя любые доказательства, в том числе и свидетельские

248

показания» . Это согласуется с нормой п. 3 ст. 159 ГК о том, что сделки во исполнение договора могут по соглашению сторон совершаться устно, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору. Изложенное свидетельствует о том, что законодатель признает возможность исполнения и его защиты, если стороны докажут условия сделки (при недействительности такого не может быть в принципе). Следовательно, сделка является состоявшейся, а договор — заключенным с момента совершения в требуемой законом форме.

То есть «заключение договора распадается на несколько этапов: (а) вначале необходимо достичь согласия по всем существенным условиям договора (консенсус); затем - (б) облечь его в необходимую форму (совершение сделки)169».

Следовательно, несоблюдение формы сделки, будь та предписана законом или соглашением сторон, по общему правилу является основанием для признания ее незаключенной.

Кроме того, исходя из публичности в вопросе о недействительности сделки, в законе, на наш взгляд, нельзя предусмотреть того, что является недействительной сделка в случае несоблюдения формы, которая не требуется по законодательству, а обусловлена лишь волеизъявлением сторон. По нашему мнению, если стороны не соблюли требуемую по соглашению сторон форму сделки, однако соблюли форму сделки, требуемую по законодательству, речь может идти только о том, что такая сделка является несостоявшейся.

Таким образом, несоблюдение формы сделки, предусмотренной соглашением сторон, всегда должно являться основанием для признания ее несостоявшейся; несоблюдение формы сделки, предусмотренной законом, также по общему правилу является основанием для признания сделки несостоявшейся.

Однако в некоторых случаях, носящих исключительный характер, с целью защиты публичного (например, фискального) интереса для несоблюдения формы договора, предусмотренной законом, оправданным будет введение последствия в виде признания договора недействительным (т. е. невозможность доказывания его условий, применение других повышенных требований). Основанием для введения такого последствия является характер защищаемого интереса. Подход законодателя во всех этих случаях должен быть взвешенным, соблюдаться паритет частного и публичного начал.

По нашему мнению, объявление таких сделок недействительными осуществляется с помощью установления фикции о том, что сделка состоялась170.

Поэтому предлагаем в п. 2 ст. 162 ГК слова «или в соглашении сторон» исключить, а п. 1 ст. 165 ГК изложить в следующей редак- ции: «Несоблюдение нотариальной формы сделки в случаях, когда необходимость соблюдения такой формы сделки установлена законом, влечет недействительность сделки. Такая сделка считается ничтожной». Предлагаемые нами изменения ни в коей мере не повлекут того, что будет ограничено право сторон выбирать более сложную, чем предусмотрено законом, форму сделки. Эти изменения позволят устранить коллизию между п. 2 ст. 162, п. 1 ст. 165 ГК и абз. 2 п. 1 ст. 434 ГК в последствиях несоблюдения формы сделки. В соответствии с этими изменениями: несоблюдение нотариальной формы сделки, предусмотренной законом, является основанием для признания ее недействительной, а предусмотренной соглашением сторон, — незаключенной; несоблюдение простой письменной формы сделки, предусмотренной законом, является основанием для признания ее недействительной в случаях, когда такое последствие прямо предусмотрено в законе, во всех остальных случаях (в том числе во всех случаях несоблюдения простой письменной формы сделки, предусмотренной соглашением сторон) — незаключенной.

С субъективной стороны сделка характеризуется также субъектом, ее совершающим. Характеризуя субъект сделки, исследователи выделяют понятие сделкоспособности, т. е. способности самостоятельно совершать сделки.

Сделку может совершить лишь лицо, отвечающее определенным требованиям (возраст, дееспособность). В соответствии с этими требованиями волю может изъявить такое лицо, которое способно совершать разумные действия, т. е. такие действия, которые регулируются сознанием, охватывающим последствия совершенных действий. Поэтому в соответствии с п. 1 ст. 28 ГК за несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет (малолетних), сделки, за исключением сделок, указанных в п. 2 ст. 28 ГК, могут совершать от их имени только родители, усыновители или опекуны. В соответствии с п. 2 ст. 29 ГК от имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает его опекун. Если сделку совершает лицо, не отвечающее этим требованиям (малолетний или подопечный), значит, нет и сделки (закон не признает за таким действием волеизъявления), т. е. имеет место несостоявшаяся сделка. В соответствии же с действующим законодательством такие сделки

являются ничтожными (п. 1 ст. 171, п. 1 ст. 172 ГК). Это, по нашему мнению, не совсем верно по следующим основаниям.

Так, закон предусматривает возможность признания судом по иску родителей, усыновителей или опекунов таких действий действительными сделками в случае, если они совершены к выгоде малолетнего, недееспособного (п. 2 ст. 171, п. 2 ст. 172 ГК). Как нам ?представляется, этот подход законодателя противоречит концепции недействительности сделок (суд признает действительной сделку ничтожную изначально!). Возможность исцеления сделки малолетнего и недееспособного более подходит для несостоявшихся еде- лок171.

Исходя из правовой природы несостоявшихся сделок, обращение в суд самого родителя, усыновителя или опекуна излишне, поскольку субъектом волеизъявления является именно это лицо. В данном случае считаем достаточным давать возможность выразить ' волю субъекту волеизъявления (т. е. родителю, усыновителю, опекуну) самостоятельно. Кроме того, фактически требование об об; ращении в суд родителя (усыновителя, опекуна) для признания сделки малолетнего и недееспособного действительной превращает данную норму в «мертвую», поскольку легче сделать вид, что сделки как бы вовсе не было (нами не найдено ни одного примера обращения в суд с подобными требованиями, хотя такие случаи не единичны).

Считаем, что с целью отграничения несостоявшихся сделок от недействительных ст. 171 и 172 ГК целесообразно исключить из параграфа 2 главы 9 ГК «Недействительность сделок» и дополнить некоторыми нормами главу 3 ГК.

Также в соответствии с правилами о представительстве представитель действует в рамках предоставленного ему представляемым полномочия. Представитель не вправе действовать в отношении другого лица без полномочия либо выходить за пределы предоставленного полномочия (ст. 182, 183 ГК). В случае совершения представителем в отношении представляемого сделки без пол- номочия либо выходящей за пределы предоставленного полномочия последняя не может для представляемого считаться состоявшейся, поскольку он волеизъявления на ее совершение не выражал (ст. 183 ГК). В данном случае сделка для представляемого является несостоявшейся . В соответствии с п. 2 ст. 183 ГК последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения. Однако в данном случае фактически законодателем под одобрением сделки понимается выражение волеизъявления на ее совершение.

Указанные действия необходимо отличать от сделок, совершаемых с согласия третьих лиц. По нашему мнению, отличие в том, что в первом случае субъект сделки отсутствует, поскольку за его действием закон вообще не признает возможности волеизъявления. Во втором случае — субъект и его волеизъявление налицо, а третье лицо выражает лишь согласие (одобрение) на совершение сделки. Поэтому в соответствии с законом третье лицо не является субъектом сделки, его волеизъявление не входит в состав сделки. В данном случае, при несогласии третьих лиц на совершение сделки, можно вести речь лишь об оспоримости сделок, совершаемых с согласия этих третьих лиц172. Другой точки зрения придерживается И. Б. Новицкий, который считает, что «если несовершеннолетний, достигший возраста 14 лет, совершит сделку, не получив согласия законного представителя, эта сделка будет иметь значение незавершенной сделки. Сделка считается незавершенной до тех пор, пока не разрешится вопрос: будет ли выполнен недостающий пра- вообразующий момент (согласие законного представителя), или его так и не последует»173. По нашему мнению, данная сделка будет завершенной как сделка — юридический факт, однако как оспоримая может быть признана недействительной (т. е. не состояться как правоотношение).

Некоторые сделки, кроме того, может совершить лишь специальный субъект, т. е. лицо, к которому предъявляются особые требования. В отдельных видах договоров должны непременно участвовать субъекты предпринимательской деятельности: по крайней мере, на одной из сторон (договоры розничной купли-продажи, бытового подряда, складского хранения), а в ряде случаев — непременно на обеих (поставка или коммерческая концессия). Как отмечает А. Н, Танага, «во всех указанных случаях закон, конечно же, не запрещает заключить договор с таким наименованием иным субъектам, а также не принуждает к заключению договора с указанными лицами. Но подобное соглашение, заключенное иными лицами, несмотря на его название, будет регулироваться нормами о другой разновидности обязательств»174 (т. е. как договор), которые стороны в действительности имели в виду, — сделка считается несостоявшейся. Состоявшимся, исходя из природы взаимоотношений сторон, будет признан другой вид договора, а, может быть, в силу принципа свободы договора такой договор будет являться непоименованным, как не противоречащий общим началам и смыслу гражданского законодательства.

На основании изложенного считаем, что несоблюдение порядка совершения сделок должно являться основанием для признания сделки несостоявшейся, так как выполнение предписания о форме сделки и подобных ему требований о порядке совершения сделок касается только самих действующих субъектов. Ни интересы других лиц, ни общества в целом не требуют выполнения предписываемого варианта поведения. Классифицировать такие предписания в качестве юридически обязательных— значит утверждать, что лицо обязано действовать во имя собственного же блага. Но ведь если достижение того или иного правового результата не вменяется ему в обязанность, то тем более не существует и обязанности совершать действия, необходимые для достижения этого результата175.

Резюмируя изложенное, полагаем, что выделяемые в юридической литературе и в законодательстве основания признания сделки несостоявшейся не всегда соответствуют правовой природе данного явления. Одни и те же основания служат и для признания сделки несостоявшейся, и для признания ее недействительной; некоторые основания, являющиеся основаниями признания сделки недействительной, по своей правовой природе должны быть основаниями для признания ее несостоявшейся; некоторые основания вообще должны быть исключены из оснований признания сделки несостоявшейся как не соответствующие действительной правовой природе этого явления. Все это — следствие того, что отсутствует научно обоснованный критерий выделения оснований для признания сделок несостоявшимися.

Считаем, что таким критерием должен являться состав сделки, т. е. минимальная совокупность необходимых признаков, при обязательном наличии которых можно говорить о сделке как о юридическом факте для возникновения свойственного сделке обязательства.

Состав сделки включает в себя следующие элементы. С объективной стороны действие (волеизъявление) направлено на определенный объект и характеризуется содержанием и формой. С субъективной стороны сделка совершается определенным субъектом, достигшим возраста сделкоспособности. дееспособным и вменяемым, в некоторых случаях обладающим определенными признаками (скажем, зарегистрированным в качестве предпринимателя).

Под несостоявшимися сделками должны пониматься действия граждан и юридических лиц, хотя и похожие на сделки, однако ввиду отсутствия необходимого и достаточного количества признаков их состава таковыми не являющиеся.

<< | >>
Источник: Кияшко В. А.. Несостоявшиеся сделки: очерк законодательства, теории и правоприменительной практики.— СПб.: Издательство Р.Асланова «Юридический центр Пресс». — 240 с.. 2007

Еще по теме 2. 3. Состав сделки как основание для признания ее состоявшейся (несостоявшейся):

  1. §1.2. Понятие «акционер» в науке и законодательстве.
  2. § 1. Права и обязанности внешнего управляющего
  3. § 3. Заключение, изменение и расторжение договора
  4. § 2.2. Механизм правового регулирования операций иностранных юридических лиц с ценными бумагами
  5. 1.1. Взгляды цивилистов на несостоявшиеся сделки ' и их место в гражданско-правовой доктрине
  6. 1. 2. Понятие несостоявшихся сделок, их общая характеристика
  7. 2.1. Основания считать действие не состоявшимся как сделка в юридической науке и законодательстве
  8. 2. 2. Проблемы выделения оснований несостоявшихся сделок
  9. 2. 3. Состав сделки как основание для признания ее состоявшейся (несостоявшейся)
  10. 3.1. Порядок признания сделки несостоявшейся
  11. 3. 3. Последствия признания сделки несостоявшейся
  12. 3.1. Вещно-правовые способы защиты прав на недвижимость
  13. 1.1.4. Понятиенесостоявшихсясделокиегосоотношение спонятиемнедействительныхсделок
  14. Глава тринадцатая
  15. Глава четырнадцатая
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -