<<
>>

Параграф 3. Гражданско-правовая охрана прав юридического лица на средства индивидуализации результатов своей деятельности

Развитие рыночных отношений предполагает признание за участниками гражданского оборота не только субъективных прав на средства индивидуализации продукции, но и создание эффективной защиты этих прав. Поэтому остановимся на некоторых вопросах защиты прав на рассматриваемые средства индивидуализации.

В рассматриваемом контексте защита прав и законных интересов представляет собой совокупность мер, направленных на предупреждение (пресечение) правонарушения и восстановление нарушенных субъективных прав и охраняемых законом интересов юридических и физических лиц. При этом рассматриваемый комплекс мер обладает как общими чертами, характерными для всей защиты гражданских прав в целом, так и определенной спецификой.

Как известно, все меры, составляющие в совокупности защиту прав, носят принудительный характер и представляют собой не что иное, как меры принуждения. В целом принудительные меры в гражданском праве выступают как средства защиты субъективных гражданских прав. Дело в том, что своим конкретным применением принудительные меры пресекают нарушение конкретного субъективного гражданского права и обеспечивают необходимые условия для его осуществления, либо восстанавливают нарушенное право и обеспечивают необходимые условия для его осуществления, либо восстанавливают нарушенное право или иным образом устраняют последствия его нарушения1.

Как известно, принуждение в гражданском праве носит правонаделительный характер, который имеет два аспекта: 1) принуждение применяется в основном в качестве средства (способа) защиты субъективного права; 2) использование средств защиты зависит от воли потерпевшего лица и представляет собой установленную законом возможность этого лица, т.е. его право.

Гражданско-правовой механизм защиты субъективных прав и законных интересов характеризуется своеобразием способов, применяемых для защиты гражданских субъективных прав. Обычно под способами защиты субъективных гражданских прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя131. В самом общем виде они закреплены в ст. 12 ГК РФ.

С понятием способов защиты гражданских прав неразрывно связано понятие гражданско-правовой ответственности, под которой понимается обеспеченное государственным принуждением или его возможностью возложение имущественных лишений на лицо, допустившее правонарушение132. В связи с этим специфическими чертами гражданско-правовой ответственности выступают: 1) имущественный характер; 2) строится как ответственность перед потерпевшим; 3) компенсационный, восстановительный характер.

Обладая указанными выше чертами, защита прав на средства индивидуализации продукции, работ и услуг характеризуется определенными особенностями, которые вызваны, в первую очередь, спецификой самих объектов — результатов интеллектуальной деятельности, носящих нематериальный характер.

Так, В. А. Дозорцев, характеризуя правовой режим результатов интеллектуальной деятельности, указывает на необходимость принятия во внимание следующих моментов. Во-первых, это специфичность общих положений гражданского законодательства. Во-вторых, специфичность норм по поводу отношений, касающихся результатов интеллектуальной деятельности, в том числе и средств индивидуализации продукции, работ и услуг; их отличие от норм по поводу отношений, касающихся материальных объектов, имеющих вещественный характер133.

Специфика защиты прав на средства индивидуализации продукции, работ и услуг обусловлена рядом объективных причин. 1.

Рассматриваемые объекты (товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара) являются нематериальными. Натуральные свойства нематериального объекта вызывают возможность одновременного его использования неограниченным кругом лиц. Физического обладания, владения как предпосылки использования нет вообще. Предпосылкой использования является знание, информация, которые принципиально отличаются от владения. Знанием, информацией может обладать одновременно неопределенный круг лиц, и соответственно, существует физическая возможность использования такого объекта неограниченным кругом лиц. Преградой такому использованию могут быть только право, ограничения, установленные законодательством. 2.

Юридическим содержанием отношений, возникающих в связи с использованием средств индивидуализации продукции, работ и услуг выступает совокупность субъективных прав. Так, например, владелец товарного знака обладает исключительным правом на использование и распоряжении указанным обозначением в силу закона. Исключением является наименование места происхождения товара, поскольку никаких исключительных прав производитель по отношению к такому обозначению не имеет. 3.

Правовая охрана рассматриваемых объектов возникает, как правило, на основе их государственной регистрации в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности, а не в силу самого факта использования в гражданском обороте. В некоторых случаях уже сам факт применения обозначения без соответствующей регистрации выступает как противоправное действие.

Говоря о защите прав на средства индивидуализации продукции, работ и услуг необходимо определить, что представляет собой субъективное право на защиту. Обычно право на защиту рассматривается как составная часть самого субъективного права, которое следует рассматривать как обеспеченную законом меру возможного поведения, направленного на достижение целей, связанных с удовлетворением интересов управомоченного лица. Однако, существуют иные мнения. Так, П. Ф. Елисейкин рассматривает право на защиту как самостоятельное субъективное право134. По мнению других авторов, право на защиту в качестве реальной правовой возможности появляется у обладателя регулятивного гражданского права лишь в момент нарушения или оспаривания последнего и реализуется в рамках возникшего при этом охранительного правоотношения135.

Субъектами права на защиту средств индивидуализации продукции, работ и услуг, прежде всего, являются владельцы зарегистрированных знаков, обладатели свидетельства на право пользования наименованием места происхождения товара. Кроме того, в отношении наименования места происхождения товара требования, вытекающие в результате несанкционированного использования данного обозначения, могут заявляться государственными органами, общественными организациями, прокурором (п. 3 ст. 46 Закона РФ «О товарных знаках...»).

Защита рассматриваемых прав всегда осуществляется в предусмотренном законом порядке, т.е. посредством применения надлежащей формы и способов. Под формой защиты понимается комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов. Выделяют две основные формы защиты — юрисдикционную и неюрисдикционную. Первая представляет собой деятельность уполномоченных государством органов по защите нарушенных прав на средства индивидуализации продукции, работ и услуг. В ее рамках выделяют две разновидности: судебную и административную (несудебную). Правила, разграничивающие эти разновидности юрисдикционной формы защиты, закреплены в ст. 45 Закона РФ «О товарных знаках...».

Применение комплекса принудительных мер, которые в своей совокупности образуют защиту прав на средства индивидуализации, возможно только при наличии указанных в законодательстве оснований. В качестве таковых следует рассматривать действия физических и юридических лиц, нарушающие права владельцев и пользователей средств индивидуализации, иногда именуемые в науке как основания применения принудительных мер136.

Российское законодательство устанавливает примерный перечень действий, нарушающих права владельца товарного знака (п. 2 ст. 4 Закона РФ «О товарных знаках...»). К ним относятся несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа и иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целю товарного знака или товара, обозначенного этим знаком. Исходя из того, что права на товарный знак носят исключительный характер, то в качестве нарушения владельца знака нужно рассматривать любые действия по использованию товарного знака в гражданском обороте в отношении однородных товаров (услуг) без согласия законного владельца этого знака, если имеет место вероятность смешения, введение в заблуждение либо обман. Но при этом следует принимать во внимание следующее обстоятельство.

Так, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в своем информационном письме от 29.07.97 г. № 19 «Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой прав на товарный знак»137 (п.п.2, 3) указывает, что, во-первых, объем правовой охраны товарного знака и знака обслуживания определяется на основании его государственной регистрации; во-вторых, исключительное право владельца на товарный знак определяется только в отношении товаров и услуг, указанных в свидетельстве на товарный знак.

Наиболее распространенным нарушением исключительных прав владельцев товарных знаков является незаконное нанесение зарегистрированного знака на товары, относящиеся к аналогичному классу товаров, в отношении которых зарегистрировано обозначение. Такие действия преследуют цель создать у потребителя убеждение, что он приобретает товар (услугу) известного ему производителя. Это наносит ущерб как законному владельцу знака, так и потребителю. В конечном итоге, указанные действия вредят и репутации страны, в которой произведен незаконно маркированный товар и задерживает развитие такой страны138.

Вполне оправданно сюда же можно отнести также использование в хозяйственном обороте обозначений, сходных до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком, поскольку такие действия могут ввести в заблуждение потребителей относительно товара (услуги) и его производителя. Так, к примеру, решением Хозяйственного суда г. Минска •

(Беларусь) удовлетворен иск российско-итальянского совместного предприятия «Пронто-Москва» к белорусско-люксембургскому совместному предприятию «Пронто-Минск» о запрете использования ответчиком товарного знака «Из рук в руки» при выпуске им полиграфической продукции. Ответчик использовал обозначение, отличающееся от зарегистрированного товарного знака, владельцем которого является истец, только наклоном букв. Заключения Белпатента и Патентного ведомства РФ подтвердили сходство белорусского названия газеты с оригиналом до степени смешения, что, по мнению истца, подтвержденного решением судебной инстанции, вводит в заблуждение потребителя139. *

Нарушением исключительного права на товарный знак необходимо также рассматривать и несанкционированное использование только охраняемого элемента товарного знака без элемента, не подлежащего правовой охране. Так, нарушением прав владельца зарегистрированного товарного знака является факт неправомерного использования существенной (охраняемой) составной части товарного знака.

Специфику правовой охраны следует отметить в отношении так называемых общеизвестных товарных знаков. Применительно к такому виду знаков отмечается два вида охраны: охрана в отношении однородных товаров и услуг, и охрана в отношении неоднородных товаров и услуг. Так, в отношении однородных товаров (услуг) принцип охраны прав и интересов владельца общеизвестного знака соответствует традиционному объему охраны товарных знаков, принципу «специализации», т.е. правовая охрана знака в отношении однородных либо близких к однородным товарам (услуга). Как замечает Е. А. Зайцева, «основанием предоставления охраны является факт признания знака общеизвестным компетентным органом на территории страны испрашивания охраны»'. В Российской Федерации таким органом, представляется, должно выступать Патентное ведомство РФ.

Что касается охраны общеизвестных знаков в отношении неоднородных товаров (услуг), то основанием ее должен выступать факт регистрации для определенного перечня товаров (услуг). В то же время факт общеизвестности такого знака неограниченно распространяет охрану в отношении любых товаров (услуг). Е. А. Зайцева указывает, что при этом должны присутствовать следующие условия: 1) использование общеизвестного знака для неоднородных товаров (услуг) предполагает наличие связи между владельцем общеизвестного знака и товарами (услугами) нарушителя; 2) такое использование может нанести ущерб интересам владельца зарегистрированного товарного знака140.

Таким образом, нарушением прав владельца общеизвестного товарного знака следует рассматривать любое несанкционированное использование в гражданском обороте обозначения, тождественного или сходного до степени смешения охраняемому знаку, для индивидуализации любых товаров (услуг).

До сих пор речь шла о нарушении исключительных прав владельцев товарных знаков. В отношении правовой охраны наименования места происхождения необходимо отметить следующее. Во-первых, в отношении данного средства индивидуализации пользователь, в данном случае юридическое лицо, не обладает какими-либо исключительными правами. Во- вторых, право пользования одним и тем же наименованием места происхождения товара может быть предоставлено сразу нескольким производителям такой продукции. В-третьих, наименование места происхождения товара выступает своего рода «достоянием» государства, и предоставляет субъектам предпринимательской деятельности право на использование такого обозначения.

Как неправомерные действия по использованию наименования места происхождения товара следует рассматривать: 1.

Использование в хозяйственном обороте наименования места происхождения товара лицами, не получившими такое право, исходя из действующего законодательства. Как использование наименования места происхождения товара необходимо считать любые действия по введению продукции, обозначенной таким наименованием в гражданский оборот, включая применение данного обозначения в качестве неохраняемого элемента в товарном знаке; 2.

Несанкционированное использование наименования места происхождения товара, ранее уже зарегистрированного и используемого другими производителями для обозначения своей продукции; 3. Использование зарегистрированного наименования места происхождения товара лицами, не имеющими свидетельства, даже если при этом указывается подлинное место происхождения продукции или наименование используется в переводе или сочетании с выражениями типа «род», «тип», «имитация» и тому подобными (п.2 ст. 40 Закона РФ «О товарных знаках...»);

4. Применение в хозяйственном обороте обозначений, сходных с зарегистрированными наименованиями мест происхождения товаров, для однородной продукции, способных ввести в заблуждение потребителей относительно места производства продукции и ее особых свойств (п. 2 ст. 40 Закона РФ «О товарных знаках...»).

Указанные действия должны рассматриваться как основания применения закрепленных законом принудительных мер, направленных на предупреждение (пресечение) правонарушений в данной сфере отношений и восстановление прав и законных интересов владельцев и пользователей средств индивидуализации продукции, работ и услуг. В большинстве случае они именуются способами защиты прав и законных интересов. Поскольку эти способы применяются в отношении защиты на относительно особые объекты, следовательно можно говорить об определенной специфике применяемых способов.

Как указывает В. А. Дозорцев, физическое воздействие непосредственно на нематериальный объект невозможно. Можно лишь оказать влияние на действия, которые должен или не должен совершить нарушитель (эвентуальный нарушитель). Это может быть: запрет действий, нарушающих право или означающих приготовление к такому нарушению; предписание произвести оповещение о допущенном нарушении; воздействие на материальный носитель нематериального объекта (изъятие контрафактных вещей) или на средства воспроизводства таких материальных носителей (изъятие вещей, с помощью которых совершается контрафакция); наконец, возмещение убытков1.

Далеко не все способы защиты, перечисленные в ст. 12 ГК РФ, могут быть применены при защите прав на средства индивидуализации продукции, работ и услуг. Одним из распространенных способов такой защиты выступает- признание права. Так, владелец товарного знака и пользователь наименования места происхождения продукции вправе в официальном порядке требовать признания за ними субъективного права на эти средства индивидуализации. Такая ситуация возникает, когда такие права не признаются или оспариваются третьими лицами. Но, как отмечает А. П. Сергеев', поскольку возникновение самого права на рассматриваемые объекты зависит от государственной регистрации, применение данного способа защиты встречается не часто. Споры такого рода возникают обычно при реорганизации юридических лиц, если в ходе такой процедуры неоднозначно определены права и обязанности вновь возникших организаций.

Распространенным способом защиты указанных прав выступает требование о прекращении действий, нарушающих право или создающих угрозу такого нарушения. Указанный способ может применяться как в сочетании с другими способами, так и самостоятельно. В последнем случае данное требование может быть заявлено, когда третьи лица готовятся к выпуску продукции, маркируемой обозначением, на которое законными правами они не обладают. При таких обстоятельствах интерес владельца субъективного права выражается в устранении реальной угрозы нарушения его права. При этом какие-либо имущественные требования могут и не выдвигаться.

При совершении действий, непосредственно нарушающих права владельца товарного знака, обладателя свидетельства на наименование места происхождения товара, указанный способ часто применяется в совокупности с иными, такими как: взыскание убытков, изъятие контрафактного товара. Так, изъятие продукции наряду с рассматриваемым способом должно иметь место при хранении товара, маркированного товарным знаком, используемым без разрешения владельца, когда хранение осуществляется с целью введения такой продукции в хозяйственный оборот. К способам защиты гражданских прав, применяемым при правовой охране средств индивидуализации, следует отнести взыскание убытков, под которыми, согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ, понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества, а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. Так, если в результате незаконных действий со стороны третьих лиц у законных обладателей прав на средства индивидуализации продукции возникли убытки в виде реального ущерба и (или) упущенной выгоды, они должны быть возмещены в полном объеме.

При нарушении права на товарный знак право возмещения убытков принадлежит владельцу товарного знака. Однако, кроме него этим знаком в ряде случаев на вполне законном основании могут пользоваться и другие лица, у которых такое право основано на концессионном или лицензионном договоре. Им может быть также причинены убытки, поэтому при указанных обстоятельствах они также вправе использовать указанный способ защиты субъективного права.

Между возмещением убытков, причиненных незаконным использованием товарного знака, с одной стороны, и наименованием места происхождения товара, с другой стороны, имеются некоторые различия. Эти различия выражаются в определении субъектов права на возмещение убытков и способах определения вреда, на возмещение которого вправе претендовать эти субъекты1.

Поскольку, в силу п. 3 ст. 31 Закона РФ «О товарных знаках...», право пользования одним и тем же наименованием места происхождения товара может быть предоставлено по решению федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности нескольким товаропроизводителям, реальными потерпевшими могут выступать все обладатели данного субъективного права.

Особенностью возмещения убытков за несанкционированное пользование наименованием места происхождения товара является положение, закрепленное п. 3 ст. 46 Закона РФ «О товарных знаках...», в силу которого с незаконного пользователя в доход местного бюджета взыскивается сумма полученной при незаконном использовании наименования места происхождения товара прибыли, превышающая возмещенные убытки законным пользователям. Данное правило вполне оправданно, поскольку наименование места происхождения товара, как ранее уже упоминалось, является «достоянием» государства.

Нельзя оставить без внимания такие, весьма специфичные способы защиты прав на товарный знак как: а) опубликование судебного решения в целях восстановления деловой репутации законного обладателя права на средства индивидуализации; б) удаление с товара или упаковки незаконно используемого товарного знака, наименования места происхождения товара или обозначения, сходного с ним до степени смешения; в) уничтожение изготовленных изображений товарного знака, наименования места происхождения товара или обозначения, сходного с ним до степени смешения.

Опубликование судебного решения в целях восстановления деловой репутации, как правило, применяется в совокупности с иными способами защиты. Введение в гражданский оборот продукции, отмеченной охраняемым обозначением, зачастую приносит законному обладателю не только материальные убытки, но и в определенной степени вредит его деловой репутации, т.е. сформировавшейся оценке его профессиональный качеств (например, при продаже продукции низкого качества, незаконно маркированной охраняемым товарным знаком). Производство при низком качестве маркируемой продукции не только не способствует увеличению сбыта, но создает так называемую «негативную рекламу», нанося значительный вред репутации производителя. Как, верно подметил А. А. Шестимиров, потеря доверия потребителя к обозначению к обозначению после приобретения ими продукции низкого качества, маркированной этим знаком, происходит незамедлительно и восстановление репутации изготовителя требует время и материальные затраты141.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ информационном письме от 29.07.97 г. № 19 «Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой прав на товарный знак» указал, что требование о защите прав на товарный знак путем публикации судебного решения в конкретном печатном издании должно быть обоснованным. Публикация может быть осуществлена как в одном издании, так и в нескольких. При этом должны приниматься во внимание различные обстоятельства: место продажи (реализации) незаконно маркированного товара; печатные издания, поместившие рекламу данной продукции и т.п. Как отмечает А. П. Сергеев, такого рода публикация, текст, место и время опубликование которой во избежание дальнейших споров должны быть определены самим юридискционным органом, а расходы возлагаются на правонарушителя142.

Рассмотренные выше положения, относящиеся к товарному знаку, в полной мере характерны и для применения способа защиты прав на наименование места происхождения товара.

Законный обладатель прав на средство индивидуализации вправе требовать от правонарушителя удаления незаконно используемого обозначения с изготовленной продукции или ее упаковки. Это обязательное условие для последующего возможного введения этого товара в хозяйственный оборот.

Однако часто выполнение данного условия сопряжено с причинением существенного вреда самой продукции, который выражается в снижении качества товара, изменении его свойств, либо к полной утрате потребительских свойств товара. Если удаление невозможно без причинения существенного вреда самому товару, юрисдикционный орган, к примеру, суд, не может принять решение об уничтожении товара. Такова позиция Президиума Высшего Арбитражного суда РФ, изложенная в указанном выше информационном письме (п. 11).

Уничтожение самого товара как мера ответственности Законом РФ «О товарных знаках...» не установлена. Типовой Закон ВОИС 1975 г. «О наименованиях мест происхождения товаре»» допускает такую возможность, поскольку закрепляет положение, согласно которому суды вправе издавать предписание об уничтожении любых средств, которые служат или могут служить незаконному использованию наименования места происхождения товара.

Думается оправданным в данной ситуации будет рецепция положений, закрепленных в ст. 49 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 09.07.93 г.143, которыми предусматривается возможность принятия судом общей юрисдикции или арбитражным судом решения о конфискации экземпляров произведений или фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, с возможностью в дальнейшем их уничтожения. В связи с этим возможно внесение дополнений в абзац 4 п. 3 ст. 46 Закона РФ «О товарных знаках...», изложив его в следующей редакции: «удалить с товара или его упаковки незаконно используемое наименование места происхождения товара или обозначение, сходное с ним до степени смешения, или уничтожить изготовленные изображения наименования места происхождения товара или обозначения, сходного с ним до степени смешения. Если удаление обозначения невозможно без причинения существенного вреда самому товару, суд вправе вынести решение о конфискации такого товара».

Рассмотренные выше способы защиты прав на средства индивидуализации продукции не являются исчерпывающими. Так, законные владельцы указанных объектов могут прибегать для защиты своих субъективных прав и к иным способам, предусмотренным действующим законодательством, например, признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления.

К защите прав на средства индивидуализации результатов деятельности юридического лица непосредственно примыкают вопросы, связанные с недобросовестной конкуренцией, осуществляемой с использованием таких объектов. Данные отношения находятся в сфере правового регулирования норм конкурентного права, закрепленных Законом РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (далее — Закон РФ «О конкуренции...»). Так, согласно ст. 4 данного Закона, недобросовестной конкуренцией признаются любые, направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности действия хозяйствующих субъектов, которые противоречат положениям действующего законодательства, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и могут причинить или причинили убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанести ущерб их деловой репутации.

Одной из форм недобросовестной конкуренции, закрепленной сх 10 названного Закона, выступает продажа товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации. Следует заметить, что в отличие от ранее действовавшей редакции указанного Закона, в настоящее время невозможно преследовать по нормам о пресечении недобросовестной конкуренции лиц, самовольно использующих чужие зарегистрированные товарные знаки. Поскольку нынешняя редакция ст. 10 Закона РФ «О конкуренции...» закрепляет недопустимость только продажи товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных средств индивидуализации продукции. Ранее же речь шла о самовольном использовании товарного знака, фирменного наименования или маркировки товара, а также о копировании формы, упаковки, внешнего оформления товара другого хозяйствующего субъекта. Поэтому можно констатировать факт сужения сферы применения рассматриваемого Закона в данной области общественных отношений, так как невозможно на сегодняшний день преследовать по нормам конкурентного права такие правонарушения, как копирование формы, упаковки, внешнего оформления товара, а также самовольное использование чужого товарного знака, за исключением общеизвестных знаков согласно Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г.

В отличие от нарушения исключительного права на товарный знак, где правонарушением признается целый ряд действий, как то несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа или иное введение в хозяйственный оборот продукции, хранение с этой целью товарного знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного до степени смешения, по нормам недобросовестной конкуренции не допускается только незаконная продаже товара с используемым для его маркировки знаком при условии наличия конкурентных отношений между истцом и ответчиком.

К проявлениям недобросовестной конкуренции в части, касающейся использования наименований мест происхождения товара, могут применены положения все той же ст. 10 Закона РФ «О конкуренции...». Так, как факт недобросовестной конкуренции может рассматриваться введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств и качеств товара.

Говоря о незаконном использовании товарных знаков, наименований мест происхождения товара, вводящих в заблуждение потребителей следует отметить, что такие действия также противоречат положениям ст. 8 Закона РФ «О защите прав потребителей», устанавливающей обязанность продавца, в конкретном случае юридическое лицо, предоставлять потребителям всю необходимую информацию о товарах (работах, услугах), в том числе об изготовителе продукции, месте ее происхождения, обеспечивающую возможность компетентного выбора потребителем интересующего его товара (услуги).

Важным положением российского законодательства в области защиты прав на средства индивидуализации продукции, работ и услуг является и введение возможности привлечения к уголовной ответственности за рассматриваемые правонарушения. Так, ст. 180 Уголовного Кодекса РФ устанавливает уголовную ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, наименование места происхождения товара или сходных с ним обозначений для однородных товаров; незаконное использование предупредительной маркировки, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб.

Таким образом, защита исключительных прав на средства индивидуализации результатов деятельности юридических лиц основывается на из следующих положениях: 1)

права на средства гражданско-правовой индивидуализации являются личными неимущественными правами организации, направленными на обособление их продукции от результатов деятельности иных субъектов гражданских правоотношений; 2)

данные субъективные права являются по своей правовой природе исключительными, принадлежащими только их обладателю - юридическому лицу; 3)

нарушение личных неимущественных прав приводит к причинению реального ущерба и упущенной выгоды, которые подлежат возмещению в полном объеме; 4)

за умышленное незаконное использование средств индивидуализации результатов деятельности юридического возможно наступление уголовной ответственности.

Это свидетельствует о том, что в данной сфере необходимо нахождение определенного равенства в применении механизма различных отраслей права.

<< | >>
Источник: Дмитриев Владимир Андреевич. Гражданско-правовая индивидуализация юридических лиц и результатов их деятельности / Диссертация / Екатеринбург. 2003

Еще по теме Параграф 3. Гражданско-правовая охрана прав юридического лица на средства индивидуализации результатов своей деятельности:

  1. 2.2. Анализ некоторых положений четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации с точки зрения соответствия требованиям международных конвенций и договоров
  2. § 2. Условия осуществления исключительных прав
  3. Параграф 1. Понятие гражданско-правовой индивидуализации юридического лица и результатов его деятельности.
  4. Параграф 1. Право на наименование юридического лица
  5. Параграф 4. Гражданско-правовая охрана прав юридического лица на средства индивидуализации
  6. Параграф 1. Право на товарный знак и знак обслуживания
  7. Параграф 2. Право на наименование места происхождения товара
  8. Параграф 3. Гражданско-правовая охрана прав юридического лица на средства индивидуализации результатов своей деятельности
  9. § 1 Сущность и задачи уголовной политики в сфере охраны прав и свобод человека и гражданина.
  10. Основы общего (сословного) правового статуса свободных сельских обывателей к середине XIX в.
  11. ГЛАВА 1. Международные правовые акты в сфере ювенальной юстиции и анализ российского «ювенального» законодательства
  12. § 2.1. Понятие интеллектуальных прав в контексте их наследования
  13. § 3.2. Нотариальная и судебная защита прав наследников интеллектуаль­ных прав
  14. Параграф 1. Понятие гражданско-правовой индивидуализации юридического лица и результатов его деятельности.
  15. Параграф 1. Право на наименование юридического лица
  16. Параграф 4. Гражданско-правовая охрана прав юридического лица на средства индивидуализации
  17. Параграф 1. Право на товарный знак и знак обслуживания
  18. Параграф 2. Право на наименование места происхождения товара
  19. Параграф 3. Гражданско-правовая охрана прав юридического лица на средства индивидуализации результатов своей деятельности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -