<<
>>

§ 1. Правосубъектные гражданско - правовые средства охраны прав потребителя электрической энергии

С переходом к использованию рыночных механизмов в управлении электроэнергетической отрасли наступает момент, когда необходимо пересмотреть состав, роль, функции субъектов на соответствующем рынке. Новые экономические условия предполагают и новые формы взаимодействия субъектов на рынке, и новые способы защиты как публичных, так и частных интересов. Необходимо заметить: тенденция дифференциации правового регулирования отношений с участием предпринимателей проявляется все ярче и, безусловно, нашла свое проявление и в рамках электроэнергетической отрасли.

Для обеспечения функционирования электроэнергетической отрасли были созданы специальные субъекты, которые отвечают за поддержание и развитие определенного сегмента рынка.

Среди средств охраны прав потребителя традиционно выделяют правосубъектные средства. С учетом особого субъектного состава отношений в электроэнергетике, особого набора прав и обязанностей субъектов, правосубъектные средства представляются первичным, подключаемым на самых первых этапах развития отношений в отрасли, элементом в системе средств охраны прав потребителей. Правосубъектные средства уже становились предметом научных исследований цивилистов[147].

Роль правосубъектных средств можно представить в трех основных плоскостях. Во - первых, они позволяют тем или иным лицам стать полноценными субъектами права, с определенными правами и обязанностями. Во - вторых, роль правосубъектных средств выражается в их регулятивной направленности, например, правовая конструкция юридического лица упорядочивает поведение субъектов гражданского оборота. И, в-третьих, правосубъектные средства используются и для охраны прав субъектов - это особо выражено именно в электроэнергетической отрасли. Охрана интересов участников отношений по электроснабжению, в особенности, потребителей на электроэнергетическом рынке обеспечивается через возможность потребителям осуществлять свои права, используя превентивные меры. Современная структура рынка выстроена таким образом, что возможность удовлетворения своих интересов потребителем напрямую зависит от волеизъявления субъектов электроэнергетического рынка. Когда реализация прав потребителя зависит от самого субъекта, возможность нарушения его прав весьма велика, при такой ситуации невозможно говорить о балансе интересов сторон.

Интерес потребителя в реализации своего субъективного права на электрическую энергию носит частноправовой характер, однако, при этом реализация интересов потребителей в целом входит в сферу и публичных интересов.В связи с чем необходимы частноправовые правосубъектные инструменты в совокупности с иными гражданско-правовыми инструментами, которые в конечном итоге способствуют развитию предпринимательской деятельности (конкуренции) на рынке, удовлетворению спроса на электрическую энергию, а также развитию отрасли в целом - увеличение объектов производства электрической энергии, модернизации технологий в данной отрасли и т.п.

На рынке электроэнергетики можно говорить о таких правосубъектных средствах как юридическое лицо, праводееспособность, структурные подразделения юридического лица (филиалы, представительства). Данные средства являются основными. Кроме того, к правосубъектными средствам нужно отнести наделение статусом субъекта оптового рынка, статусом субъекта естественной монополии и статусом потребителя. Это своего рода дополнительные правосубъектные средства, производные от таких средств, как юридическое лицо и праводееспособность.

В науке теории права категорию «субъект права» понимают по-разному, в том числе соотнося ее с категорией «субъект правоотношения[148]. Будем исходить из классического подхода, согласно которому субъект права – это «… потенциальный участник правоотношения, лицо которое может быть носителем юридических прав и обязанностей. Субъект правоотношения в свою очередь - это субъект права, который реализовал свою правосубъектность и уже стал участником конкретного правового отношения»[149]. Что касается видов субъектов гражданского права, то они делятся на индивидуальные (физическое лицо) и коллективные (юридические лица и др.). Для участия коллективных субъектов права в правоотношении необходимо быть определенным образом организованным[150]. Соответственно, это должны быть устойчивые, постоянные образования, которые характеризуются единством воли и цели, а также внутренней организацией[151]. Таким средством в гражданско-правовых отношениях выступает юридическое лицо. «Это способ фиксации социального образования как субъекта права»[152].

Юридическое лицо как самостоятельный субъект права выполняет определенные функции:

«1) оформление коллективных интересов;

2) Объединение капиталов;

3) Ограничение предпринимательского риска;

4) Управление капиталом»[153].

Как отмечал Б.И. Пугинский, «выделение организации- юридического лица как правосубъектной единицы облегчает разделение полномочий по распоряжению имуществом между отдельными звеньями хозяйственных отраслей»[154]. Наделение статусом юридического лица (в соответствующей организационно-правовой форме) дает возможность организации участвовать в гражданском обороте.

Соответственно, приобретение статуса юридического лица неким коллективным образованием можно рассматривать как применение гражданско-правового средства, обеспечивающего участие в гражданских отношениях. Выделяют всего две общие разновидности целей, с которой юридическое лицо участвует в правоотношениях: получение прибыли или некоммерческие цели. Однако, в некоторых сферах экономики с целью стимулирования развития определенного рынка, и конкуренции на нем, некоторые юридические лица наделены публичными функциями и, соответственно, в качестве еще одной особой цели имеют решение публичных задач.

Современная модель оборота электрической энергии на рынке предполагает сокращение государственного регулирования рынка и использование рыночных механизмов, что означает увеличение роли на рынке коммерческих и некоммерческих организаций. В целом, тенденция постепенной децентрализации и развития конкуренции на рынке электроэнергии показала свою эффективность в зарубежных государствах (Великобритания, США, Аргентина, Франция и др.)[155]. Большой потенциал для стимулирования коммерческих и некоммерческих юридических лиц заложен в принципах организации экономических отношений и государственного регулирования в сфере электроэнергетики, провозглашенных в ст.6 ФЗ «Об электроэнергетике». Неоспоримую важность приобретают принципы обеспечения бесперебойного и надежного функционирования электроэнергетики в целях удовлетворения спроса на электрическую энергию потребителей, обеспечивающих надлежащее исполнение своих обязательств перед субъектами электроэнергетики; свободы экономической деятельности и единства экономического пространства в сфере электроэнергетики и единства экономического пространства; соблюдения баланса экономических интересов поставщиков и потребителей электрической энергии.

Следует отдельно сказать и о значении организационно-правовых форм юридических лиц в электроэнергетике. Как верно отмечает О.А. Серова, «Организационно-правовая форма является законодательным средством, приемом юридической техники, закрепляющим на уровне закона определенные параметры создания, функционирования и прекращения деятельности участников оборота»[156].Во время проведения рыночных реформ наибольшее распространение среди профессиональных участников энергетического рынка получила такая организационно-правовая форма, как акционерное общество, реже встречаются общества с ограниченной ответственностью, присутствует также один субъект, изначально созданный в виде некоммерческого партнерства, а после очередных изменений в ГК РФ получивший статус ассоциации.

Необходимо обратить внимание на тот факт, что субъекты технологической и коммерческих инфраструктур (кроме одного - НП Совет рынка) учреждены в организационно-правовой форме акционерного общества. Такая организационно-правовая форма позволяет консолидировать неограниченное количество денежных средств, капитала, позволяет активно использовать финансовые инструменты и является более привлекательной формой для участия в инвестиционных отношениях. Более того, именно данная организационно-правовая форма позволяет наиболее точно удовлетворять интересы субъектов права, участвующих в создании такого юридического лица. В электроэнергетической отрасли это приобретает особой значение. В данном контексте имеет смысл снова процитировать О.А. Серову: «юридическое лицо как правовое средство- правовое явление, выраженное в определенной правовой форме, установленной законом, с помощью которой удовлетворяются интересы субъектов права, участвующих в его создании»[157]. Именно через частноправовую конструкцию юридического лица с организационно-правовой формой акционерного общества наиболее полно и адекватно государство, как субъект, участвовавший в его создании, может реализовывать свою политику в условиях рыночной экономики в условиях равенства и диспозитивности. При этом подобное косвенное участие на рынке позволяет ограничить ответственность перед третьими лицами.

Участие субъектов в гражданском обороте также связано с использованием конструкций филиала, представительства, дочернего общества. Охранительная направленность данных средств по отношению к потребителю раскрывается через функциональную роль и регулятивные возможности указанных правовых конструкций. Благодаря правовым конструкциям представительства и филиала гораздо более широкий круг лиц привлекается к «приобретению и осуществлению прав представляемого, созданию и использованию его обязанностей»[158].

Для участия юридического лица в определенных гражданских правоотношениях необходимо обладать правосубъектностью. Как, справедливо отмечает М.М. Рассолов, «использование праводееспособности позволяет субъекту права стать участником определенного правоотношения»[159].Заметим, что в праве нет единого мнения о содержании категории «правосубъектность».

Правосубъектность в научной литературе по юриспруденции понимают как: возможность (способность) выступать в качестве субъекта прав и обязанностей[160]; суммарно выраженную возможность правообладания[161]; общая способность лица быть субъектом правоотношений[162]; социально-правовую способность, юридическое качество лица[163] и т.п[164].

Понятие правосубъектности, по мнению одних ученых, тождественно[165] понятию правоспособности, а по мнению другихоно шире и включает в себя дееспособность или еще включает деликтоспособность[166], сделкоспособность[167]. Есть более радикальная позиция, согласно которой нет необходимости[168] в данном понятии вообще, поскольку оно изначально не было закреплено в законодательстве[169].

Однако, мы соглашаемся с идеей того, что правосубъектность означает возможность признания определенного лица в качестве носителя прав и обязанностей, а также в качестве субъекта или возможного субъекта конкретных правоотношений, соответственно,правосубъектность — сложное правовое явление, составляющими которого выступают правоспособность и дееспособность[170].

Итак, правосубъектность мы рассматриваем в качестве правового средства, обеспечивающего участие лица в обороте. Элементами правосубъектности будут являться правоспособность и дееспособность. Под правоспособностью понимают возможность иметь права и нести обязанности. Под предпринимательской правоспособностью понимают «совокупность прав, которыми наделен субъект предпринимательской деятельности в соответствии с законом и учредительными документами, а в некоторых случаях - на основании лицензии, членства в саморегулируемой организации. Это возможность осуществления определенных видов предпринимательской деятельности, совершения сделок»[171].

Ценность выделения правосубъектных средств заключается в том, что с их помощью обеспечивается не только участие в гражданском обороте определенного лица, но и реализация общественных[172] и публичных интересов.

Для обеспечения функционирования и развития электроэнергетической отрасли публичная власть создает специальных субъектов - юридических лиц, в сферу интересов которых входит не только извлечение прибыли, но и обеспечение функционирования энергосистемы страны, бесперебойного электроснабжения, а также обеспечении реализации прав и законных интересов потребителей электрической энергии. Заметим, что существование любого рынка обусловлено нуждами потребителя, так как в основе всех рыночных процессов лежат спрос и предложение.

Необходимо пояснить, что поскольку электроэнергетический рынок условно разделен на оптовый и розничные рынки, то и субъектов законодатель подразделяет на: субъектов электроэнергетики, субъектов оптового и розничных рынков. Категория «субъекты электроэнергетики» наиболее широкая по своему значению и включает в себя всех лиц, осуществляющих деятельность в данной сфере. Субъекты оптового и розничных рынков - те лица, которые вправе осуществлять свою деятельность в рамках соответствующего рынка, причем для участия в оптовом рынке необходимо пройти определенную процедуру, быть допущенным, соответственно, любой потребитель изначально считается участником именно розничного рынка. Особую группу составляют субъекты технологической и коммерческой инфраструктур. Законодательно они относятся к субъектам оптового рынка, однако, совершенно очевидно, что они влияют на работу розничного рынка и некоторые из них прямо или косвенно являются субъектами этого рынка.

Функционирование технологической инфраструктуры обеспечивают: организация по управлению единой национальной (общероссийской) электрической сетью, системный оператор.

Организация по управлению единой национальной (общероссийской) электрической сетью - это Открытое акционерное общество «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы»[173] (ПАО «ФСК ЕЭС»).

Однако ПАО «ФСК ЕЭС» является дочерней компанией Публичного акционерного общества «Российские сети» (далее - ПАО «Российские сети»), ранее именовавшееся «Открытое акционерное общество «Холдинг межрегиональных распределительных сетевых компаний». Эта организация создана в результате реорганизации ОАО РАО «ЕЭС России» в форме выделения в соответствии с решением внеочередного Общего собрания акционеров ОАО РАО «ЕЭС России» от 30 октября 2007 г.[174]. Имущественный комплекс ПАО «Российские сети» включает в себя 37 дочерних и зависимых общества, в том числе 14 межрегиональных и магистральную сетевую компанию[175].

Анализ целей деятельности организаций, согласно уставам акционерных обществ, показывает, что ПАО «Российские сети»[176] отвечают за управление, привлечение инвестиций и внедрение передовых научных разработок, инновационных решений во всем электросетевом комплексе РФ, а ФСК ЕЭС[177] в рамках распределительного электросетевого комплекса.

С точки зрения структуры организации оперативно-диспетчерского управления в стране выделяют:

1) Системный оператор - это ОАО «Системный оператор единой энергетической системы»;[178]

2) Иные субъекты оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике - «организации, осуществляющие оперативно-диспетчерское управление в электроэнергетике в пределах технологически изолированных территориальных электроэнергетических систем и уполномоченные на выдачу оперативных диспетчерских команд и распоряжений, обязательных для субъектов электроэнергетики и потребителей электрической энергии с управляемой нагрузкой в пределах зон диспетчерской ответственности соответствующих субъектов оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике».

Системным оператором является - Открытое акционерное общество «Системный оператор Единой энергетической системы» (ОАО «СО ЕЭС»[179]). Это лицо также имеет сложную внутреннюю структуру и включает большое число филиалов, представительств, научно-технический центр и т.п.

Существование сетевых организаций обусловлено спецификой электроэнергии как объекта, а именно с тем, что эта энергия передается только через сети. Поскольку строительство индивидуальных линий электропередач не всегда является экономически обоснованным (дороговизна, наличие уже иной линии электропередачи и др.), а существование организации, координирующей состояние и развитие всего электросетевого комплекса, представляется вполне целесообразным.

Обеспечение безопасности потребления электроэнергии, осуществляемое субъектами технологической инфраструктуры, может пониматься в двух значениях: широком и узком. В широком понимании речь идет об обеспечении безопасности системы в целом, т.е. действия системного оператора направлены по отношению к неопределенному кругу лиц. В узком понимании речь идет о действиях в отношении конкретного потребителя: аварийное отключение электроэнергии и т.п.

Субъекты технологической инфраструктуры обеспечивают охрану прав потребителя на получение, потребление и передачу электроэнергии в два этапа. Первый этап: при присоединении и подключении к сетям новых (будущих) потребителей. При этом выше ставятся интересы уже подключенных потребителей. Вторым этапом выступает контроль системного оператора, посредством оперативно-диспетчерского управления.

Примечательно, что не каждый потребитель заключает договор на оказание услуг по оперативно-диспетчерскому управлению. Закон исходит из того, что те лица, для которых заключение указанного договора не является обязательным, состоят в безвозмездных договорных отношениях. Данная презумпция вполне логична, поскольку в действительности оперативно-диспетчерское управление осуществляется всеми объектами электросетевого хозяйства и законом разрешено не исполнять оперативно-диспетчерские команды и распоряжения, только в том случае, если они создают угрозу жизни людей и сохранности оборудования.

Для потребителя очень важным является наличие взаимосвязи, взаимодействия между субъектами технологической инфраструктуры. Сетевая организация уведомляет системного оператора о заключенных, расторгнутых договорах об оказании услуг по передаче электроэнергии, также ежеквартально информирует о максимальной мощности функционирующих энергопринимающих устройств. Системный оператор, в свою очередь, осуществляет согласование проекта технических условий на технологическое присоединение в отношении присоединяемых объектов. Сетевая организация вправе отказать в заключении договора об оказании услуг по передаче электроэнергии в случае, если отсутствует договор об оказании услуг по оперативно-диспетчерскому управлению (если потребитель должен был заключить такой договор). Системный оператор вправе осуществлять свою деятельность без учета результатов торгов, проводимых на оптовом рынке.

Субъекты технологической инфраструктуры отчасти формируют государственную политику развития электроэнергетической отрасли и именно по этой причине, на наш взгляд, признаются субъектами оптового рынка на законодательном уровне. Свою деятельность данные субъекты осуществляют на всем рынке электроэнергетики, поскольку передача и распределение электрической энергии в объектах электросетевого хозяйства технологически и технически взаимосвязаны и представляет собой единый процесс. Более того, именно осуществление деятельности по передаче электрической энергии и управлению сетями отнесено к естественно-монопольным видам деятельности.

Для любого потребителя особым контрагентом будет являться субъект естественной монополии. Известно, что естественная монополия как состояние товарного рынка необходимо при определенных обстоятельствах: когда удовлетворение спроса на этом рынке эффективнее в отсутствие конкуренции в силу технологических особенностей производства (в связи с существенным понижением издержек производства на единицу товара по мере увеличения объема производства), а товары, производимые субъектами естественной монополии, не могут быть заменены в потреблении другими товарами, в связи с чем спрос на данном товарном рынке на товары, производимые субъектами естественных монополий, в меньшей степени зависит от изменения цены на этот товар, чем спрос на другие виды товаров[180].

В действительности такое состояние рынка необходимо для удовлетворения интересов потребителей. К такому заключению мы приходим исходя из анализа ст. 6 ФЗ «О естественных монополиях», где конкретизируются методы регулирования деятельности субъектов естественной монополии, а именно: ценовое регулирование; определение потребителей, подлежащих обязательному обслуживанию и (или) установление минимального уровня их обеспечения в случае невозможности удовлетворения в полном объеме потребностей в товаре, производимом (реализуемом) субъектом естественной монополии, с учетом необходимости защиты прав и законных интересов граждан, обеспечения безопасности государства, охраны природы и культурных ценностей.

Несмотря на то, что указанные методы правового регулирования носят публично-правовой характер и устанавливаются в отношении субъектов естественной монополии, наделение статусом субъекта естественной монополии осуществляется преимущественно в интересах потребителя. Контрагент в отношениях с субъектом естественной монополии, как правило, признается слабой стороной в правоотношении. В связи, с чем к субъекту естественной монополии предъявляются особые требования при осуществлении своей деятельности и заключении сделок[181].

Заметим, что, когда контрагентом потребителя выступает субъект естественной монополии, то потребитель вдвойне слабее, чем при обычной рыночной ситуации, поскольку нет возможности приобрести необходимый товар у другого лица. Соответственно, наделение статусом субъекта естественной монополии является особым правосубъектным средством охраны прав потребителей электрической энергии. Наделение данным статусом влияет на объем праводееспособности лица, в частности, приводит к увеличению требований, предъявляемых к самому лицу и к росту числа его обязанностей. Например, участники технологической инфраструктуры должны обеспечить недискриминационный доступ к своим услугам для всех потребителей, на федеральном уровне регламентирована сама процедура оказания услуг по технологическому присоединению, передаче электрической энергии и т.д.

Если посмотреть на рынок в динамике, то мы заметим интересную тенденцию. После демонополизации мы наблюдаем дробление и выделение большого количества участников энергетического рынка[182]. Однако при этом процесс консолидации в рамках сетевого комплекса только увеличивался. Сначала с образованием ОАО «ФСК ЕЭС», затем в результате образования Россетей, в их состав было консолидировано70% распределительных и 90% магистральных сетей Российской Федерации. На сегодняшний день стоит проблема сокращения территориальных сетевых организаций (далее - ТСО).Под ТСО, согласно ст. 3 ФЗ «Об электроэнергетике» понимаетсякоммерческая организация, которая оказывает услуги по передаче электрической энергии с использованием объектов электросетевого хозяйства, не относящихся к единой национальной (общероссийской) электрической сети, а в установленных случаях - с использованием объектов электросетевого хозяйства или части указанных объектов, входящих в единую национальную (общероссийскую) электрическую сеть, которая соответствует утвержденным Правительством РФ критериям отнесения владельцев объектов электросетевого хозяйства к территориальным сетевым организациям.

Большинство проблем участников рынка лежит в плоскости взаимоотношений с представителями сетевого комплекса[183]. Компетенция сетевых организаций носит исключительный характер, именно по этой причине деятельность сетевых организаций относится к сфере естественной монополии. Однако идея отнесения деятельности по оперативно-диспетчерскому управлению, а также по передаче электроэнергии к естественно монопольным видам деятельности имеет один большой недостаток. В случае недобросовестного поведения конкретной сетевой организации, или даже ее филиала право на недискриминационный доступ к услугам сетевой организации, а в конечном итоге право на получение и передачу электроэнергии потребителем может быть существенно ограничено. Когда юридическое лицо не имеет конкурентов, это предоставляет возможность для злоупотребления своим положением. На практике весьма распространены случаи как неправомерного отказа по осуществлению технологического подключения принадлежащих абоненту энергопринимающих устройств к объектам электросетевого хозяйства[184], так и выдачи необоснованного разрешения на присоединение[185].

С другой стороны, при большом количестве собственников сетей в одном и том же регионе проблем не меньше. Будет вполне справедливым признать, что разрешить данный конфликт полностью невозможно, однако, можно постараться обеспечить некий баланс интересов между сетевыми организациями и потребителями.

Поскольку одной из главных задач для сетевых организаций - это обеспечение недискриминационного доступа всех потребителей к услугам сетевой организации (подключение к сетям, передача электроэнергии), то учреждение единой организации, ответственной за деятельность сетевых организаций, за развитие сетевого комплекса, является одним из наилучших решений. Речь, безусловно, идет об учреждении ОАО «Россети». Консолидация сетевых организаций позволила в результате установить единую стратегию развития сетевого комплекса, внедрить единые стандарты качества и обслуживания потребителей, а также установить курс на новое прогрессивное развитие сетевых организаций с использованием новых технологий преимущественно на федеральном уровне.

Однако, на территории РФ функционируют ТСО. Поскольку с точки зрения права они являются самостоятельными субъектами права и не состоят в такой же тесной правовой связи, как остальные сетевые организации между собой (неявляясь филиалами ПАО «Российские сети»), то контролировать их деятельность гораздо сложнее. Поэтому в соответствии со Стратегией развития электросетевого комплекса РФ[186] был принят курс на сокращение количества ТСО.

Есть несколько причин, по которой государство и Россети заинтересованы в консолидации ТСО. Во-первых, при наличии нескольких ТСО на одной территории может нарушаться единообразие технических решений. Во-вторых, формирование тарифа на передачу электроэнергии для ТСО осуществляют РЭК[187], а здесь возможна некая аффилированность между ними. Регионы заинтересованы в повышенных тарифах, поскольку это увеличивает объемы налоговых поступлений в региональный бюджет. А в последнее время тарифы постоянно растут, в то время как качество услуг не улучшается. Недобросовестные ТСО часто арендуют сети, а потому не заинтересованы в проведении своевременного ремонта и поддержании оборудования в хорошем состоянии. Нужно отметить, что в последней редакции ФЗ «Об электроэнергетике» по общему правилу аренда сетей ТСО запрещена. В то время как филиалы Россетей (МРСК) могли бы оптимизировать свои затраты на передачу электроэнергии благодаря специальному тарифу, который бы оплачивал услуги нижестоящих ТСО[188].

Заметим, что помимо проблемы организационного единства сетевого комплекса является вопрос ценообразования. Нужно обратить внимание на такой аспект, как тарифообразование, а именно на единый (котловый) тариф[189]. Выделяют два вида единого (котлового) тарифа, общепринятыми в обороте названиями являются: «котел сверху» и «котел снизу». В первом случае потребитель, гарантирующий поставщик оплачивает услуги сетевой организации одной вышестоящей сетевой организации, которая в свою очередь, потом распределяет между собой и ТСО денежные средства. Во-втором случае потребитель, гарантирующий поставщик оплачивают услуги той сетевой организации, к сетям которой присоединены их энергопринимающие устройства. А эта сетевая организация осуществляет платежи вышестоящей организации.

В случае, если ТСО недополучает денежные средства при использовании модели, называемой на практике «котел сверху-вниз», то ТСО может оказаться на грани банкротства. Причиной недополучения денежных средств является, как правило, недобросовестное поведение потребителей: искажение показателей потребления электроэнергии; незаконное подключение к сетям ТСО, сопровождаемое бездоговорным или безучетным потреблением электроэнергии; неплатежи и др. Такая ситуация ставит под угрозу надежность и безопасность энергоснабжения и свидетельствует о рисковом характере деятельности ТСО.

В свою очередь, при использовании тарифа, работающего по модели так называемому «котел снизу-вверх» есть риск, что ФСК недополучит свои деньги, при этом также нарушается нормальный режим работы ЕЭС. Более того - не исключается риск возникновения потерь в связи с выполнением указаний системного оператора. До сих пор сохраняется проблема распределения потерь электроэнергии в сетях. Современные методики расчетов потерь в сетях помимо их сложности, высокой степени погрешности, часто не применимы ввиду невозможности сбора исходных показателей для произведения расчетов. И, естественно, весь этот процесс сопровождается увеличением количества изношенного оборудования.

Отдельного внимания заслуживает правовое положение таких участников рынка, как «иные владельцы объектов электросетевого хозяйства». Особенностью их положения является то, что они занимают некое промежуточное положение между сетевой организацией, гарантирующим поставщиком и потребителем. Потребитель через иных владельцев получает электроэнергию. Согласно п. 6 Правил недискриминационного доступа[190], а также ст. 26 Закона «Об электроэнергетике», данный субъект (иной владелец объектов электросетевого хозяйства) не имеет права препятствовать перетоку электроэнергии, через объекты которых опосредованно присоединен другой потребитель.

Таким образом, по общему правилу, владелец объектов электросетевого хозяйства, который сам является потребителем, обязан не препятствовать подключению через него объектов электросетевого хозяйства другого потребителя и передаче ему электрической энергии. Однако для иного владельца объектов электросетевого хозяйства содержание специального оборудованияявляется достаточно затратным. Поэтому он заинтересован в покрытии хоть части расходов, в том числе, оплаты потерь электроэнергии. В таком случае законодатель предлагает данному лицу установить тариф для опосредованно подключенного потребителя в целях компенсации потерь. И только в том случае, если оно приобретет соответствующий статус, тогда сможет передавать электрическую энергию за плату.[191] Однако установление такого тарифа повлечет за собой приобретение статуса сетевой организации, что влечет за собой возникновение новых, дополнительных и не нужных владельцу объектов электросетевого хозяйства обязанностей.

Существенным недостатком данного варианта является проблема отсутствия дифференциированного отношения к лицам, осуществляющим передачу электроэнергии и признаваемой сетевой организацией вследствие вынужденности. Долгое время не существовало четко определенных признаковсетевой организации. На практике имел место спор о том, достаточно ли наличие самого факта передачи электроэнергии и наличия объектов электросетевого хозяйства[192] в качестве квалифицирующих признаков и при этом отсутствия установленного тарифа на передачу электрической энергии как признака, необходимого для признания субъекта права сетевой организацией. С принятием Постановления Правительства РФ от 28.02.2015 № 184 «Об отнесении владельцев объектов электросетевого хозяйства к территориальным сетевым организациям»[193]был утвержден четкий перечень критериев отнесения субъекта к сетевым организациям.

Говоря об особенностях правового статуса субъектов технологической инфраструктуры, можно увидеть, что несмотря на множество этих субъектов, их всех объединяют неразрывные экономические и правовые связи, позволяющие четко структурировать звенья единого технологического процесса в обеспечении электроэнергией и функционировать, осуществляя реализацию частных, общественных и публичных интересов в сфере электроэнергетики.

Переходя к раскрытию вопроса о субъектах коммерческой инфраструктуры, отметим, что ее функционирование обеспечивают: Совет рынка, коммерческий оператор и иные организации. Официальное наименование Совета рынка -Ассоциация «Некоммерческое партнерство Совет рынка по организации эффективной системы оптовой и розничной торговли электрической энергией и мощностью» (далее по тексту - НП Совет рынка)[194]. Коммерческим оператором является Открытое акционерное общество «Администратор торговой системы оптового рынка электроэнергии»[195] (далее по тексту –АО «АТС»). К иным организациям относят - акционерное общество «Центр финансовых расчетов»[196] (далее по тексту - ЦФР).

Согласно ст. 33 ФЗ «Об электроэнергетике», Советом рынка является некоммерческая организация, которая образована в организационно-правовой форме ассоциации (союза) в виде некоммерческого партнерства и объединяет на основе членства субъектов электроэнергетики и крупных потребителей электрической энергии.

Со вступлением в законную силу с 01.01.2015 поправок в Федеральный закон «Об электроэнергетике»[197] разрешилась коллизия, которой уделялось в литературе и на практике много внимания. До указанных изменений в Законе существовало указание, что НП Совет рынка - саморегулируемая организация. Однако, с учетом ее функций и реального правового положения, она никак не подпадала под признаки саморегулируемой организации в понимании ФЗ «О саморегулируемых организациях»[198]: она не несет дополнительной имущественной ответственности за своих членов перед потребителями, не создает системы личного и (или) коллективного страхования, не формирует компенсационный фонд и т.д. Теперь это несоответствие разрешено.

При этом сохранилось указание в п.2. ст. 31 ФЗ «Об электроэнергетике», что «организация оптового рынка основана на саморегулировании деятельности его участников, в том числе посредством участия совета рынка в разработке правил оптового рынка и формировании постоянно действующей системы контроля за соблюдением указанных правил». На наш взгляд, было принято правильное решение. Собственно,НП Совет рынка невозможно отнести к саморегулируемой организации, поскольку это противоречит самой правовой природе данной организации. Признание за оптовым рынком самоорганизующегося начала вполне закономерно и рационально. Основное отличие оптового от розничного рынка, вне зависимости от сферы торговли, заключается в том, что благодаря преимущественно равному (с точки зрения ресурсов) правовому положению его участников по отношению друг к другу, оптовый рынок сам себя организует, регулирует посредством его участников и их деятельности. Розничной рынок не имеет такой самоорганизующей силы, ввиду большой разницы между правовым положением его участников. Именно принцип обеспечения баланса интересов лежит в основе определения пределов государственного регулирования рынков. Если субъектам оптового рынка предоставить возможность самим регулировать данный сектор, то вероятность нарушения прав и законных интересов его участников в разы меньше, чем на розничном рынке. Когда речь идет о розничном рынке, любое государство руководствуется идеей предоставления дифференцированной защиты интересов различных групп его участников, в зависимости от их правового положения, в особенности, это касается потребителей.

Если говорить о функциях НП Совет рынка, то данный субъект обязан предпринимать все необходимые меры по поддержанию баланса интересов как производителей, так и потребителей на рынке электрической энергии, а также обеспечивать энергетическую безопасность страны. Его функции детально регламентированы в Уставе, ФЗ «Об электроэнергетике»: «определение порядка ведения и ведение реестра субъектов оптового рынка, принятие решения о присвоении или лишении статуса субъекта оптового рынка; разработка формы договора о присоединении к торговой системе оптового рынка, регламентов оптового рынка, стандартных форм договоров, обеспечивающих осуществление торговли на оптовом рынке электрической энергией, мощностью, иными товарами, обращение которых осуществляется на оптовом рынке, а также оказание услуг, связанных с обращением указанных товаров на оптовом рынке; организация системы досудебного урегулирования споров между субъектами оптового рынка и субъектами электроэнергетики в случаях, предусмотренных договором о присоединении к торговой системе оптового рынка» и др. Исходя из анализа функций, полагаем, что НП Совет рынка является самостоятельным системообразующим субъектом оптового рынка, а не частью коммерческой инфраструктуры, поскольку его функции выходят за рамки обеспечения оборота электроэнергии на рынке.

Остальные участники коммерческой инфраструктуры по отношению к НП Совет рынка не обладают 100% автономией воли. Усиление правового положения НП Совет рынка по отношению к остальным обеспечивается посредством его личного участия в уставном капитале коммерческого оператора, управлением пакетами долей (акций) организаций, осуществляющих функции коммерческой инфраструктуры оптового рынка. АО «АТС» является 100% дочерей организацией НП Совет рынка. Согласно п. 2.1. Устава АО «АТС», это лицо учреждено «в целях осуществления деятельности по организации торговли на оптовом рынке электрической энергии и мощности, связанной с заключением и организацией исполнения сделок по обращению электрической энергии, мощности и иных объектов торговли, обращение которых допускается на оптовом рынке»[199].

Законодатель в ст. 33 ФЗ «Об электроэнергетике» формулирует единые функции для субъектов коммерческой инфраструктуры, т.е.,НП Совет рынка и АО «АТС». Однако закон также говорит об иных участниках коммерческой инфраструктуры, но напрямую не называет. Одним из таких субъектов будет акционерное общество «Центр финансовых расчетов» (далее -АО «ЦФР»)., осуществляющее, в частности, деятельность по определению взаимных обязательств хозяйствующих субъектов на товарных, валютных, фондовых рынках; посредническую, коммерческую, торговую, производственную и иную деятельность, включая заключение договоров комиссии, поручения, агентского, коммерческого представительства, фьючерсных и форвардных договоров[200].

Субъекты коммерческой инфраструктуры напрямую воздействовать на потребителя розничного рынка не могут, однако, не означает отсутствие косвенного воздействия через: организацию деятельности в целом электроэнергетического рынка, организацию торговой деятельности, ценовое регулирование через подачу гарантирующими поставщиками коммерческому оператору данных о расчете средней нерегулируемой цене, в том числе, их предельного уровня за расчетный период и составляющие данных расчетов.

Достижение уставных целей деятельности каждого субъекта коммерческой инфраструктуры возможно только при их активном взаимодействии друг с другом. Именно их совместная деятельность обеспечивает реализацию прав и законных интересов всех категорий потребителей. Несмотря на то, что НП Совет рынка, АО «АТС» и АО «ЦФР» с точки зрения гражданского права являются отдельными самостоятельными субъектами права, оборот электроэнергии на рынке без каждого из них невозможен. Поэтому согласно ФЗ «Об электроэнергетике», функции у субъектов коммерческой инфраструктуры единые. В определенном смысле, с учетом того, что АО «АТС» полностью дочернее общество НП Совет рынка, а АО «ЦФР» дочернее общество НП Совет рынка и АО «АТС», можно говорить о существовании квази-единого участника рынка, используемого государством в качестве средства обеспечения баланса интересов субъектов на рынке электрической энергии.

На основании вышеизложенного можно заключить, что субъекты коммерческой инфраструктуры обладают исключительной праводееспособностью, причем она не всегда соответствует традиционным представлениям о праводееспособности юридического лица. Так, именно НП Совет рынка полномочен принимать в члены субъектов оптового рынка участников оборота электрической энергии, т.е., потребителей и производителей электрической энергии. Только после заключения договора о присоединении к торговой системе оптового рынка возможно приобретать и продавать в рамках этого рынка электрическую энергию и (или) мощность. Статус субъекта оптового рынка субъектами инфраструктур закреплен на законодательном уровне, а для субъектов, участвующих в обороте электрической энергии и (или) мощности, специально приобретается.

Статус субъекта оптового рынка предоставляет возможность приобретать электрическую энергию совершенно на иных условиях, нежели в рамках розничного рынка. Здесь покупатель электрической энергии все равно заслуживает статуса потребителя несмотря на то, что на оптовом рынке профессиональное участие презюмируется.

Если покупатель электрической энергии обладает статусом субъекта оптового рынка, это говорит о том, что он достаточно квалифицирован, чтобы участвовать в процедурах купли-продажи электрической энергии на оптовом рынке. Более того, он приобретает не только электрическую энергию, но отдельно еще и мощность.

Сама процедура приобретения товаров на оптовом рынке сложнее и предполагает прямое участие субъектов коммерческой инфраструктуры при проведении взаиморасчетов, согласовании объемов необходимой электроэнергии и т.п., а с точки зрения обеспечения получения, передачи (технический аспект) - субъектов технологической инфраструктуры.

Отличительной особенностью общественных отношений с участием частных лиц является то, что субъекты частного права предоставляют другому лицу возможность осуществлять свои права. Именно Совет рынка может влиять на праводееспособность потребителей, производителей электрической энергии путем исключения лиц из числа субъектов оптового рынка. Такое правовое положение субъектов коммерческой инфраструктуры, усиленное по отношению к другим участникам рынка, оправдывается необходимостью не просто урегулировать работу рынка, но и обеспечить охрану прав его участников-потребителей.

В рамках розничных рынков выделяют особых участников, роль которых для потребителя рынка чрезвычайно велика - энергосбытовые организации. Энергосбытовая организация (далее по тексту -ЭСО), в соответствии со ст. 3 ФЗ «Об электроэнергетике»- это организация, осуществляющие в качестве основного вида деятельности продажу другим лицам произведенной или приобретенной электрической энергии. Энергосбытовые организации делятся на 2 вида, а именно: имеющие статус гарантирующего поставщика и независимые энергосбытовые организации. В каждом регионе РФ избирается только одна энергосбытовая организация со статусом гарантирующего поставщика, а оставшиеся именуются независимыми энергосбытовыми организациями.

Наличие дополнительного статуса для ЭСО есть законодательный прием, обеспечивающий косвенное государственное регулирование сферы сбыта электроэнергии в интересах потребителя. Государственное регулирование осуществляется посредством установления требований к субъектам, намеревающимся получить статус гарантирующего поставщика.

В отличие от независимой ЭСО, статус гарантирующего поставщика устанавливает дополнительные обязанности для ЭСО в отношении потребителей.

Во-первых, гарантирующий поставщик внедряет стандарты качества обслуживания потребителей и программы по повышению качества данного обслуживания. Указанные обязанности реализуются на двух стадиях: подготовительной и основной. Подготовительной стадии соответствует обязанности по разработке, размещению, опубликованию разработанных форм договора энергоснабжения (купли-продажи, поставки) электрической энергии (мощности); доведение информации о порядке заключения и о документах необходимых для заключения договора энергоснабжения до потребителей посредством средств массовой информации, организация службы приема обращений потребителей (покупателей) по вопросам ненадлежащего энергоснабжения посредством телефонной связи, сети «Интернет», электронной почты, а также оперативного ответа на них по существу с возможностью решения вопроса потребителя (покупателя) за 1 обращение[201].

Основная стадия включает заключение договора и исполнение договора. Сюда относится выставление потребителю (покупателю) счетов, обеспечение потребителю (покупателю) возможности внесения платы, снятие и прием показаний приборов учета, а также обеспечение приема показаний приборов учета от потребителей (покупателей), обеспечение потребителю (покупателю) возможности внесения платы по договору различными способами, в том числе непосредственно гарантирующему поставщику без оплаты комиссии (для граждан), наличие и функционирование центров очного, заочного обслуживания потребителей (покупателей).

Во-вторых, именно для гарантирующего поставщика договор энергоснабжения является публичным. Признание для гарантирующего поставщика договора энергоснабжения публичным, а также выделение специального круга потребителей (те лица, которые не могут быть отключены от системы электроснабжения), обеспечивает права потребителей на получение электроэнергии. Статус гарантирующего поставщика налагает дополнительные обязанности на ЭСО с целью обеспечения интересов субъектов розничного рынка. Институт «гарантирующих поставщиков» представляет собой некий гарант надежного обеспечения электроэнергией, в особенности, с точки зрения платежеспособности бюджетных организаций и иных приравненным к ним категорий, а также так называемых «мелкомоторных» потребителей, которые не могут себе позволить автоматизированную информационно-измерительную систему коммерческого учета электроэнергии (АИИС КУЭ), чтобы выйти на оптовый рынок электроэнергии.[202]

Независимая энергосбытовая организация свободна от таких обязанностей, более того, договор энергоснабжения для нее не является публичным. Несмотря на первый взгляд преимущественное положение независимой энергосбытовой организации, на самом деле ее возможности существенно ограничены. Важной особенностью является законодательное ограничение по техническому учету, а также по суммарной присоединенной мощности энергопринимающего оборудования обслуживаемых соответствующей организацией потребителей Ввиду этого, не все потребители могут выбрать в качестве поставщика электроэнергии независимую энергосбытовую организацию, а, как правило, только крупные потребители (юридические лица).

Назначение ЭСО обусловлено нуждами потребителей. Поскольку ЭСО со статусом гарантирующего поставщика приобретает электроэнергию на оптовом рынке и продает ее на розничном рынке с учетом нужд и особенностей правового положения потребителей. Более того, все ЭСО выполняют очень важную функцию для потребителя: взаимодействие с сетевой организацией. В зависимости от правового положения потребителя варьируется и степень взаимодействия с сетевой организацией. Также отмечается, что в отсутствии ЭСО сетевые организации легко смогут манипулировать ценами и завышать показатели собственно полезного отпуска. Тем самым ЭСО контролируют сетевые организации.

Как мы видим, на рынке сформирована своя уникальная структура и инфраструктура. Ее сложный и многогранный характер достаточно труден для понимания потребителями. Однако именно через активное взаимодействие субъектов электроэнергетики должны удовлетворяться интересы потребителей. Охранительная направленность здесь проявляется в том, что сформированная целостная система организаций на рынке создает на рынке определенный баланс интересов, освобождает потребителя от необходимости совершения дополнительных действий, уберегает от допущения нарушений законодательства и нанесения вреда неопределенному кругу лиц, и вреда окружающей среде, экономике и обороноспособности страны.

Структуризация рынка, формирование целостной структуры рынка означает создание и налаживание связей между всеми участниками данного рынка. Наличие эффективного взаимодействия между участниками рынка, обеспечивает достижение как их общей цели, так и удовлетворение интересов каждого в отдельности. Общей целью, с которой создавался рынок электрической энергии, безусловно, является удовлетворение интересов потребителя в получении электроэнергии. Чтобы потребитель постоянно, непрерывно получал электроэнергию, необходима синхронизированная и упорядоченная работа субъектов коммерческой и технологической инфраструктур, генерирующих и энергосбытовых организаций, а также иных участников рынка.

Соответственно, если рынокс многосубъектным составом организован в виде целостной структуры, то можно говорить о наличии одного из необходимых правовых инструментов для обеспечения нормального функционирования всего рынка, вследствие чего обеспечивается баланс интересов потребителей и остальных участников рынка.

Охранительная пропотребительская направленность рынка проявляется в наличии выстроенной, целостной структуры рынка, с четким выделением юридических лиц и с дифференциацией у них праводееспособности, с установлением четкой процедуры взаимодействия между всеми субъектами на рынке.

Через наделение потребителя специальным статусами субъекта естественной монополии происходит увеличение объема прав потребителей через увеличение объема корреспондирующих его правам обязанностей контрагентов. Специфический статус субъекта оптового рынка свидетельствует о том, что участник данного рынка обладает достаточной для этого квалификацией. Однако при этом потребитель уже в рамках оптового рынка понимается в несколько ином значении. Именно в рамках оптового рынка представлены потребители, которые приобретают электрическую энергию с целью перепродажи, что является их основным видом предпринимательской деятельности. Наравне с ними приобретают энергию для собственных производственных нужд крупные потребители. Участие потребителей в рамках оптового рынка позволяет интенсифицировать работу рынка, повышает его эффективность и ликвидность, что благотворно сказывается на экономической безопасности страны и, главное, способствует удовлетворению спроса на электрическую энергию в России.

Правосубъектные правовые средства имеют огромное значение для охраны прав и законных интересов всех категорий потребителей на электроэнергетическом рынке. Эти средства выполняют роль структурирования рынка, упорядочения системы субъектов электроэнергетического рынка, наделения субъектов четко определенной хозяйственной компетенцией. Упорядочение системы субъектов электроэнергетического рынка способствует обеспечению баланса интересов всех субъектов рынка, комплексной защите как частных, так и публичных интересов. Эта своеобразная система «сдержек и противовесов» призвана обеспечить ситуацию, когда нарушать права конкретного субъекта будет невыгодно для его контрагента. Кроме того, прозрачность и информационная открытость механизма взаимодействия участников рынка сами по себе способствуют охране прав потребителей.

<< | >>
Источник: Валеева Айгуль Владимировна. Гражданско-правовые средства превентивной охраны прав потребителей электрической энергии. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Правосубъектные гражданско - правовые средства охраны прав потребителя электрической энергии:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -