<<
>>

3.1. Порядок признания сделки несостоявшейся

Отметим, что факт заключения (незаключения) договора имеет значение, прежде всего, до момента его исполнения, поскольку исполнение и безоговорочное его принятие зачастую могут свидетельствовать о том, что договор заключен.

Факт заключения договора имеет важное значение, поскольку по своей природе является пра- вопорождающим фактом: с ним напрямую будут связываться как возможность исполнения договора вообще, так и судьба исполненного по нему.

Однако на практике факт заключения договора наиболее востребован следующим образом: признание договора незаключенным довольно часто используется недобросовестными контрагентами с целью избежать предусмотренной в договоре ответственности за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязательства или использовать это обстоятельство иным образом в своих интересах. При этом виновная сторона зачастую ссылается на формальные ос- нования (например, отсутствие в тексте договора существенных условий), позволяющие считать договор незаключенным.

В таких случаях, рассматривая вопрос о заключении (незаключении) договора, необходимо иметь в виду, что договор — понятие многозначное: под договором в ГК понимается и юридический факт, и возникающее из него правоотношение; с точки зрения порядка заключения это и единый документ, и обмен документами и акцепт оферты конклюдентными действиями, и устные волеизъявления. При этом договор-документ, имеющий все основания считать его незаключенным как документ, таковым не всегда является как сделка и как правоотношение. Напротив, зачастую имеющие признаки незаключенности договоры-документы являются состоявшимися как сделки. Что имеется в виду? Скажем, не подписанный сторонами договор, который фактически ими исполняется или уже выполнен, суд может признать состоявшимся исходя из фактических действий сторон, подтверждающих их намерение создать у себя права и обязанности и выполнить условия, содержащиеся в неподписанном ме-

25 7 т"4 жду ними тексте договора .

Также договоры, в текстах которых отсутствуют существенные условия, формально как документы являются незаключенными. Однако если такие договоры были исполнены сторонами и в процессе их исполнения не возникало спорных вопросов по поводу существенных условий, то можно констатировать, что такие договоры как юридические факты и как правоотношения являются состоявшимися, поскольку фактически в процессе их исполнения имеет место соглашение по существенным условиям176. Так, отсутствие в договоре условия о предмете договора (существенного условия любого договора) имеет значение лишь до момента принятия исполнения по такому договору. В случае если договор исполнен, стороной без оговорок принято исполнение — значит, и предмет договора сторонами согласован. Как замечает А. Н. Танага, в данном случае «суды, выступая гарантом защиты добросовестной стороны договора и государственных интересов в целом, на основании ст. 434 ГК выработали следующее правило. Они отклоняют доводы об отсутствии существенных условий договора, если они отражены в накладных, счетах-фактурах и иных подобных документах»177. Также, например, и отсутствие условия о сроке исполнения обязательств (существенного условия для договоров поставки, строительного подряда) в случае, если договор исполнен и сторонами в момент принятия исполнения не заявлялось об ответственности за несвоевременное исполнение, не влечет того, что договор будет считаться незаключенным по этому основанию. Другими словами, в этих случаях договор как юридический факт будет считаться заключенным в иной, чем единый документ, форме: обмен документами, акцепт оферты конклюдентными действиями и т. д., что допускается законом (для конкретного вида договора возможность заключения его в иной, чем единый документ, форме не должна запрещаться законодательством). В данном случае такие договоры считаются состоявшимися, поскольку несостоятельность сделки (договора) имеет отношение прежде всего к юридическому факту, а не к внешней форме его выражения, т. е.
к единому документу, а как юридический факт такие договоры считаются состоявшимися.

Следовательно, в каждом случае при исследовании вопроса о заключенности (незаключенности) договора необходимо обращать особое внимание на все фактические обстоятельства, не ограничиваясь исследованием лишь текста самого договора как документа.

На это ориентирует и Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, давая нижестоящим арбитражным судам ориентиры в правоприменительной практике путем опубликования обзоров по конкретным категориям дел. Еще в 1994 г. ВАС РФ информировал нижестоящие суды о следующем. «Арбитражный суд, рассматривая конкретный спор, должен выяснить, был ли фактически сторонами заключен договор. При этом арбитражному суду необходимо выяснить действительные намерения обеих сторон по заключению договора. Арбитражный суд принимает во внимание как письменные документы (обмен письмами, телеграммами, телефонограммами и т. п.), так и действия сторон, свидетельствующие о принятии или отклонении предложения стороны заключить договор. К таким дей- ствиям может, например, относиться отгрузка указанной в письме покупателя продукции и выставление платежного требования на ее оплату по предложенной покупателем цене. Арбитражному суду следует также оценить предшествующие сделке переговоры, переписку, практику, установившуюся во взаимоотношениях сторон, последующее поведение сторон и т. п.»178. В п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.09.2002 г. № 67 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм о договоре о залоге и иных обеспечительных сделок с ценными бумагами» сказано, что по смыслу ст. 160 и 434 ГК под документом, выражающим содержание заключаемой сделки, понимается не только единый письменный документ, но и несколько взаимосвязанных документов, каждый из которых подписывается сторонами. И поэтому нельзя признавать договор незаключенным лишь на том основании, что

261

его условия определены в двух документах

Указанный подход находит свое подтверждение и в арбитражной практике.

Так, судом договор купли-продажи имущества был признан незаключенным, потому что в тексте договора не было конкретизировано передаваемое по договору имущество. Однако суд кассационной инстанции отменил данное решение, указав, что условие договора купли-продажи о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара. Конкретизированные наименования и количество основных средств продавца указаны в актах приема-передачи (накладных), приложенных к договору и подписанных обеими сторонами. Кроме того, в ходе рассмотрения спора стороны не заявляли о наличии спора о предмете купли-продажи. При таких условиях договор считается заключенным (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22.10.2003 г. по делу № Ф08-3816/2003-1559А)179.

По другому делу (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 2L04.2003 г. по делу № Ф08-1162/2003)180 имущество также не было с необходимой степенью конкретизировано в тексте договора купли-продажи, на основании чего был заявлен иск о признании договора незаключенным и возврате имущества из чужого незаконного владения. Однако суд, отказывая истцу в иске, указал, что в деле имеется платежное поручение, согласно которому ответчик перечислил истцу деньги за продаваемое оборудование. В актах ввода оборудования у истца в эксплуатацию, а также в инвентарных карточках учета основных средств у истца проданное оборудование обозначено под теми же наименованиями, что и в договоре. Исходя из содержания заявленного требования о возвращении оборудования продавцу, истцы не ставят под сомнение факт передачи оборудования покупателю. Таким образом, договор реально исполнен сторонами, что свидетельствует об отсутствии у них затруднений с определением предмета сделки. В силу ст. 223 ГК к приобретателю перешло право собственности на вещь с момента ее передачи. При изложенных обстоятельствах отсутствовали основания для признания исполненной сделки незаключенной.

Правда, в связи с этим хотелось бы отметить некоторую неуверенность арбитражных судов в обосновании ряда своих решений, когда, разрешая спор, скорее по справедливости, они не могут подобрать нужные аргументы закона.

Имеются в виду сл\чаи обоснования решений некой «фактической поставкой», «фактической арендой», «фактическим строительным подрядом» и т. д., а не нормами ГК о порядке заключения договоров, в том числе и в иных, чем единый документ, формах. Так, например, в постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 05.06.2003 г. по делу № Ф08-1830/2003264 суд кассационной инстанции указал, что договоры строительного подряда не содержат существенного условия в виде срока начала и окончания работ. Поэтому суд правильно в соответствии со ст. 740 ГК признал указанные договоры незаключенными. Однако данное обстоятельство не является основанием для отказа в иске о взыскании долга за выполненные работы. Акты приемки выполненных работ, подписанные обеими сторонами, свидетельствуют о возникновении между сторонами фактических отношений, которые регулируются правовыми нормами о договоре подряда. В соответствии со ст. 702, 711, 740, 746 ГК заказчик обязан оплатить принятые от подрядчика работы.

В постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 25.11.2003 г. по делу № Ф08-3990/2003265 арбитражный суд указал, что «признание указанного договора незаключенным не влияет на характер фактических правоотношений сторон, так как в соответствии с нормами гражданского законодательства обязательственные правоотношения между коммерческими организациями основываются на принципах возмездное™ и эквивалентности обмениваемых материальных объектов и недопустимости неосновательного обогащения. Поэтому обязанность оплаты полученных юридическим лицом результатов работ зависит от самого факта их принятия этим лицом. Недостатки формы сделки не являются обстоятельством, исключающим обязанность лица оплатить (возместить) фактически полученное им. Принятие ответчиком работ по актам формы № 2 и дальнейшее использование результата работы, выполненной подрядчиком, свидетельствуют о наличии между сторонами фактических отношений по строительному подряду. К фактическим отношениям строительного подряда должны применяться нормы о строительном подряде, а не о неосновательном обогащении».

Решения по существу правильные, но аргументация их какая-то осторожная, не правда ли? Что такое с точки зрения ГК эти фактические отношения? Фактические договорные отношения или некие недоговорные фактически сложившиеся отношения? На наш взгляд, лучше было бы аргументировать эти решения таким образом: договор как единый документ имеет определенные недостатки, но учитывая, что единый документ — не единственная форма его заключения, а также то, что в данном случае следует говорить о заключении договора путем обмена документами и совершением в ответ на оферту конклюдентных действий, при таких условиях можно констатировать факт заключения договора, к которому применяются и соответствующие нормы ГК.

В некоторых случаях арбитражный суд, исходя из фактически сложившихся правоотношений сторон, признавая договор как документ незаключенным, может признать заключенным другой вид договора. Это случаи так называемых суррогатных сделок, или сурро- гатов сделки определенного вида. Так, например, если в договоре мены товар 1 был точно идентифицирован, а обмениваемый на него товар 2 — нет, и стороной 1 обязанность по передаче товара 1 исполнена, а стороной 2 — нет то суд признает договор мены незаключенным ввиду несогласования предмета (товара 2). Однако в данном случае суд, скорее всего, не применит последствия незаключенности договора (нормы о неосновательном обогащении), а отметит, что фактически между сторонами заключен договор купли- продажи товара 1, к которому должны применяться нормы ГК о до- говоре купли-продажи . (Это, конечно, при условии, если стороной 2 не будет заявлено встречных требований о существенном заблуждении относительно последствий факта принятия товара 1 без идентификации обмениваемого товара 2.)

В судебной практике можно найти также следующий пример. Сторонами был заключен договор о принятии принадлежащего истцу товара на комиссию и оплате 50% его стоимости по истечении срока договора. Срок действия договора не указан, однако уточнено, что оставшиеся 50% стоимости товара оплачиваются продавцу после его реализации. Суд в своем решении указал, что из содержания ст. 990, 996, 998 ГК следует, что срок исполнения комиссионером поручения комитента и ассортимент товаров, являющихся предметом комиссии, не входят в число обязательных условий договора комиссии, однако элементы предмета комиссии, индивидуализирующие передаваемое комитентом имущество, должны быть указаны в договоре. Договор содержит лишь видовые признаки имущества — товарно-материальные ценности — ив соответствии со ст. 432 ГК не является заключенным. Кроме того, накладная на передачу товара не содержит ссылки на какой-либо договор. Таким образом, имеющиеся в деле доказательства не дают оснований считать, что возникшие между сторонами отношения по передаче от истца ответчику двух мебельных наборов регулируются нормами о договоре комиссии. В то же время получение товара по накладной и его частичная оплата в силу ст. 428-432 ГК свидетельствуют о наличии отношений из договора купли-продажи (постановление ФАС

СКО от 12 Л 1.2002 г. по делу № Ф08-4197/2002)181. Однако в данном случае к возникшим между сторонами правоотношениям, на наш взгляд, можно было бы применить и нормы ГК о договоре комиссии, поскольку помимо сложившихся между юридическими лицами правоотношений наверняка никаких иных отношений не было. Поэтому накладная, хотя и не содержащая ссылки на какой-либо договор, не носит самостоятельный характер, являясь относимой именно к договору, имеющемуся между сторонами. С учетом этого обстоятельства можно было бы говорить о документальном заключении договора комиссии. Как справедливо указывает С. Г. Шевцов, «существенное значение на практике имеет выяснение вопроса об отно- симости передачи имущества к подписанному сторонами договору, если этот договор является недействительным или незаключенным. Отсутствие достаточных доказательств относимости передачи имущества к ранее подписанному договору может означать, что между сторонами заключен другой договор (конклюдентными действиями, в устной или письменной форме, в том числе в порядке, предусмотренном ст. 434 и 438 ГК, путем отправки товара с сопроводитель- ными документами и его принятия) ». Скажем, если между сторонами велась переписка о заключении договора аренды, то передача имущества по акту приема-передачи, даже без надлежаще оформленного договора, будет в совокупности с другими доказательствами скорее всего свидетельствовать о заключении договора аренды. Отсутствие помимо акта приема-передачи других доказательств повлечет признание договора незаключенным, поскольку сам акт не сможет свидетельствовать о соглашении об условиях передачи имущества (купля-продажа, дарение, аренда, безвозмездное пользование, залог или иное).

Однако арбитражный суд не всегда даже с учетом фактических обстоятельств дела может признать незаключенный договор как документ состоявшимся как юридический факт. Так, в постановлении ФАС СКО от 26.06.2003 г. по делу № Ф08-2198/2003182 истцом был заявлен иск о признании незаключенным договора и изъятии из незаконного владения ответчика переданного ему имущества. Требования обоснованы тем, что в оспариваемом договоре купли-продажи недвижимого имущества не указаны данные, позволяющие определенно установить подлежащие передаче покупателю объекты, в частности: адрес, точное месторасположение, кадастровые номера зданий либо такое описание или иная индивидуализация имущества, позволяющая выделить его из других объектов недвижимости. Суд признал данный договор незаключенным и изъял из незаконного владения ответчика переданное ему по договору имущество. Решение мотивировано несогласованием сторонами предмета договора. Из материалов дела следует, что истец с ответчиком подписали договор купли-продажи свинарника маточников стоимостью 83 414 рублей, свинарника маточника — 31 121 рубль, свинарника откормочника — 65 326 рублей, трех зернохранилищ — 69 658 рублей, сенохранилища — 26 426 рублей. Других сведений об объектах в договоре не указано. Акт приема-передачи от 23.11.2002 г. содержит те же сведения, что и договор. При таких условиях договор был признан незаключенным. Казалось бы, что в последнем примере позиция арбитражного суда не совсем согласуется с изложенным выше. Однако в данном случае необходимо иметь в виду следующее. Действительно, этот договор исполнен, и у сторон не возникало спорных вопросов в процессе его исполнения относительно предмета договора. Другими словами, в данном случае можно говорить о заключенном договоре в иной, чем единый документ, форме. Однако в соответствии со ст. 550 ГК для договоров купли-продажи недвижимости предусмотрено, что они заключаются только путем со-

270

ставлення единого документа Как справедливо замечает О. С. Иоффе, «не вписываются в общую конструкцию те виды договоров, которые под страхом их недействительности должны быть выражены в едином документе (например, договор купли-продажи недвижимости). Предшествующие составлению таких договоров переговоры, обмен документами не имеют юридического значения, а отдельные их стадии не приобретают силы оферты и акцепта. В подобных случаях каждая из сторон становится юридически связан- ной лишь после учинения на документе подписи ею самой и другою стороной»183. «Смысл повышенных требований к форме договора о недвижимости состоит в том, что этот договор... имеет публичное значение. А третьи лица, не имея возможности вдаваться в исследование действительной воли сторон, должны исчерпывающим образом получить данные об арендованной (проданной) недвижимости только из самого текста договора. Именно для неопределенного круга третьих лиц (кредиторов, учредителей, фискальных органов и т. д.), а отнюдь не для сторон установлены строгие требования к форме договоров о недвижимости»184. Поэтому применительно к таким договорам, другие документы, кроме текста самого договора, во внимание приниматься не могут. Следовательно, рассматривая вопрос о заключенности того или иного договора, суд учитывает фактические отношения сторон во всех случаях, за исключением тех, когда законом предусмотрено, что договор должен быть заключен в форме единого документа (ст. 550, 560, 651, 658 ГК) либо в определенной форме под страхом его недействительности.

На основании изложенного представляется, что признание договора незаключенным прежде всего имеет значение до момента принятия исполнения сторонами. «Арбитражные суды не должны позволять использовать институт судебной защиты (имеется в виду признание договора незаключенным. — В. К) как средство ухода от исполнения договорных обязательств»185. Поэтому при рассмотрении дел о признании договоров незаключенными суды обязаны всесторонне исследовать фактические обстоятельства дела, выяснить, нет ли оснований считать незаключенный как документ договор заключенным как сделка, если да, то определить правовую природу фактически сложившихся между сторонами правоотношений, применив к ним соответствующие нормы права. Если, проанализировав текст договора и все фактические обстоятельства дела, у суда все- таки не будет достаточных оснований признать договор заключенным, то лишь в этом случае применение последствий признания договора незаключенным будет оправданным.

<< | >>
Источник: Кияшко В. А.. Несостоявшиеся сделки: очерк законодательства, теории и правоприменительной практики.— СПб.: Издательство Р.Асланова «Юридический центр Пресс». — 240 с.. 2007

Еще по теме 3.1. Порядок признания сделки несостоявшейся:

  1. § 2. Основания и порядок признания лица в качестве потерпевшего
  2. Порядок признания граждан нуждающимися в жилых помещениях
  3. 1.1. Дела о признании сделки недействительной
  4. Статья 171. Недействительность сделки, совершенной гражданином, признанным недееспособным
  5. 1.1. Взгляды цивилистов на несостоявшиеся сделки ' и их место в гражданско-правовой доктрине
  6. 1. 2. Понятие несостоявшихся сделок, их общая характеристика
  7. 2.1. Основания считать действие не состоявшимся как сделка в юридической науке и законодательстве
  8. 2. 2. Проблемы выделения оснований несостоявшихся сделок
  9. 2. 3. Состав сделки как основание для признания ее состоявшейся (несостоявшейся)
  10. Глава 3. ПРИЗНАНИЕ СДЕЛКИ НЕСОСТОЯВШЕЙСЯ: ПОРЯДОК И ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
  11. 3.1. Порядок признания сделки несостоявшейся
  12. 3. 2. Правовая природа требований о признании сделки несостоявшейся
  13. 3. 3. Последствия признания сделки несостоявшейся
  14. 4.4.4. Условия и порядок признания крупной сделки недействительной
  15. 19 Основания и порядок признания брака недействительным.
  16. 7. Признание эмиссии несостоявшейся и недействительной
  17. 56. Оспоримые сделки: понятие, виды и правовые последствия признания их недействительными.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -