<<
>>

Особенности защиты участниками правовой общности своих прав от «внутренних посягательств».

Проанализировав проблему реализации несколькими правообладателями права на защиту от нарушений, допускаемых третьими лицами, следует остановиться на защите прав от посягательств со стороны самих участников правовой общности.

Вопрос о защите прав одних членов правовой общности от посягательств со стороны других достаточно серьезно проработан применительно к общей собственности. Во многом это связано с тем, что материальная природа вещей приводит к тому, что правонарушителем способно стать не только третье лицо, но и один из субъектов общего права. Однако при усложнении субъектного состава участников в исключительном праве или в абсолютном праве на бестелесное имущество также существует вероятность того, что собственные действия одних участников правовой общности приведут к нарушению прав других его участников. Поэтому выработать единые подходы необходимо.

Стоит начать с анализа специфики защиты от посягательств, совершенных сособственниками по отношению друг к другу. При этом вести речь допустимо со времен римского частного права. Именно тогда поднятая проблема впервые получила разумное решение: одним сособственникам допускалось защищать нарушенное другими сособственниками право. По мнению В.Ф. фон Зелера, участники общей собственности могли использовать по отношению друг к другу различные средства защиты, в том числе, интердикты, деликтный и негаторный иски'. Такого же мнения придерживался Г. Дернбург[68] [69]. Таким образом, для защиты от «внутренних посягательств» каждый из сособственников обладал широким «арсеналом юридических возможностей» и не был ограничен только иском о разделе имущества или требованием об определении порядка пользования общей вещью. В дальнейшем развитие римских идей о защите права общей собственности нашло отражение и в немецком праве.

В Германии взаимные требования сособственников «могут быть основаны на § 743 ГГУ (право на соразмерную долю плодов вещи и на пользование ею), § 744 ГГУ (право на совместное управление вещью), § 745 ГГУ (право потребовать разумного управления вещью, если участники не смогли прийти на этот счет к согласию или принять решение большинством голосов), § 1004 ГГУ (негаторный иск).

Среди прочего сособственник вправе требовать восстановления совместного владения (Mitbesitz)»\ В то же время, некоторые авторы отмечают, что «в случае лишения совладельцем (А) другого совладельца (Б) совместного владения, (Б) вправе в соответствии с § 985 потребовать предоставления совместного владения. Если правовое положение совладельца (Б) было нарушено совладельцем (А) иным способом, то юридическим основанием для предъявления притязания будет § 1004»[70] [71].

Как результат, в немецком праве члены вещно-правовой общности получили достаточно широкие возможности для защиты принадлежащего им права от нарушений. Наряду со специальными требованиями, присущими только общей собственности, они могут заявлять и принадлежащие любому собственнику иски (хотя относительно виндикации единой точки зрения не сложилось).

В ГК РФ положения, аналогичные описанным выше, отсутствуют. Видимо поэтому некоторые ученые предлагают считать требование об определении порядка владения и пользования единственным способом защиты, доступным сособственнику[72]. Представляется, что такую точку зрения нельзя поддержать по следующим основаниям. Необходимость предъявления иска об определении порядка владения и пользования предопределена тем, что участники вещно­правовой общности не всегда могут найти взаимоприемлемое решение

относительно реализации принадлежащих им правомочий. По своей сути требование об определении порядка владения и пользования является предусмотренным в законе способом преодоления имеющихся у субъектов гражданских правоотношений противоречий. По мнению С.А. Синицына, « в спорах между сособственниками суд устанавливает и регламентирует порядок осуществления новых субъективных прав и обязанностей вместо прежнего «общего», принадлежащего им совместно права»1. Именно в этом заключается назначение описываемого иска. Однако для его предъявления совершенно не обязательно, чтобы права истца-сособственника были нарушены. Выше уже говорилось о том, что законодатель, как правило, опирается или на «правило общего согласия» или на «правило большинства».

Применение первого варианта влечет закрепление права на обращение в суд, которое становится инструментом выработки взаимоприемлемого решения. Однако само по себе отсутствие утвержденного всеми сособственниками порядка осуществления правомочий и заявление соответствующего требования еще не означает, что чьи-то права нарушены. Подавая указанный иск, правообладатель в первую очередь основывает свое требование на том, что закон предоставил ему именно такую, а никакую иную возможность определить порядок владения и пользования.

Аналогичной позиции придерживаются и некоторые суды: «Необходимость доказывания нарушения ответчиком прав и законных интересов истца отсутствует, поскольку указанное обстоятельство не входит в предмет доказывания по спору об определении порядка владения и пользования общим имуществом»2.

Поэтому требование об определении порядка владения и пользования далеко не во всех случаях имеет своей целью восстановление нарушенного положения сособственника. Скорее в первую очередь оно должно привести к индивидуализации и формализации на официальном уровне пределов

Синицын С.А. Исковая защита вещных прав в российском и зарубежном гражданском праве: актуальные проблемы. М., 2015. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2013 № 17АП- 1726/2013-ГК по делу № А71 -10767/2012.

осуществления общего права. Как разъяснил КС РФ, «положения п. 1 ст. 247 ГК РФ направлены на обеспечение баланса интересов участников долевой собственности и предоставление им гарантий судебной защиты прав. Данные положения не регламентируют отношения, связанные с применением мер, направленных на устранение препятствий в пользовании »\ Поэтому закрепление специального требования (об определении порядка владения и пользования), особым образом не нацеленного на восстановление нарушенного права, явно недостаточно, чтобы право было надлежащим образом защищено от «внутренних посягательств».

Таким образом, статья 247 ГК РФ не подменяет существующие способы защиты2. В тех случаях, когда управомоченное лицо инициирует против своего «соучастника» спор об устранения нарушения права суды применяют именно статью 304 ГК РФ. Например, как сказано в одном из постановлений, «довод о нарушении судами ст. 247 ГК РФ отклоняется, поскольку положения данной статьи регулируют вопросы владения и пользования имуществом, и не подлежат применению к рассматриваемым отношениям» . С приведенной позицией стоит согласиться. Это обстоятельство не является решающим аргументом, но в целом соответствует отстаиваемой в данном исследовании точке зрения.

В то же время в отечественной науке гражданского права к настоящему моменту не сложилось единства мнений по поводу допустимости реализации

1 Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2015 № 2109-0.

2 При том, что под последними «понимаются закрепленные законом материально-правовые

меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав». // Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14.12.2015 № Ф09-9504/15 по делу № А50-18492/2014; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 04.12.2015 № Ф09-8337/15 по делу№ А47-9690/2014; Постановление ФАС Уральского округа от 29.03.2013 № Ф09-3433/12 по делу № А07- 15252/2011; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.11.2014 № Ф05- 12908/2014 по делу № А41-18944/13. и др. Ранее аналогичные определения были

сформулированы О.С. Иоффе и А.П. Сергеевым // См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 472-473; Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1996. Ч. 1. С. 270.

3 Постановление ФАС Уральского округа от 02.08.2012 № Ф09-669/12 по делу № А07- 9054/2011.

права на защиту от «внутренних посягательств»1. Так, одни ученые выступают категорически против этого. По мнению СВ. Залугина, «сособственник не может обратить вещные иски к другим собственникам имущества при общей собственности» .

Такого же воззрения придерживаются С.А. Зинченко и В.В. Галов3, а также Ю.А. Тарасенко4. Другие авторы, напротив, высказываются в поддержку указанной возможности. А.В. Люшня полагает, что «негаторный иск допустим и для разрешения соответствующих вещных споров, возникающих между сособственниками»5. С.А. Синицын соглашается с предъявлением требования об устранении нарушения права собственности, не связанного с лишением владения, но возражает против применения виндикационного иска6. Предлагается и компромиссная позиция. Например, Т.П. Подшивалов связывает решение указанной проблемы « с наличием или отсутствием соглашения о совместном пользовании общим имуществом»’. В то же время на практике складывается противоположная ситуация. Суды практически безоговорочно признают допустимым использовать для защиты одними сособственниками своих прав от нарушений со стороны других сособственников те же средства, что и при нарушениях, допущенных третьими лицами. Особым образом стоит описать следующие ситуации, возникающие в судебной практике.

Во-первых, иск об устранении нарушений права собственности, не связанных с лишением владения. В судебной практике сформировалось мнение,

Достаточно подробный обзор точек зрения см.: Подшивалов Т.П. Определение сферы применения негаторного иска//«Современное право». 2010. № 12. С. 61.

Залугин СВ. Право общей собственности: понятие, осуществление и защита: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 21; Применительно к гражданскому праву Республики Молдова такого же мнения придерживается О.А. Халабуденко. См.: Халабуденко О.А. Имущественные права. Книга 1. Вещное право. Кишинев., 2011. С. 200.

Зинченко С.А., Галов В.В. Собственность и производные права (доктрина, законодательство, правоприменение). Ростов н/Д., 2013. С. 138.

Тарасенко Ю.А. О природе отношений между субъектами общей долевой собственности //Вещные права: постановка проблемы и ее решение: Сборник статей / Рук. авт. кол. и отв.

ред. М.А. Рожкова. М., 2011. С. 156.

5 Люшня А.В. Защитные возможности негаторного иска// «Закон». 2007. № 2. С. 142.

Синицын С.А. Исковая защита вещных прав в российском и зарубежном гражданском праве: актуальные проблемы. М., 2015. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Подшивалов Т.П. Определение сферы применения негаторного иска // «Современное право». 2010. №12. С. 61.

что «права собственника жилого помещения в многоквартирном доме, нарушенные в результате неправомерного использования одним из сособственников общего имущества жилого дома, могут быть защищены путем обращения в суд с иском об устранении нарушений права собственности, не связанных с лишением владения»1. Это не единственный пример. В ту же группу требований возможно включить и иск о сносе самовольной постройки2. В данном случае суды также признали правомерным разрешать споры, возникающие между сособственниками. Как указал ВАС РФ, «с учетом статьи 247 ГК РФ один из сособственников земельного участка может требовать сноса самовольной постройки, возведенной на этом участке другим сособственником в силу статьи 222 Кодекса, если её возведение одним из сособственников нарушает не только установленный порядок пользования общим земельным участком, но и права и законные интересы другого сособственника либо создает угрозу жизни и здоровью граждан»3.

Во-вторых, иск о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права. Применительно к отношениям сособственников он получает несколько иное содержание. По мнению ВАС РФ, мера защиты, установленная статьей 12 ГК, « способна в отсутствие в законе иных специальных норм, призванных регулировать отношения между сособственниками, восстановить право собственности истца, нарушенное недобросовестным поведением другого

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2012 года // утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10.04.2013; См.: Определение Верховного Суда РФ от 17.02.2015 по делу № 302-ЭС14-1496; Постановление Арбитражного суда Волго- Вятского округа от 09.02.2015 № Ф01-6029/2014 по делу № А79-1428/2014; Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18.11.2015 № Ф02-5245/2015 по делу № АЗЗ-26551/2014; Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 28.04.2015 № Ф03-1328/2015 по делу № А51-23658/2014; Постановление Арбитражного суда Западно- Сибирского округа от 02.10.2015 № Ф04-25096/2015 по делу№ АОЗ-2015/2015 и др.

2 См.: Пункт 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 09.12.2010 № 143 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации».

3 Постановление Президиума ВАС РФ от 18.05.2011 № 15025/10; В дальнейшем данная позиция нашла поддержку и среди других судов. См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.04.2014 по делу № А10-1028/2013; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.04.2013 по делу № А46-24752/2012; Постановление ФАС Уральского округа от 04.03.2014 № Ф09-14955/13 по делу № А60-8592/2013.

участника общей долевой собственности, распорядившегося имуществом без его согласия»[73]. Необходимо обратить внимание на следующее. Практически любой способ защиты имеет своей целью восстановление нарушенного права. По словам А.Н. Латыева, «носители вещных прав могут пользоваться особыми средствами защиты. Все эти средства направлены на восстановление положения,

существовавшего до нарушения и могут рассматриваться как развивающие положения абзаца 3 статьи 12 ГК РФ» . Поэтому требование о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права, способно стать универсальным инструментом в тех случаях, когда отсутствуют специальные

правила о защите. Как представляется, при его помощи возможно защитить правообладателей от негативных последствий неправомерных действий, допущенных со стороны иных членов правовой общности.

Таким образом, анализ судебной практики показал, что правообладатели могут использовать против друг друга хоть и не все, но многие из тех способов защиты, которые доступны и при отсутствии правовой общности. Подобное решение в целом представляется достаточно разумным. В противном случае, если участникам правовой общности будет отказано в возможности защититься от незаконных действий своих «товарищей», право нельзя будет считать эффективным механизмом преодоления конфликта.

Но одновременно возникает проблема применимости к отношениях участников правовой общности тех или иных способов защиты . Вряд ли можно считать разумным, что в случае усложнения субъектного состава абсолютного

имущественного правоотношения безусловно необходимо создавать особые способы защиты. Такой подход повлечет лишь безосновательное увеличение числа схожих по своим функциям юридических средств. Как представляется, в первую очередь стоит обратить внимание на те существующие средства защиты, которые отличаются большой степенью универсальности (их применение не приведет к существенных противоречиям в доктрине и на практике). Если же они в силу присущих им особенностей окажутся неподходящими для защиты прав участников правовой общности от внутренних посягательств, тогда в зависимости от ситуации придется конструировать особые способы защиты.

Для примера стоит проанализировать негаторный иск. В соответствии со статьей 304 ГК РФ, собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Как представляется, основополагающим условием, позволяющим обратиться в суд с этим иском, следует признать обстоятельства самого нарушения - некто совершает действия, которые воспринимаются правообладателем в качестве нежелательных для нормального осуществления своих правомочий. Поэтому тот факт, что каждый из управомоченных лиц имеет одинаковые по своему содержанию права на один и тот же объект, не должно становиться препятствием для его предъявления. Любой из сособственников вправе совершать самостоятельные действия в отношении общего объекта. Именно за счет этой возможности правообладатели удовлетворяют свои интересы. По словам СВ. Михайлова, «в вещных и иных абсолютных правоотношениях категория интереса предопределяет непосредственную связь субъекта гражданского права с объектом интереса, который является имущественным или неимущественным благом»1.

Значит, каждый из управомоченных лиц действует самостоятельно, руководствуясь своими потребностями и установленным порядком осуществления правомочий. Когда один из субъектов общего права препятствует осуществлению остальными сособственниками своих юридических

Михайлов СВ. Категория интереса в гражданском (частном) праве: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. М., 2000. С. 135.

возможностей, они утрачивают способность к реализации своего интереса. Одновременно происходит необоснованное ограничение их прав. Поэтому неправомерные действия одного из правообладателей по отношению к общему объекту нельзя оставлять без внимания. В таком случае должно быть найдено наиболее подходящее средство защиты, которое бы позволило прекратить необоснованные неудобства, создаваемые действиями нарушителея. Юридическая конструкция «негаторного иска» для этого вполне подходит. Поэтому кажется более практичным воспользоваться уже существующим юридическим решением. Таким образом, само по себе наличие статуса участника общей собственности не является достаточным основанием для возникновения какого-либо «иммунитета» от применения негаторного иска.

Иначе обстоят дела с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения. По словам С.А. Синицына, «внутренние споры сособственников могут касаться лишь пользования и распоряжения общим имуществом, но никак не владения, ибо последнее юридически принадлежит им совместно одновременно и нераздельно»1. В связи с этим автор делает вывод о невозможности заявления сособственниками требования о виндикации. Поддержку именно такого подхода можно обнаружить и в судебной практике. Как указал один из апелляционных судов, «виндикационный иск представляет собой требование не владеющего вещью собственника к владеющему вещью лицу, не являющемуся собственником. Ответчики являются сособственниками спорного нежилого помещения, в связи с чем право на удовлетворение виндикационного иска отсутствует у истца»2.

Прямо противоположную точку зрения обосновывает К.И. Скловский. Он

подчеркивает, что «не исключен иск одного из совладельцев к другим о передаче

Синицын С.А. Исковая защита вещных прав в российском и зарубежном гражданском праве: актуальные проблемы. М., 2015. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 10.05.2012 по делу № АЗЗ- 14982/2011; Такой же логики придерживается и Ю.А. Тарасенко. См.: Тарасенко Ю.А. О природе отношений между субъектами общей долевой собственности // Вещные права: постановка проблемы и ее решение: Сборник статей / Рук. авт. кол. и отв. ред. М.А. Рожкова. М.. 2011. С. 157-158.

ему владения имуществом в соответствующей части посредством виндикационного иска (ст. 301 ГК)»1. На первый взгляд, сделать подобный вывод позволяют и некоторые положения ГК РФ. Так в пункте 2 статьи 247 ГК РФ прямо речь идет о передаче части общего имущества именно во владение сособственника. Однако представляется, что отстаиваемая К.И. Скловским идея применения виндикационного иска для защиты нарушенных прав одних сособственников от действий других сособственников не является достаточно обоснованной.

Согласно статье 301 ГК РФ, собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Как отмечается в литературе, «при рассмотрении виндикационного иска суд рассматривает не только вопросы факта, но и вопросы права, а именно решает, является ли истец собственником или нет. Таким образом, в российском праве этот иск не чисто владельческий»2. Но применительно к общей собственности одинаковые по статусу субъекты (сособственники) будут являться и нарушителями, и потерпевшими. Однако участники общей собственности даже по формальным основаниям не могут быть признаны незаконно владеющими несобственниками'. Это связано с тем, что каждый из участников общей собственности является владельцем общей вещи независимо от осуществления им своего права. Как подчеркивалось выше, каждый из сособственников обладает всей совокупностью правомочий собственника. Только осуществление указанных правомочий происходит в особом порядке, возникновение которого обусловлено усложненным субъектным составом правоотношения. Поэтому стоит согласиться со словами И.А. Дроздова:

Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 2010. С. 261.

2 Егоров А.В., Ерохова М.А., Ширвиндт А.М. Обобщение применения арбитражными судами норм ГК РФ о вещно-правовых способах защиты права // «Вестник гражданского права». 2007. № 4. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

См.: Черепахин Б.Б. Виндикационные иски в Советском праве // Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 175-176; Амфитеатров Г.Н. Иски собственников о возврате принадлежащего им имущества. М., 1945. С. 6; Пункты 32, 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»; «Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от граждан по искам государственных органов и органов местного самоуправления» утверждено Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2015.

«сособственник имеет правомочия владения и пользования в отношении всей вещи »\

Вместе с тем действия сособственника, препятствующие участникам общей собственности осуществлять владение общей вещью, приводят к нарушению их прав. Чтобы понять, как реагировать на это нарушение стоит рассмотреть две ситуации:

Первая ситуация: все сособственники одновременно реализуют свое право на владение общей вещью. Например, участникам общей собственности принадлежит жилое помещение, которым они все владеют и пользуются. В таком случае, если один из сособственников препятствует остальным в доступе к общей вещи, он, во-первых, нарушает порядок реализации участниками общей собственности своих правомочий, а, во-вторых, создает помехи в осуществлении правомочия владения. Поэтому при совершении нарушения со стороны одного из участников правовой общности, сособственники не утрачивают владение общей вещью, а лишь не могут осуществить его в установленном порядке.

Представляется, что в таких случаях допустимо защищать нарушенное право при помощи негаторного требования2.

Вторая ситуация: сособственниками устанавливается такой порядок владения, когда общая вещь передается кому-либо из сособственников (одному или нескольким). Например, участникам общей собственности принадлежит транспортное средство, которым постоянно пользуется только один из сособственников. При таких обстоятельствах может показаться, что признакам законного владельца отвечает только одно или несколько определенных в соглашении о порядке владения и пользования общей вещью лиц. Дело в том, что остальные сособственники при подобном способе «распределения правомочий»

1 Дроздов И.А. О правовой природе общей собственности // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 4. М., Екатеринбург., 2005. С. 175; Стоит подчеркнуть, что осуществить правомочие владение можно и в отсутствие соглашения сособственников на основании фактически сложившегося порядка.

По мнению Е.А. Суханова, «даже при незаконном лишении собственника возможности доступа на свой земельный участок (или в свой жилой дом и т.д.) он вправе защищаться путем предъявления негаторного, а не виндикационного иска». // Меттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 369.

не могут вне установленного порядка стать фактическими обладателями общей вещи (что не лишает их статуса законного владельца). Поэтому в случае изъятия общей вещи кем-либо из участников общей собственности возникнет ситуация, очень напоминающая основание для предъявления виндикационного иска. По мнению К.И. Скловского, «хотя норма ст. 301 ГК и говорит об ответчике как о незаконном владельце, в данном случае такой иск допустим, поскольку ответчик, занимающий чужую часть вещи, может рассматриваться в известном смысле наравне с незаконным владельцем. Вообще, если мы считаем незаконным владельцем лицо, владеющее чужой вещью против воли собственника, любой совладелец может оказаться в роли незаконного владельца и таким образом получить пассивную легитимацию по виндикационному иску»1. На первый взгляд кажется вполне логично. К тому же, сложно согласиться с тем, что подобные «споры о защите нарушенных вещных прав могут разрешаться посредством негаторного иска»2. В приведенной ситуации не происходит простого воспрепятствования в осуществлении принадлежащих управомоченному лицу юридических возможностей, так как вещь отбирается у того, кто вправе обладать ею в соответствии и с имеющимися между сособственниками договоренностями. Поскольку целью потерпевшего в таком случае является восстановление, условно говоря, фактического владения (обладания вещью), то может показаться, что виндикационный иск является вполне допустимым способом защиты. Однако, подобный вывод является поспешным.

Применение любого способа защиты зависит от определенного набора условий. Видится, что в описанном выше случае условия для предъявления виндикационного требования отсутствуют. Как и при причинении вреда общей вещи, её узурпация одним из правообладателей не может повлечь за собой применение тех способов защиты, которые рассчитаны на совершенно иной круг субъектов. При завладении общим объектом происходит нарушение не только прав фактически владеющего сособственника, но и всех остальных участников

1 Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 2010. С. 261.

Синицыл С.А. Исковая защита вещных прав в российском и зарубежном гражданском праве:

актуальные проблемы. М., 2015. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

общей собственности, кто принял решение о выборе подобного порядка владения и пользования. Нетрудно заметить, что ущемление прав последних происходит не от того, что они теряют возможность в данный конкретный момент осуществить принадлежащее им правомочие. В большей степени оно заключается в игнорировании нарушителем, сделанного ими волеизъявления. Значит в такой ситуации правом на иск будет обладать каждый правообладатель, а не только те собственники, которые на момент нарушения фактически владели вещью по состоявшемуся соглашению. При этом собственники будут стремиться восстановить созданный общими усилиями порядок сосуществования, а также пресечь действия, идущие с ним в разрез. В результате, возврат вещи становится не квалифицирующим признаком виндикационного требования, а лишь одним из способов достижения цели потерпевших1. Это означает, что применению подлежит более общее требование - иск о восстановлении положения, существовавшего до нарушения2.

Вывод:

В целях обеспечения защищенности прав и законных интересов членов правовой общности, следует определиться с наиболее оптимальными подходами к защите ими своего права как от внутренних, так и от внешних посягательств. Применительно к «внутренним посягательствам» видится целесообразным предусмотреть, что каждый из субъектов общего права имеет возможность

Такой же механизм для истребования вещи ее держателем у незаконного владельца предлагает использовать А.М. Эрделевский См.: Эрделевский А.М. О защите прав титульного владельца//«Закон». 2004. № 2. С. 33.

2 В основе такой позиции лежит точка зрения о том, что особые средства вещно-правовой защиты являются развитием положений абзаца 3 статьи 12 ГК РФ и lex specialis по отношению к правилам абзаца 3 статьи 12 ГК РФ. См.: Латыев А.Н. Вещные права в гражданском праве: понятие и особенности правового режима: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Екатеринбург., 2004. С. 109; Латыев А.Н. Вещно-правовые способы в системе защиты гражданских прав // «Юрист». 2003. № 4. С. 23; Тыртычный С.А. Гражданско-правовая защита имущественных прав собственника (Вещно-правовой аспект): монография. М., 2010. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»; Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты. М., 2010. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»; И хотя многие авторы высказываются против признания этого требования, в качестве самостоятельного способа защиты, мы не разделяем их позиции. Обзор точек зрения См.: Тутынина В.В. Восстановление нарушенного права: принцип гражданского права, цель или способ защиты гражданских прав // «Вестник Пермского Университета. Юридические науки». 2015. № 1. С. 86-92.

защищать общее право вне зависимости от позиции остальных. В то же время для предотвращения злоупотреблений предлагается закрепить механизм оповещения всех правообладателей об инициировании судебного спора. При «внутренних посягательствах» потерпевший субъект общего права имеет те же самые возможности по отношению к субъектам-нарушителям, что и индивидуальный правообладатель.

<< | >>
Источник: Гришечкин Владимир Владимирович. ПРАВОВАЯ ОБЩНОСТЬ В АБСОЛЮТНЫХ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2017. 2017

Еще по теме Особенности защиты участниками правовой общности своих прав от «внутренних посягательств».:

  1. ГЛАВА 2.ИНСТИТУТ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В КОНСТИТУЦИОННОМ И УСТАВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  2. § 2. Роль и место ответственности в правовом регулировании социалистических общественных отношений
  3. 4. Преступления, нарушающие общие правила безопасности. Характеристика отдельных видов преступлений против общественной безопасности
  4. §3. Исключительные имущественные права (интеллектуальная собственность) и ноу-хау, используемые в предпринимательской деятельности
  5. § 1. Предмет уголовно-правового регулирования
  6. § 4. Содержание регулятивных уголовно-правовых отношений
  7. Глава I. Личность как субъект социальных и государственно-правовых отношений
  8. Глава III. Право как важнейшее условие разрешения противоречия между личностью и государством
  9. ГЛАВА IV. Право, мораль и свобода в трактовке современной западной юриспруденции
  10. 3. Разновидности отраслей права. Комплексные отрасли
  11. Правовые отношения и правовая культура
  12. § 4. Защита своего субъективного права участниками правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях
  13. Особенности защиты участниками правовой общности своих прав от «внешних посягательств».
  14. Особенности защиты участниками правовой общности своих прав от «внутренних посягательств».
  15. ГЛАВА 2. ИНСТИТУТ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В КОНСТИТУЦИОННОМ И УСТАВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  16. § 1. Механизм преступного поведения личности, посягающей на права, свободы и законные интересы участников уголовного судопроизводства
  17. 2.1. Естественное состояние и естественный закон в философско-правовых концепциях эмпиризма
  18. §2. Тенденции развития международно-правовой борьбы с терроризмом в проекте Всеобъемлющей конвенции о международном терроризме
  19. § 2. Правовое регулирование в системе социального регулирования
  20. § 3. Идея социокультурной самобытности правового мышления и юридическая этнология
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -